Текущий год был непростым для нашей страны: изменения внутриэкономической и внешнеполитической ситуации естественным образом повлияли на положение дел на российском ИТ-рынке. Новые условия требуют определенной коррекции стратегии и тактики развития ИТ-бизнеса на основе анализа текущей ситуации и перспектив ее развития. Этим вопросам была посвящена заключительная панельная дискуссия «ИТ-стратегия в современных экономических условиях» на ноябрьской конферении АПКИТ, по ходу которой своими соображениями поделились директор фирмы «1С» Борис Нуралиев, президент ЛАНИТ Георгий Генс и генеральный директор компании КРОК Борис Бобровников.

Участники дискуссии согласились с тем, что проблемы в экономике страны начались (точнее — стали явно заметными) еще в 2013 г., а в этом году — лишь усилились, поскольку к внутренним причинами прибавились внешние. При этом главная опасность заключается в том, что, по мнению некоторых участников дискуссии (в частности, такие оценки были представлены в докладе Андрея Нечаева, министра экономики в 1992–93 гг.), речь идет системном кризисе экономики, вполне вероятно, имеющем долгосрочный характер.

Что касается ИТ-рынка, то IDC еще в прошлом году зафиксировала стагнацию (даже с небольшим падением объемов продаж), по итогам 2014 г. (предварительно) ожидается падение на 10–20% и примерно такие же перспективы на год следующий.

Борис Нуралиев: «Безработных программистов не было в нормальные времена, не будет и в кризис»

Глава «1С» обратил внимание на то, что предпринимательская активность резко снизилась еще в 2011 г., это видно из официальных данных Росстата о росте числа новых компаний в стране: с 5–8% в 2005–2010 гг. этот показатель упал до 0,5–0,7% в последующие годы. Падение рынка наблюдается не только в России, но и у наших ближайших соседей, причем намного более серьезное — в Казахстане и на Украине, хотя у последней дела идут не столь плохо, как может показаться исходя из новостей, которые предлагает наше ТВ.

Позитивным моментом является то, что на рынке давно наблюдается тенденция повышения объемов и доли в общем бизнесе сервисной составляющей — в случае «1С» речь идет об услугах по информационно-технической поддержке и сопровождению программных продуктов фирмы (отметим, что Борис Нуралиев традиционно оперирует не оценочными данными по рынку вообще, а точными сведениями своей компании и ее огромного партнерского сообщества).

Фирма «1С» несколько последних лет активно занимается облачными сервисами (в основном по модели SaaS), реализуя как собственные проекты, так и приобретая перспективные стартапы (под ее крыло еще пару лет назад перешли компании, числящиеся в лидерах данного сегмента, — «Мегаплан» и «МойСклад»). Но говоря об этом, Борис Нуралиев подчеркнул: хотя динамика в облаках высокая, все равно это пока направления «стартаповского» уровня, они не делают погоду в общем бизнесе компании, нужно еще несколько лет, чтобы они достигли значимых объемов. Нет сомнений, что в стабильных условиях нужно инвестировать в будущее, но ответа на вопрос «что делать в условиях кризиса» в общем случае нет. Ответ зависит от прогноза — насколько глубоким и длительным будет кризис.

«Если коллапс в экономике окажется не суперсильным, то на старых направлениях мы продержимся и успеем вырастить новые. Надеюсь, что успеем», — сказал директор «1С».

В качестве возможного направления роста он отметил устойчивое повышение спроса на средства электронного документооборота, как для внутренних потребностей организаций, так и для их внешнего общения. Весьма позитивным явлением стал перевод разнообразной госотчетности компаний (в первую очередь «переписка» с налоговой службой) в электронный вид, что должно создать спрос на соответствующие разработки.

В целом же сейчас следует использовать традиционные «кризисные» рекомендации. Борис Нуралиев привел советы образца 2008 г.:

  • нужно скорректировать стратегию и тактику: что хорошо работало в условиях подъема, на спаде может привести к неприятностям;
  • перейти к активному продажам: привычной очереди клиентов к вам не будет, за клиентом нужно бегать;
  • «навести порядок дома» — проанализировать затраты и эффективность подразделений и процессов;
  • внимательно следить за финансами, контролировать свои и чужие кредиты, перейти на предоплату;
  • сосредоточиться на индустриальных технологиях (меньше заниматься поиском собственных уникальных решений) и регулярных отношениях с клиентами;
  • использовать новые кадровые возможности (на рынке труда могут появиться дополнительные специалисты, в том числе «зрелые», опытные), но при этом также активизировать работу с вузами и студентами;
  • не завышать необоснованно стоимость проектов;
  • отложить в сторону междоусобные войны (внутривидовую конкуренцию), поддерживать нормальные отношения с конкурентами, решать возникающие вопросы мирно, конструктивно.

В то же время руководитель «1С» отметил важный момент: разумеется, в сложные времена проблема наличия платежеспособного спроса только возрастает, но все равно — главным препятствием на пути развития бизнеса для партнерского сообщества была и остается нехватка специалистов (это показал очередной опрос партнеров, проведенный в сентябре).

«Безработных программистов не было в нормальные времена, не будет и в кризис», — оптимистично закончил он свое выступление.

Георгий Генс: «В кризис на первый план выходит главная задача — не обанкротиться»

Георгий Генс начал свое выступление с констатации того, что ситуация на рынке серьезная. Конечно, нужно продолжать работу, искать новые точки роста, но сейчас на первый план выходит несколько иная задача — не обанкротиться. При этом он обратил внимание на то, что банкротства отдельных компаний создают проблемы не только для них самих, но и для партнеров и даже для всего рынка. Он назвал конкретные примеры и отметил, что число потенциальных банкротов на ИТ-рынке достаточно велико: «Многие привыкли к определенным схемам кредитования по определенным расценкам, нарушение этих условий (тут обычно инициатором становится банк-кредитор, который вынужден делать так в новых экономических условиях) довольно быстро приводит к финансовому краху получателя кредитов».

В частности, Георгий Генс привел в пример компанию «Белый ветер ЦИФРОВОЙ», которая сейчас находится в процессе банкротства. По словам руководителя ЛАНИТа, долг «Белого ветра» превышает прибыль, полученную от сотрудничества с ним за все годы. Георгий Генс не стал останавливаться на подробностях, но известно, что эта розничная сеть задолжала компании diHouse, входящей в Группу ЛАНИТ, почти 457 млн. руб.

Другая угроза, характерная для интеграторов, особенно занятых на долгосрочных проектах, — это когда заказчик пересматривает условия договора, мол, «надо сделать то, что записано в договоре, но за сумму на 20% меньше, иначе не получите ничего». В этой ситуации очень рискованной становится схема участия в проекте на субподряде: слишком велика вероятность того, что генеральный подрядчик в первую очередь будет решать собственные проблемы и деньги до субподрядчиков дойдут в последнюю очередь, если дойдут вообще. Ни в коем случае нельзя переходить на «оплату потом», особенно если раньше вы работали с этим клиентом на условиях предоплаты. Это, скорее всего, означает, что заказчик не может получить кредит в банке, что банк оценивает клиента как не очень надежного, и следовательно, вы выступаете в качестве кредитора.

В целом же глава ЛАНИТа полностью согласился с высказанной мыслью о том, что нужно повышать собственную эффективность работы, резервы для этого есть, более того, былые «тучные годы» позволили многим компаниям расслабиться, они повседневно не занимались совершенствованием своей деятельности. Он также отметил, что сервисная составляющая на ИТ-рынке растет, это во многом объясняется и тем, что заказчики также беспокоятся об оптимизации своих ИТ-затрат: «Многие поняли, что один рубль вложений в услуги может сэкономить два рубля на покупке нового оборудования или ПО».

Свое выступление Георгий Генс закончил «проблемным» примером с заказчиком из строительной сферы, и с этой же темы начал разговор Борис Бобровников, сказав, что по опыту прошлых кризисных лет именно строительные клиенты являются потенциально опасными, и призвал проявить особое внимание к проектам, связанным с предстоящим Чемпионатом мира по футболу 2018 г.

Борис Бобровников: «Не допускать падения маржи, не гнаться за удержанием объемов за счет снижения рентабельности»

Он сформулировал основные тезисы своего анализа ситуации в виде «призывов»:

  • учимся жить под санкциями, узнаем, что такое продукция двойного назначения; 
  • продолжаем укреплять компетенции, вопреки или благодаря кризису; 
  • стараемся удерживать специалистов и уровень зарплат, несмотря на снижение числа выпускников вузов и ажиотажный спрос на кадры со стороны ИТ-сателлитов крупных заказчиков;
  • пытаемся сохранить стабильность бизнеса на фоне нестабильности валют.

По оценкам руководителя КРОК, в этом году рынок сократится на 15% в валюте. На следующий год он ориентируется на такие прогнозы: сохранение объема услуг (в рублях) на уровне этого года, по поставкам «железа» и ПО — падение соответственно на 20 и 30% в валюте. Эти параметры можно считать «среднеконсервативными», они могут быть и оптимистичней, и пессимистичней.

Что касается санкций, то здесь есть несколько различных категорий.

Первая — блокирующие, обозначающие запрет работы с рядом российских компаний. Их пока немного, около шестидесяти в списке, но он имеет потенциал к расширению, и это нужно иметь в виду. Конечно, никто не может запретить сотрудничать с «санкционными» организациями, но визы на въезд в США и Европу можно лишиться.

Вторая категория — секторальные санкции, т. е. запреты на поставку нефтяного оборудования, ограничение на кредитные операции для госбанков и некоторые другие. Список тут пока еще короче (17 компаний), но это все крупные корпорации. Нужно иметь в виду, что у них могут возникнуть проблемы с реализацией финансовых обязательств.

Третий вид санкций — запрет на поставку оборудования двойного назначения. Тут наиболее сложная проблема, поскольку нет четкого толкования самого этого понятия — все зависит от конкретных отношений того или иного вендора с госдепом, от качества работы юристов производителя, от его заинтересованности в работе с Россией. Оборудование одного и того же класса у одного поставщика может попасть в категорию «двойного», а у другого — нет.

Недавний опрос, проведенный КРОКом среди своих заказчиков, показал, что более половины из них (52%) никаких изменений для себя в связи с введением санкций (считая и наши ответные «контрсанкции») не увидели, но 41% ощущают некоторые проблемы (нехватка кредитов, заморозка проектов, сокращение персонала и пр.). Правда, 7% сказали, что видят в этом новые возможности для своего бизнеса (в том числе в переориентации на российских и восточных поставщиков).

Вот как выглядят пути адаптации нашего ИТ-рынка к новым условиям с точки зрения заказчиков. 28% считают, что главным направлением должно стать импортозамещение, максимальный переход на российские продукты, но почти столько же (26%) связывают свои надежды с ИТ-вендорами «независимых» стран (Китай, Корея, Индия и пр.). 13% уверены, что им сможет помочь переход на продуты Open Source, еще столько же полагают, что лучшим вариантом должна стать ориентация на мультивендорные решения (с использованием продуктов разных вендоров). 11% надеются, что они смогут обойти санкции с помощью закупок через стороннюю (лучше — дочернюю) фирму, и только 9% видят выход в варианте перехода на сервисную модель, в том числе с использованием системного интегратора как поставщика услуг (например, применяя ИТ-ресурсы в режиме аренды).

В целом вывод Бориса Бобровникова таков: заказчики пока не воспринимают санкции как повод для какой-либо коррекции своей ИТ-стратегии. Хотя уже есть примеры приобретения ИТ-продуктов впрок. Относительно планов на следующий год заказчики разделились на три примерно равные группы — «ничего не знают», «сократят ИТ-бюджеты», «сохранят ИТ-бюджеты», но есть еще четвертая (5%), заказчики, которые надеются увеличить свои ИТ-затраты.

Тем не менее ситуация на рынке меняется. По данным КРОК, за последние месяцы число крупных тендеров (от нескольких миллионов долларов), в которых компания принимает участие, практически не изменилось. Но при этом драматически, в два раза, сократилось число тендеров до полумиллиона долларов. То есть рынок государственных компаний держится, а частных — быстро падает.

Из сказанного докладчик делает вывод: шире переходить на открытые продукты, развивать направления сервисов и услуг. В стране идет развитие системы как государственных, так и частных, коммерческих дата-центров, сейчас наблюдается бум их создания, что может привести к серьезному снижению цен на их услуги и к повышению спроса на разного рода облачные сервисы.

Состояние и развитие ИТ-отрасли напрямую связано с состоянием и развитием экономики страны в целом, поскольку она в основном ориентирована на внутренний рынок, а расширение экспортной составляющей — задача непростая даже в нормальных условиях и еще более сложная при повышении уровня изоляционизма. Борис Бобровников поднял тему, о которой почти все думают, но мало кто говорит — что может ожидать экономику России в случае, если тенденции, сформировавшиеся в этом году, продолжатся (при том, что пока признаков их прекращения нет). И предложил посмотреть на ситуацию в Иране (население — 70 млн. человек), который с середины прошлого десятилетия находится в условиях жесткой изоляции от западного мира (одной из последних санкций стало отключение от международной банковской системы Swift в 2012 г.).

Вкратце результирующая ситуация с Ираном выглядит так: падение нефтяного сектора со 118 до 53 млрд. долл., сокращение автопрома на 40% (20% производителей комплектующих закрылись), заморозка счетов в иностранных банках на сумму в 100 млрд. долл., инфляция — 40% в год, отказ в сотрудничестве всех мировых морских перевозчиков, прекращение полетов иранских авиалиний (невозможность поддержки парка самолетов), снижение экспорта фармпродукции из США вдвое, рост цен на отдельные лекарства на 400%, рост безработицы (сейчас — 25%), бедности, преступности, коррупции... Общее падение ВВП составляет более 30%. Одним из главных источников доходов страны является продажа нефти по демпинговым (на 25% ниже мировых) ценам через соседние страны (Турция, Китай, Индия). Финансовые операции идут через турецкие банки.

Но при этом Иран занимает седьмое место в мире по исследованиям в области нанотехнологий, на страну приходится 4% мировых научных разработок, она занимается космическими разработками, создает новые образцы современного вооружения, отмечен рост внутреннего промышленного производства, увеличение промышленного экспорта. Вывоз продовольственных товаров держится на стабильном уровне, в стране научились производить 97% необходимых лекарств, в том числе противораковых (но 50% фарм-сырья экспортируется).

«Не хочу сказать, что это наше будущее, я не знаю. Но видно, что как-то жить можно и в таких условиях, — отметил Борис Бобровников. — При этом крупный мировой бизнес ждет отмены санкций, чтобы двинуться в Иран за местными нефтедолларами». Хотя оратор об этом не сказал, но напрашивался вывод, что Иран может стать привлекательным направлением для деятельности российских ИТ-компаний в случае выхода этой страны из изоляции.

Что касается мирового и национального масштаба, то в 2013 г. в мире, по данным МВФ (на начало этого года), рост ИТ-рынка составил 3,5% с перспективой увеличения темпов до 4% в текущем году, в России — соответственно 1,5 и 0,2%. Быстрее всех растут развивающиеся страны (но не СНГ), лидер тут Китай — 7%. По мнению Бориса Бобровникова, одной из мировых рыночных тенденций стало сокращение доли мировых ИТ-лидеров под напором более молодых игроков, причем — это важный тренд — в том числе неамериканских (в первую очередь китайских и других «азиатских тигров»).

Борис Бобровников обратился к собравшимся с призывом: не допускать падения маржи бизнеса — не гнаться за удержанием объемов за счет снижения рентабельности. В качестве позитивного примера он привел ситуацию во время кризиса 2008–2009 гг. в России («доходы упали на 40%, маржу удержали, никто с рынка не ушел») и сравнил с негативным вариантом в Турции («местные интеграторы заигрались с госзаказчиками и с маржей в 2%, в результате понесли большие потери»). Сейчас наблюдается рост объемов проектов, реализуемых государственными ИТ-компаниями, но, по его мнению, этот процесс носит временный характер, поскольку эффективность работы коммерческих интеграторов намного выше.

Серьезной проблемой остается нехватка ИТ-кадров (по звучавшим не раз оценкам, сейчас примерно 300 тыс. ИТ-специалистов трудятся в ИТ-компаниях и 700 тысяч — в ИТ-структурах заказчиков), что в том числе ведет к быстрому росту зарплат. Узким местом становится не подготовка кадров в вузах, а приток абитуриентов в институты и повышение ИТ-подготовки всего круга пользователей (и будущих заказчиков). Отсюда вывод: нужно переносить работу с будущими кадрами на уровень средней школы, в том числе в формате массовой пропаганды ИТ-профессий.

В заключение Бобровников призвал собравшихся принять участие в спонсировании проекта экранизации знаменитого произведения 60-х годов братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», которое в свое время оказало сильное влияние на выбор жизненного пути теми, кто в 90-е занимался созданием современной российской ИТ-отрасли и остается ее лидерами сегодня.


Версия для печати (без изображений)