Компания «Аквариус» недавно отметила свой 15-летний юбилей. Сегодня это группа компаний, оперирующая в различных секторах ИТ-рынка, с годовым оборотом 175 млн. долл. История компании, ставшей первым промышленным производителем ПК в нашей стране, испытавшей затем немало взлетов и падений, преодолевшей трудности становления отечественного компьютерного рынка, насыщена событиями. По просьбе редакции CRN/RE о первых шагах патриарха «красной» сборки рассказал председатель совета директоров «Аквариус» Игорь Галкин.

CRN/RE: Как все начиналось?

Игорь Галкин: Российский «Аквариус» стартовал в апреле 1989-го, когда было образовано совместное предприятие «Аквариус Систем Интеграл», учредителями которого выступили пять юридических лиц (в том числе ивановское НПО «Информатика» и фирма «Микроинформ») из Советского Союза и западногерманская торговая компания TEB Impex. Меня тогда пригласили в СП в качестве технического директора и начальника сервисного центра и сразу же предоставили возможность пройти в Венгрии месячный курс обучения по IBM’овским персоналкам.

TEB Impex владела акциями двух других «Аквариусов» — немецкого и тайваньского, и на первом этапе развития бизнеса мы поставляли в нашу страну изготовленные на Тайване компьютеры, выпускавшиеся под немецкой торговой маркой ASI. Более того, до реорганизации СП в российское предприятие в 1992 г. мы активно использовали в нашей маркетинговой деятельности понятие «международная семья производителей вычислительной техники „Аквариус“». Кстати, «Аквариусов» ни на Тайване, ни в Германии уже давно нет.

CRN/RE: Запад в те годы очень ревниво относился к оснащению отечественных предприятий мощными компьютерами. С какими сложностями вам пришлось столкнуться?

И.Г.: Да, в то время еще действовали строгие ограничения КОКОМ на поставку в Советский Союз высокотехнологичной техники, и персоналки подпадали под эти ограничения. Но Тайвань не является субъектом международного права, а отечественные госструктуры — в то время основные потребители вычислительной техники — естественно, не придирались, поскольку были заинтересованы в получении современных компьютеров.

CRN/RE: Завод в Шуе решили строить сразу, или эта идея возникла уже в ходе развития бизнеса?

И.Г.: На рубеже 1990-х компьютерный бизнес был исключительно прибыльным. Так, продав пару персоналок, можно было заработать на «Жигули». Поэтому поставками ПК, как правило, небольшими партиями, занимались не только мы. Но наше СП изначально задумывалось под идею создания в России нормального заводского производства, способного выпускать большие партии компьютеров. Все было хорошо продумано, мы располагали всем необходимым и в августе 1990 г. запустили в Шуе свой завод. Ивановское НПО «Информатика», будучи одним из учредителей СП, предоставило на территории шуйского завода «Радиоприбор» (филиала московского завода «Темп») недостроенный модуль, который за четыре месяца был полностью достроен и оснащен оборудованием японского и тайваньского производства, предоставленным немецким соучредителем.

Тогда многое было в новинку. Например, мы особенно гордились уникальными для России наливными электростатическими полами из 11 слоев. Надо отметить, что мы очень серьезно смотрели в будущее — завод был оснащен на самом высоком уровне, большая часть установленного в 1990-м оборудования исправно трудится и по сей день и не является морально устаревшим. Перед тем как запустить завод, я и еще двое моих коллег прошли двухмесячную стажировку на заводе «Аквариус» на Тайване, где в те времена собирались не только собственные модели, но и ПК под марками IBM и других западных брэндов. Естественно, для своего производства мы взяли все самое лучшее из существовавших там систем организации конвейерной сборки, контроля качества, тестирования и др.

CRN/RE: Производство и маркетинг — две равноправные стороны современного бизнеса. Что вам больше всего запомнилось из маркетинговых начинаний «Аквариуса»?

И.Г.: В какой-то мере мы стали первопроходцами больших красивых мероприятий, с участием членов правительства и других важных персон. Достаточно вспомнить двухдневные торжества в связи с открытием завода. В первый день мы провели презентацию в Москве, а во второй полетели в Иваново, арендовав самолет, который ранее возил премьер-министра РСФСР. Представьте себе: не успели все приглашенные рассесться в роскошном салоне с барами и диванами, как командир корабля, летчик-испытатель и Герой Советского Союза, обращается к гостям по бортовому радио со словами «компания Aquarius Airlines приветствует вас на борту самолета...».

Первопроходцами нам довелось стать и во многих других маркетинговых акциях. Мы знали, как работают на Западе, но внесли свою лепту с учетом предпочтений наших, советских людей. Например, заказали в Венгрии огромную фуру сигарет в пачках зеленого цвета с нашим логотипом. «Корпоративная» водка появилась позже, а в то время в дефиците были хорошие импортные сигареты, многие даже собирали пустые пачки...

Однажды на Москве-реке напротив Кремля и английского посольства мы поставили яхту с нашим именем и логотипом на парусах. Нам потом рассказывали, что в то время как раз приезжала британский премьер Маргарет Тэтчер и, выглянув в окно, поинтересовалась, что это там изображено на парусах? А ей говорят — это великая российская компьютерная компания... А в 1991-м мы поддерживали защитников Белого дома, передавали им продукты и зонты — погода была дождливая. Кто смотрел по телевизору передачи новостей, наверное, заметил — люди стояли с нашими зелеными зонтами.

CRN/RE: Многие помнят, как с запуском собственного завода вы фактически захватили совсем еще крохотный отечественный рынок ПК...

И.Г.: Я бы сказал не «захватили», а «создали». После запуска завода поставки готовых ПК с Тайваня мы прекратили и занялись их сборкой из привозимых с острова комплектов. Первую партию компьютеров собственной сборки мы поставили в Белый дом. Потом пошли другие серьезные заказы, а в начале 1991 г. мы заключили очень большой даже по сегодняшним меркам контракт с государственной организацией «СоюзЭВМкомплект», в то время это был единственный официальный поставщик вычислительной техники в Советском Союзе. Контракт предусматривал два этапа поставок — 40 тыс. и 100 тыс. компьютеров соответственно. Мы получили предоплату за первый этап и начали поставки. Все складывалось настолько хорошо, что мы готовы были развернуть программу производства комплектующих. Планировали закупить японское оборудование для поверхностного монтажа печатных плат, чтобы самим делать системные платы. Параллельно объявили конкурс на производство в России блоков питания, в котором приняло участие около 12 предприятий. Но экономический кризис в стране не позволил реализовать эти планы.

CRN/RE: Что тогда произошло?

И.Г.: В те времена проблем с таможней в их нынешнем виде не возникало, поскольку у таможни не было своего интереса. Определенные пошлины, конечно, приходилось платить, но на комплектующие они были раза в четыре меньше, чем на готовую продукцию. К тому же СП первые три года существования имели существенные льготы по налогообложению. И вот идет 1991 г., полученную нами рублевую предоплату начинает съедать инфляция. А в середине года грянула «павловская реформа», в частности, установившая задним числом, с 1 января, 200-процентную импортную пошлину. А как ее выплатить, если цены по контракту фиксированные? Вот и пришлось нам расторгать контракт и возвращать «СоюзЭВМкомплекту» деньги, успев поставить лишь около 20 тыс. компьютеров.

CRN/RE: Как вы пережили фактический крах бизнеса?

И.Г.: На фоне возникших проблем в 1992 г. СП было преобразовано в частное российское предприятие, причем все взаимоотношения с учредителями были аккуратно улажены. На фоне зарождения дикого капитализма нам пришлось заняться диверсификацией бизнеса, различными инвестиционными проектами. Шуйский завод был «заморожен», высококвалифицированные инженеры стали охранниками... Но продолжалось все это сравнительно недолго. Уже в 1993-м в структуре холдинга была образована новая фирма «Аквариус Системз Информ», и я стал ее генеральным директором. Тогда продажи наших компьютеров были единичными, но мы верили в возрождение этого бизнеса.

Началось оно с удачного контракта с болгарским предприятием «Электроника», заинтересованным в продвижении в России своих электронных кассовых аппаратов, подключаемых к ПК. Мы взялись за этот проект, сделали небольшую программную оболочку и буквально за два-три месяца с кассами «Электроника-Аквариус», успешно конкурировавшими со сверхдорогими и малоизвестными тогда POS-терминалами, стали настоящими лидерами этого рынка. Кассы потянули за собой сборку компьютеров, и бизнес начал расширяться. Когда поставки кассовых аппаратов перевалили за тысячу штук в месяц, мы частично «разморозили» Шуйский завод, хотя до его полноценного возвращения в строй прошло еще несколько лет. Я считаю стратегически верным свое тогдашнее решение выкупить у прежних учредителей завод, хотя он вначале и лежал на новом «Аквариусе» мертвым грузом.

CRN/RE: Современный «Аквариус» ассоциируется с двумя именами — Галкина и Гольденберга. Как и когда вы начали работать вместе?

И.Г.: Начало нашего сотрудничества с Леонидом Гольденбергом, возглавлявшим тогда компанию «ТехноСерв», стало ключевым событием. Это было в 1997 г. Вначале мы договорились снять общий офис, чтобы разделить издержки, а потом произошло и полное слияние бизнесов. Поводом к объединению послужил скромный по нынешним меркам, но крайне важный для нас в то время заказ Фонда социального страхования РФ на 200 ПК. Я предложил Леониду подключиться к его выполнению, и совместными усилиями мы справились с этой работой вовремя и качественно. А потом Фонд переехал в новое здание, и мы получили заказ на всю информационную инфраструктуру. Волею судьбы для объединенной компании была сохранена торговая марка «Аквариус», я стал генеральным директором, а Гольденберг — моим заместителем. Вместе мы прошли августовский кризис 1998 г., потеряли огромную для нас тогда сумму в полмиллиона долларов, но выполнили все свои обязательства и сохранили хорошие отношения с заказчиками.

CRN/RE: А дальше?

И.Г.: А дальше бизнес стал стремительно развиваться, мы стали все чаще возвращаться к докризисной идее укрупнения, формирования альянсов со старыми, проверенными друзьями и партнерами. В итоге совместно с OCS, Landata и AND Project создали одно из крупнейших российских ИТ-объединений — Национальную компьютерную корпорацию. Но это уже совсем другая история...

Беседовал Алексей Максимов, первый заместитель главного редактора PC Week/RE.


Версия для печати (без изображений)