Бывший глава Lotus создал новый класс ПО — средства групповой работы, сыграв на мало известном в то время приложении Notes

Бывший глава Lotus создал новый класс ПО — средства групповой работы, сыграв на мало известном в то время приложении Notes

Восьмидесятые годы XX в., называемые нередко «золотым веком» компьютерного ПО, были отмечены расцветом рынка офисных приложений: текстовых процессоров, СУБД, электронных таблиц и др. В области текстовых процессоров лидировала компания WordPerfect, в области электронных таблиц — Lotus, в презентационной графике — Software Publishing, а в области баз данных — Ashton-Tate.

Когда Манци пришел в Lotus в 1982 г. в качестве консультанта и год спустя был принят в штат, на рынке электронных таблиц еще господствовала программа Lotus 1-2-3. Но уже было ясно, что виды на электронные таблицы, не говоря уже о текстовых процессорах и базах данных, имеет Microsoft. И именно Манци увел Lotus от автономных офисных приложений на нетронутые просторы ПО для коллективной работы. Это было непросто, даже внутри компании. В итоге, после безуспешных попыток убедить свое руководство переключиться на Notes Манци привел собственную команду, которая и сделала дело, вспоминает Боб Вейлер, один из рекрутов Манци, а ныне главный управляющий компании Phase Forward, разработчика решений по управлению данными.

Результаты были неоднозначными. Lotus поддержала операционную систему OS/2, совместно разработанную IBM и Microsoft. Когда пути Microsoft и IBM разошлись, Манци последовал за IBM. Microsoft продолжала проталкивать свою Excel, которая в итоге лишила Lotus 1-2-3 звания «королевы электронных таблиц». По словам Манци, было ясно, что благодаря Windows и своему контролю над ее интерфейсами Microsoft захватит все пространство «рабочего стола». Поддержка OS/2 была последней попыткой обойти Microsoft, но она не удалась.

И все же решение Манци идти дальше и держаться Notes стало его дорогой к славе. Notes была приложением для коллективной работы задолго до того, как кто-либо, кроме команды Notes во главе с Рэем Оззи, действительно понял, что это такое. Microsoft не уловила этого, что дало Lotus шанс на успех.

Как вспоминает Манци, поначалу решение идти дальше с Notes было легким. «С 1985 по 1988 г. это не требовало особых мозгов, потому что ничего нам не стоило», — признался он. Но когда поток долларов от Lotus 1-2-3 начал иссякать, компания вынуждена была урезать расходы, и ее старая гвардия стала смотреть на Notes косо. Все же Lotus 1-2-3 еще продавался, хотя и не столь хорошо, тогда как Notes не приносила никакого дохода.

«В 1989—1991 гг. мы теряли огромные деньги и знали, что борьба будет очень долгой».

Рэй Оззи (ныне председатель совета директоров компании Groove Networks, поставляющей ПО для коллективной работы), вспоминает, что во времена выпуска Lotus 1-2-3 Release 3 компания «была вынуждена провести увольнения по ряду направлений, чтобы снизить расходы, и все же инвестиции в Notes продолжались и даже росли».

К Джиму Манци, который вошел в бизнес в качестве консультанта, далеко не всегда относились с тем уважением, с которым люди отрасли обычно относятся к «технарям». Но даже критики признают: Манци оставался верным Notes несмотря ни на что. Многие обозреватели отрасли отмечают, что могучей Microsoft потребовались годы, чтобы нагнать Notes, а некоторые считают, что та все еще позади.

«От руководства требовались твердость и знание, как направить организацию, чтобы она могла совершить переход из мира «рабочего стола» и розницы в корпоративный мир», — говорит Оззи.

Манци тоже вспоминает эти трудные времена. «В 1989—1991 гг. мы теряли огромные деньги и догадывались, что борьба будет очень долгой, — говорит он. — У Lotus была возможность сделать нечто совершенно новое, необычное». И все же переброска ресурсов и денег с офисных приложений на это «рискованное дело с Notes» вызывала «немало страданий».

Ричард Эккель, который в Lotus отвечал за коммуникации (сейчас вице-президент по маркетинговым отношениям в Groove Networks), вспоминает, что отказ Lotus от программ в глянцевых коробках был трудным. «Манци перестроил Lotus для будущего, хотя это была публичная компания. Это все равно, что сменить шины на автомобиле, мчащемся со скоростью 100 км/ч», — сказал Эккель.

Этот переход не был чисто техническим; нужно было изменить процесс продаж. «В прежние времена Lotus занималась продажей «упакованных» продуктов через канал. Но Notes продавалась главным управляющим и директорам по информационному обеспечению. Это была стратегическая, консалтинговая продажа, — говорит Эккель. — Джим сказал как-то: это как разница между продажей кастрюль и продажей бытовой техники».

Тот факт, что Манци не отказался от Notes в такой ситуации, тем более что старт продукта был долгим, кажется сегодня удивительным. Рэй Оззи признает: «Потребовалось несколько лет, почти до 1994 г., чтобы хоть кто-то поверил, что бизнес Notes будет расти».

Но никакой рассказ о Джиме Манци не будет полным без упоминания о его эксцентричности. Человек, сменивший легендарного основателя Lotus Митчелла Кейпора и за несколько лет ставший председателем правления, главным управляющим и президентом, весьма остроумен, и редко что-то остается без его тонкого комментария.

Манци любил пройтись по адресу одного тучного руководителя из конкурирующей компании и его пристрастия (возможно, вымышленного) к пончикам. Прославился он и своим соперничеством — на грани перехода на личности — с другими магнатами программного бизнеса, включая Филиппа Кана из Borland International, а также Билла Гейтса, Стива Баллмера и Майка Мейплза из Microsoft.

На одной из встреч, устроенной редакцией CRN на выставке Comdex несколько лет назад, Манци разыграл целый спектакль, демонстрируя свое нежелание находиться в одной комнате с Каном. Когда тот вошел в бар, Манци, вскочив на ноги, топнул ногой, вскинул на плечо ремень воображаемого ружья и тихо произнес: «Это место слишком тесно для нас двоих».

Когда весной 1995 г. IBM захотела купить Lotus, у Манци было мало возможностей для сопротивления. Он явно не хотел продавать компанию, хотя предложенные 60 долл. за акцию были большой переоценкой Lotus, акции которой торговались тогда по 32 долл. Оценив предстоящие бессонные ночи и вынудив IBM поднять цену до 64,50 долл. за акцию, что дало впечатляющую сумму в 3,5 млрд. долл., он уступил. Акционеры — но не Манци — были в восторге.

Джим Манци, которому сейчас 52 года, занимает посты председателя правления компаний Interwise, занимающейся обеспечением Web-конференций и сетевым обучением, и Fresh Direct, которая торгует через Интернет бакалеей в одном из районов Нью-Йорка.


Версия для печати (без изображений)