В арсенале методик по укреплению корпоративной солидарности порой встречаются самые неожиданные решения

Высокие показатели, нацеленность на результат, лидерство и работа в команде... Современная бизнес-терминология почти не отличается от спортивной. Это неудивительно, ведь для достижения успеха в конкурентных условиях так же, как и в спорте, необходима полная концентрация усилий и сплоченная работа всего коллектива, поскольку бизнес — командный «спорт». Сделать персонал компании единой командой, ориентированной на достижение общих целей и объединенной корпоративной идеологией, — важная задача для любого руководителя. Один из способов ее решения — проведение мероприятий и специальных тренингов, нацеленных на «создание команды» или team building, как говорят специалисты по корпоративному управлению.

Эксперты отмечают, что наиболее востребованы такие мероприятия молодыми и успешными компаниями в периоды резкого роста объемов производства и продаж, когда численность персонала за короткое время увеличивается в несколько раз.

Естественно, что и ИТ-компании, многие из которых на нынешнем этапе развития рынка попадают в эту категорию, уделяют созданию команды большое внимание. Особенно популярны командные спортивные соревнования среди сотрудников компании или с приглашением партнеров и клиентов. Это и пейнтбол, и парусные регаты, стрельба, автогонки, прыжки с парашютом, традиционные футбол, волейбол, бильярд и многое другое. Сюда же относят и все праздничные неформальные мероприятия, подготовку разного рода розыгрышей, капустников и представлений во время праздников. Есть примеры и более масштабных меропритий.

Так, компания OCS уже несколько лет практикует тренинги и отдых в неофициальной обстановке для своих партнеров и сотрудников. Одной из самых интересных в компании считают прошедшую летом прошлого года «шпионскую игру» на улицах старой Риги. Участники были распределены на 17 команд и несколько дней вели жизнь «разведчиков» на узких улочках старого города с картами и паролями, с явками и «информаторами». А главное, с решением логических задач усилиями всей группы, причем в тайне от других команд. Все задания были связаны с умением не только принимать решения, но и действовать сплоченной командой.

В компании «Марвел» наиболее яркое мероприятие по team building состоялось во время дилерской конференции, которая проходила в ЮАР. За 8 дней пребывания в этой стране участники проходили каждый день по этапу необычных, с элементами реального экстрима, состязаний. Они спускались на канате с 75-метровой высоты со Столовой горы в Кейптауне, участвовали в заездах с препятствиями на квадбайках по отнюдь не простой трассе, состязались в командном преодолении препятствий в саванне, где подверглись, пожалуй, самой главной проверке, попав под сумасшедший тропический ливень. Такие «живые» тренинги помогают всем участникам понять, на кого можно положиться и с кем можно «пойти в разведку».

Профессиональные тренинги по team building могут напоминать развлекательные корпоративные мероприятия, но их отличает наличие четко поставленных целей и методики их достижения. Все участники мероприятия должны быть заранее проинформированы о том, зачем они выполняют те или иные задания.

Безусловно, любое неформальное общение так или иначе сближает сотрудников, но для решения конкретных задач стоит привлекать специалистов. Соотношение здесь такое же, как и между любительским и профессиональным спортом, — и то, и другое полезно, но серьезные результаты будут лишь у профессионалов.

Многие ИТ-компании придерживаются «золотой середины» — тренируют командный дух самостоятельно, прибегая, если необходимо, к услугам специальных агентств.

«Мы сознательно берем на себя творческую часть корпоративных мероприятий, потому что сама подготовка к празднику — это тоже team building, — говорит Борис Глебов, директор по маркетингу компании TopS BI. — Кроме того, мы проводим специальные командные тренинги (более локальные по охвату сотрудников и общие по постановке задач), к которым привлекаем специалистов».

Компания OCS активно сотрудничает с тренинговыми агенствами, но самостоятельно предлагает креативное решение, определяет место и формат проведения тренинга. «Ни одно внешнее агентство не сможет заранее предложить формат, который безусловно подошел бы именно нам», — считают в компании.

Примерно такой стратегии придерживаются и в компании «Открытые технологии». Руководитель службы персонала Елена Кривцова говорит, что хотя у нее был успешный опыт работы с агентством, в компании все же стараются проводить такие мероприятия самостоятельно. «В российской практике вспоминают о необходимости мероприятий team building, когда уже назрела определенная проблема. В таких случаях без профессиональных тренеров не обойтись, — считает она. — Но если не ждать появления этой проблемы и заниматься построением команды постоянно, можно ограничиться своими силами». Марина Отставнова, менеджер по маркетингу компании «Марвел», отмечает кроме того, что хороших тренеров по team building в России пока найти нелегко, поэтому важно самостоятельно изучать опыт других компаний, в том числе и международных.

Суть любого тренинга, организуемого специалистами по team building, заключается в эффективных совместных действиях по преодолению проблемной ситуации. Основное условие — в решении задачи участвует вся команда. Формы проведения подобных тренингов различны и зависят от целей и задач, стоящих перед командой, а также, что немаловажно, от финансовой составляющей.

Как рассказал Константин Братчиков, программный директор тренинговой компании «Наша команда», наиболее популярной, можно сказать, стандартной формой проведения тренингов по team building является «Веревочный курс», который с незначительными изменениями проводят все компании, работающие на этом рынке. Он состоит из двух компонентов: «Низкий курс» и «Высокий курс».

«Низкий курс» — это набор нестандартных командных заданий, характеризующихся наличием лишь одного глагола действия в своей формулировке: дойти или донести, преодолеть или решить и т. д. Выполнение такого задания требует принятия коллективного решения и согласованности действий членов команды при его реализации. После совместного преодоления препятствий, например подъема на гору или «форсирования» реки, возникает эффект сотрудничества «плечом к плечу». Когда участники оказываются в ситуации, где справиться с трудностями в одиночку невозможно, они на подсознательном уровне чувствуют преимущества работы в команде. На словах все признают, что достичь общей цели можно только слаженными действиями, но в условиях тренинга люди имеют возможность ощутить это физически.

«Высокий курс» — задания для отдельных членов команды, которым предлагается преодолеть свой «барьер» неуверенности и страха, ощущая при этом поддержку команды. Например, очень эффективен прыжок с высоты 10—12 м на трапецию (как в цирке), когда за тебя переживают, в тебя верят и подбадривают твои же сослуживцы. Тренеры по team building практикуют действительно экстремальные испытания. Например, участнику предлагается пройти по углям или битому стеклу. «Людям сначала страшно, у них шок, они считают, что выполнить такое задание невозможно, — говорит Наталья Киршева, генеральный директор компании Global Consulting Services. — Но поскольку с ними работает опытный психолог, показывает приемы самогипноза, они не чувствуют боли и справляются даже с такими фантастическими испытаниями. После выполнения подобного задания у людей появляется ощущение, что они открыли в себе скрытые резервы».

Наталья Киршева подчеркивает: тренинг по team building обязательно связан с физическим контактом между участниками, что позволяет ощутить поддержку и опору в прямом смысле слова. В результате ощущение доверия и взаимной поддержки переносится и на рабочие ситуации. Приемы могут быть такими: человек падает с высоты — команда его ловит; участник во время выполнения задания держится за руку товарища; одного члена команды на страховочном тросе поддерживает вся команда.

Во время тренинга методы общения между членами команды меняются даже визуально. Если обычно они общаются по принципу «начальник — подчиненный», то и разговоры ведут на определенной дистанции — 1,5—2 метра. Во время тренинга эта дистанция сокращается. При этом профессиональные тренеры уверены, что к потере субординации такое физическое сближение не приведет. «Наши люди умеют как снимать погоны, так и надевать, — говорит Наталья Киршева. — Формальные отношения только выиграют, если они строятся на хорошей неформальной почве».

Физические испытания помогают увидеть лидерские качества отдельных членов команды. Если коллектив видит, что руководитель — лидер не только в бизнесе, но и в неформальной ситуации, доверие к нему сразу возрастает. «Спортивные состязания развивают чувство локтя, — считает Елена Кривцова. — Хорошо видно, кто играет в команде, на кого можно положиться, а кто играет сам на себя».

Помимо общей задачи сплочения коллектива методы team building помогают решать более конкретные проблемы. Например, научиться проведению «мозгового штурма», что подразумевает воспитание у команды умения быстро собраться, генерировать решения, эффективно мыслить в коллективе. Отрабатываются такие навыки, например, с помощью задания на быструю фильтрацию идей, причем сначала на непредметном содержании (воображаемая ситуация — полет на Луну, кораблекрушение). Задача участников — проранжировать имеющиеся у них предметы, определив, какие из них являются предметами первой необходимости. В рабочей ситуации такой навык поможет лучше анализировать и фильтровать предлагаемые бизнес-решения.

Как ни странно, у руководителей может не быть навыков управления коллективным мышлением, считает Наталья Киршева. Харизма здесь не помогает. Если своей энергией и компетентностью лидер не может наладить коммуникацию в команде, необходимо, чтобы сама команда научилась работать сообща. Тренированные члены команды могут общаться буквально без слов. Сначала люди, пытаясь объяснить свою точку зрения, говорят много и подробно, однако по мере выработки навыков совместного мышления они разговаривают друг с другом гораздо меньше, поскольку лучше друг друга понимают.

«Любой тренинг в области team building далек от использования специфики той или иной компании. И ни в коем случае не повторяет, не копирует ее», — считает Константин Братчиков. Особенность тренинга — это использование ситуации «здесь и сейчас», когда необходимо найти способ решения задачи, наладить должную коммуникацию, распределить роли, отработать согласованные практические действия участников команды.

В результате проведения тренинга каждый сотрудник должен почувствовать, что его вклад в общее дело оценен, и цель достигнута только благодаря участию всех, независимо от положения на иерархической лестнице. Это создает атмосферу уважения и доверия, обеспечивает максимально эффективную связь между сотрудниками. «Люди проводят на работе больше времени, чем дома, — говорит Борис Глебов. — Комфорт этого пребывания, комфорт человеческого общения ценится, подчас, не меньше, чем уровень зарплаты».

Психологи подчеркивают, что далеко не все работники компании положительно относятся к идее командной игры. В любом коллективе существуют люди, избегающие массовых мероприятий и неуютно чувствующие себя в команде. Как правило, это специалисты творческих профессий или те, у кого специфика работы заключается в решении конкретных задач собственными силами без помощи и участия коллег, например программисты, дизайнеры. Таким людям излишнее общение с коллективом может быть просто вредно.

У руководителей может не быть навыков управления коллективным мышлением. Харизма здесь не помогает. Если своей энергией и компетентностью лидер не может наладить коммуникацию в команде, необходимо, чтобы сама команда научилась работать сообща.

Есть компании, где за уклонение от корпоративных мероприятий сотрудники подвергаются репрессиям и даже штрафам. «Это неправильно, — считает Наталья Киршева. — Заставляя человека присутствовать на спортивном празднике или вечеринке, тем более на специализированном тренинге, можно получить крайне негативные результаты». С одной стороны, неизбежные в случае принуждения негативные эмоции сотрудника впоследствии скажутся на его работе. С другой, присутствие тех, кто «не играет», сведет «на нет» результативность самого мероприятия, разрушив игровую и праздничную атмосферу. В практике Натальи Киршевой был случай, когда одному из работников компании, праздновавшей юбилей на теплоходе, так надоело корпоративное веселье, что он просто прыгнул за борт. В результате вместо праздника организаторы занимались этим ЧП. «Если человек «выпадает» из команды, не надо его насильно в нее тянуть», — подводит она итог.

Однако существуют и приемы включения «уклонистов» в массовые мероприятия. Для любого человека можно найти подходящую роль, даже выпадающую из общего контекста. Например, роль эксперта или наблюдателя, на которого будут возложены обязанности сделать отчет о тренинге или разместить на корпоративном сайте материалы о мероприятии.

При всей привлекательности методов team building, волшебным средством превращения проблемного коллектива в сплоченную команду единомышленников они вряд ли могут стать.
Борис Глебов считает: если «командообразование» искусственно, тренинги не помогут. «Нужна здоровая основа построения команды — настоящее взаимоуважение, осознание ценности каждого сотрудника как личности. Если этого нет, даже самые продвинутые тренинги бессильны», — считает он. Глебов признает, что существуют компании, для которых состояние «пауки в банке» — нормальное и даже способствует развитию бизнеса. «Но мне в таком бизнесе работать не хотелось бы», — добавляет он.

По мнению Роксаны Янборисовой, директора по маркетингу компании OCS, неэффективными можно назвать однодневные тренинги для групп незнакомых между собой участников. Марина Отставнова неоднозначно относится к методикам, которые основаны на проигрывании тех или иных ситуаций в зале, где нет реальных, хоть как-то приближенных к действительности ситуаций. «Не у всех хорошее воображение, не все могут и хотят настраиваться в этих ситуациях на конечный результат, — считает она. — На мой взгляд, игровые, активные формы, с реальными препятствиями, дают более точное представление о людях, попавших в определенные тренингом ситуации».

Большинство ИТ-компаний, опробовавших методы team building, считают их эффективными. «Для сотрудников улучшается «качество жизни» в компании, руководители ощущают повышение управляемости, компания в целом становится более устойчивой к внешним неблагоприятным воздействиям и находит новые резервы для ускорения развития», — говорит Борис Глебов.
По мнению Елены Кривцовой, это позволяет формировать корпоративную культуру в разросшейся структуре. Она поясняет: «На этих мероприятиях сотрудники знакомятся друг с другом, узнают, кто в каком отделе работает, чем занимается, тем самым они больше вовлекаются в дела своей компании».

Сотрудники приобщаются к миссии и ценностям развития компании. После тренинга происходит смещение ориентиров от «иерархической» модели управления к более гибкой и «очеловеченной».

«Общение «без галстуков» позволяет рядовому сотруднику в неформальной обстановке пообщаться со своими руководителями, узнать их с другой стороны, — считает Елена Кривцова, — найти новые точки соприкосновения, которые в дальнейшем выведут взаимоотношения в коллективе на новый уровень».

«Многие из нас на таких тренингах заново познают себя и других. Что добавляет либо уверенности в себе, либо заставляет над чем-то серьезно задуматься», — подчеркивает Марина Отставнова.

Роксана Янборисова считает, что командная игра и активное времяпрепровождение сближают людей, добавляя к простому знакомству доверие: «После ночевки в палатке и завтрака из одного котелка людям проще обратиться друг к другу с нестандартными вопросами, откровенно рассказать о проблеме и вместе искать решение».

Хорошо забытое старое

Идея использовать нестандартные формы управления коллективным разумом и воспитания командного духа не нова.

Военные игры известны еще со времен древнегреческой Спарты, да и сейчас как штабные, так и полевые учения — неотъемлемая часть любой армейской подготовки. В 20-е годы прошлого века очень популярными в СССР были массовые формы воспитания «нового советского человека». Отсюда и знаменитые физкультурные парады и производственная гимнастика.

Применять игровые формы обучения персонала на производстве в СССР впервые попробовала в 30-годы Мария Берштейн. Однако нововведение было объявлено антисоветским, и в стране надолго забыли о методиках игровых тренингов, которые сохранились только для тренировки командного духа спортсменов, военных и космонавтов — там, где приходилось работать в условиях повышенных нагрузок и экстремальных ситуаций.

На Западе первой пробой средств и методов team building следует считать появление в 1950-х годах тренинга Roops course («Веревочный курс») в Великобритании. Он был направлен на формирование психологической подготовленности и командной совместимости военнослужащих специальных подразделений ВМС. Тренинг оказался весьма эффективным. Идея его применения в бизнес-среде нашла свое дальнейшее развитие в США. На основе психологических исследований в области групповой динамики был отмечен «эффект синергии» — эффект групповой деятельности намного более весом, нежели сумма индивидуальных эффектов участников группы.

Японское «экономическое чудо» середины прошлого века также принято связывать не только с применением прогрессивных технологий, но и с правильным использованием национальных, культурных и исторических традиций страны для воспитания у персонала японских фирм корпоративной культуры. Изучение этого феномена нашло свое отражение в становлении корпоративной культуры во многих западных компаниях.

Игровое меню

Примеры разработок агентства «Наша команда», которые зарекомендовали себя как эффективные формы проведения тренингов team building:

1. Сюжетная игра «Джуманджи». Знакомый всем кубик служит для выбора нестандартной ситуации, в которой команде предстоит действовать. Причем эти ситуации ориентированы на различные аспекты подготовки команды: интеллектуальные задания (пространственные головоломки), коммуникативные задания (усложненный способ передачи информации), инженерные задания (способность организовать действия команды или найти нестандартное решение).

2. Тренинговая программа «По следам Camel Trophy». Участники совершают рейд по бездорожью и по ходу решают целый ряд практических задач: ориентирование на местности, преодоление сложных участков трассы, буксировка и «вытягивание из грязи» застрявшей машины, организация переправ и т. д. Программы проводятся на автомобилях Land Rover, прошедших испытания в Южной Америке, Азии и России. Реальная сложность такого тренинга, без «искусственности и надуманности», приводит к его высокой эффективности.

3. Специальная программа «Акробатика» предполагает использование упражнений групповой акробатики. Участники «выстраивают» трехуровневые пирамиды в составе команды от 8 до 15 человек, при этом каждый может найти посильное для себя место в составе команды. Перед финальным построением все участники проходят курс обучения различным захватам, поддержкам и равновесиям. Здесь проявляется реальное доверие и настоящая ответственность «за себя и за того парня».


Версия для печати (без изображений)