Еще во времена СССР в Твери была наибольшая плотность программистов на «душу населения». Это не случайно: тут расположены несколько технических вузов, ежегодно выпускающих более 400 потенциальных ИТ-специалистов (оценка Алексея Андреева, генерального директора компании «Андреев Софт»). Более 30 лет существует научно-исследовательский институт «Центрпрограммсистем», где разрабатываются автоматизированные системы управления, программно-технические комплексы, системы защиты информации, компьютерные тренажеры и системы обучения, распределенные системы хранения и обработки информации. В лучшие годы в этом НИИ работало около 3 тыс. человек, но и нынешние 400 программистов — коллектив немалый.

Кроме этой «старой гвардии» в городе с населением более 400 тыс. человек действует, по разным оценкам, от 50 до 200 «компьютерных фирм». Разброс обусловлен следующим соображением: можно ли считать фирмой двух-трех человек, регулярно доставляющих из Москвы комплектующие и самостоятельно собирающих из них ПК? Таких микрокомпаний в городе множество, многие из них работают годами, и число их со временем не уменьшается. Подобный бизнес обеспечивает его участнику стабильные 300 долл. в месяц, что в городе считается неплохим доходом. Конкуренция со стороны крошечных фирм обостряется, поскольку они могут себе позволить работать на маленькой марже, отмечают руководители более крупных компаний.

Таких, продержавшихся на рынке более 10 лет, в городе не более десятка. Среди лидеров называют «Андреев Софт», «Триолит», «Фаэтон», «Омнитек». Вместе они собирают более половины ПК в области и генерируют около 50% оборота местного ИТ-рынка (оценка Игоря Иванова, директора «Триолита»). Виктор Ткаченко, генеральный директор «Фаэтона», считает, что 8—10 ведущих фирм контролируют примерно 80% рынка. Заметную роль играют «Визард», «Славич». Известна и фирма «АйПиТек», но ее известность другого рода, связанная с недобросовестной конкуренцией.

Общий оборот ИТ-рынка города и области можно оценить только приблизительно. Ткаченко полагает, что он, во всяком случае, не ниже 30 млн. долл. Иванов оценивает его в 60—70 млн. долл. Оборот крупнейшей в городе фирмы «Андреев Софт» (с дочерними структурами), по словам ее генерального директора, составляет 15 млн. долл., других основных игроков — на уровне нескольких миллионов у каждого.

Общее число продаваемых в городе и области ПК Вадим Анфалов, генеральный директор фирмы «Славич», оценивает в 30—50 тыс. штук в год, из них примерно половина — местной сборки. По мнению Игоря Иванова, речь может идти о 40 тыс. ПК. Он считает, что только ведущие игроки собирают все вместе более 1 тыс. ПК в месяц, и еще столько же — все остальные.

Тверской рынок развивается и растет. Ткаченко говорит об устойчивом росте оборота «Фаэтона» в течение последних четырех-пяти лет на 20—40% в год. О 40%-ном росте, причем чистой прибыли своей компании, говорит и Алексей Андреев. Оборот он показательным не считает: «Его на хлеб не намажешь». Оборот «Триолита», в 2004 г. вырос на 13%, а в 2005-м — на 36%, удачно складывается и текущий год. Вадим Анфалов считает средним для города показателем рост на 10 — 15% в год, такой же, как и у его компании.

Игорь Иванов отмечает, что, если раньше корпоративные клиенты, особенно большие организации, часто покупали все необходимое в Москве, и там же ремонтировали оборудование, даже нанимали специальных сотрудников для челночных поездок, то теперь стараются покупать и ремонтировать в самой Твери, поскольку это и удобнее, и дешевле.

«1С», СКС и другие услуги

Тверским фирмам, как и большинству региональных компаний, необходима диверсификация, иначе об устойчивости бизнеса говорить трудно, но не менее важно и специализироваться, причем чем дальше, тем больше, поскольку требования клиентов к квалификации постоянно растут. Виктор Ткаченко рассматривает эту проблему в ряду ключевых, а сохранение баланса считает одной из важнейших задач. «Здесь нужно угадать, что будет востребовано через полгода, год, важен верный прогноз» — подчеркивает он.

«Фаэтон», созданная 13 лет назад, специализируется на услугах для корпоративных клиентов (на их долю приходится 50% оборота компании). Розница занимает в обороте «Фаэтона» 10%, а из оставшихся 90% половину дают услуги, в первую очередь ремонт оборудования и обслуживание техники Xerox. Оборот отдела системной интеграции удваивается год от года: монтаж СКС, слаботочные и телефонные линии, системное администрирование. Этому способствуют новое строительство и массовая модернизация существующих кабельных систем. При проектировании инфраструктуры заказчиками теперь рассматривается перспектива на пять-семь лет, возможности масштабирования, отмечает Ткаченко.

Активно занимается кабельными сетями и «Андреев Софт», где есть собственное дизайн-бюро и подразделение по автоматизации розничной торговли. Это позволяет брать комплексные проекты, например, на оборудование магазинов. Вадим Анфалов, полагает, что через несколько лет можно будет говорить о скачке спроса на СКС: никому уже не нужно объяснять, что сеть удобна и надежна; строятся новые офисные здания, стал массово доступным гигабитный Ethernet. Но технологии развиваются, недалеко уже и распространение 10-Гбит сетей, что приведет к новому витку модернизации существующих сетей, считает он.

У «Триолита» соотношение другое — только 7% оборота дает сервис, хотя возникла компания в начале 90-х именно как ремонтная, стала первым в городе сертифицированным центром нескольких вендоров. Но и здесь планируют увеличивать долю услуг, в том числе за счет постоянного обслуживания корпоративного парка, системного администрирования. Правда, продвижение таких сервисов пока идет трудно, желание иметь собственного администратора у клиентов велико.

Для «Андреев Софт» акцент на услугах — жизненная необходимость. Эта компания — сильно диверсифицированный холдинг, состоящий из 16 зарабатывающих бизнес-единиц и восьми служб. Не все они непосредственно заняты ИТ-бизнесом. В 1997 г. в компании приняли «конституцию», где черным по белому было записано: доля услуг должна расти и указано, как именно это должно происходить. Прогноз не всегда оправдывался точно, однако за эти девять лет доля услуг в прибыли выросла с 20 до 50%. Кроме создания СКС это разработки заказного ПО, в том числе на платформе .Net, в основном распределенные учетные системы для государственных структур, внедрение производственного модуля «1С: Предприятие 8.0», создание сайтов и полиграфический дизайн. «Андреев Софт» стремится выйти за границы Тверской области, в том числе и с оказанием услуг. «Фаэтон» уже выполняет проекты за тверскими пределами, даже в Москве.

На пути к цивилизованному рынку

Тверская ассоциация ИТ-компаний возникла в апреле 2006 г. Организационный процесс еще не закончен: собрания проводятся, а взносов пока никто не платит. В ассоциацию вошли предприятия разных форм собственности: частные компании («Андреев Софт», «Триолит», «Фаэтон», «Славич», АВМ, «Гарант-УПС», «Аннет», «Фарватер»), вузы и т. д.

На вопрос «зачем вам это объединение, каковы его цели» руководители ИТ-компаний дают довольно общий ответ: «Для того чтобы сделать наш рынок более цивилизованным». Под этим подразумевается, в частности, лоббирование интересов бизнеса в местных органах власти, принятие неких общих стандартов качества, которые позволили бы «внешнему миру» воспринимать членов ассоциации как надежных партнеров. Участие некоммерческих структур воспринимается, с одной стороны, как PR-ход — для поднятия статуса, с другой — как полезная возможность пообщаться с потенциальными заказчиками, а также обсудить с ними возможности общей работы по подготовке кадров и их трудоустройству.

Кадровый голод в Твери не менее ощутим, чем в других местах, требуются некие «джентльменские» соглашения по персоналу. Вряд ли, считает Виктор Ткаченко, можно договориться не переманивать друг у друга людей, все же каждый сотрудник — человек свободный, не крепостной. Однако возможно обговорить, например, механизм компенсации в случае перехода специалистов из одной компании в другую, полагает он. Игорь Иванов видит возможности совместной работы по защите прав потребителей, проведении взаимной экспертизы техники.

Но наиболее обещающе выглядят перспективы кооперации в бизнесе. Ткаченко отмечает, что взаимовыручка среди нынешних членов ассоциации так или иначе практиковалась всегда, но только теперь стали появляться совместные проекты, недоверие исчезает. «Наши первые встречи и последние в смысле взаимопонимания — это небо и земля», — говорит он. Если раньше было совершенно неприемлемо двум конкурентам вместе делать проект, то теперь — реально, и это выигрышная стратегия, подчеркивает он.

Игорь Иванов поясняет, о чем идет речь. И у «Триолита», и у «Андреев Софт» есть партнеры в районных центрах области, у каждого — в разных городах. Они ведут поставки и обеспечивают сервис, и эти «зоны влияния» почти не пересекаются. Можно наладить «перекрестное опыление» этих партнерских сетей: твои партнеры обслуживают мои поставки, и наоборот. Тогда покрытие территории, где каждая из фирм может гарантировать клиентам постоянный сервис, будет больше, а так как все они работают с распределенными структурами, с органами власти, например, то это будет выгоднее. «В конце какого-то периода можно будет провести взаиморасчет по таким сервисным работам», — поясняет Иванов.

«Славич» и «Андреев Софт» подали пример другого рода. Рассказывает Алексей Андреев: «Вымпелком» строит в Твери call-центр на 3 тыс. рабочих мест. Проект стоит условно 1 млн. долл. Можно было бы конкурировать, «упасть» до 500 тыс. и сделать его кому-то одному. Но выгоднее взять его на двоих и каждому за эти же 500 тыс. сделать половину работы. Разве это плохо? Прибыль у наших компаний возрастет». Этот тендер еще не закончен, но пример нового подхода произвел впечатление и на других участников ассоциации.

Социальная ответственность бизнеса

Этот термин в последние годы звучит все чаще, но остается достаточно расплывчатым. В основном он воспринимается бизнесменами как намек: надо делиться. А если наоборот: на решении социальных проблем можно зарабатывать.
Алексей Андреев считает, что это вполне реально. Он не против благотворительности, только не надо путать ее с бизнесом. Восемь лет назад он открыл игровой клуб. Это не понравилось: дети в нем дичают, имидж складывается у фирмы негативный, и не слишком прибыльное это дело. Клуб закрыли. А в 1998 г. одна из школ города попросила подарить ей компьютерный класс. Андреев дарить не захотел, предложил сделку: компьютеры школа получит и обслуживать их будет его компания. Но после уроков «Андреев Софт» станет в помещении класса делать то, что хочет. Андреев решил создать компьютерную школу: «ведь бывают же музыкальные»? Назвали ее «Учебный центр Андреев Софт». Сейчас этот центр действует в 35 из 50 школ Твери, имеет филиалы в Петербурге, Оренбурге, Липецке, Калуге. Одновременно учатся 7 тыс. школьников, заняты 300 преподавателей, часть которых обучили в «Андреев Софте», здесь же разработали и методики. Получилась взаимовыгодная, легкотиражируемая схема, дальше ее планируется развивать по методу франчайзинга.

В прошлом году «Андреев Софт» выиграла конкурс на обучение 4,5 тыс. учителей в Тверской области, это будет делаться тоже на базе учебного центра. Вместе с фондом Гинзбурга с осени 2006 г. запускается программа «Ученик учит учителя» — на той же учебной базе. Дабы и в каникулы можно было компьютерные науки изучать, у «Андреев Софта» есть в собственности летний лагерь. «Наша задача — стать лучшим компьютерным лагерем в мире. В России мы уже таким стали, — считает Андреев. — В Переславле (в соседней Ярославской области) подобный лагерь живет на гранты, на бюджетные средства, а для нас это бизнес. Наш лагерь — самый большой в Тверской области и путевки у нас самые дорогие. Покупка лагеря —это длинные деньги, срок окупаемости пять-семь лет, но вложения выгодные. Операционная прибыль очень большая». Руководители других ИТ-фирм Твери вспоминают, что сначала действия Андреева на ниве образования казались им по меньшей мере странными, никто подобного не делал. Теперь же стало понятно, что затея оказалась удачной.

* * *
Тверь — город с хорошо сохранившимся историческим ядром, выигрышным расположением на крутом берегу Волги, и мог бы выглядеть «как картинка», будь у властей и владельцев недвижимости побольше желания и денег на ремонт дорог, зданий, благоустройство. И деньги приходят. По свидетельству руководителей ИТ-компаний поток московских инвестиций в экономику области постоянно растет, возникают новые рабочие места. Понемногу возвращаются из столицы люди, вынужденные работать там «вахтовым методом», в том числе и ИТ-специалисты. Областная администрация проводит взвешенную, понятную для бизнеса политику. Словом, будущее с волжской набережной выглядит вполне оптимистично.

Тверская область

Расположена в центре Европейской части России на площади 84,2 тыс. кв. км (0,49% территории страны). Она включает в себя 32 административных района, 23 города (из них 12 — областного подчинения). Население области — 1,6 млн. человек, три четверти которого живет в городах. Наиболее крупные из них: Тверь (406 тыс. жителей), Ржев (62 тыс.), Вышний Волочек (55 тыс.), Кимры (51 тыс.), Торжок (48 тыс.), Конаково (41 тыс.).

В регионе есть месторождения бурого угля, торфа, стекольных песков, известняков, доломитов, минеральных удобрений.

Ведущие отрасли промышленности — машиностроение, электроэнергетика, химическая, деревообрабатывающая, пищевая и легкая. Доля машиностроения в объеме промышленного производства составляет 30%. В Тверской области производится три четверти российских пассажирских вагонов, половина экскаваторов, а также грузовые вагоны, речные суда, станки, башенные краны, кузнечно-прессовые машины, промышленное оборудование, льноуборочная техника. Здесь выпускаются химические волокна, стеклопластики и стекловолокно, полиграфические краски, кожзаменители, резинотехнические изделия.

Крупнейшие предприятия области: АО «Тверской вагоностроительный завод», «Тверской экскаваторный завод», «САВМА» (Савеловский машиностроительный завод, Кимры), «Фаянс» (Конаково), «Гидропресс» (Нелидово), «Бежецксельмаш», ООО «Тверская мануфактура», ГП «Химволокно», комбинат «Искож».

В прошлом году индекс промышленного производства в Тверской области составил 104,4%. Инвестиции в основной капитал по сравнению с 2004 г. выросли на 1,9% и превысили 16,1 млрд. руб.

Оборот розничной торговли в 2005 г. вырос на 34% (по этому показателю Тверская область заняла второе место среди всех регионов России, уступив лишь Дагестану), реальные денежные доходы населения — на 21,5%. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата составила 6645 руб.

В Твери говорят правильно

Тверская область — «клондайк call-центров», — считает Андреев. По его сведениям, примерно 70% всех call-центров России находится в Твери. Тому есть три причины: во-первых, хорошие линии связи. Что московский узел связи, что Тверской — одно и то же, одинаковая пропускная способность. Канал из Москвы в Финляндию идет вдоль Октябрьской железной дороги, и от Москвы до Твери емкость его не меняется. Поэтому если речь идет о call-центре, работающем на Россию, то с точки зрения качества и доступности связи безразлично, разместить ли его в Москве или Твери». Во-вторых, как показало специальное исследование, произношение тверичей ближе всего к стандартному русскому произношению. В-третьих, разница в уровне оплаты труда — в Твери зарплаты вдвое ниже московских.

Версия для печати (без изображений)