ИТ-рынок Челябинской области коротко можно описать примерно так: бурный количественный и качественный рост; появление большого числа новых сильных игроков и передел рынка; относительно невысокая конкуренция; необычно низкий уровень проникновения федеральных ИТ-компаний; явный недостаток местных команд, предлагающих услуги по внедрению мощных систем управления и консалтингу.

Объем и структура ИТ-рынка

Царь (падишах): И последняя загадка. Сколько звезд на небе?
Иванушка (Ходжа Насреддин): Три миллиарда пятьсот восемнадцать миллионов...
Царь (падишах), задумчиво: А ты не врешь?
Иванушка (Ходжа): Не веришь — сам сосчитай.
Из фольклора

Оценивать объем любого рынка — задача не самая простая. Но попытаться обозначить его возможные границы реально. Если принять за точку отсчета валовой региональный продукт (ВРП), то «потолок» ИТ-рынка Челябинской области составит около 185 млн. долл. Коллективные оценки, данные несколькими крупными челябинскими компаниями*, тоже соответствуют этой величине (85 млн. долл. — промышленность, СМБ и другие заказчики В-2-В, 50 млн. долл. — госсектор еще 50 млн. долл. — розница). Некоторые эксперты считают, что более вероятные цифры — 120 млн. долл. А по наименее оптимистичным оценкам, объем местного ИТ-рынка не превышает 100 млн. долл.

По различным данным, на ИТ-рынке Челябинской области сегодня работают 350—400 компаний. Эти цифры соответствуют и сведениям, приведенным на сайте «Компас-Челябинск». Крупнейшими игроками обычно называют «большую четверку» — «Астра СТ», «Новаком» (компания из Екатеринбурга, у которой есть филиал и в Челябинске), «Дитрэк», «Логис», а также компании EMS, ЮУКК, «Салон ВТ», «Кросс», «Алиас», «Компьютеры и образование», «Индукция», «Инфотех», «Найфл», «Форт-диалог», «Лантек», «Дион», «Энергоресурс», «Оргтехника» (Озерск), «Акваком», (Миасс), «Квантум СИ». Недавно в Челябинске открылся офис компании АСК (Екатеринбург). В скором времени появится филиал НЭТА.

Основные доходы местные ИТ-компании, по мнению их представителей, получают от системной интеграции — порядка 50%. Около четверти объема ИТ-рынка приходится на розничные продажи. Многие компании — как крупные, так и не очень — зарабатывают на продаже ПК собственной сборки.

Уровень развития ИТ-рынка

Практически все представители челябинских компаний, с которыми мне удалось пообщаться, отметили, что местный ИТ-рынок отстает по уровню развития не только от Москвы, но и от Екатеринбурга — соответственно на два-три года и год-полтора. В качестве критериев для оценки «уровня» они принимали объем ИТ-рынка; сложность ИТ-проектов, используемые системы автоматизации; спрос на консалтинговые услуги; квалификацию ИТ-специалистов и др.

К более высокому уровню развития ИТ-рынка Екатеринбурга челябинцы относятся хоть и без восторга, но как к данности. Екатеринбург является столицей Уральского федерального округа. А это автоматически означает, что финансовые потоки в УрФО сосредоточены именно там. Кроме того, Екатеринбург — транспортный и коммуникационный узел. Как заметили мои собеседники, при движении из европейской части России на восток «мимо Екатеринбурга не проедешь и кабель не протянешь». Большее количество денег в регионе автоматически означает и большее количество заказчиков ИТ-услуг, большие ИТ-бюджеты, большую конкуренцию на рынке и более высокую квалификацию специалистов. Все это естественно и закономерно. Но мнения представителей компаний о том, насколько рынок области отстал, увеличивается или сокращается разрыв, оказались разными.

Игорь Дубровкин, директор по маркетингу филиалов OCS в Екатеринбурге и Челябинске, считает, что в целом (не только в сфере ИТ) рынки Екатеринбурга и Челябинска сегодня кардинально различаются — прежде всего, по физическому наличию денег и в базовых секторах экономики, и в инфраструктурных. «В пропорциях это соотношение выглядит как 1:2,5 в пользу Екатеринбурга, — считает он. — И с каждым годом отрыв увеличивается. Челябинск — типичный emergency market, когда «количеством поболее — ценою подешевле».

Но большинство игроков челябинского ИТ-рынка полагают, что в последние два-три года разрыв с Екатеринбургом сокращается — по крайней мере, в том, что касается объемов. Дмитрий Яковлев, владелец компании «Новаком», говорит: «Когда мы открывали филиал в Челябинске в 2003 г., было представление, что рынок отстает на год-полтора, — говорит он. — Сегодня разрыв сократился». При этом он замечает, что ИТ-рынок Екатеринбурга по объемам превышает челябинский процентов на 40, но квалификация ИТ-компаний из Екатеринбурга выше «в разы». И заказчики из Челябинска пока, на его взгляд, вниманием не избалованы. «В Москве каждый день проходят несколько семинаров вендоров на разные темы, — говорит Яковлев. — В Екатеринбурге каждый день, в Челябинске — раз в неделю и все еще можно привлечь клиентов классическими способами, через те же семинары».

Александр Подкорытов, менеджер по продуктам AMP, Legrand, Rittal, Knurr, Niedax филиала OCS в Екатеринбурге, считает, что «отставание стало сокращаться, как только на рынке появилось много компаний, когда не было конкуренции, у монополистов не было и стимулов развиваться».

Передел рынка

На челябинском ИТ-рынке происходят довольно любопытные процессы. Например, практически все мои собеседники отмечают, что за два-три года сильно изменился состав лидеров, одновременно появилось много новых игроков. Раньше рынок контролировали несколько компаний. При этом спрос на ИТ-продукцию и услуги со стороны заказчиков был довольно вялым, т. е. рынок пребывал в неком равновесии, и всем хватало места под солнцем. По словам Татьяны Окуловой, заместителя директора компании «Логис», сейчас идет «передел рынка между новичками и старичками».

Два-три года назад Челябинская область начала очень бурно развиваться. Хорошая конъюнктура на металлургическом рынке вызвала подъем предприятий, играющих определяющую роль в экономике области. В регион пришли иностранные инвестиции. Плюс ко всему местным властям удалось выбить финансирование под программу ипотечного кредитования. В 2001—2003 гг. действовала «Программа государственной поддержки и развития Интернет-экономики в Челябинской области», общий объём ее финансирования составил 502,8 млн. руб. Все это повлекло за собой всплеск спроса на ИТ со стороны как корпоративных, так и частных клиентов, а также появление значительного числа новых потенциальных заказчиков из сектора СМБ. Помимо всего прочего, как считает Антон Гончаров, коммерческий директор группы компаний (ГК) «Инфотех», на протяжении пяти последних лет происходил процесс смены собственников предприятий крупного и среднего бизнеса. А это сопровождалось и сменой управленческих команд, в том числе и людей, которые определяют ИТ-стратегию предприятия и принимают решения о формировании ИТ-бюджетов, а также выборе партнеров и подрядчиков.

Многие «старые» игроки рынка не успели оперативно отреагировать на рост спроса и смену ИТ-управленцев у заказчиков. Зато благоприятной обстановкой для выхода на рынок не преминули воспользоваться новые предприниматели — в том числе ушедшие из «старых» компаний топ-менеджеры, которые открыли собственный бизнес. Кроме того, интеграцией стали заниматься фирмы, ранее специализировавшиеся на чем-то ином. По словам Андрея Бушуева, руководители ИT-направления компании «Энерго-Ресурс», его подразделение образовано полтора года назад. «Двумя годами ранее мне бы это не удалось — проектный рынок в регионе был недостаточно развит», — говорит он.

Стоимость входа на рынок, по оценкам игроков, два-три года назад была невысока, и потому от новичков требовалось лишь максимально быстро нарастить компетенции, достаточные, чтобы удовлетворить спрос на ИТ-продукцию и услуги. Татьяна Окулова считает, что появлению новых игроков на рынке способствовало то, что пару лет назад изменились условия приобретения техники и услуг у бюджетных компаний. Появились открытые конкурсы, где смогли участвовать небольшие новые компании, в том числе и потому, что бюджетные структуры вносили 50—100%-ную предоплату.

Дмитрий Яковлев полагает, что в сетевой интеграции и сегодня еще можно стартовать с 20 тыс. долл. Дефицит этого рынка велик (200—300%), и, по его мнению, количество компаний может вырасти в несколько раз — всем хватит работы. Для тех, кто специализируется в большей степени на поставках оборудования, ситуация иная. Здесь, по мнению Татьяны Окуловой, новой компании гораздо сложнее войти на рынок. Условия конкурсов радикально изменились: предпоставки вместо предоплаты. Кроме того, заказчики стараются укрупнять лоты. И потому от поставщика требуется наличие достаточно больших оборотных средств.

Сейчас игроки челябинского ИТ-рынка ждут очередного перераспределения сил. И связывают его с действиями городских властей. Представители ИТ-компаний достаточно осторожно комментируют сложившуюся в городе политическую ситуацию. Но то, что она, скорее всего, скажется на развитии ИТ-рынка и может привести к его очередному переделу, признают многие. Дмитрий Яковлев говорит: «Впервые в жизни наблюдаю политические игры в бизнесе и вижу, как взрывоопасная ситуация во властных структурах влияет на ИТ-рынок. В любом городе есть отрасли, с которых власти получают основные средства в виде налогов и «внебюджетных фондов»: торговля продуктами питания, строительство, пенсионные фонды, дорстрой и отчасти банки, которые их обслуживают. И когда приходит новая власть, она меняет лидеров на этом рынке. ИТ является инфраструктурой для всех этих отраслей. Тут вопрос даже не в распределении бюджетов, а в том, кому позволят работать».

Заказчики

Нетрудно было заранее предугадать, что представители ИТ-компаний Челябинска назовут наиболее денежными заказчиками органы государственной власти, предприятия металлургии и металлообработки, структуры Газпрома, телекоммуникационные компании и банковский сектор. Привлекают их и клиенты из СМБ, прежде всего — предприятия розничной торговли.

По словам Леонида Уланова, представителя компании «Открытые технологии» в Челябинске, госучреждения (образование, медицина, власть, представительные и судебные органы) активно закупают средства компьютерной техники. В Челябинске создана площадка электронных торгов (http://www.chelgumr.ru/about.html, «АЦК-Госзаказ», разработчик — московская компания «Бюджетные финансовые технологии»).

Приличная доля проектов для органов госвласти остается местным компаниям. Компания «Астра СТ» завершает постройку сети передачи данных областной налоговой службы по всей области и создание СКС в отделениях Сберегательного и Центрального банков. С налоговыми органами в 45 городах (62 объекта) работает и «Новаком», выступая в альянсе с компанией «Ниеншанц»: последняя поставляет оборудование, а «Новаком» берет на себя работы по внедрению. Среди заказчиков «Логиса» — Министерство финансов области. Кроме того, Татьяна Окулова упомянула поставку СХД ЕМС для системы «Город». Кстати, «Город» сам по себе — явление довольно интересное (http://www.chelinvest.ru/gorod1/). Это муниципальная система электронных платежей за коммунальные и прочие (например, оплата за обучение в вузе) услуги. Доступ к системе осуществляется с помощью социальных карт.

Безусловно, очень «вкусные» ИТ-бюджеты у промышленных «монстров»: по оценкам участников рынка — от 6—8 млн. руб. в месяц, а у некоторых и гораздо больше. Но подобраться к ним крайне сложно. Даже лидеры челябинского рынка не имеют доступа на Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) и с большой натяжкой могут сказать, что, например, «Мечел» (или любое другое крупное предприятие) — это мой клиент. Хотя с «Мечелом» работают «Астра СТ», «Логис». Среди заказчиков «Астры СТ» и другие крупнейшие предприятия области: Челябинский электролитный цинковый завод, Челябинский электрометаллургический комбинат, ПО «Маяк» (крупнейшее предприятие ядерного комплекса России), Кыштымский медеэлектролитный завод. «Логис» и «Дитрэк» сотрудничают с Челябинским трубопрокатным заводом (ЧТПЗ). Но все же немалые доли от бюджетов подобных заказчиков «откусывают» интеграторы из Москвы и Екатеринбурга.

В последние годы, считают челябинцы, довольно активно развивается банковский сектор. В городе, по словам Татьяны Окуловой, «много коммерческих банков: московские и международные только приходят в Челябинск, поэтому местные могли развиваться». По ее мнению, в банках используются в основном системы собственной разработки либо местных компаний. Сама «Логис» работает с четырьмя крупными челябинскими банками, работа с филиалами зарубежных банков (Райффайзенбанк, БСВЖ) только начинается. Активно сотрудничает с финансовыми учреждениями и «Новаком», а одним из самых сильных игроков в этом сегменте все называют компанию «Дитрэк». «Банки обладают наиболее квалифицированным персоналом и могут четко сформулировать свои потребности, — говорит Андрей Бушуев. — Объем банковского рынка нельзя назвать колоссальным, но он весьма серьезен, поскольку эти заказчики требуют тяжелых и сложных решений, например, в области информационной безопасности».

Судя по официальным данным, в области очень высокими темпами растет количество малых и средних предприятий, равно как и их доля в ВРП. Развиваются торговля, «общепит», гостиничный бизнес и сфера развлечений. Открылись представительства международных компаний (Unilever, BAT, пивоваренные компании). Татьяна Окулова приводит в пример своего крупного заказчика — «Урал-Гипс-Кнауф». У подобных клиентов есть понимание того, для чего им ИТ, и процесс принятия решения о выборе подрядчика и выделении бюджетов у них существенно проще, чем у монстров типа «Мечел». Кроме того, на них не претендуют «федералы». По этим причинам для ИТ-компаний они очень привлекательные заказчики.

Дмитрий Яковлев работает исключительно с предприятиями среднего бизнеса (50—500 рабочих мест), до собственников которых можно «достучаться»: банки УрФО, все инфраструктурные предприятия типа автодора, хлебные, молочные комбинаты, розничные сети, бизнес-центры и т. п. «Я считаю, что местным компаниям следует вести именно такую политику, — объясняет свою позицию владелец «Новакома». — Они не должны работать с «федералами», у которых все решается либо через взятки, либо через головную компанию в Москве. На средних предприятиях, рыночных, взяток уже нет. Собственники стали считать деньги, им нужно думать о качестве управления, с ними можно говорить на одном языке — о прибыльности, эффективности, снижении рисков». Дмитрий Яковлев отмечает, что для его компании средняя стоимость проекта, который длится полтора месяца, — 500 плюс 500 тыс. руб. (оборудование и работы).

Многие игроки челябинского ИТ-рынка ждут разрядки «революционной ситуации» и считают, что немало может выиграть тот, кто получит в качестве стратегического заказчика выбранного мэром генерального застройщика. Кто им станет — не совсем понятно... Называют «Стройком». А пока строительство застопорилось. Дмитрий Яковлев замечает, что если власть меняет главного застройщика, то все компании, имевшие с ним договор субподряда, могут существенно «просесть». Зато те, кто сегодня сможет выбрать «правильных» строительных генподрядчиков, имеют все шансы «радикально рвануть вверх».

Звучит несколько непривычно, но представители челябинских ИТ-компаний, поддерживающие эту точку зрения, объясняют ситуацию следующим образом. В городе в последнее время велось очень активное строительство жилья, бизнес-центров, предприятий торговли и т. п. Генеральный застройщик привлекал, как правило, локальные ИТ-компании в качестве субподрядчиков на этапе строительства, для проектирования ИТ-инфраструктуры и проведения монтажных работ. Это одна сторона дела. Вторая: у субподрядчика, если отношения с застройщиком сложились, появляется верный шанс взять на ИТ-обслуживание клиентов, которые «заселят» сданные объекты.

Дмитрий Яковлев приводит в пример своего заказчика — 16-этажный бизнес-центр МИЗАР. Стоимость контракта (кабельные системы, монтаж, телефонизация), который выполнялся полгода, составила 6 млн. руб. (по оценкам игроков рынка, это средняя стоимость для подобного проекта). Компания построила «ствол», магистраль на 16 этажей. А сейчас многие арендаторы, въезжающие в бизнес-центр, с подачи владельца здания приглашают «Новаком» для выполнения работ по расширению сети. Андрей Бушуев говорит: «Строительные компании — новый очень солидный потребитель наших услуг. В городе строятся до 20 бизнес-центров ежегодно. А серьезным офисам нужна и серьезная ИТ-структура».

Чего хотят заказчики

Общее мнение участников рынка: клиент «созрел» для сложных комплексных решений, готов платить за консалтинг и разработку проектов, отдавать обслуживание ИТ-инфраструктуры на аутсорсинг, внедрять у себя ERP-системы. Ничего революционного или характерного исключительно для Челябинской области в этом нет. Да и «обозреть» все решения, востребованные челябинскими заказчиками ИТ-услуг, не удастся. Поэтому коротко остановимся на том, о чем рассказывали мои собеседники, и что мне самой кажется наиболее интересным.

Игорь Дубровкин констатирует, что челябинский ИТ-рынок, безусловно, становится более цивилизованным. «Это видно даже по структуре продаж, — говорит он. — Если в первый год работы филиала в Челябинске основными продуктами были периферия, мониторы, ПК, то теперь мы стали существенно больше продавать сетевого оборудования (Cisco), инженерных систем, старших моделей ИБП, серверного оборудования».

Татьяна Окулова приводит в качестве примера один из последних проектов «Логиса» — внедрение катастрофоустойчивой СХД на одном из предприятий. Были поставлены 2 СХД ЕМС: одна в основное здание, вторая — в филиал за 10 км (этот проект победил в совместном конкурсе EMC и OCS в номинации «Региональный проект-2005»).

Александр Подкорытов говорит, что в последнее время стали более или менее распространенными решения такого типа: «Заказчик устанавливает у себя СКС и телефонную станцию и просит, чтобы при звонке от клиента на телефоне не только высвечивался его телефонный номер, но и поднималась из базы данных информация о его балансе, о текущих контрактах. Запросы на подобные решения приходят раз в месяц. Заказывают стыковку систем телефонии с банковскими и ERP-системами (в основном «1С:Предприятие»)».

Для компании «Энерго-ресурс» вполне стандартной задачей является создание сети на 50—100 рабочих мест. Подобных проектов бывает четыре-пять в квартал. Раньше для этого требовались довольно качественная кабельная инфраструктура, среднего класса коммутатор, среднего класса сервер — и все. Даже ОС заказчик ставил сам. Сейчас клиент дает ТЗ уже с точки зрения решения бизнес-задач, с учетом функционала подразделений. «Задачи рисуются не на поэтажных планах офиса, а на структурной схеме предприятия, — отмечает Андрей Бушуев. — Раньше проект продавался только для того, чтобы оправдать работу инженеров, чтобы монтажное подразделение знало, что делать, т. е. практически «в нагрузку» к исполнению. Сейчас его могут купить и без реализации. Задача проекта — помочь понять заказчику, чего он хочет на самом деле». Стоимость проекта кабельной системы, например, на 100 рабочих мест составляет не менее 30 тыс. руб., а проекта ВСС, сети передачи данных, распределенных сетей — до 150 тыс. руб.

Из-за строительного бума появилось много новых задач. Александр Подкорытов отмечает: «У нас раньше никто всерьез не делал систем контроля доступа и видеонаблюдения. Это новая ниша. А в элитных домах сейчас ставят мини-АТС, сервер и систему хранения данных, монтируют локальную сеть, организуют доступ в Интернет». По словам Антона Гончарова, через какое-то время станут весьма востребованы частные мультимедийные сети, т. е. сети, предназначенные для передачи данных, аудио- и видеотелефонных сигналов (как аналоговых, так и ISDN).

Игроки ИТ-рынка отмечают повышение спроса на аутсорсинговые услуги. По словам Антона Гончарова, российские компании склонны в первую очередь отдавать на внешнее обслуживание печатающую и вычислительную технику (поддержка «железа»). Но, как заявляет Гончаров, «понимание преимуществ контрактов по полной технической и консалтинговой поддержке нарастает с огромной скоростью, и в ближайшие два года ожидается лавинообразный спрос на услуги аутсорсинга». У компании «Инфотех» уже сегодня есть два крупных заказчика (с подразделениями примерно в 15 городах) из металлургической отрасли, которые отдали свою ИТ-структуру на полную поддержку, и вообще не имеют собственных ИТ-специалистов. Большая часть работ (в том числе, администрирование, развертывание и настройка ПО, консалтинг) производится централизованно из офиса компании. А если необходимо что-то сделать на месте, то этим занимаются партнеры «Инфотех» из регионов, с которыми заключены соответствующие договоры.

Михаил Мясников, директор компании «Дион», говорит: «Заказчики готовы передавать на аутсорсинг обслуживание вычислительной техники, коммутационного оборудования, а иногда даже свои базы данных — сегодня это гостиничные сети, сети развлекательных заведений, предприятия общепита». «Банки отдают на аутсорсинг обслуживание и мониторинг каналов передачи данных, сервис каналообразующего оборудования, — описывает подобные проекты Андрей Бушуев. — Такие контракты могут стоить до 100 тыс. рублей в месяц».

Большинство заказов на внедрение тяжелых ERP-систем и другого корпоративного ПО пока проходят мимо игроков челябинского ИТ-рынка. Сейчас в области нет партнеров SAP и Oracle по внедрению прикладного ПО. Одна компания — «Уральский центр автоматизации» занимается внедрением продуктов Scala. Еще одна — челябинский филиал «СКБ-Контур» является партнером Microsoft Business Solutions по системе Navision. Компания «СкайТек» внедряет систему «Галактика». В городе открыто региональное отделение корпорации «Парус». Партнерами «1С» по внедрению системы «1С:Предприятие» являются четыре компании из челябинской области: «Микос», «EMS СофтСервис», «Внедренческий центр СофтСервис» и «Автоматизация бизнеса». Среди компаний «большой четверки» внедрением ERP-систем не занимается никто. У «Астры СТ» когда-то была практика по Baan. «Логис» только задумывается о том, чтобы заняться внедрением систем управления... А между тем спрос на ERP растет.

Впрочем, многие крупные заказчики уже установили у себя те или иные системы управления. Например, на миасском автозаводе «Урал» и челябинском заводе «Теплоприбор» функционирует система Baan. На ММК компания «Борлас» внедрила систему Oracle E-Business Suite. Система iScala установлена на Электролитном цинковом заводе, Электрометаллургическом заводе, Лакокрасочном комбинате (внедрением занимался «Уральский центр автоматизации»). TopS BI развернула на предприятиях Группы ЧТПЗ первую очередь корпоративного интранет-портала на платформе SAP NetWeaver Enterprise Portal 6.0, осуществив при этом интеграцию с уже действующими на предприятиях SAP BW и SAP SEM. На саткинском комбинате «Магнезит» установлена SAP R/3. Первоуральский новотрубный завод (ПНТЗ) силами компании «Корус Консалтинг» внедряет у себя систему Axapta. При этом на ПНТЗ и ЧТПЗ уже действует КИС «Малахит» — разработка местной одноименной компании. Около 70 предприятий (большинство — из сферы торговли) области используют систему «1С:Предприятие».

Вполне вероятно, скоро спрос на корпоративное ПО станет массовым и со стороны заказчиков из среднего бизнеса. Не так давно фармацевтическая фирма «Рифарм» создала прецедент регионального масштаба, занявшись внедрением ERP-системы mySAP All-in-One (подрядчик — компания из Екатеринбурга «АБ Консалт»). А в компании «Рембыттехника» внедрена система бюджетирования Cognos (внедрением занималась IBS).

Эксперты челябинского ИТ-рынка отмечают, что растет спрос на заказное ПО. Так, на «Мечеле», где уже используются системы SAP R/3 и i2, начали внедрение «ОКТОПУС» (разработка челябинской компании «Лаборатория программных продуктов», входящей в ГК «Инфотех») — системы оперативного учета продаж металлопродукции на основе СУБД Oracle. По определению Антона Гончарова, это нечто среднее между сбытовой, логистической системами и CRM.

ИТ-розница

Судя по высказываниям игроков розничного ИТ-рынка, здесь, как и в интеграции, конкуренция еще не слишком высока, и «места хватает всем» — тем более, что рынок активно растет.

Игорь Дубровкин говорит, что в Челябинске все еще в большом почете «подвальная розница». Центр города изобилует лавочками, где можно купить ПК и монитор за 350 или ноутбук за 500 долл. Но представители других компаний отмечают, что с тех пор, как на рынке появились федеральные розничные сети, количество мелких компаний, торгующих в розницу, существенно сократилось.

На розничном ИТ-рынке Челябинской области значительные обороты делают розничные сети бытовой электроники — федеральные «Мир», «М.видео», «Эльдорадо», франчайзинговая «Эксперт-Рембыттехника» и местная «Найфл», а также екатеринбургская «Лого», открывшая в Челябинске свои магазины.

Заметные объемы продаж и у розничных сетей, специализирующихся на продаже ИТ-продукции. Среди локальных сильных игроков называют ЮУКК, владеющую сетью салонов «Планета Шелезяка». Компьютерные салоны есть и у фирмы «Найфл». В городе открыты магазины розничной сети Sunrise и екатеринбургской «АСМ-Электроникс». В ближайшее время откроется компьютерный супермаркет сети «Позитроника», которую развивает столичная компания Merlion. Первым челябинским франчайзи-партнером «Позитроники» стала сеть компьютерных салонов Spark Computers. До конца года москвичи намерены открыть на Южном Урале еще четыре магазина.

«Федералы» в Челябинске

Присутствие таких крупных интеграторов, как КРОК, ЛАНИТ, IBS, «АйТи», «Открытые технологии», на челябинском ИТ-рынке заметно, и локальные игроки признают, что ряд проектов уходит к компаниям из Москвы и Екатеринбурга. Но, по мнению представителей челябинских компаний, москвичи им не сильно мешают, поскольку «съедают» лишь около 10% объема ИТ-рынка. И непонятно, усиливается или нет конкуренция с Центром — мнения разделились. Ситуация несколько необычная для региона со столь заметным количеством крупных заказчиков. Но об этом мне говорили руководители ИТ-бизнеса в частных беседах, и подобные же мнения высказывают эксперты местного ИТ-рынка в прессе («наш рынок не очень интересен федералам»).

Можно попытаться объяснить, почему присутствие столичных компаний на челябинском ИТ-рынке не воспринимается локальными игроками как критичное для их бизнеса. Видимо, одна из причин в том, что компании из Центра наиболее активно работают с теми заказчиками, которые практически недоступны местным. Например, с подразделениями общероссийских предприятий и госструктур. Компания «АйТи» с 2003 г. ведет проект по созданию и развитию региональной корпоративной сети передачи данных для областного отделения Пенсионного фонда. КРОК работает с челябинскими филиалами «Росгосстраха», «Альфа-Банка», «Уралсвязьинформ» (его же, как и «Внешторгбанк 24», в числе заказчиков называет компания «Открытые технологии»).

Конечно, москвичи время от времени заходят и на «чужую территорию». КРОК для администрации губернатора области реализовал проект по оборудованию шести конференц-залов (создание конгресс-систем, систем видеоконференц-связи и озвучивания помещений). «Открытые технологии» и «Оптима» сотрудничают с ЧТПЗ. Но в основном «федералы» выполняют те проекты, на которые местные компании особо и не претендуют. Например, внедрение корпоративных систем. Это еще одна возможная причина относительно «мирного сосуществования» локальных и столичных компаний.

О каком-то серьезном сотрудничестве «федералов» с местными игроками мне услышать не довелось. Безусловно, ситуации, когда проект уходит в Центр, вся его интеллектуальная составляющая разрабатывается там, поставка происходит оттуда же, а монтаж, пуско-наладка и поддержка осуществляются в регионе, «имеют место быть». «Но качество разработки проекта, сделанного в Москве для регионального клиента, оставляет желать лучшего, — убежден Андрей Бушуев. — Регионалы исправляют все по месту. Случаев удачного партнерства с москвичами практически нет».

Вообще вступление в альянсы не слишком распространено у челябинских ИТ-компаний. Игорь Дубровкин говорит: «Даже ведущие компании мало контактируют между собой. Практически нет совместного освоения крупных проектов или программ. Нет идеологического центра, каким стал АКСИТ в Екатеринбурге. Все силы тратятся на лоббизм и тактическую борьбу за бюджеты».

Куда развиваться

Никаких экстравагантных путей развития челябинские ИТ-компании для себя не видят. Как и везде, есть тенденции к укрупнению бизнеса, к повышению квалификации, к предоставлению услуг в области внедрения прикладных систем, ИТ-консалтинга, к вертикальной либо горизонтальной специализации и т. п.

По словам Татьяны Окуловой, «Логис» намерена заняться внедрением ERP-систем, планирует стать партнером Microsoft Business Solutions.

Группа компаний «Инфотех» планирует и далее развивать направление разработки и внедрения ПО, в том числе для зарубежных заказчиков. Антон Гончаров заявляет, что за рубеж отечественных программных продуктов продается огромное количество, возможно даже больше, чем внутри страны.

«Энергоресурс», по словам Андрея Бушуева, будет идти в сторону «повышения уровня квалификации и в сторону высокоинтеллектуальных решений. Построить сеть связи и обеспечить ее функционалом — это интересно». Внедрением прикладного ПО компания пока заниматься не готова.

Компания «Новаком» начинала с продажи кабелей и модемов, после чего перешла к созданию сетей передачи данных, систем телефонии и т. п. Сейчас Дмитрий Яковлев называет свою компанию сетевым интегратором. Дальнейший путь — специализация в отрасли.

По словам Михаила Мясникова, компания «Дион» планирует развивать несколько основных направлений, в частности связь (IP-телефония, предоставление доступа в Интернет, предоставление каналов связи, кабельное ТВ), монтаж СКС, продажи телекоммуникационного оборудования.

Судя по всему, ИТ-рынок Челябинска сегодня представляет собой довольно лакомый кусочек для вендоров, дистрибьюторов и, возможно, для компаний из других регионов. Деньги у заказчиков есть, уровень автоматизации пока еще довольно низок — в том числе, как отмечают игроки рынка, и из-за недостаточной информированности, а конкуренция во многих секторах рынка все еще не слишком высока.

______________________
* Обсуждение проходило в рамках бизнес-программы на дилерской конференции компании OCS, собравшей партнеров из Уральского региона, которая проходила во Вьетнаме 10—17 апреля 2006 г. (подробнее о конференции см. CRN/RE № 11/2006).

Как измерить ИТ-рынок

Мининформсвязи РФ, объявляя собственные данные по объему ИТ-рынка за год, обычно сравнивает его с ВВП. Подобный подход может оказаться полезным для подсчетов ориентировочных объемов региональных ИТ-рынков. Согласно официальным данным Мининформсвязи, суммарный объем ИТ-рынка в 2005 г. составил 308,3 млрд. руб., т. е. 1,4% ВВП (21 665,0 млрд. руб.). Доля Челябинской области в ВВП — 1,7%. Можно предположить, что объем челябинского ИТ-рынка не превышает следующих величин: во-первых, вряд ли он составляет более 1,4% от ВРП, и, во-вторых, доля ИТ-рынка Челябинской области наверняка не больше 1,7% общероссийского ИТ-рынка. Оба расчета дают очень близкие показатели — около 180—185 млн. долл.

Чем хуже, тем лучше?

Год назад мэром Челябинска был избран Михаил Юревич, ныне (после смерти двух других совладельцев) полноправный владелец ОАО «Макфа». Многие эксперты сходятся во мнении, что победой на выборах «макаронный мэр» обязан не своим личным достоинствам, а тому, что люди устали от его предшественника Вячеслава Тарасова. Но всего за год правления нового мэра жизнь в Челябинске ухудшилась настолько, что горожане начали устраивать крупномасштабные акции протеста. Челябинцы не в восторге от решения Юревича о продлении границ городской черты вкупе со сворачиванием проекта строительства метро и о закрытии социально значимых программ. Начался скрытый передел собственности. Ряд строительных компаний (кроме тех, которыми управляют приближенные Юревича) был фактически вытеснен со строительного рынка Челябинска. Мэр вошел в конфликт с владельцами крупнейших торговых центров города, завысив ставки на аренду земли до такой степени, что их выплата может привести к банкротству предприятий. Весной 2006 г. появились слухи об отставке действующего губернатора области Петра Сумина. В числе вероятных претендентов на должность фигурирует Юревич. А в Челябинской области только губернатор решает, кому и сколько давать денег на строительство нового жилья, дорог или социальные пособия...

По материалам областных СМИ

Челябинская область

Расположена на границе Европы и Азии, занимает территорию 87,9 тыс. кв. км. На начало 2005 г. в области проживало 3551,4 тыс. человек (2,5% населения России). В различных отраслях экономики заняты 48,9% населения области. Область высокоурбанизирована — 81% жителей проживает в городах, из них около трети — в областном центре. Челябинск — девятый по числу жителей российский город-миллионер (1095,1 тыс. человек). Среди других крупных городов области — Магнитогорск (416,7 тыс. человек), Златоустовский городской округ (193,9 тыс.), Миасский городской округ (169 тыс.), Копейский городской округ (140,7 тыс.).

Область располагает богатыми и разнообразными природными ресурсами (руды черных и цветных металлов, уголь, химическое сырье, разнообразные строительные материалы, золото, огнеупорное сырье, тальк, кварц). Здесь добывается 100% каолина и графита России, более 95% магнезита, 70% талька. Валовой региональный продукт (ВРП) области в 2005 г. составил 370 млрд. руб. Доля промышленности в ВРП — 45,5%. Ведущие отраслевые комплексы — металлургический, машиностроительный и металлообрабатывающий, топливно-энергетический, строительный, аграрно-промышленный.

На долю металлургического комплекса приходится 61,7% общего объема промышленной продукции области. Лидерами экономики являются ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», ОАО «Мечел» (Челябинск), ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат», ОАО «Челябинский трубопрокатный завод», ОАО «Челябинский электролитный цинковый завод», а также заводы по производству труб, метизов (Челябинск, Магнитогорск, Миньяр), комбинаты по выпуску ферросплавов (Челябинск), огнеупоров (Сатка), ЗАО «Кыштымский медеэлектролитный завод», ОАО «Челябинский электродный завод».

Предприятия машиностроительного комплекса производят около 17% промышленной продукции области. Основные виды: горно-металлургическое оборудование, трамваи, промышленные тракторы, грузовые автомобили, бульдозеры, автогрейдеры, краны. Ведущими предприятиями отрасли являются ОАО «Автомобильный завод «Урал» — 11,5% продукции машиностроительного комплекса области, ООО «Челябинский тракторный завод — Уралтрак» — 8,1%. В Челябинской области находятся около 30 предприятий оборонно-промышленного комплекса. На северо-западе располагаются уникальные крупнейшие центры атомной промышленности (города Снежинск и Озерск), а на западе — центры ракетостроения и космической техники.

В прошлом году индекс промышленного производства по сравнению с 2004 г. составил 104% (столько же, сколько в среднем по России и чуть выше, чем в среднем по УрФО — 103,7%). Интересно, что по приросту производства сельскохозяйственной продукции (25%) Челябинская область оказалась на первом месте в России, где в среднем он составил 2%. На протяжении последних лет Челябинская область занимает 14-е место среди 89 субъектов РФ в рейтинге инвестиционной привлекательности. В прошлом году инвестиции в основной капитал выросли на 2,5% по сравнению с 2004 г. и составили 71,5 млрд. руб. Их основным источником по-прежнему являются собственные средства предприятий. Объем иностранных инвестиций составил 832,9 млн. долл.

Численность занятых в малом бизнесе достигла 530 тыс. человек, или треть занятых в экономике. Объем товаров и услуг в этой сфере превысил 40 млрд. руб., а вклад малого бизнеса в ВРП увеличился с 12,2% в 2002 г. до 16,5% в 2005 г. Доля малого бизнеса в объеме налоговых поступлений увеличилась за это же время с 3,8 до 10%.

Реальные денежные доходы населения по сравнению с 2004 г. выросли на 19%, это один из лучших показателей по России (в среднем по стране — на 8,9%). Между тем величина среднемесячной номинальной начисленной зарплаты на одного работника (7612,4 руб.) отстает от средних показателей по России (8550,2 руб.) и по УрФО (11 785,2 руб.). В области активно развивается розничная торговля. Объем розничного товарооборота в прошлом году вырос на 27,7% (в среднем по России — на 12%). За январь—февраль 2006 г. оборот розничной торговли составил 27 585,8 млн. руб.


Версия для печати (без изображений)