Продажи практически всех традиционных для ИТ-рынка товарных линеек падают. По мнению большинства экспертов, в основе сложившейся ситуации лежат экономические причины, усугубляемые политической нестабильностью. С другой стороны, именно сейчас происходит очередной революционный технологический рывок. На профильных выставках компании-производители показывают не только многообещающие разработки, но и готовые продукты и решения, массовое появление которых способно возродить и поднять ИТ-рынок на новый качественный уровень.

Однако, как сказал Антуан де Сент-Экзепюри, в действительности все совершенно иначе, чем на самом деле. Участники российского ИТ-рынка довольно скептически относятся к тому, что в ближайшем будущем какие-либо из передовых продуктов, решений, технологий смогут стать теми драйверами роста, которые помогут выйти из кризиса. И связывают возрождение с совершенно другими факторами.

Генеральный директор Группы компаний DIGIS Борис Эшкинд уверяет: в России нет кризиса ИТ-рынка, а есть его падение на фоне системного экономического кризиса. «В основе падения лежит не столько жизненный цикл товаров, сколько общее снижение платежеспособности и негативные ожидания потребителей. Именно поэтому не существует продуктов, на которые можно опереться для выхода из кризиса. Тут необходимы политическая стабилизация и рост экономики в целом», — подчеркивает Эшкинд.

В компании «Позитроника» полагают, что одним из факторов, влияющих сегодня на развитие рынка, стала позиция покупателей. «Потребители впредь будут рационально тратить свои деньги, в том числе и на технику. Мы предполагаем, что ко второй половине 2016 г. накопленный неудовлетворенный спрос остановит падение рынка, но интерес появится не к новинкам, а к ранее зарекомендовавшим себя продуктам, и ключевыми факторами при выборе товаров станут цена и надежность», — прогнозируют в пресс-службе компании.

Директор по маркетинговым коммуникациям интернет-магазина e2e4online.ru Алексей Юсупов также считает, что падение происходит исключительно из-за экономических проблем. «Нельзя сказать, что рынок насытился смартфонами или ноутбуками, — говорит Юсупов. — Цифровая техника постоянно прогрессирует, а значит, ее нужно периодически обновлять. То, что показывают на выставках производители, по сути и есть обновления основных категорий или технологии, которые будут применяться в привычных нам изделиях через некоторое время. При этом в ближайший год те же 3D-принтеры и устройства дополненной реальности останутся скорее нишевыми продуктами и вряд ли как-то значительно повлияют на расстановку сил на рынке массового потребителя. Стоит заметить, что неплохим подспорьем уже сегодня являются аксессуары, позволяющие получить новый опыт взаимодействия со смартфонами и планшетами, например smart-часы или бытовые приборы, способные взаимодействовать с вашим основным мобильным устройством».

По словам менеджера по коммуникациям компании «Связной» Сергея Тихонова, на данном этапе мы наблюдаем более массовое внедрение разработок последних лет. «Например, всего несколько лет назад IPS или OLED-дисплей на смартфоне считался признаком устройства флагманского сегмента, и его стоимость была соответствующей, — рассказывает Тихонов. — Сейчас такой тип экрана можно встретить даже на аппаратах ценовой категории до 5 тыс. руб. С технологией LTE, которой пока что оснащен только каждый пятый продаваемый в России смартфон, ситуация аналогична. Потенциал для развития в рамках уже существующих технологий пока не исчерпан. С ростом распространения той или иной технологии сокращается и ее стоимость. Следовательно, растет доступность конечных устройств для потребителя. Всего 2–3 года назад гаджет с LTE всегда относился к ценовому сегменту более 25–30 тыс. руб. Сейчас возможность выбора смартфонов с поддержкой LTE есть даже в сегментах до 10 тыс. руб.».

Впрочем, эксперты рынка не отрицают, что новые продукты и технологии внесут свою лепту в восстановление рынка. Сергей Тихонов отмечает, что пока такие известные технологии, как 3D-печать, «очки дополненной реальности», изогнутый дисплей, не слишком востребованы просто потому, что их стоимость очень высока для массового покупателя и не позволяет им стать драйвером развития рынка электроники. «Как только компании найдут способы удешевить производство изделий с поддержкой этих технологий и к ним будет готов рынок, сегмент электроники получит импульс к дальнейшему развитию, — уверяет Тихонов. — Среди тех категорий электроники, которые в ближайшие годы могут выступать драйверами, можно выделить, например, smart-аксессуары (трекеры, часы, наушники и т. д.). Мы ожидаем, что по итогам 2015 г. рынок „умных“ аксессуаров в России покажет трехзначный рост».

По мнению директора по стратегическому развитию и маркетингу компании Merlion Дениса Мальцева, реальные перспективы для продаж, если говорить об инновационных продуктах, в России открываются разве что перед очками дополненной реальности. «Этот продукт нашел свою нишу — сначала в авиационной и космической промышленности, а затем и в автопроме, — говорит Мальцев. — Что касается 3D-принтеров, то такие решения пока не закрепили за собой место в какой-то индустрии, где они приносили бы ощутимый коммерческий эффект, дополняя либо заменяя существующие технологии. Если в 2016 г. прорыв в области 3D-печати и произойдет, то, скорее всего, не в России, и наши компании внедрят подобные решения несколько позднее. При этом надо понимать, что любые инновации на первоначальном этапе имеют больше имиджевый эффект (либо нацелены на будущее), поэтому в условиях жесткой экономии бюджетов, как корпоративных, так и семейных, не стоит делать серьезную ставку на „возрождение“ ИТ-рынка за счет одних только эффектных новинок».

Менеджер торгового отдела ЭЛЕКС «Интертех» (Рязань) Денис Волков полагает, что новые технологии не станут точками активного роста. «Да, какой-то прирост они дадут, но большего ждать не следует, — размышляет Волков. — Например, 3D-принтеры мало того что пока достаточно дороги, но и не так много людей умеют ими пользоваться. К тому же их специфика пока не сделала этот товар пригодным для широкой аудитории. Системы безопасности, в том числе и „умный дом“, в „бытовом варианте“, к сожалению, также еще сыроваты (тестировали на себе)».

А вот руководитель отдела маркетинга USN Computers Леонид Сальников думает, что точками драйвера роста российского рынка в нынешних условиях могут стать ...«дешевые устройства с хорошими потребительскими характеристиками». «На массовом рынке в кризис люди быстро учатся считать деньги, и заставить их купить смартфон премиум-класса, у которого есть полный аналог по цене, вдвое меньшей, практически невозможно, — поясняет Сальников. — Именно поэтому сейчас мы видим приход азиатских онлайн-ритейлеров, и их популярность растет не по дням, а по часам. С одной стороны — это катастрофа для нашего рынка потребительской электроники, с другой — новая реальность. И тот, кто „оседлает“ эту тенденцию — „обелит“ канал, решит вопросы сервиса и сроков доставки, — будет в выигрыше. В B2B-сегменте, как всегда в такую пору, будут востребованы простые, надежные и масштабируемые решения, которые позволят оптимизировать ИТ-бюджет и повысят эффективность бизнес-процессов. Также текущая политическая ситуация благоприятно влияет на развитие бизнеса, связанного с локализаций производства международных брендов в России и лицензионным выпуском высокотехнологичного оборудования под российскими брендами».

Точки роста корпоративного рынка

Компании, работающие на корпоративном рынке, в число продуктов, решений и технологий, на которые можно опереться, включают как новые, так и появившиеся уже давно, но по разным причинам не получившие широкого распространения.

Генеральный директор IBM России и СНГ Андрей Филатов одним из возможных драйверов рынка называет развитие IBM Watson и эры когнитивных вычислений, выход решений на качественно новый уровень при помощи интеграции аналитических продуктов с системой IBM Watson. Другими точками роста, по словам Филатова, станут дальнейшее развитие направления IoT и его проникновение в бизнес-индустрию, что повлечет создание множества ИТ-решений на базе IoT, а также дальнейший рост числа решений в области аналитики, облаков, мобильности, социального взаимодействия и безопасности и развитие таких направлений, как Flash, СХД, Software-Defined Storage.

Заместитель генерального директора компании AUVIX Евгений Овчинников, подчеркивая, что сегодня главное «удержаться в исходном положении и не падать», считает, что на рынке AV стоит обратить внимание на профессиональные дисплеи и светодиодные решения, а также, возможно, на инсталляционные проекторы. «Причин тому несколько, — рассказывает Овчинников. — Во-первых, сейчас становятся востребованными решения Digital Signage. Подготовка к чемпионату мира по футболу идет полным ходом. Цифровыми вывесками и экранами оснащаются спортивные объекты, аэропорты, вокзалы. Для этого требуются дисплеи. Еще один мировой тренд — популярность мэппинга1. В Москве сейчас он встречается так же часто, как и в Европе».

Руководитель направления бизнес-решений Plantronics Дмитрий Архипов полагает, что кризисные явления в экономике способствуют развитию таких продуктов и решений, которые оптимизируют затраты компаний и увеличивают продуктивность. «Например, технология Unified communications (UC), которая объединяет набор продуктов в единый интерфейс для свободного доступа к услугам на различных устройствах в режиме реального времени. Такие интегрированные технологии будут все более востребованы рынком из-за ощутимых экономических преимуществ и комфортного использования», — уверен Архипов.

По словам руководителя отдела развития бизнеса Panasonic Россия Германа Гаврилова, будущее за новыми технологиями, без которых невозможен рост высокотехнологичной индустрии. «Российский ИТ-рынок, безусловно, обладает факторами роста, определяющими его развитие на ближайшие годы, — подчеркивает Гаврилов. — Одна из таких реперных точек — внедрение оптических технологий в сфере архивации и хранения данных. Объем информации постоянно растет, и пропорционально ему увеличиваются возможности разработчиков инженерных решений и софта. Взрывной спрос на холодные архивы демонстрируют практически все организации, оперирующие большими массивами файлов разного формата. Это суды, нотариальные конторы, промышленные предприятия, банки, страховые компании, медиакомпании, государственные структуры, университеты, музеи, фондохранилища Мы ожидаем, что к 2020 г. объем архивных данных в мире увеличится до 4,3 зеттабайт (~4,3 трлн. гигабайт). Например, системы хранения данных на оптических дисках Panasonic могут обеспечить сохранность данных до 50 лет без перезаписи и позволяют сэкономить до 6,4 млн. долл. за 20 лет хранения. Кроме того, холодный архив на оптических дисках потребляет в 30 раз меньше электроэнергии, чем архив на жестких дисках. В целом перспективы холодных архивов в качестве драйверов роста ИТ-рынка выглядят весьма убедительными».

Показательно, что производителям технологий для хранения данных помогает и само государство. В 2015 г. по распоряжению премьер-министра Дмитрия Медведева в Госдуму внесен законопроект об электронной копии печатного издания, которая будет входить в состав обязательного экземпляра. Она станет эталонной, предназначенной для долгосрочного хранения.

Герман Гаврилов говорит еще об одной новейшей технологии доступа к информации — Light ID. «Новинка еще не стала „конвейерной“, но это дело ближайшего будущего, — уточняет он. — Инновационное решение позволяет сделать свет „умным“ и осуществить доступ к информации посредством кодирования световой волны. Уникальность решения в том, что световой код можно считать с дальнего расстояния, до 10 метров. Пользователю достаточно лишь загрузить на смартфон специальное приложение, навести камеру на освещенный объект и получить доступную информацию о нем на любом языке мира. Внедрение Light ID позволит расширить возможности и смежных индустрий — можно прогнозировать рост спроса на „умные“ светодиодные светильники и увеличение рынка мобильных приложений».

Менеджер по продукции Россия и СНГ Synology GmbH Максим Лисновский напоминает, что существуют ниши, которые будут развиваться невзирая ни на какой кризис. «Объем данных неизменно растет. Отказ от дополнительного места для хранения данных — это отказ от роста, от новых клиентов и в конечном счете от прибыли. Системы хранения данных — краеугольный камень этого развития, поскольку они представляют собой масштабируемые и экономные решения с широким спектром функций, — подчеркивает Лисновский. — В зависимости от выбранного вендора и модели на базе NAS-серверов можно закрыть не только вопрос хранения данных, но и многие другие. Web-Hosting, Mail Server и видеонаблюдение — хорошие примеры, но это лишь вершина айсберга. Если продавцы и интеграторы смогут донести это до своих клиентов, то рост продаж не заставит себя ждать».

По словам presale manager Kyocera Document Solutions RUS Сергея Свистунова, сейчас происходит сдвиг в сторону комплексных программных решений и облачного хранения данных. «В России филиалы компании могут располагаться очень далеко друг от друга, но оставаться одной системой, с точки зрения пользователя. Сейчас уже не так важно, на каком принтере сделать отпечаток, — можно подойти к любому из них, и не имеет значения, в каком городе находится „девайс“, — данные всегда под рукой. Если добавить к системе оборудования и программного обеспечения качественный сервис, SLA (условия обслуживания), проактивный мониторинг и высокую готовность системы, — получится уникальный продукт, который, с точки зрения Kyocera Document Solutions, станет основным драйвером роста в следующем году», — уверяет Свистунов.

Сегодня вендор уже переходит от модели продажи оборудования как отдельных устройств к сервисам и комплексным решениям, внедряя концепцию MDS — Managed Document Service. «При реализации проекта MDS клиент получает решение задач, не только прямо связанных с печатью и сканированием, но и оптимизацией бизнес-процессов и документооборота, — рассказывает Свистунов. — При этом помимо многофункциональных печатающих устройств система включает в себя и программную среду, на которую смещается акцент. Именно интеграция оборудования и программной среды становится той точкой роста, которая позволяет создать что-то действительно новое и принести настоящую пользу клиентам. Преимущества такой интегрированной системы многогранны, в зависимости от особенностей компании могут быть реализованы те или иные возможности».

Директор федерального центра продаж компании Softline Александр Фирсов уверен: главными драйверами станут облачные продукты, сервисы, услуги. «Для определенного сегмента компаний больше нет необходимости закупать мощное серверное и сетевое оборудование, дорогостоящее программное обеспечение, не нужен и большой штат персонала для его администрирования. Это та часть расходов, на которой можно и нужно экономить, урезать свои ИТ-бюджеты. Теперь можно осуществить перенос серверов в облака, т. е. разместить и обрабатывать данные вместо физических машин у себя в компании — на выделенных виртуальных серверах в дата-центрах компаний — провайдеров облачных услуг. В результате клиенты получают привычный для них функционал всех офисных продуктов, корпоративной почты, бухгалтерских программ без больших затрат», — говорит Фирсов.

Директор по маркетингу CloudDC Юлия Вихрева полагает, что российскому рынку сегодня поможет модель ухода от CAPEX2. «Когда бизнес переходит на арендную модель ресурсов, не тратит огромные бюджеты на закупку „железного“ оборудования, не раздувает штат ИТ-департамента и превращает ИТ-отделы в драйверы роста, а не в затратный центр, как принято его воспринимать, — поясняет Вихрева. — Поэтому виртуализация ресурсов — это та самая точка роста, которая поможет бизнесу преодолеть сложные времена. ИТ-отрасль также изменится благодаря повсеместному распространению облачных технологий. ИТ-вендоры будут ориентироваться на интеграцию облачных сервисов в свои продукты, а рынок облачных операторов пополнится конкурентами из других отраслей (мобильные операторы, системные интеграторы, ИТ-аутсорсинг), которые захотят диверсифицировать свой бизнес за счет облаков. Облачные технологии демонстрируют значительный рост в этом году и, по прогнозам аналитиков Gartner и IDC, это продолжится в ближайшие несколько лет».

«Лавинообразный рост рынка ИТ в предыдущие годы ожидаемо привел к тому, что в среднем в компаниях увеличилось количество различных, часто разрозненных ИТ-систем. Стало больше и информации, хранимой в электронном виде, — рассказывает генеральный директор компании „Код безопасности“ Андрей Голов. — Информация становится реальным активом предприятия. И если раньше ваши данные были мало кому интересны, то сейчас они стоят денег, иногда очень больших. При этом растет количество злоумышленников — если раньше у вас был один инцидент ИБ, то теперь их становится 10, 20, 30 и более. Поэтому, как мне кажется, одним из драйверов рынка ИТ в целом становится рынок ИБ. Практика нашей компании это подтверждает — несмотря на кризис, в 2015 г. у нас рост составит порядка 50%. Количество угроз информационной безопасности растет. Чем масштабнее ИТ-системы — тем сложнее противостоять этим угрозам. Среди всех событий, данных, инцидентов в информационных системах необходимо найти логику. Все, что связано с управлением уязвимостью, инцидентами, — это безусловные точки роста».

При этом Андрей Голов уверен, что рынок ИБ не только растет, но и меняется, поскольку по мере трансформации информационных технологий становится иным весь ИТ-ландшафт. И, как следствие, должны зарождаться новые технологии ИБ. «Один из ключевых трендов сейчас — это объединение различных ИБ-продуктов в комплексные решения, — поясняет он. — Рисков появляется все больше, и они очень болезненны. Бороться с ними с помощью разрозненных продуктов становится сложнее. Рынок сейчас диктует системный, целостный подход к безопасности информации. Важно и то, что в наше непростое время активизируются технологические разведки. Если раньше они работали на те или иные государства, то теперь могут быть и чисто коммерческими. Промышленный шпионаж существует и, к сожалению, будет только развиваться. Если говорить о технологических точках роста рынка, то это продолжение развития облачных и мобильных технологий. Здесь российский сегмент ИБ ждут существенные изменения».

А вот директор по развитию корпоративного бизнеса ПАО «МегаФон» Влад Вольфсон называет одним из эффективных путей оптимизации в сложившихся условиях аутсорсинг. Так и не ставший драйвером развития рынка в «сытые годы», сегодня именно аутсорсинг, по мнению ряда экспертов, может обрести второе дыхание.

«Мы предлагаем клиентам кастомизированные решения, — рассказывает Влад Вольфсон. — Например, услуга „Виртуальная АТС“ и „Виртуальные серверы“. Или пример из совсем другой области. Зачастую в компаниях у сотрудников разные потребности в услугах мобильной связи, что находит свое отражение в корпоративных политиках — лимиты на связь, доступные или недоступные услуги. Мы предлагаем услугу „Анализатор счета“, которая автоматизирует весь процесс управления мобильной связью на предприятии, оптимизирует корпоративный счет и даже интегрируется в программы бухгалтерского учета, такие как „1С“».

«Точками роста в кризис всегда становятся антикризисные решения, которые предлагают заказчикам сократить ИТ-бюджеты без снижения требований к уровню высокой готовности ИТ-инфраструктуры и ее производительности, — уточняет менеджер по развитию бизнеса „Тимэкс РУС“ Максим Прахов. — Однако в текущей ситуации речь также может идти также не о сокращении ИТ-бюджета, а о попытках вписать в рублевые расходы все необходимое в условиях выросших долларовых цен. В этом случае новые программные продукты, устройства и технологии могут представлять в первую очередь вендоры и поставщики ИТ-решений, которые вышли на рынок совсем недавно. Ведь текущие игроки, как правило, заинтересованы в продаже своих решений без каких-либо модификаций и чаще всего неспособны предложить рынку что-то по-настоящему новое».

По мнению директора по маркетингу ZAKUPI.NET Федора Быкова, для выхода ИТ-рынка из кризиса ему необходим... малый бизнес. «Развитие и рост СМБ напрямую связаны с оптимизацией издержек, возможных только при функционировании развитой ИТ-инфраструктуры. Без малого бизнеса и его представителей спрос на ИТ могут обеспечивать только крупные компании и государственные предприятия, а этот рынок уже насыщен и сам по себе не способен на резкий рост. Тем не менее именно эффективные с финансовой точки зрения решения для малого и среднего бизнеса могли бы стать необходимой точкой роста».

Новинка-2016

Что же компании ожидают от 2016 г.? Могут ли уже в следующем году появиться продукты, которые станут драйверами роста российского ИТ-рынка?

По мнению большинства экспертов, на потребительском рынке вряд произойдут какие-то кардинальные изменения. А вот рынок корпоративный ждет отдачи от новых технологий и решений уже в ближайшем будущем.

Алексей Юсупов напоминает, что «революционный продукт всегда должен пройти период оценки пользователями и, возможно, будет выпущено несколько его версий, перед тем как он станет действительно популярным».

«Говорить о принципиально новых по функционалу продуктах, которые могли бы перевернуть весь рынок электроники в России и в мире и дать ему толчок для роста в 2016 г., не стоит, — подчеркивает Сергей Тихонов. — Сейчас из всех сравнительно новых по функционалу гаджетов массово доступны только „умные“ аксессуары, продажи которых растут и в нашей стране, и в мире в целом. Однако пока влияние этой категории на весь рынок электроники почти не ощущается».

В компании «Позитроника» уверяют, что если что-то и появится, то это будут товары, относящиеся к категориям «Коммуникации» и «Контроль состояния здоровья».

По словам Дениса Волкова, все новые технологии переживут краткосрочный бум, но драйверами роста не станут. По крайней мере, пока. В дальнейшем, при усовершенствовании технологий и «доведении» их до потребительского рынка, рост возможен, но вряд ли он случится в 2016 г. При этом Волков полагает, что стоит учитывать и географический аспект: «В Москве появятся все новинки, а отдаленные регионы будут относиться к ним с опаской».

Борис Эшкинд считает, что в следующем году можно ожидать продукты (например, какие-либо технические новинки), которые способны стать драйверами роста отдельных компаний. Говорить же о драйверах роста ИТ-рынка в настоящий момент не приходится.

«Конкретные продукты сегодня вряд ли смогут стать таковыми, — размышляет Евгений Овчинников. — В последние несколько лет увеличивался спрос на комплексные решения, а в кризисное время повышаются требования к ним. Заказчик хочет иметь максимально эффективную систему по приемлемой цене. Поэтому в выигрыше окажутся те, кто сможет предложить сбалансированное высокотехнологичное решение по привлекательной цене».

По словам Влада Вольфсона, у российских телеком-операторов ситуация меняется динамично, и сегодня драйверами роста можно считать мобильную передачу данных, корпоративных клиентов с их растущими потребностями. Фиксированная связь имеет положительный тренд. «В корпоративном сегменте рост выручки от услуг передачи данных в 2014 г. в „МегаФоне“ составил 56,4%, — рассказывает Вольфсон. — В бизнес-сегменте мы делаем ставку на услуги М2М (machine-to-machine). M2M-сервисы позволяют обеспечивать доступ к оперативной информации о потребляемых услугах связи и о работоспособности оборудования, удаленный мониторинг передвижений сотрудников и автотранспорта, контролировать посещение нужных объектов и рабочих зон и т. д. В 2015 г. абонентская база в сегменте В2В по М2М увеличилась на 25%».

По мнению Андрея Филатова, в 2016 г. будут пользоваться спросом локальные разработки, использующие лучшие платформные решения. К примеру, будет расти число OEM и ASL-соглашений.

Дмитрий Архипов считает, что драйверами роста могут стать продукты российского производства, которые позволят экономить деньги компаний. «На данный момент мы видим высокий интерес к ВКС», — уточняет Архипов.

Согласен с коллегой и Андрей Голов: «Один из таких драйверов это, конечно же, импортозамещение. Российские производители ПО вынуждены разрабатывать качественные, комплексные продукты. Один из примеров — наше новое решение Secret Net Studio, в котором получилось логически связать различные слои и механизмы безопасности: безопасность данных, приложений, сети, операционной системы и периферийного оборудования. Безопасность начинает наполняться логикой. Это новый тренд в истории ИБ, подобные продукты — безусловный драйвер роста рынка». По словам Андрея Голова, еще одна ниша, которая будет демонстрировать хорошую динамику, — создание модульных продуктов. В условиях ограничения бюджетов заказчики ценят возможность постепенно наращивать компоненты новых решений. Такой подход позволяет создает условия для гибкого ценообразования, которое теперь целиком зависит от потребностей клиента.

«На начальном этапе развития рынка ИБ требовалось обеспечить compliance, — рассказывает Голов. — Но ведь соответствие требованиям регуляторов в вопросах ИБ — это лишь точка старта. Тогда цель регулятора состояла в том, чтобы обеспечить минимальную защищенность организаций. По мере взросления отрасли (как раз этот момент мы переживаем сейчас) выбор заказчиков будет подчиняться четкой логике. Поэтому появится спрос на SIEM-продукты3, средства управления уязвимостью, комплексные решения. Вырастет популярность инструментов защиты веб-технологий. Все то, что у зарубежных вендоров было в тренде пять лет назад, у нас появляется только сейчас».

Александр Фирсов также полагает, что тема импортозамещения выглядит многообещающей. «Есть предприятия, где не должно использоваться вычислительное оборудование и ПО американских производителей, — напоминает Фирсов. — Нельзя, чтобы получилось так — мы откажемся от „железа“ и ПО иностранного производства, а эффективной замены у нас еще не будет создано. Положительная динамика уже заметна, но работы в этом направлении предстоит еще много».

По словам Сергея Свистунова, прорывными должны стать комплексные продукты и MDS-решения на базе МФУ.

Максим Прахов уверяет, что в 2016 г. для партнерских компаний краеугольным камнем могут стать решения и продукты, которые появились на рынке несколько лет назад. Речь идет, например, о СУБД «с востребованным антикризисным решением, — в подобных проектах помимо высокой маржинальности партнеры получают сервис миграции данных, а также оказания услуг первой и второй линии технической поддержки», рассказывает Прахов. В качестве примера он приводит СУБД Tibero южнокорейского вендора TmaxSoft, позволяющую сократить стоимость владения СУБД вдвое по отношению к конкурирующим решениям, например, Oracle.

Федор Быков полагает, что можно было бы опереться на централизованный пакет ПО, объединяющий в себе функционал по организации и управлению бизнес-процессами и рекламой. «На этой бизнес-платформе должны быть представлены все желающие участники рынка как России, так и стран СНГ, и где каждый может вложить немного денег и желания и использовать эти ресурсы для оптимизации собственного бизнеса, — резюмирует Быков. — Именно тогда множество небольших игроков рынка смогут стать мощным драйвером не просто какой-то определенной сферы бизнеса, а экономики страны в целом. Учитывая логистические и территориальные особенности нашей страны, а также политическую направленность, это позволит в дальнейшем выйти нашей стране на международный рынок с различными продуктами, помимо торговли природными ресурсами».

А Юлия Вихрева считает, что в 2016 г. будут востребованы любые продукты и решения, которые помогут экономить. «Но если абстрагироваться от кризиса, то также можно сказать о повсеместно набирающей рост аналитике, — уточняет Вихрева. — Мы наблюдаем бурный рост объема информации, массивы накопленных данных уже настолько велики, что хранить их в неструктурированном виде становится все дороже. Поэтому в целях оптимизации требуется их обработка. Значит, появляется возможность для роста бизнеса производителей различных аналитических приложений».

Возрождение

Возможно, стимулировать развитие смогут не только новые продукты, технологии и решения, но и «старые», продажи которых сегодня падают. Смогут ли какие-то из них «возродиться», обрести «второе дыхание»? У представителей ИТ-компаний единого мнения нет.

«Почему практически все традиционные для ИТ-рынка товарные линейки демонстрируют падение, даже смартфоны и планшеты? — размышляет Александр Фирсов. — Отчасти дело в них самих. Что было до сегодняшнего дня? Есть производительные планшеты Applе, но при этом малопригодные для корпоративного сегмента и повседневных офисных задач. Есть планшеты под Microsoft Windows, но им по удобству, скорости, времени автономной работы далеко до производительных настольных систем и ноутбуков. В каком направлении будет двигаться этот сегмент дальше? Компания Apple выпускает планшет с расчетом на профессиональное использование iPad Pro, а Microsoft предлагает редакцию своего самого популярного продукта Офис 365 под конкурирующую платформу Apple iOS. Таким образом, мировые лидеры ИТ-индустрии показывают, что стандартные модели развития больше не работают и нужно искать новые пути, даже вместе со своими конкурентами. А станут ли подобные продукты драйверами роста — покажет время».

В компании «Позитроника» полагают, что рывок вперед могут предпринять смартфоны, так как потребители продолжат менять маленькие экраны на большие, 2G и 3G на LTE. Проникновение носимых устройств и спортивных гаджетов станет более интенсивным вместе с ростом доли смартфонов, используемых потребителями. Вероятно, заметными станут продажи комплектующих для апгрейда существующих систем: жестких дисков большей емкости для хранения контента, SSD для ускорения работы систем, оперативной памяти.

Андрей Филатов также полагает, что прибавить могут такие категории товаров, как гаджеты, включая планшеты, 3D-принтеры. «Расти при смене поколений будут и традиционные линейки серверов и систем хранения», — считает Филатов.

По мнению Сергея Тихонова, объективных стимулов для активного развития большинства категорий персональной электроники нет. Особенно учитывая текущую экономическую ситуацию, а также достигнутый уровень технологического развития.

«Например, сегмент фотоаппаратов, где почти три четверти продаж в штуках составляют компактные камеры (т. н. мыльницы), будет по-прежнему сокращаться, — поясняет Тихонов. — Это связано с повышением уровня камер смартфонов. Кроме того, сам функционал „умного“ телефона шире, чем у „бытового“ фотоаппарата, а цена часто бывает ниже или почти такой же. В фотосегменте относительно уверенно себя чувствуют беззеркальные фотокамеры, которые сочетают в себе возможности профессиональных фотоаппаратов и компактный размер. Смартфоны с большим экраном частично заменяют небольшие планшеты, что влияет на продажи последних. Поставки этих устройства, несмотря на их многофункциональность и то, что они замещают несколько категорий гаджетов, также продолжают снижаться».

При этом менеджер по коммуникациям компании «Связной» отмечает, что планшетные компьютеры, особенно бюджетные устройства, несмотря на падение продаж в 2015 г. как минимум на треть, успешно заменяют собой сразу несколько гаджетов — электронные книги, фоторамки, навигаторы. «Более дорогие планшеты конкурируют с ноутбуками и выигрывают у них за счет компактности. Технические характеристики ноутбуков и планшетных компьютеров постепенно выравниваются, и для решения повседневных задач людям часто достаточно планшета. В сегменте ноутбуков относительно успешно продаются только игровые (топовые) аппараты и техника Apple».

Сергей Тихонов подчеркивает: хотя продажи «объемообразующей категории электроники — смартфонов — в 2016 г. начнут расти относительно 2015 г., динамика будет не очень высокой. «Незаменимым устройством для пользователя остается смартфон, вокруг которого выстраивается экосистема других гаджетов. „Умные“ телефоны продолжат замещать обычные. Кроме того, покупатели будут постепенно переходить на смартфоны с большим экраном — фаблеты — что также положительно скажется на спросе на эти устройства», — отмечает Тихонов.

По его мнению, единственной категорией персональной электроники, продажи которой покажут стабильно высокую динамику роста в 2016 г., останутся smart-аксессуары.

По словам Дениса Мальцева, в рознице повысится интерес к B-брендам, которые становятся все ближе к более дорогим А-брендам по своим пользовательским характеристикам. «Отложенный спрос и появление новых линеек качественных недорогих устройств позволят некоторым производителям улучшить свои позиции. На рынке смартфонов на ситуацию могут повлиять сотовые операторы, если предложат по-настоящему выгодные схемы покупки устройств вместе с контрактом на один год или несколько лет. Здесь многое будет зависеть от того, насколько государству удастся взять под контроль процесс выдачи сим-карт. Если этот вопрос будет урегулирован уже в следующем году, то можно ожидать всплеска продаж топовых моделей смартфонов — за счет появления уникальных для российского рынка предложений с крайне низкой ценой устройства, доступной благодаря прилагающемуся долгосрочному операторскому контракту», — констатирует Денис Мальцев.

По оценкам Мальцева, в следующем году придать российскому ИТ-рынку по-настоящему ощутимый импульс смогут «достаточно заурядные (с точки зрения инноваций), зато проверенные и надежные решения, наиболее полно соответствующие требованиям законодательства и заказчиков».

«Последние будут предъявлять все более жесткие требования к конфигурации ИТ-систем и их кастомизации, а также ценам и наличию всех необходимых сертификатов. В России продолжается строительство крупных центров обработки данных, активизировались работы по внедрению на предприятиях систем видеонаблюдения, поэтому все традиционные для подобных проектов ИТ-решения — от инженерной инфраструктуры и СКС до серверов, телеком-оборудования и IP-видеокамер — будут востребованы (с учетом описанных выше ужесточающихся требований заказчиков и регуляторов), — уверяет Мальцев. — Еще одна точка роста — интеграционные услуги, спрос на которые повысится в ближайшие годы. Здесь свою роль сыграет и частичный переход с иностранных ИТ-систем на российские, и интеграция наших и зарубежных решений, и необходимость изменения инфраструктуры с учетом новых требований безопасности, и начавшийся процесс подключения коммерческих бухгалтерских систем к системе ФНС для отчетности в режиме реального времени».

«Мы видим тенденцию роста линейки беспроводных решений, — уверяет Дмитрий Архипов. — И если верить исследованиям аналитической фирмы ABI Research, гарнитуры с поддержкой Bluetooth будут прибавлять быстрее других классов рынка аксессуаров».

По словам Евгения Овчинникова, может «возродиться» и проекционное оборудование. «В последнее время в этом сегменте отмечался серьезный спад из-за снижения спроса на рынке образования. Однако сейчас для этого оборудования появляются новые ниши. Например, проекционные технологии стали активно использоваться в музейной сфере. Мы полагаем, что в ближайшем будущем таких ниш станет больше», — говорит Овчинников.

Александр Фирсов уверен, что можно ожидать возрождения типовых x86-серверов серии System x, BladeCenter и Flex System IBM под новым брендом — Lenovo. «Все следили за сделкой по продаже IBM подразделения, выпускающего эти серверы, — напоминает Фирсов. — У компании Lenovo уже сильные позиции на рынке рабочих станций и ноутбуков в корпоративном сегменте, а сейчас все это будет подкреплено и со стороны серверного оборудования. Тем более что спрос на IBM x86-серверы, на blade-машины был всегда устойчивым».

«Мы отмечаем, что на фоне неблагоприятной экономической ситуации люди стали больше обращать внимание на практичность приобретаемых товаров, — рассказывает Алексей Юсупов. — Возьмем, к примеру, сравнение домашнего компьютера и ноутбука. При прочих равных системный блок гораздо проще и дешевле ремонтировать и можно легко усовершенствовать, что в конечном счете продлевает цикл его жизни по сравнению с ноутбуком. Поэтому рост категории именно сборных компьютеров вполне предсказуем, хотя до резкого изменения курса валют эта категория стремительно теряла позиции».

Влад Вольфсон отмечает, что сегодня наибольший интерес вызывают решения для обеспечения безопасности передаваемой информации, а также усиливаются требования к качественным параметрам услуг связи с «выходом» на заключение соглашения SLA. «С точки зрения технологий мы видим рост потребления конвергентных услуг из-за размывания границ между традиционной фиксированной и мобильной связью. Об этом свидетельствуют запросы на глубоко кастомизированные решения: просто услуги связи теперь неактуальны, бизнесу нужны комплексные решения с широким дополнительным функционалом», — резюмирует Вольфсон.

Андрей Голов полагает, что сейчас происходит скорее переосмысление, чем возрождение существовавших ранее технологий и продуктов. «В сфере безопасности нет никаких революционных идей, — рассуждает Голов. — Механизмы — да, появляются. Шифрование как было, так и осталось; то же самое можно сказать про аутентификацию, разграничение доступа, мониторинг и другие направления. Но по мере развития информационных технологий они видоизменяются в плане их комбинации, производительности, реализации. Мы должны уметь удовлетворять потребности заказчиков с помощью того набора средств, который имеется. В дальнейшем появятся новые ходы в перекомбинации уже существующих технологий».

По мнению Андрея Голова, можно ожидать оживления спроса на MDM — управление мобильными платформами для защиты мобильных коммуникаций. Облака — еще одно направление развития. «Что сегодня сдерживает этот рынок? Вопросы безопасности. Мы будем работать над обеспечением безопасности публичных облаков», — говорит Голов.

«Ненадолго „возродиться“ могут любые продукты и линейки, но ничто не может противостоять прогрессу, — уверяет Сергей Свистунов. — Путь совершенствования и создания нового — единственно верный в долгосрочном плане».

А вот Борис Эшкинд считает, что из существующих сегодня продуктов, технологий и решений, демонстрирующих падение продаж, «возродиться» не сможет ничто. «Если только не случится серьезных государственных закупок. Корпоративный рынок сейчас живет в режиме экономии и пока не видно никаких оснований для того, чтобы компании начали инвестировать в ИТ-инфраструктуру в следующем году», — уточняет Эшкинд.

Согласен с коллегой и Федор Быков: «Не думаю, что это возможно. Даже в успешные, „сытые“ годы появляющиеся серии ИТ-устройств всегда привлекали большее внимание и спрос — тем более что они, наряду с ПО, подлежат регулярному обновлению. А в условиях кризиса, я уверен, все будут закупать только самые необходимые новые устройства для поддержки новейших служб ИТ-инфраструктуры предприятия».

1 Видеомэппинг (3D-mapping, mapping — отражение, проецирование) — это направление в аудиовизуальном искусстве, представляющее собой 3D-проекцию на физический объект окружающей среды с учетом его геометрии и местоположения в пространстве.

2 CAPEX — сокращение от англ. Capital Expenditures, капитальные затраты. В CAPE­X входят затраты на приобретение основных средств, например здания, оборудования, технологий и другие затраты.

3 SIEM (Security information and event management) — объединение двух терминов, обозначающих область применения ПО: SIM — управление информационной безопасностью и SEM — управление событиями безопасности. Технология SIEM обеспечивает анализ в реальном времени событий (тревог) безопасности, исходящих от сетевых устройств и приложений.


Версия для печати (без изображений)