На одном из многочисленных «круглых столов», посвященных перспективам политики импортозамещения в России, подчеркивалось: для того чтобы получить нужный результат, необходимо три основополагающих компонента — свободные мощности, свободные деньги и свободные люди. С мощностями сегодня особых проблем нет. С деньгами и людьми несколько сложнее. Падение цены на нефть и, как следствие, снижение курса рубля, бюджетный дефицит и обсуждение вариантов повышения налогов создают, по мнению экспертов, неблагоприятный фон для развития ИТ-бизнеса. Тем более что политика импортозамещения пока не получила реального подтверждения в виде заказов со стороны государства. В результате на рынке стали говорить об еще одном, негативном, сценарии развития. Вместо того чтобы концентрироваться на собственных разработках, часть производителей может уйти в «серую зону», перенести производство в другие страны. В таких условиях российский ИТ-рынок не только не вырастет, а напротив, существенно сократится. Насколько велика вероятность подобного сценария?

Генеральный директор компании ИВК Григорий Сизоненко полагает, что такая опасность существует. «Я думаю, в правительстве это тоже понимают. Но даже при худшем варианте развития кто-то в России останется. Они куш и сорвут», — уверен Сизоненко.

«Применять средства регулирования нужно избирательно, введение же дополнительного налога на ИТ-продукты повлечет только повышение цен и снизит бизнес-активность, — считает начальник отдела маркетинга CPS Роман Карась. — Поэтому мы надеемся, что налоги пока повышаться не будут — активность и так низкая, при падении же оборотов казна не сможет увеличить налоговые поступления, соответственно незачем и цены повышать. Негативными последствиями такого шага могут также стать бегство производства и теневые схемы».

«Риск ухода инвесторов из страны в союзные государства есть — с этим ранее сталкивался и Евросоюз, — напоминает директор департамента комплексного пресейла группы „Астерос“ Евгений Калашников. — В итоге европейские государства изменили соответствующие законодательные акты и привлекли дополнительные регуляторы, чем смогли выровнять ситуацию. Думаю, наше государство обязательно столкнется с подобной ситуацией, и задумываться над этим нужно заранее, чтобы предотвратить риски. Отсутствие поддержки на государственном уровне в регионах, слабое развитие инфраструктуры, высокие налоги, дорогой человеческий ресурс — эти проблемы нужно начинать решать сейчас, чтобы они не стали серьезным препятствием в дальнейшем».

По оценкам генерального директора компании Appercut Security Рустэма Хайретдинова, ИТ-рынок уже сжимается и будет сокращаться еще больше. «Как показал опыт 2009 г., большинство компаний могут протянуть год-два, вообще не покупая ничего нового, а лишь повышая эффективность уже закупленного, — размышляет Хайретдинов. — При падении рынка и увеличении безработицы стоимость экспертизы понижается, а значит, можно будет сократить расходы на специалистов и компенсировать недостачу средств автоматизации „ручным“ трудом. Поскольку кризис касается всей мировой экономики, то тихой гавани, где можно отсидеться, не будет нигде — уход от налогов выразится в бегстве от рынка, например, перенос компании в страны Евросоюза повлечет за собой необходимость выполнять санкции против России».

А вот по мнению менеджера отдела развития компании «Доктор Веб» Вячеслава Медведева, стоит подумать о том, сколько российских компаний сегодня настолько известны или имеют соответствующие финансы, для того чтобы перенести офисы и вложиться в развитие на Западе? Полный переезд с вывозом персонала, скорее всего, ограничится единичными случаями, считает Медведев. Поэтому количество разработчиков в России сократится не сильно, а вот прибыли компаний — возможно, гораздо значительнее.

«При увеличении налогового давления доля теневого бизнеса, разумеется, растет, это относится как к ИТ, так и не к ИТ, — комментирует руководитель отдела брендинга и PR MANGO OFFICE Алексей Бессарабский. — Часть ИТ-компаний увеличения налогового давления могут не перенести, но все же главное для выживания — финансовое здоровье клиентов. Закрытие их бизнесов или консервация проектов развития из-за роста налогового давления — самое опасное». По словам Бессарабского, перенос производства в другие страны вряд ли произойдет, так как стоимость труда «айтишников» в РФ будет падать из-за ослабления рубля, а затем, возможно, и некоторого кризисного уменьшения зарплат. Но часть компаний может из страны уйти, определяющим здесь будет то, где находится основное количество клиентов и каким будет политический климат.

Генеральный директор компании «Делайт 2000» Михаил Петров полагает, что для того чтобы началась активная и эффективная разработка российского интеллектуального продукта, необходимо сформировать спрос на него. А пока такого спроса нет, частично из-за дефицита бюджета.

«Для создания решений именно в России есть два варианта, — рассказывает Петров. — Первый — OEM-способ. Чаще всего в таких случаях производство располагается в Юго-Восточной Азии, а российским остается только бренд. И у OEM-компаний будет реальный шанс увеличить свои продажи и занять новое место на рынке. Второй вариант — вкладывать средства в собственное производство, но для этого нужен сбыт. А в условиях бюджетного дефицита бурного роста спроса быть не может. Поэтому данный вариант выглядит менее реалистичным. Кроме того, совершенно не ясно, когда отменят санкции. Запуск локальной разработки и производства — ресурсоемкое дело с длительными сроками окупаемости. А если через шесть месяцев санкции полностью снимут, то инвестиции могут и не вернуться...».

Одним из важнейших сдерживающих факторов развития и реализации стратегии импортозамещения называется кадровый дефицит. Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров, выступая на церемонии открытия международного форума «Открытые инновации», заявил: «Сегодня у нас в отрасли работает примерно 350 тыс. высококвалифицированных программистов. Мы ставим задачу построить работу систем подготовки кадров, поддержки научных исследований в ИТ-сфере таким образом, чтобы за ближайшие пять лет это количество удвоилось. Это повлияет на все секторы экономики, создаст основу для инноваций практически во всех направлениях». 

Еще раньше министр говорил о том, что России нужен миллион программистов для решения проблемы импортозамещающего ПО.

Что думают о кадровой проблеме и вариантах ее решения участники ИТ-рынка, возможно ли найти какие-то альтернативные источники кадров?

«Кадровый дефицит — основной сдерживающий фактор российского ИТ-рынка и политики импортозамещения, — подчеркивает управляющий партнер LETA Capital Александр Чачава. — Государству нужно больше внимания уделять системе профессионального образования, подготовке программистов, стимулировать их оставаться в стране. Это основной залог того, что Россия сможет хоть как-то конкурировать в экономике будущего».

По мнению Рустэма Хайретдинова, кадры — острейшая проблема ИТ-отрасли, и без государственной поддержки решить ее невозможно. «Нужны не только программисты, но и инженеры, администраторы, менеджеры по продуктам, ИТ-маркетеры и другие специалисты для обеспечения полного цикла производства ИТ-продуктов мирового качества. Кроме воспитания своих кадров других возможностей не предвидится — завозить их из Азии и стран СНГ не получится, их там нет в достаточном количестве», — полагает Хайретдинов.

«Я не понимаю, чем руководствовался министр, озвучивая такие цифры, — говорит Григорий Сизоненко. — Ресурсы можно оценивать только исходя из конкретных задач, а понятие „импортозамещение“ пока слишком размыто. Кроме того, программист программисту рознь. Да и не только эти специалисты создают и развивают программные продукты и технологии».

По оценкам Сизоненко, сейчас квалифицированных кадров крайне мало. И это проблема. «В долгосрочном плане важно поднять престиж инженерной профессии, сделать ее привлекательной для молодежи и серьезно усовершенствовать и масштабировать систему подготовки квалифицированных инженеров-разработчиков. Но результаты этого появятся через 5–7 лет», — уверен генеральный директор ИВК.

«Кадры — действительно острая проблема. И она заключается не столько в квалификации, сколько в количестве сильных инженеров, разработчиков, администраторов, — считает генеральный директор Develonica (ГК Softline) Александр Рубанов. — Альтернатива всегда одна — иностранный аутсорсинг, если не хватает внутренних ресурсов, но это не решит проблему суверенитета. Дефицит кадров в отрасли будет всегда, так как сама отрасль пока растет быстрее, чем появляются квалифицированные специалисты. И рост будет происходить за счет развития как российских компаний, так и иностранных производителей ПО».

Директор по маркетингу ГК «АйТи» Дмитрий Ведев констатирует: импортозамещение и рост рынка все-таки не совсем тесно связанные процессы. Успешное импортозамещение может проходить и на стагнирующем, и на сокращающемся рынке. «Вопрос в доле национальных производителей — а вот она при правильной политике должна расти, — рассказывает Ведев. — Перенос производства в другие страны, как показала история, связан не столько с налогами, сколько с весьма скромными возможностями быстрого наращивания количества квалифицированных кадров по приемлемой цене — это задача уже не только ИТ-рынка, но и всей российской экономики. Думаю, мы вряд ли найдем какой-то „секретный“ альтернативный источник кадров. Да, какие-то задачи можно отдавать в аутсорсинг на рынки с дешевой рабочей силой, но ключевых специалистов надо выращивать у себя. Это важнейшая задача и для системы образования, и для отрасли на годы вперед».

Директор по развитию бизнеса SafenSoft Светозар Яхонтов напоминает, что в СССР были миллионы квалифицированных инженеров, десятки тысяч ученых. По его словам, кадровую проблему можно решить как своими силами, так и привлекая альтернативные источники, путем переманивания высококвалифицированных суперпрофессионалов-экспертов и управленцев.

По мнению Романа Карася, резервы у нас есть — например, военные пенсионеры, большинство из которых выходит на пенсию в 40–50 лет и сохраняет активную жизненную позицию. «Они готовы обучаться новым профессиям, в том числе и программированию, — полагает Карась. — Не секрет, что бизнес-сообщество до недавнего времени относилось к ним негативно — пенсионеров считали постоянно болеющей и мало приспособленной к переменам категорией работников. Нужно менять отношение работодателей, понять, что нынешние пенсионеры имеют большой потенциал, это ответственные и опытные сотрудники, готовые добросовестно трудиться на достойных позициях и при такой же оплате труда. От государства мы ожидаем помощи в переобучении этой категории потенциальных сотрудников на профессии программистов, системных администраторов, специалистов по интернет-технологиям и технической поддержке и т. п. По моему мнению, реальный человеческий потенциал этой категории значительно превышает один миллион программистов, а переобучить их можно за два-три года».

По оценкам Вячеслава Медведева, «программистов у нас навалом». Нет специалистов с опытом разработки крупных проектов, с хорошими навыками внедрения и администрирования, не хватает менеджеров. «К сожалению, на данный момент усилия государства направлены на механическое увеличение числа специалистов, — сокрушается Медведев. — Но какой от них толк, если с третьего курса они должны работать, чтобы к моменту окончания вуза найти приличную работу. И не посещают лекции, если преподаватели не имеют опыта участия в крупных проектах. Сколько процентов выпускников вуза устраиваются по специальности после его окончания? Надо признать, что на данный момент системы образования, которая действительно способна дать весь спектр специалистов нужного качества, — нет. Толпа овец, имеющих мех непонятного качества, не способна создать отрасль производства и предложить платья от кутюр. Нужно что-то иное».

А вот генеральный директор компании TEGRUS Валерий Щукин считает, что хотя проблема дефицита кадров действительно существует, ее масштаб несколько преувеличен. «В России сформировалась одна из сильнейших в мире школ программистов, — подчеркивает Щукин. — Российские и зарубежные компании, работающие на нашем рынке, создают все условия для профессионального роста сотрудников, а поток студентов в технические вузы растет из года в год. Освобождению от зависимости России от западных стран в части развития ИТ препятствует не столько „кадровый голод“, сколько отсутствие локальной научно-производственной базы, способной реализовать полный цикл производства аппаратной инфраструктуры и отдельных ее компонентов. Сегодня только восстанавливается инжиниринговая школа, утраченная за последние два десятилетия. И нам предстоит пройти еще долгий путь, прежде чем мы сможем полностью самостоятельно проектировать и производить электронику, способную успешно конкурировать с лучшими мировыми брендами».

«Мое мнение: кадровая проблема — во многом надуманный повод ничего не делать: профессионалы в стране есть, так же как и есть огромный нереализованный потенциал, но их нужно заинтересовывать, стимулировать, развивать, — предлагает Евгений Калашников. — Кроме того, есть кадровые ресурсы и за рубежом — они не против переехать в нашу страну, так как многие российские компании могут предложить действительно достойную оплату. И конечно, пора делать реальные шаги по „взращиванию“ молодых специалистов, для того чтобы создать надежную платформу для развития российской ИТ-индустрии в будущем».

Согласен с коллегой и Алексей Бессарабский. «Принципиально неустранимой кадровой проблемы нет. Если экономикой будет востребован миллион программистов, то этот миллион найдется. Не хватит своих, приедут из Белоруссии, Украины, других соседних стран, часть заказов можно разместить за пределами РФ. Другое дело, если миллион программистов потребуется для мобилизационных мегапроектов в условиях напряженного бюджета. У таких проектов всегда проблема с ресурсами, в том числе с кадровыми. Следует понимать, что цели себе можно поставить любые, вопрос в том, найдутся ли финансы и кто все это будет оплачивать. В том числе использование большого количества программистов в мегапроектах приведет к дефициту кадров в ИТ-отрасли и реальном секторе. Как ни парадоксально, это будет стимулировать использование зарубежного ПО», — говорит Бессарабский.

Что касается кадровой проблемы, то она появилась не вчера и вряд ли решится завтра, резюмирует старший вице-президент компании «Аквариус» Владимир Шибанов. — «Хотя в этом отношении нынешняя ситуация может сыграть на руку ИТ-рынку, повысив привлекательность работы в российских ИТ-компаниях. Особенно государство реально поддержит профильные образовательные программы, чем до сих пор многие компании занимались самостоятельно в партнерстве с вузами».


Версия для печати (без изображений)