Санкт-Петербург всегда был особой точкой на бизнес-карте России. Вторая столица, Северная столица, Культурная столица — эти названия говорят сами за себя. Город действительно представляет интерес для предпринимателей. Добавим к этому близость к Европе, хорошую инфраструктуру, в том числе транспортную, и современный большой порт. Все это подразумевает, что для развития бизнеса в Петербурге и Северо-Западном федеральном округе имеются хорошие условия.

Что же происходит сегодня на ИТ-рынке Санкт-Петербурга? В какой степени федеральные и локальные игроки используют преимущества и сильные стороны города?

Как считает Елена Веселкова, директор по продажам OCS Distribution, на местном рынке происходит все то же самое, что и в других российских регионах. Падение объемов продаж, банкротство известных локальных розничных компаний, серьезное уменьшение количества проектов, сворачивание деятельности мелких фирм. Предприятия ищут любые возможности для сокращения расходов. И чаще всего это происходит за счет увольнения сотрудников. «Компании стремятся не только к сокращению издержек, но и к наращиванию бизнеса и маржи за счет новых видов бизнеса. Например, если генподрядчики раньше отдавали поставку ИТ-оборудования на субподряд ИТ-компаниям, то сейчас стремятся взять на себя и эту работу, несмотря на отсутствие нужных специалистов, — говорит Елена Веселкова. — Санкции не только добавили трудностей, но и помогают развивать новые направления. Так что не все так плохо. Еще можно отметить, что на рынке активно стали использоваться такие финансовые инструменты, как хеджирование, что позволяет партнерам, и особенно работающим с "рублевыми" заказчиками, уйти от курсовых рисков».

Игорь Каменский, руководитель по работе с регионами подразделения IT Business компании Schneider Electric, также подчеркивает, что на ИТ-рынке Северо-Западного федерального округа происходило то же, что и по всей стране, этот регион ничем особо не выделялся. Были слияния и поглощения крупных компаний, закрывались мелкие, шло укрупнение серьезных игроков. «Те фирмы, у которых были сильные позиции и хорошие заказчики, и в нынешних условиях чувствуют себя неплохо. С другой стороны, отсутствие больших денежных вливаний в различные отрасли является препятствием для их развития: мы видим, что большие компании начинают внутреннюю реструктуризацию и открывают для себя новые рыночные ниши, — комментирует Игорь Каменский. — Если раньше они получали основной доход от двух-трех крупных заказчиков, то сейчас многие пытаются работать и с малым бизнесом. Это нормальная ситуация, когда компания пытается удержаться на плаву. Сейчас просто идет этап выживания, поскольку денег на ИТ-рынке стало меньше».

По словам Дмитрия Бессольцева, руководителя департамента ИТ-аутсорсинга и проектов ALPGroup, главные направления развития ИТ-рынка Санкт-Петербурга фактически следуют общероссийским трендам, которые в последние два-три года в основном определяются общеэкономической и общеполитической ситуацией в России и за рубежом. «В первую очередь это набирающее обороты импортозамещение, которое со временем будет не только усиливаться, но и оказывать максимальное влияние на государственные компании и компании с частично государственным капиталом. Данный тренд затронет также крупные и средние коммерческие компании, — заявил Дмитрий Бессольцев. — В этом году отношение к импортозамещению существенно изменилось. Заказчики и участники рынка осознали, что оно пришло к нам всерьез и надолго, его нельзя переждать. Соответственно государственные компании, в том числе и петербургские, начинают фокусироваться на том, чтобы начать длинную цепочку реальных замен импортных ИТ-продуктов на отечественные или те, которые можно представить как российские». Однако здесь, как отмечает Бессольцев, представителей государственных и крупных коммерческих компаний ждет целый пласт сложностей. Главная из них в том, что при каждом таком изменении более функциональные импортные продукты, скорее всего, будут меняться на менее функциональные, не «притертые» друг к другу. Более того, заменяемый и новый продукты не эквивалентны, а лишь похожи, что значительно повышает вероятность ошибок, которые могут обойтись не просто дорого, а стать фатальными.

«Если брать во внимание последние пару лет, то тенденция, которая определялась 3—4 года назад, стала четкой: финансовые потоки окончательно переместились в сторону госсектора, — заявил Игорь Крюков, руководитель отдела продаж филиала компании “TEKO” в Санкт-Петербурге. — Корпоративный сегмент сдает позиции. Сегодня клиент с деньгами — это представитель госсектора». Он добавил, что в целом на рынке Санкт-Петербурга и близлежащих регионов идет переход на бюджетные решения. Среди тенденций — максимальная экономия, снижение издержек и цены. Особый акцент, как утверждает Игорь Крюков, необходимо сделать на том, что лидеры рынка усиливают свои позиции, в основном это касается Москвы, регионы так или иначе будут терять.

«Одна из заметных тенденций у корпоративных заказчиков из промышленности — отказ от использования самописных информационных систем (в управлении производством, логистикой, закупками, предприятием в целом), их замена на современные решения от известных поставщиков. Соответственно открываются возможности перед вендорами, как российскими, так и зарубежными, и их петербургскими партнерами», — отмечает Илья Янсон, директор АСКОН-Северо-Запад.

По мнению Олега Естюкова, менеджера по работе с розничными партнерами компании HP в России, розничный рынок компьютерной и цифровой техники Санкт-Петербурга максимально насыщен: это такие известные игроки, как «Кей» и «Компьютерный Мир», федеральные и локальные сети бытовой электроники, интернет-ритейлеры («Юлмарт», «Ситилинк», «Киберри» и др.), специализированные магазины («Микробит», NBCompany). Как только спрос на компьютерную технику, и особенно на ноутбуки, стал снижаться, это привело к перенасыщению рынка. Параллельно шел процесс бурного роста интернет-торговли. Эти факторы привели к серьезным изменениям. Основные вехи последних лет, как говорит Олег Естюков, таковы:

2008—2010 гг. — выход на рынок компании «Юлмарт», интернет-дискаунтер "Ситилинк" открывает филиал в Санкт-Петербурге;

2012 г. — открытие гипермаркетов «Юлмарт» в Москве и других регионах РФ (европейская часть);

2010—2014 гг.: уход с рынка локальных розничных сетей «Альтернатива Синицы», «Мир Техники», «Техношок» (объединение с «Техносилой»); развитие «Юлмарта» — открытие кибермаркетов, точек выдачи, логистических центров, расширение ассортимента новыми товарными группами (автотовары, детские товары) и сервисами (Zvooq, Bookmate и т. д.). «КЕЙ» внедряет концепцию «Техника и Человек» (новая рекламная стратегия, ребрендинг магазинов). Компания стремится уйти от имиджа исключительно компьютерного магазина, сохраняя фокус на цифровую технику;

2014 г., вторая половина: экспансия ДНС (покупка магазинов «Компьютерного Мира», открытие собственных магазинов ДНС/Технопойнт);

2015 г.: уход с рынка сети «Телемакс». Ноябрь — плановое открытие пригородного центра исполнения заказов «Юлмарт» на Пулковском шоссе. Его площадь — порядка 40 тыс. кв. м. Это новое поколение в формате «Юлмарта». Также в ближайших планах компании — открытие магазинов в Рязани, Перми и Уфе.

Как утверждает Дмитрий Гриневич, директор по развитию бизнеса ЗАО «Тринити», в последнее время, в связи с падением роста экономики, компании-заказчики вкладывают меньше инвестиций в развитие и расширение бизнеса, однако наблюдается рост интереса в консалтинговых услугах в области повышения эффективности и оптимизации бизнес-процессов на базе современных решений в области ИТ. Очевидно, что снизилась скорость апгрейда существующего «железа» заказчиков из-за прекращения экспоненциального роста требований к ПО. А процесс принятия ИТ-бюджетов переходит в Москву.

«В последние годы для ИТ-рынка нашего региона актуальны общероссийские тренды. Проходя через качественные изменения, рынок сужается и в то же время приобретает ярко выраженную ориентацию на высокотехнологичные решения», — заявил Евгений Голубев, директор филиала Xerox Россия в Санкт-Петербурге. Он добавил, что в бизнесе Xerox общая для индустрии тенденция развития ИТ-услуг выражается в первую очередь в стремительном росте интереса заказчиков к аутсорсингу печатных процессов. А по мнению Сергея Изотова, коммерческого директора системного интегратора X-Com в Санкт-Петербурге, в последние годы наблюдался взлет по всем направлениям развития региона, однако на экономическое состояние области самого последнего периода несомненно повлияла ситуация в стране, которая сложилась за последний год. Несмотря на общий спад, в Северо-Западном регионе наметилось развитие военно-промышленной отрасли и, как следствие, рост производства на оборонных предприятиях, каковых в регионе множество.

Всем нелегко, но по-разному

Какие компании сегодня чувствуют себя уверенно на питерском ИТ-рынке, а какие с трудом сводят концы с концами? «Среди поставщиков корпоративного ПО в более выгодном положении находятся те, у кого доля доходов от выполнения работ составляет не менее половины от общего оборота», — считает Илья Янсон. — Сюда входит настройка ПО, его внедрение, обучение сотрудников заказчика, кастомизация ПО. Такие компании создают дополнительную ценность для клиента. Компании, которые только закупают и поставляют ПО, проигрывают. Особенно если это ПО импортное, цена в России на которое зависит от курса валют».

По оценке Антона Черепахина, вице-президента, заместителя генерального менеджера по продажам компании «Марвел-Дистрибуция», сократилось количество субдистрибьюторов, продающих сотовые телефоны. Сейчас хорошо видно, как рынок для них сужается, доступ к кредитованию закрыт, поэтом они уходят с рынка. Резкий спад наблюдается в области небольших системных интеграторов, особенно ориентированных на одного-двух клиентов.

Как утверждает Елена Веселкова, мультивендорные реселлеры, не ориентированные на одного заказчика, лучше переживают кризис. Компании «одного заказчика» чувствуют себя гораздо хуже и вынуждены браться сейчас за все, что может хоть как-то удержать их на плаву. И это общая тенденция, это происходит во всех регионах. «Лучше всего сейчас поставщикам услуг. Занятая ими ниша может "просесть" только со всем бизнесом, производством и промышленностью в целом», — комментирует ситуацию Евгений Шешуков, заместитель генерального директора ООО «Кубитроник». Дмитрий Гриневич говорит, что фирмам, в которых работают сотрудники с высоким уровнем умений и навыков, проще выживать в текущей экономической ситуации. Конечно, такие специалисты имеют более высокие оклады, и необходимо постоянно вести работу по их удержанию, но, с другой стороны, с их помощью можно реализовывать проекты, приносящие высокие доходы. Труднее всего приходится компаниям, работающим по принципу «box moving». Если говорить об экономических показателях, то в нынешней ситуации, по мнению Гриневича, достаточно уверенно чувствуют себя на рынке компании, работающие по предоплате, а также те, кто не зависит от западных валют, и те, кто «почти» монополист. С ним согласен Игорь Крюков. Он утверждает, что уверенно себя чувствовали компании, которые прочно стоят на ногах — крупные и с четкой стратегией.

«Те игроки, которые останавливались на одном направлении, в период экономической нестабильности оказываются наиболее уязвимыми, — говорит Евгений Голубев. — Гораздо увереннее сейчас себя чувствуют компании, успевшие диверсифицировать бизнес и расширить портфолио за счет интеграционных решений. Сервисное обслуживание большого печатного парка — еще один источник стабильного ежемесячного дохода для компаний, отталкиваясь от которого они занимаются продажами с большей уверенностью в своих силах».

По словам Игоря Каменского, компании, у которых был достаточно широкий спектр предложений с точки зрения проектного бизнеса, удержались на плаву благодаря длинному временному циклу. Сейчас они заканчивают проекты, начатые полтора-два года назад. Возможно, через полгода-год они не найдут таких крупных проектов, но текущее положение у них более или менее нормальное. Ориентированные на одного, двух или трех заказчиков компании чувствуют себя очень плохо, если заказчиков серьезно затронул кризис. Это означает и сокращение персонала, и невозможность продолжения бизнеса в выбранном направлении. Попытки поиска новых ниш видны у всех: давно присутствующие на рынке игроки проходят уже не первый кризис и примерно представляют, что делать. Серьезные проблемы возникают в основном у молодых фирм, а остальные знают, какие направления нужно развивать, а какие временно приостановить. Сейчас важно не потерять ценных сотрудников и временно сократить издержки, чтобы после выхода из кризиса опять начать расти.

В трудные времена компании особенно ревностно следят за конкурентами и за игроками из других рыночных ниш. А вдруг там дела обстоят получше и можно рассчитывать на какую-нибудь прибыль? Сегодня на ИТ-рынке Санкт-Петербурга, по словам Дмитрия Гриневича, во всех сегментах наблюдается снижение объемов продаж. Прибыльными пока остаются все направления, но маржинальность упала везде. Системная интеграция, решения в области информационной безопасности, аутсорсинг (в том числе облачные технологии) исторически остаются более прибыльными и привлекательными. Дистрибуция и розничные продажи в первую очередь начитают испытывать трудности, связанные с текущей экономической ситуацией. Это подтверждает Елена Веселкова. «Практически все компании работают на грани безубыточности. Интеграторы вынуждены брать даже самые тяжелые проекты практически без прибыли. Сейчас для многих компаний главное — не останавливаться, удержать заказчиков и сохранить компанию», — отметила она.

Илья Янсон предлагает анализировать ситуацию на рынке не по типу бизнеса (консалтинг, дистрибуция, розница), а по типам заказчиков. Кто готов платить за услуги консультанта, интегратора, кто покупает или планирует покупать ПО? Тот и привлекателен. «В корпоративном секторе, в частности в промышленности, с которой работаем мы, уверенно смотрят в будущее предприятия, выполняющие заказы для Министерства обороны РФ, — подчеркнул Янсон. — Государство их поддерживает, идут программы технического перевооружения. Сегодня они наиболее прибыльный и перспективный сегмент для компании-консультанта, поставщика "железа" или ПО, системного интегратора».

Игорь Крюков отмечает снижение доходности и оборотов в розничном сегменте и в системной интеграции. Рост, по его словам, можно наблюдать только в госсекторе.

По мнению Игоря Каменского, рынок, связанный с оснащением бизнес-центров, почти не пострадал, поскольку строительный бизнес был менее всего затронут в последнее время. Однако и здесь не все радужно: компании начинают в условиях экономии средств переходить на более дешевые продукты. «Если раньше мы видели комплексные проекты с применением высококлассных технологичных решений ведущих вендоров, то сейчас увеличивается спрос на дешевые китайские аналоги, — говорит Каменский. — Заказчики стараются уложиться в тот бюджет, который есть на сегодняшний день. Что касается розницы, она падает везде, и Северо-Запад не исключение. Это связано и с деньгами населения и, естественно, с тем, что ИТ-рынок более или менее насыщен, и сейчас клиент уже не думает о покупке нового оборудования, предпочитая год-два доработать на старом, где-то провести ремонт вместо замены и пр.».

Как отмечает Евгений Голубев, динамика продаж офисных принтеров и МФУ свидетельствует о том, что сегмент дистрибуции сокращается вместе с рынком. В розничном сегменте сейчас также налицо падение, причем как в крупном, так и в мелком ритейле. «В то же время в сегменте системной интеграции мы видим четкий курс в сторону диверсификации. Нередко петербургские системные интеграторы занимаются одновременно телефонией, ПО, электронными архивами и даже строительством, особенно, если речь идет о крупном государственном контракте, — говорит Евгений Голубев. — В области ИТ-сервисов мы видим устойчивую положительную динамику, которая отмечается, например, в таких сферах, как поставка расходных материалов и обслуживание офисной техники. Это можно объяснить тем, что люди не перестают печатать и выполнять другие повседневные рабочие задачи даже в период кризиса». В компании Xerox также отмечают, что продолжает расти спрос на системы контроля печати и решения для автоматизации документоемких процессов. Стабильный и динамичный рост бизнеса наблюдается в сегменте аутсорсинга, в том числе в области услуг по управлению печатными процессами. Подобные услуги востребованы прежде всего среди компаний, работающих на высококонкурентных рынках, таких как финансовый сектор, ритейл, телеком и страхование.

Рост интереса к аутсорсингу специалисты связывают во многом с тем, что в условиях кризиса заказчики чаще задумываются об оптимизации бизнес-процессов и сокращении издержек. Внедрение услуг Managed Print Services (MPS) может уменьшить расходы на печать на 25—40%, поэтому такое решение привлекает все больше сторонников. Количество подписанных контрактов MPS стабильно растет как на Северо-западе, так и по всей России.

«По-прежнему хорошо чувствуют себя дистрибьюторы и крупные компьютерные компании, — считает Сергей Изотов. — "Юлмарт" — крупнейший игрок на Северо-Западе, которому на данный момент нет равных. В нынешней ситуации крупные фирмы поглощают небольшие, впрочем, это было и во время прошлого кризиса, в 2008 г. Вспомним, например, что DNS поглотила "Компьютерный Мир". Небольшие компании продались сами, не выдержав конкуренции. В числе крупных игроков рынка Санкт-Петербурга есть и московские сети — "Эльдорадо", "Техномир", "Медиа Маркт", "М.Видео". Присутствие других на питерском рынке, на мой взгляд, под большим вопросом, однако и эти крупные ритейлеры не составляют должной конкуренции для компании "Юлмарт" на Северо-Западном пространстве».

Как говорит Дмитрий Бессольцев, компании, закупавшие продукцию на Западе, точно стали чувствовать себя хуже. Одна из главных причин — скачки курсов валют. «Внутренний рынок не готов так быстро переваривать эти скачки, — заявил Бессольцев. — У дистрибьюторов ситуация такова: дилеры или конечные клиенты просто тормозят закупки. Либо у них нет денег и им нужен дополнительный заем или более длинная кредитная линия, либо они просто выжидают. При этом выбор у них нехорош: или закрываться, или существенно урезать расходы. Но интересно то, что расходы на ИТ такие компании режут не в первую очередь: прекращенных клиентами или сильно усеченных контрактов на ИТ-сопровождение у нас, по сути, нет. Потому что эти клиенты хорошо понимают важность поддержки своих процессов. Поддержка может лишь "сжаться", скажем, на 10%. Это пропорционально "сжатию" самой компании и сокращению пользователей. А где-то поддержка продолжает идти в прежнем объеме. А вот проекты, призванные положить начало чему-то новому (новая ИТ-система и пр.), не стартуют. Потому что требуют немалых инвестиций. Компании, по меньшей мере, ждут начала нового календарного года».

Однако на этой же волне, по словам Дмитрия Бессольцева, на 60% по сравнению с аналогичным периодом 2014 г. выросли запросы на такую услугу, как ИТ-аудит. Отмечается рост спроса как со стороны консалтинговых, так и со стороны сервисных и производственных компаний. Причем обращаются как федеральные, так и региональные предприятия. 

Конкуренция двух столиц: вы к нам, а мы к вам

Конкуренция между Москвой и Санкт-Петербургом всегда была сильна. А сейчас, когда рынок сжался, она стала особенно острой. Как отмечает Елена Веселкова, питерские компании все активнее работают с московскими заказчиками, поскольку в Москве и в федеральных структурах денег намного больше. И похоже, что проникновение петербуржцев в Москву — тренд более сильный, чем проникновение московских компаний на рынок Северной столицы. При этом конкуренция успешно соседствует с кооперацией, питерские компании стали заметно чаще и лучше договариваться, в том числе с московскими. Антон Черепахин подчеркивает, что острота конкуренции зависит от сегмента ИТ-рынка. Например, в розничной торговле нет сильной конкуренции с московскими компаниями, зато в сегменте системной интеграции все наоборот.

«В крупных тендерах, как и ранее, участвуют компании и из Москвы, и из других регионов. Там, где речь идет преимущественно о поставке компьютерной техники, у московских компаний могут быть сильные козыри, — отмечает Илья Янсон. — Если же договор предусматривает большой объем работ по внедрению и сопровождению ПО, здесь сильные позиции у местных игроков».

По словам Евгения Голубева, говорить об экспансии или конкуренции среди игроков партнерского канала не приходится, поскольку регионы работы реселлеров имеют четкие географические границы. Иногда бывает так, что подразделения заказчика распределены по разным регионам, но к конфликтным ситуациям в канале это не приводит. «Из-за близости Санкт-Петербурга и Москвы мы постоянно чувствуем присутствие московских коллег. В последние 5—10 лет московские фирмы работают на рынке Северо-Западного региона через свои представительства или дочерние компании, и нельзя сказать, что сейчас наблюдается какое-то усиление конкуренции, — комментирует Игорь Каменский. — Наоборот, в рамках снижения операционных расходов многие московские фирмы либо сокращают до минимума свои региональные представительства, либо вовсе их закрывают». Похожей точки зрения придерживается Дмитрий Гриневич. Он сообщил, что конкуренция есть, но она практически не изменилась за последние несколько лет. В основном конкурентная борьба ведется за федеральных заказчиков, за региональных заказчиков борьбы нет.

«Конкуренция питерских с московскими компаниями очень низка в малом бизнесе, выше в среднем и очень высока на рынке крупных корпоративных заказчиков, — говорит Дмитрий Бессольцев. — В сегменте крупного бизнеса очень много федеральных компаний. Для них логично и привычно работать именно с московскими фирмами. И питерской компании зачастую бывает намного сложнее войти в этот круг "привычных" поставщиков. К тому же крупная московская компания вполне может иметь в Питере подразделение, большее, чем крупная питерская ИТ-компания может себе позволить. К московским компаниям идут ресурсы и финансы из столицы, у них есть сильное политическое лобби, как правило. Их заказчики — тоже из Москвы. А питерская компания вынуждена выживать и развиваться в основном на питерских заказчиках или заказчиках из Северо-Западного региона. Это намного сложнее». Он добавил, что если московская компания способна перестроиться, учитывая специфику рынка Северо-Запада или Санкт-Петербурга, например предложить адекватные региональные коэффициенты, а не услуги по московским ценам, то у нее есть шансы стать на этом рынке успешной.

Евгений Шешуков говорит, что в сфере коммерции конкуренция сильно ощущается с московскими фирмами. Что же касается предоставления услуг, то здесь, наоборот, только взаимовыгодное партнерство и передача части работ субподрядчикам.

«Экспансия московских компаний, возможно, усилилась только в направлении крупных проектов, но в целом я не вижу сильных проигрышей питерских компаний московским», — сказал Игорь Каменский. А по мнению Дмитрия Гриневича, экспансия Москвы ослабла, рынок сократился, и бюджеты уменьшились, столичным ИТ-компаниям дорого содержать в Санкт-Петербурге офисы, консультантов и инженеров.

Кура, греча и поребрик

О языковых особенностях города на Неве знают все. А что можно сказать об особенностях ИТ-рынка Северной столицы? Есть ли у питерского бизнеса свои особенности или общие правила игры давно нивелировали все местные колориты?

Как считает Дмитрий Бессольцев, для любого заказчика Петербург — очень интересный город с точки зрения ведения бизнеса. Его большой плюс — хорошая транспортная доступность и близость к границам с Европой, если компания присутствует или работает в европейских странах. «В части присутствия иностранных компаний и удобства работы с крупным бизнесом вообще Петербург — это "вторая Москва". Мы, например, имея 60% иностранных клиентов — клиентов с европейскими корнями, это удобство очень чувствуем и ценим», — подчеркнул Дмитрий Бессольцев.

Евгений Голубев согласен, что близость к Европе привносит свою специфику. «Раньше мы иногда сталкивались с ввозом "серых" расходных материалов к нам из Финляндии и в Калининградскую область из Польши и Германии, однако сейчас эта проблема не столь актуальна», — сказал он. А по мнению Дмитрия Гриневича, Питер отличает большое количество квалифицированного персонала на стороне заказчика, но при этом очень медленное принятие решений.

«Традиционно розничный рынок Петербурга был очень специфичен по сравнению со столичным, — заявил Олег Естюков. — Во-первых, большая доля рынка принадлежала местным игрокам, таким как “Кей”, “Компьютерный Мир”. Ключевое преимущество этих сетей — их формат: большая площадь, максимальная выкладка, уровень подготовки продавцов, удобное расположение магазинов (в центре города и спальных районах, недалеко от станций метро и в местах с хорошим трафиком). Питерские покупатели привыкли, что рядом всегда есть магазин, где представлен максимальный ассортимент, товар можно протестировать, оценить дизайн и получить грамотную рекомендацию продавца. Особое внимание уделялось выкладке расходных материалов к печатным устройствам, компьютерным аксессуарам и сопутствующим товарам. Эти преимущества были оценены и офисами, в шаговой доступности которых располагался “Кей” или “Компьютерный Мир”.

Во-вторых, Петербург отличает обилие других локальных розничных игроков (“Рик”, “Техношок”, “Телемакс”, “Альтернатива Синицы”, “Мир Техники”) наряду с федеральными сетями (“М. Видео”, “Эльдорадо”, “Медиа Маркт”, “Техносила”) и интернет-ритейлеров (таких, как “Ситилинк”). Это делало борьбу за покупателя в Петербурге ожесточеннее, чем в любом другом регионе.

В-третьих, именно с Петербурга "Юлмарт" начал свою экспансию в 2008 г., предложив покупателю свой уникальный формат кибермаркета. И еще одно немаловажное отличие было характерно для питерского розничного рынка вплоть до второй половины 2014 г.: город оставался единственным, где крупнейшая федеральная сеть компьютерной техники ДНС не была представлена».

«Географическое положение и близость к Европе едва ли влияют на особенности ИТ-рынка Северо-Западного региона, но благодаря серьезному уровню образования здесь есть прекрасные возможности для ведения проектного бизнеса. Следует отметить высокую грамотность местных специалистов, которая позволяет компаниям из Санкт-Петербурга заниматься инфраструктурными проектами, — заявил Игорь Каменский. — Конечно, госконтракты достаются преимущественно московским компаниям в силу определенных политических предпочтений, но это не потому, что у нас отсутствуют подготовленные кадры, — они есть и очень часто со временем перебираются в Москву. Санкт-Петербург можно назвать кузницей кадров для отечественного ИТ-рынка. И не только отечественного: часто квалифицированные программисты уезжают за границу и успешно там работают».

Северо-Западный федеральный округ (СЗФО) включает 11 субъектов Российской Федерации: две республики — Карелия и Коми, Ненецкий национальный округ, семь областей — Архангельскую, Вологодскую, Калининградскую, Ленинградскую, Мурманскую, Новгородскую, Псковскую, а также город федерального значения Санкт-Петербург, административный центр округа. СЗФО занимает выгодное геополитическое положение — граничит с Финляндией, Норвегией, Польшей, Эстонией, Латвией, Литвой, Беларусью, имеет выходы в Балтийское, Белое, Баренцево, Карское моря. Помимо Санкт-Петербурга крупные портовые комплексы расположены также в Выборге (Ленинградская область), Калининграде, Архангельске, Мурманске.

По площади СЗФО занимает четвертое место среди семи федеральных округов (1,676 млн. кв. км, 9,9% территории РФ), по количеству населения — пятое, опережая лишь Уральский и Дальневосточный округа. Численность населения СЗФО на начало 2015 г. — 13 844 тыс. человек (около 9,5% населения России). Более 84% населения проживает в городах — это самый высокий показатель урбанизации среди федеральных округов. Экономически активное население СЗФО — 7,6 млн. человек, что составляет 71,5% общей численности населения округа.

В округе находится почти 72% запасов апатитов, около 77% титана, 45% бокситов, почти 18% алмазов и никеля России. Важное место в экономике региона занимает добыча нефти и угля (в основном она сосредоточена в Республике Коми). Запасы нефти и газа есть также в Калининградской области, в шельфовой зоне Баренцева и Карского морей. На долю СЗФО приходится 60% заготавливаемого в европейской части страны леса.

Доля СЗФО в промышленном производстве РФ составляет около 12%, в выпуске сельскохозяйственной продукции — более 6%. Особенность округа — значительное отличие входящих в него регионов по уровню развития промышленности, объему валового регионального продукта (ВРП) на душу населения, доходам и т. п. Есть регионы со значительными запасами сырьевых ресурсов, где развита добывающая и перерабатывающая промышленность, ориентированная в основном на экспорт — это Республика Коми, Ненецкий автономный округ, Архангельская, Вологодская и Мурманская области. Особое место занимают Санкт-Петербург и Калининградская область. Северная столица отличается диверсифицированной структурой экономики, развитой сферой услуг, большим научным потенциалом. Калининградская область — единственный российский анклав, оказавшийся в окружении стран, входящих в Европейский Союз. Наблюдавшийся до недавнего времени быстрый рост экономики в этой области, получившей статус особой экономической зоны, был во многом обусловлен налоговыми льготами, что привело к значительному увеличению сегмента СМБ. На долю четырех наиболее развитых регионов СЗФО (Санкт-Петербург, Мурманская область, Вологодская область, Республика Коми) приходится примерно 79% валового регионального продукта и 67% промышленного производства.

Лидирующее положение в экономике округа занимает Санкт-Петербург, обеспечивающий около 39% ВРП и 31% промышленного производства. Город специализируется на энергетическом машиностроении, тракторостроении, судостроении, точном приборостроении, радиоэлектронной, химической и нефтехимической, легкой и пищевой промышленности. Значительную роль в экономике города играет транспортный комплекс и прежде всего — морской порт, обслуживающий перевозки экспортных и импортных грузов. .

В городе расположены более 700 крупных и средних предприятий. Основа промышленности — тяжелая индустрия. Здесь работают судостроительные предприятия — «Адмиралтейские верфи» (корабли для ВМФ, танкеры, подводные лодки), «Средне-Невский судостроительный завод» (катера, тральщики для ВМФ), «Балтийский завод» (суда для морфлота, ледоколы), «Северная верфь» (суда для ВМФ и морфлота), крупные машиностроительные и приборостроительные заводы — «Ленинградский металлический» (паровые, газовые и гидравлические турбины), «Электросила» (электромашины, генераторы), «Электропульт» (электрическая аппаратура), «Севкабель» (силовые кабели, медный прокат), «Кировский» (тракторы, металлопродукция, сельскохозяйственная техника), «Арсенал» (космические спутники, артиллерийские установки, компрессорные станции), «Ижорские заводы» (прокатное и специальное оборудование, атомные реакторы), «Ленинец» (оборудование для авиации и вооружения, радиоэлектронное оборудование), «Светлана» (рентгеновские трубки, радиоэлектронная аппаратура, комплектующие), ЛОМО (оптические приборы), «Вагонмаш» (пассажирские вагоны для железных дорог и метрополитена) и др. В городе и области сосредоточены автомобильные заводы Toyota, Nissan, Hyundai, Ford, General Motors (остановлен 1 июля 2015 г., производство законсервировано), Scania (автобусы), Magna (автокомпоненты). Санкт-Петербург является также крупнейшим центром пивоварения в РФ — пять заводов производят почти пятую часть всего российского пива.

Более половины населения СЗФО (50,3%) проживает в Санкт-Петербурге (5192 тыс. человек) и Ленинградской области (1776 тыс. человек). Принятая в прошлом году правительством РФ федеральная программа развития территорий предполагает комплексное развитие агломерации города и области, прежде всего — в плане формирования единой транспортно-логистической инфраструктуры, рынка труда и потребиления. По данным Петростата, в январе-июле 2015 г. индекс промышленного производства в Санкт-Петербурге снизился на 8,2% (в обрабатывающих производствах — на 9,2%) по сравнению с тем же периодом прошлого года. Выпуск транспортных средств и оборудования снизился на 24%, электронного и оптического оборудования — на 19%, химического производства — на 18%. В I полугодии 2015 г. объем инвестиций в основной капитал в Санкт-Петербурге сократился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 10% и составил 180 млрд. руб. В Ленинградской области этот показатель снизился на 11,4%, до 63,3 млрд. руб.

В январе-июле 2015 г. оборот организаций, расположенных в Санкт-Петербурге, достиг 4093,9 млрд. руб. — на 4,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года. В Ленинградской области оборот составил 1017 млрд. руб., увеличившись на 14% по сравнению с показателем января-июля 2014 г.

В I полугодии 2015 г. доходы консолидированного бюджета Санкт-Петербурга достигли 211,2 млрд. руб., Ленинградской области — 62,9 млрд. руб., профицит бюджета города составил 23,6 млрд. руб., области — 13,2 млрд. руб.

За январь-июль 2015 г. по сравнению с тем же периодом прошлого года оборот розничной торговли в городе сократился на 8,8%, в области — на 6,9%. Средняя номинальная заработная плата, начисленная за июнь 2015 г., в Санкт-Петербурге составила 44 813 руб., в области — 34 177 руб. Реальная заработная плата по сравнению с июнем 2014 г. снизилась в городе на 7,7%, в области — на 8,9%.


Версия для печати (без изображений)