Отец компьютерного модема продолжает борьбу за эффективную политику в отношении Интернета

Около 20 лет назад Деннис Хейес заметил у себя ослабление периферического зрения и ухудшение видения в темноте. Диагноз — болезнь, проявляющаяся в нарушении работы светочувствительных рецепторов в центре сетчатки.

Несмотря на ослабленное зрение, Хейес не изменил своим взглядам на технологический прогресс. 54-летний изобретатель компьютерного модема настаивает на создании условий для подключения к Интернету людей с ослабленными зрением и слухом.

Его повседневная жизнь насыщена звуками и ощущениями, ее нельзя назвать неполной. Хейес родом из Южной Каролины, некоторое время жил в Атланте. Теперь он живет в Нью-Йорке, который дает ему чувство независимости. «Из-за зрения я не могу водить машину, и в Атланте кто-то должен был постоянно возить меня, — говорит Хейес. — А здесь есть метро, поезда и автобусы».

На что Дейв Макклур, президент действующей в Вашингтоне Ассоциации Интернет-технологий США (U.S. Internet Industry Association, USIIA), заметил: «Теперь уже никакая сила не заставит его покинуть Нью-Йорк».

Будучи председателем правления USIIA, Хейес отстаивает прогрессивную политику в отношении Интернета.

В конце 70-х он работал на фирме, которая оказывала вычислительные услуги, используя модемы на арендованных линиях для прямой связи между микрокомпьютерами, и хотел сделать так, чтобы любая система могла соединяться с любой другой. Хейес создал стандартный набор AT-команд, позволяющий любому компьютеру через последовательный порт подключаться к «интеллектуальному» модему. В июне 1981 г. Хейес представил свой Smartmodem и основал компанию D.C. Hayes & Associates.

Так было положено начало межкомпьютерной коммуникации и зарождению Интернета. Вскоре D.C. Hayes & Associates имела штат 1,5 тыс. сотрудников и филиалы в 44 странах.

Но, увы, фортуна переменчива, и «золотой век» закончился. В пресс-релизе, выпущенном в 1994 г., компания Хейеса, которая была тем временем переименована в Hayes Microproducts, объявила о намерении просить защиты по Статье 11 Закона о банкротстве. По словам Хейеса, стремительно возросший спрос на продукцию создал задолженность по поставкам, и производство модемов погрязло в убытках.

Статья 11 обещала трудные времена для инженерного отдела компании, но Хейес был замечен средствами массовой информации. Он решил сыграть на своей известности и принял на работу в отдел по связям с общественностью сотрудника Торговой палаты штата Джорджия Сюзан Меркель — но не с целью маркетинга своей продукции. Он хотел, чтобы она установила связи с прессой и политиками. «В Торговой палате модемы Хейеса были повсюду, — вспоминает Меркель, — и встреча с такой знаменитостью из мира высоких технологий вызывала чувство трепета».

Изобретатель не только хотел возродить свой бизнес: он стремился держать руку на пульсе всей сферы компьютерных сетей, которая претерпела качественный скачок с появлением его модема и которая снова пришла в движение благодаря Интернету.

«Он всегда отличался широтой мышления, и ему было небезразлично, какие законопроекты будут приняты и как они повлияют на развитие Интернет-отрасли, — вспоминает Меркель. — Он хотел с моей помощью наладить связи с местными и государственными органами власти».

Помощь Меркель принесла Хейесу хорошие плоды. На отраслевой выставке BBS в 1994 г. он впервые встретился с Макклуром. «Незадолго до этого я его «простукивал» на предмет создания отраслевой ассоциации и даже послал ему официальное предложение, — говорит Макклур. — На выставке мы провели час или два за ланчем, и он ни словом не обмолвился об этом. Но в тот же вечер, заканчивая свое выступление, он вдруг указал на меня и объявил: «Ах, да... Кстати, мы создаем отраслевую группу. Чтобы записаться, обращайтесь вон к тому парню»».

В тот вечер и была основана Ассоциация онлайн-профессионалов (Association for Online Professionals, AOP). Через несколько лет она была переименована в USIIA.

Тем временем Хейесу пришлось выдерживать клеветнические нападки со стороны прессы: несколько местных газет переключили свое внимание с финансовых проблем его компании на его личную жизнь. «Это было время его мучительного и горького развода с первой женой, послужившего также поводом для травли, — вспоминает Меркель. — Но я никогда не видела, чтобы он потерял самообладание или указывал на кого-то пальцем».

Меркель говорит, что, придя на собеседование при поступлении в компанию Хейеса, сразу обратила внимание на его непринужденную манеру держаться. «Он был одет в джинсы и футболку, держался спокойно и просто, — говорит она. — С тех пор я повидала немало известных личностей, и кое-кто из них весьма доволен собой, но Деннис не таков. Я как-то спросила его, задумывался ли он о том, что всех этих сетевых технологий не существовало бы, если бы не его изобретение. Он на это ответил: «Не-а... Мне много помогали»».

Дела Хейеса пошли на поправку в 1996 г. Его компания вышла из-под действия Статьи 11, и он одержал свою первую «политическую» победу, склонив давнего приятеля по рыбалке Ньюта Джингрича, тогдашнего спикера Палаты представителей, смягчить Закон о цензуре связи (Communications Decency Act, CDA). Именуемый сегодня членами USIIA не иначе как «страшный образец законотворчества», этот закон предъявлял жесточайшие требования к содержанию Web-контента и устанавливал ответственность поставщиков услуг за просмотр и скачивание их клиентами недостаточно «благопристойной» информации.

«Деннис попросил Джингрича вставить в закон спасительную поправку, которая гласила, что Интернет-провайдеры не несут ответственности за информацию, которая без их ведома прошла через их системы», — вспоминает Джеймс Батлер, адвокат из юридической фирмы Wellborn & Butler в Атланте, услугами которой пользуется USIIA. «Если бы не это условие, Интернет-провайдерам пришлось бы тратить миллиарды долларов на мониторинг Интернет-трафика», — говорит он.

В тот момент ситуация в ИТ-секторе продолжала меняться, и уже в 1998 г. напряженная конкуренция и падение маржи на рынке модемов и другого сетевого оборудования вновь поставили фирму Hayes Microproducts на грань ликвидации. На этот раз ее главе не удалось изменить ход событий. После года мучений Hayes Microproducts закрылась окончательно. Хейес продал свои активы фирме Zoom Telephonics и избрал другое направление деятельности: купил заброшенный мексиканский ресторан в Атланте и дал ему название Whiskey Rock Saloon. «Мы провели там большую работу, — усмехается он, — покрасили все в черный цвет».
Хейесу доставляло удовольствие приглашать в свой бар музыкантов и общаться с ними. Увы, в 2000 г. заведение сгорело, и Хейес уже не восстанавливал его.

Сейчас он занимается недвижимостью и регулярно ездит в Атланту навещать своих четверых детей. Но большую часть времени делит между USIIA и компанией Virtual Resources LLC, созданную им после событий 11 сентября для содействия новым технологическим проектам в сфере безопасности.

В настоящее время Хейз посвящает много времени проведению Закона о недискриминации налога в Сети (Net Tax Nondiscrimination Act, или S.150), который надолго запретил бы правительствам штатов облагать налогом доступ в Интернет. В 1998 г. с его участием был подготовлен и принят Законопроект о свободе налога в Сети (Net Tax Freedom Bill), который устанавливал отсрочку налоговых платежей за доступ в Сеть в пользу властей штата. Этот законопроект рассматривался повторно в 2001 г., но срок его действия истек 1 ноября 2003 г., и теперь Хейес вместе со своими единомышленниками из USIIA активно готовит почву для проведения нового закона через Конгресс.

Друзья и коллеги говорят, что если кто-то вообще способен сделать это, так только Хейес. Пользуясь своим влиянием, изобретатель также пытается убедить законодателей и руководителей Интернет-компаний в необходимости улучшить доступ к Сети для людей со слабым зрением. Он нисколько не сомневается, что благодаря осознанию такой необходимости и успехам в области технологий звуковые функции станут неотъемлемым элементом онлайновой работы.

Возможно, он прав. И наступит время, когда Интернет сможет подарить что-то человеку, принявшему живое участие в его судьбе.


Версия для печати (без изображений)