Начало календарного года — время подводить итоги, фиксировать проблемы и намечать пути их решения. О том, как работала в прошедшем году «Лаборатория Касперского», каких успехов добилась и с какими проблемами не смогла справиться, читателям CRN/RE рассказала Наталья Касперская, генеральный директор компании. Обратите внимание, что руководитель компании акцентирует внимание на том, что не получилось, анализирует причины неудач и делится планами, реализация которых поможет вывести компанию на иной, более высокий уровень развития. Это ли не признак профессионализма и уверенности в собственных силах? По крайней мере, мне такой откровенный разговор гораздо больше по душе, чем здравицы в собственный адрес и попытки скрыть проблемы, которые зачастую видны невооруженным глазом, чем пока еще грешат многие руководители ИТ-компаний. Именно поэтому я искренне благодарна Наталье Касперской за интересную беседу и желаю ее компании добиться поставленных целей.

Марина Никитина, издатель CRN/RE

CRN/RE: В январе вы снова были участником Всемирного экономического форума в Давосе. Каковы цели этой поездки и впечатления от участия в Форуме?

Н.К.: Это моя третья поездка в Давос. В этот раз я ставила несколько задач, хотелось понять перспективы развития ИТ в рамках мирового рынка. Надо сказать, что я вернулась с чувством оптимизма. Форум подтвердил тенденцию роста интереса бизнеса к ИТ. Кроме того, учитывая, что участие в Форуме — удовольствие не из дешевых, я ставила задачу поиска возможностей для дальнейшего развития бизнеса компании. В результате появилось несколько очень интересных контактов, которые мы будем обрабатывать в ближайшее время. Пока я не могу сказать, во что они выльются.

Участники Форума много говорили об экономическом развитии разных стран, в частности, Россия упоминалась в числе быстрорастущих стран. На фоне стагнации в Европе и США у нас пока наблюдается стабильный рост экономики. В этом году на Форуме центральной темой был Китай, хотя никто из официальных лиц этой страны не присутствовал в Давосе. Там были китайские профессора, деятели бизнеса, но ни одного официального лица, хотя постоянно обсуждался феномен китайской экономики. Второй по интересу страной была Индия. Для нашей компании Индия как потенциальный рынок сбыта не очень интересна — там слишком высок уровень пиратства, недостаточна покупательная способность и есть местные конкуренты. К тому же Индия — это в основном аутсорсинг. У Китая рынок растет значительно быстрее, численность населения — самая большая в мире, и, конечно, по развитию рынка ИТ Китай продвинулся значительно дальше. Кстати, наша компания уже вышла на этот рынок.

Кроме меня в Давосе российский ИТ-бизнес представляли Ольга Дергунова и Анатолий Карачинский. Посетить все интересные мероприятия на Форуме просто физически невозможно, так как параллельно проходили 8-10 секций. Выручало то, что по итогам каждой дискуссии и доклада организаторы выпускали коммюнике, т. е. можно было хотя бы вкратце ознакомиться с тем, что прошло мимо тебя. А было действительно много интересных тем как общеэкономического плана, так и непосредственно связанных с перспективами развития ИТ. В частности, обсуждались вопросы перспектив роста Wi-Fi технологий и конкуренция Linux с Windows.

Очень интересными были заседания, посвященные роли менеджмента в современном мире. Сейчас эта роль меняется, особенно в связи с громкими корпоративными скандалами, о которых много писали СМИ. Это была очень остро звучащая тема. С одной стороны, акционеры возлагают на CЕO главных управляющих больше ответственности, с другой — оплата их труда (компенсации) не только не будет расти, но уже наметилась тенденция к снижению.

Проблема в том, чтобы найти некий компромисс между ответственностью СЕО за результаты бизнеса, его мотивацией и контролем за использованием сосредоточенной в его руках власти.

CRN/RE: Давайте поговорим об итогах работы «Лаборатории Касперского» в прошедшем году.

Н.К.: Не могу сказать, что мы очень довольны своими достижениями, хотя оборот вырос на 40%. В десятке крупнейших антивирусных компаний мира это лучший результат.

CRN/RE: Результат ниже планируемого?

Н.К.: Ниже, мы хотели большего. Раньше нам удавалось расти на 80—100% в год. Сейчас 40%, и для нас это снижение темпов роста. Думаю, этому есть несколько причин. Одна из них — просто физическая: на российском рынке нам уже довольно сложно развиваться, здесь рост составил 28%, т. е. близко к темпам роста рынка (по нашим оценкам, он вырос на 25%). Но вообще при нашей доле рынка работать уже трудно, новых клиентов взять почти неоткуда. Так что те темпы роста, которые демонстрирует российский рынок ИТ, — для нас можно рассматривать как тормозящий фактор.

Другой тормозящий фактор, о котором мне не очень приятно говорить, — это задержка с выпуском новой версии антивируса, который планировался на конец 2003 г. Ничего особенного в этом нет, ведь не секрет, что софтверные компании только тем и занимаются, что задерживают выпуск продуктов. Мы не единственные — Microsoft тоже это делает регулярно. Мы, правда, выпустили некую промежуточную версию, которая значительно улучшила характеристики предыдущей. Тем не менее сейчас появляются все новые и новые угрозы — спам, смешанный с вирусами (сейчас идет последняя эпидемия спамо-вируса), хакерские атаки. Они интегрируются, и старым механизмом их сложно «ловить». Это значит, что приходится «довешивать довески» сверх уже существующих технологий. Нам бы хотелось выпустить такой продукт, который мог бы интегрированно решать все проблемы сразу. Но пока это не удалось.

CRN/RE: Вы хотите создать панацею?

Н.К.: Мы хотим создать универсальное лекарство, т. е. некое интегрированное, комплексное решение, которое бы защищало от всех существующих типов угроз, потому что уже стало понятно, что одного антивируса недостаточно. Мы хотим к концу года выпустить прототип такого продукта, чтобы потом превратить его в бета-версию. А пока наша задача — сделать антивирусное решение с улучшенными характеристиками, и мы уже вплотную приблизились к завершению этого этапа.

Если продолжить разговор о проблемах, есть еще одна — проблема роста компании, в частности в области разработки. Это значит, что мы от пяти разработчиков шагнули к коллективу, в котором сегодня работает более 100 человек (а всего в компании уже почти 300 сотрудников, включая зарубежные офисы). Методы управления разработкой при таком количестве людей значительно отличаются от того, который использовался нами ранее. Попытки управлять по-старому не всегда приводят к результату. Нужно понять, что надо делать по-другому. На мой взгляд, даже относительная неудача имеет обратную сторону — она дает возможность более внимательно проанализировать причину. Если у тебя в бизнесе все хорошо, то в какой-то момент начинается «головокружение», которое может привести компанию к краху даже на маленькой кочке. Когда ты растешь и не смотришь под ноги, не оглядываешься, то может произойти провал.

Сегодня перед нами стоит важная задача — изменение бизнес-процессов. Прежние уже не только не ведут нас вперед, они в какой-то степени тормозят движение. Нужны новые, их нужно разработать, внедрить. Так что в этом году нам предстоит большая работа по внутренней перестройке компании.

CRN/RE: А если все-таки вернуться к результатам, к цифрам: 40% — общий рост, 28% — в России. Что происходит в других странах, в которых ваша компания активно работает?

Н.К.: Самый хороший рост показал наш офис в Англии — почти 100%. Мы давно работаем на этом рынке, но только сейчас он начинает приносить плоды. Количество переходит в качество. Франция — единственная страна, в которой наш бизнес не вырос, хотя на это были достаточно веские причины: обанкротились две компании, которые были нашими ведущими партнерами. Только благодаря действительно выдающимся усилиям руководителя французского офиса нам удалось решить большинство связанных с этим проблем. В частности, минимизировать финансовые потери. Если бы не эти проблемы, то офис во Франции работал бы успешно.

Китай. Там интересная ситуация. Наш офис (совместное предприятие с китайской компанией) был открыт в конце 2002 г. Результаты первых двух кварталов были просто «ракетные». А потом пришла эпидемия SARS, и у нас почти два квартала не было продаж вообще. Я иногда думаю, что все связанное с этой эпидемией больше напоминает PR-кампанию, направленную на подрыв китайской экономики. Другое объяснение трудно найти. Негативное влияние на экономику — огромное, по некоторым подсчетам — до 2 млрд. долл. потерь. Мы это на своей индустрии прочувствовали в полной мере. Наш офис в Китае ориентирован на работу с корпоративными клиентами. Основное в работе с такими заказчиками в Китае — личные связи. Продавец и покупатель должны вместе сесть, вместе выпить, поговорить. Если не выпили — никакого дела нет. А в период эпидемии все люди сидели по домам, и, соответственно, не было никаких контактов.

Если говорить о проблемах развития нашего бизнеса вне России и СНГ, то одна из наиболее значимых — конкуренция. Она растет очень быстро. Информационная безопасность сейчас очень модная тема. Рынок растет даже быстрее, чем предсказывала IDC. Это плюс. Минус в том, что желающих поучаствовать в дележе этого пирога и получить свой кусок становится все больше. Причем крупные игроки из других областей тоже норовят предложить свои решения в области безопасности. Не у всех это сопровождается успехом. Если говорить по продуктовым срезам, то мы в 2003 г. увеличили продажи в корпоративном сегменте, особенно в России. Хотя «Лаборатория Касперского» — компания, специализирующаяся в разработке решений для среднего и малого бизнеса, мы медленно поднимаем планку, выходим на рынок крупных компаний.

CRN/RE: Это ваша стратегическая цель?

Н.К.: Конечно, хочется «залезть» в корпоративный сегмент. Но на международном рынке это сделать очень сложно. Во-первых, все поделено, во-вторых, трудно участвовать в тендерах, потому что у нас пока нет многого, что требуется для конкуренции в тендерах. Например, аудированного отчета за последние пять лет. Кстати, в этом году мы прошли аудит, и KPMG утвердила наше аудиторское заключение, так что мы теперь с гордостью смотрим в будущее. Первый шаг сделан.

Если говорить о каналах сбыта, то в 2003 г. мы развивали их не количественно, а качественно — под девизом «лучше меньше, да лучше», пересмотрели отношения с уже существующими партнерами. Компании, которые продают на 200 долл. в год, трудно считать прямыми партнерами. Мы переориентировали их на работу через дистрибьюторов. Более четко разделили градации партнеров первого, второго и третьего уровня. Обеспечили поддержку материалами партнеров второго уровня, чего не было раньше. Работа проделана большая, но результатов мы ждем только в этом году.

CRN/RE: Вы отметили усиление присутствия в корпоративном секторе. Вы там работаете напрямую или через партнеров?

Н.К.: Невозможно одновременно быть крупным продавцом и работать с каналом. Канал этого чрезвычайно не любит. В прошедшем году мы много сделали, чтобы перевести большую часть своих заказчиков на работу с нашими партнерами, прежде всего с крупными системными интеграторами. Если в прошлом году у нас примерно 60% бизнеса шло напрямую, то теперь осталось около 20% прямых сделок. К следующему году мы рассчитываем свести прямые продажи к нулю.

CRN/RE: А с продуктовой точки зрения ваш бизнес можно разделить на составляющие?

Н.К.: Хотя мы анонсировали диверсификацию, пока все-таки остаемся преимущественно антивирусной компанией. Это направление доминирует. В прошедшем году мы возлагали большие надежды на выпуск ПО для борьбы со спамом. Выпустили Kaspersky Anti-Spam, провели отличную промо-кампанию, но, как оказалось, рынок не был готов к покупке такого ПО. Все смотрят, все берут попробовать, восторгаются, но платить не хочет никто. Эту тенденцию удалось переломить в середине года, и только сейчас у нас начались продажи, причем в России и на Западе одновременно. Появились хорошие клиенты, в частности наши решения очень интересуют Интернет-провайдеров. И технологии, которые мы предлагаем, и цены — вполне привлекательны. Тем не менее пока этот бизнес составляет менее 1% в обороте. В 2003 г. у нас впервые появились доходы от дополнительных консалтинговых услуг, сервисов.

CRN/RE: А что у вас понимается под сервисом?

Н.К.: Мы начали оказывать консалтинговые услуги в области информационной безопасности в основном по борьбе с внешними угрозами. Предлагаем своим клиентам за дополнительную плату специальную VIP-поддержку. Оказывается, крупным компаниям это очень удобно и они готовы платить за такие услуги.

CRN/RE:
Поделитесь своими планами на 2004 г.

Н.К.: Мы планируем развитие бизнеса на Украине и в Казахстане (через офис в Москве). Там есть перспективы для роста, у нас уже хорошие позиции на Украине, там рынок растет, хотя вдруг появился конкурент — «Украинский национальный антивирус». Правда, конкурентам есть смысл обратить внимание на качество своего продукта, оно пока очень низкое. Из новых рынков на повестке дня Япония. Мы усиливаем там свое присутствие. Новых офисов открывать пока не планируем — надо разобраться с существующими, структурировать, наладить управление, а потом уже думать о дальнейшем развитии.

Если говорить о стратегических планах, то наша основная цель, сверхзадача состоит в создании универсального щита против киберугроз. Это очень амбициозная цель и ее нелегко достигнуть. Тем не менее кто-то должен пытаться это делать. И меня это интересует не столько с точки зрения получения финансовых результатов, сколько с точки зрения общечеловеческой — помочь миру защититься. А если мы преуспеем в этом хотя бы в малой части, это уже будет большая помощь и большое достижение. Именно поэтому на 2004 г. мы планируем создание интегрированного решения, которое сейчас редкость. То, что сегодня существует, — это некий компромисс, не решающий всех проблем. Мы много времени планируем посвятить изучению угроз, занимаемся научной составляющей этой проблемы, рассчитывая, что это поможет нам максимально близко подойти к ее решению.


Версия для печати (без изображений)