Никаких — так одним словом можно ответить на вопрос, вынесенный в заголовок статьи. Или развернуто: у традиционных «таблеток» в наступившем году нет рыночных перспектив, они стремительно теряют статус массового товара, скатываются в нишевое применение, где и закончат свое существование как отдельный класс устройств.

До полного вымирания традиционных планшетов пройдет еще какое-то время, его отсчет только начался в прошедшем году, но при этом незавидная судьба «таблеток» связана с интересными изменениями на рынке, она придаст мощнейший импульс развитию новых классов устройств.

Прецедент: закат КПК

Процесс, который мы сегодня наблюдаем и который придет к финалу, скорее всего, в этом году, не нов. Прецеденты такого развития событий на рынке цифровых девайсов уже были. Примерно такая же ситуация складывалась с карманными компьютерами — они были полностью вытеснены с рынка смартфонами.

Некоторое время оба класса устройств сосуществовали на рынке, смартфоны были заметно дороже КПК, хотя технически отличались всего лишь наличием GSM/GPRS-модуля, который тогда уже стоил копейки. По сути, вендоры использовали растущую популярность смартфонов, для того чтобы продавать устройства с коммуникационными модулями много выше себестоимости. Рассказы про «технические сложности», связанные с интеграцией антенных контуров в корпус карманного компьютера, потеряли всякий смысл через месяц-другой — инженерные задачи специалисты решают довольно быстро, но более высокие цены на смартфоны держались более длительный период времени.

Нельзя снимать сливки с рынка вечно, ситуация характеризовалась нестабильностью и должна была измениться, что и произошло. В этом «виновата» не технологическая эволюция, а законы рынка — обостряющаяся конкуренция привела к снижению цен на смартфоны. Карманные компьютеры оказались никому не нужны, ведь смартфоны имели в дополнение ко всей функциональности карманных систем еще и возможности онлайн-доступа через 2,5G—2,75G, причем без «посредника» в виде сотовой трубки, а также к другим сервисам сотовых сетей, включая голосовые вызовы, обмен SMS/MMS и т. д.

В результате карманные компьютеры исчезли с рынка, причем полностью. Сейчас в продаже вы их не найдете, специализированные терминалы для курьерских и логистических служб принципиально отличаются от универсальных КПК. Процесс вымирания последних привел к целому ряду изменений на рынке, в частности к закату корпорации Palm, которая делала прекрасные карманные компьютеры, но безнадежно опоздала с переходом на смартфоны.

Разумеется, рыночная ниша, некогда занимаемая карманными аппаратами, никуда не исчезла, просто PDA — Personal Digital Assistant — стал смартфоном, а со временем про традиционные КПК все забыли. Примерно так же развивается ситуация с планшетами, более того, соответствующие тренды стали хорошо видны после подведения итогов прошлого года.

«Таблеточный» рынок в 2014 году

Наиболее показательна ситуация с планшетами Apple — с нее и начнем рассмотрение итогов года.

По данным аналитической компании ABI Research, Apple за прошедший год должна была реализовать 68 млн. iPad, причем за 2013 г. вендор продал 74,2 млн. девайсов, то есть падение продаж в этом секторе ожидалось на уровне 8%. Впрочем, предполагали худшее развитие событий — согласно осенним прогнозам IDC, годовой объем продаж «таблеток» Apple не должен был превысить 64,9 млн. iPad, то есть падение на 12,7%. Однако и восьмипроцентное сокращение продаж в натуральном исчислении иначе чем обвалом назвать сложно. Заметим, что даже выход новых прекрасных моделей (правда, лишенных выраженной инновационности) во второй половине 2014 г. ситуацию смягчил, но не исправил!

Напомним, что iPad — планшет эталонный. Во-первых, потому что именно этот девайс, анонсированный в январе 2010 г., по сути, и создал современный рынок «таблеток», а во-вторых, Apple — крупнейший производитель планшетов — занимает на этом рынке 27,5% в натуральном выражении, по наиболее свежим данным (IDC, итоги III квартала прошлого года).

А что же общий рынок «таблеток»? По данным IDC, датированным прошедшей осенью, рынку предрекали рост аж на 7,2% в натуральном выражении, до 235,7 млн. устройств. Однако если учесть прошлогоднюю прибавку рынка «таблеток» 52,5% (также в натуральном выражении), то становится ясно, что рынок столкнулся с серьезными проблемами, которые уже привели к ощутимому торможению положительной динамики. Без новых инновационных продуктов проблемы сохранятся, положительная динамика вскоре сменится отрицательной, то есть мировой рынок «таблеток» через квартал-другой свалится в пике, повторяя тренд своего прародителя iPad.

Значимой инновацией может быть — и, судя по всему, будет — превращение планшетов из аналогов карманных компьютеров в полноценные фаблеты. То есть планшеты повторят судьбу КПК, которых вытеснили смартфоны, но с большой и сверхбольшой диагоналями. Произойдет это не быстро, так как ниши для классических планшетов пока есть.

Ниши для традиционных «таблеток»

Традиционные планшеты могут претендовать на место в «резервациях» — сохраняются некоторые кейсы их использования на локальных площадях, где присутствует устойчивое Wi-Fi-покрытие. Что касается корпоративных решений, то это означает применение таких компьютеров внутри офисов, складов, больниц, цехов, логистических центров, стройплощадок и т. д. Для индивидуальных пользователей выбор гораздо меньше — разве что в качестве игрушки для маленького ребенка или, наоборот, как компьютер для пожилого человека, который свой PDA за пределами квартиры не использует, довольствуясь телефоном.

Как видно, традиционные планшеты не исчезнут с рынка полностью в течение сезона или даже года — некоторые варианты их использования есть. Кроме того, не следует недооценивать инерционность рынка. Например, до сих пор Apple достаточно активно продает iPod, хотя, казалось бы, звезда специализированных плееров закатилась давным-давно. Но в III квартале прошлого года компания реализовала 2,64 млн. таких устройств. Хотя это количество заметно меньше продаж за аналогичный квартал позапрошлого года (3,5 млн.) и не идет ни в какое сравнение с объемами поставок iPad (напомним, что они составили 12,3 млн.) и iPhone (39,3 млн.), но все равно продажи плееров впечатляют, и, хотя рыночных перспектив у них уже давно нет, они остаются канальным товаром.

Если мы говорим о массовом пользователе, как корпоративном, так и индивидуальном, то ему планшетный компьютер нужен не только на ограниченных площадях с Wi-Fi-покрытием, но и в других местах, тут традиционные «таблетки» никак не подходят. Например, если медицинскому персоналу больницы достаточно обычного планшета, то медикам на вызове, бригадам «скорой помощи», подразделениям аварийных служб уже требуются не планшеты, а полноценные смартшеты, обеспечивающие доступ к информационным ресурсам и коммуникации в сотовых сетях третьего и четвертого поколения, а также традиционную телефонию без нелепых искусственных ограничений.

Заметим, что планшеты с полным набором функций смартфона нельзя считать чем-то принципиально новым. Такие девайсы существуют, более того, этот класс устройств имеет собственное имя — смартшеты, или фаблеты. Именно фаблеты в наступившем году заменят привычные планшеты.

Планшет умер? Да здравствует планшет!

Разумеется, для планшетных компьютеров с диагональю экрана больше традиционных для смартфонов 4–5 дюймов рыночная ниша была, есть и будет. На большом экране удобнее посматривать веб-страницы и ленты социальных сетей, фотографии, клипы, фильмы и т. д. Только, как мы уже отметили, устройства с такими диагоналями будут ничем иным, как фаблетами, то есть наряду с Wi-Fi-модулем будут иметь и поддержку GSM/3G/4G.

Для массового распространения фаблетов именно сейчас есть не только рассмотренные выше маркетинговые, но и технологические основания. Если год назад крупные экраны потребляли слишком много энергии для того, чтобы их можно было эффективно использовать в мобильных устройствах, взаимодействующих с сотовыми сетями, то сейчас ситуация изменилась — и энергопотребление экранов уменьшилось, и емкость массовых батарей возросла. Поэтому-то фаблеты с шестидюймовыми диагоналями уже появились, с семи- и восьмидюймовыми станут массовыми в наступившем году. Устройства с большей диагональю просто неудобно удерживать в руках при телефонном разговоре.

Впрочем, появятся и фаблеты с диагоналями 9–12 дюймов, только профиль использования у них будет другой — эти устройства будут конкурировать не со смартфонами, а с ноутбуками. Для активной работы с традиционными документами такие крупноформатные фаблеты обзаведутся клавиатурами с тачпадами. Форм-факторы таких устройств могут быть разными — и привычными, как в традиционных ноутбуках, и новомодными, как в ноутбуках-трансформерах. «Клавиатурные фаблеты», а по сути ноутбуки на альтернативных платформах, пригодятся для легких мобильных пользователей. Наличие значимых для юзера особенностей — мгновенное включение, значительное время автономной работы и т. д. — делает такие решения серьезными конкурентами для нетбуков, которые в прошлом году все же вернулись на рынок.

Несколько слов о платформах

Лидером рынка «таблеток» во всех их ипостасях была и остается платформа Google Android. По прогнозам, в прошедшем году 68% реализованных планшетов базировались на этой платформе, по данным IDC. На долю «таблеток» на Apple iOS пришлось 27,5%, а остальные 4,5% — на Microsoft Windows. У последней платформы, как мы уже отмечали, есть потенциал для быстрого проникновения на корпоративный рынок и соответственно для резкого наращивания доли, но будут ли реализованы эти возможности и, главное, произойдет ли это в наступившем году — покажет время. С высокой степенью вероятности можно предположить, что тройка лидеров будет выглядеть в наступившем году так же, как и в прошлом, хотя доли могут несколько измениться.

Перспективы для российского ритейла

Что касается российского рынка, то здесь мировые маркетинговые и технологические тренды будут влиять на ситуацию в последнюю очередь — на общие перспективы локального бизнеса куда как большее влияние окажет политическая и общеэкономическая ситуация в стране. Но вместе с тем нужно помнить о пользователях, которые «голосуют рублем» за те или иные технологические или маркетинговые инновации в предлагаемых устройствах, чем и обеспечивают существование всего ритейла. Этот принцип сохраняется в любой сколь угодно кризисной ситуации, экономика-политика, разумеется, внесут свои коррективы в естественное развитие событий, но не более того.

Что можно порекомендовать ритейлерам? По возможности, сворачивать продажи традиционных планшетов, предоставив это салонам операторов сотовой связи, которые успешно продают недорогие модели «таблеток» по копеечным ценам. Традиционным ритейлерам участвовать в ценовой войне обычных планшетов особого смысла нет — маржа на устройстве, уходящем в розницу за 50–100 долл., вряд ли компенсирует даже стоимость занимаемого им места на полке, не говоря уже о суммарных затратах на логистику, оплату времени работы кассиров и консультантов, затраченного на продажу этого устройства, и прочих накладных расходах. Исключение составляют дорогие элитные планшеты таких вендоров, как Apple, Samsung или Lenovo. Высокая цена таких устройств, определяемая техническими характеристиками, качеством сборки и репутацией бренда, делает их продажи оправданными.

Освобожденные ресурсы лучше направить на продвижение фаблетов и ноутбуков на альтернативных платформах, которые следует продвигать уже не как «таблетки», а как изделия в сегментах смартфонов и мобильных компьютеров соответственно. За этими устройствами будущее, и чтобы завтра занять свое «место под солнцем», ритейлерам нужно начинать действовать уже сегодня, расставляя приоритеты и в соответствии с ними перераспределяя ресурсы компании.


Версия для печати (без изображений)