«Город радио» Нижний Новгород — один из признанных российских центров разработки ПО на экспорт. Исторически сложившийся высокий, а по некоторым направлениям уникальный потенциал научных и инженерных кадров позволил городу стать базой нескольких ведущих в масштабе страны компаний.

Часть из них — это, по сути (одни формально, другие нет), центры разработки, ориентированные на одного зарубежного заказчика мирового масштаба. Так, для компании Telma таким заказчиком стала Motorola, для компании MERA Networks — канадская Nortel Networks, для Tekom — американская Harris. Действует также центр разработок американской фирмы Zultys Technologies.

Но наиболее известен нижегородский Центр программных разработок Intel.

По словам Алексея Одинокова, директора центра, сейчас здесь трудятся 500 специалистов, то есть более трети сотрудников фирмы в России (всего их 1300), и их число будет постепенно расти. Он отмечает, что за пять лет работы менеджерам Центра удалось вписаться в непростую структуру крупнейшей международной компании, научиться эффективно работать в ней, и теперь их цель — дальнейшее упрочение своих позиций, повышение статуса. Основное направление разработок Центра сейчас связано с созданием многопроцессорных систем.
Однако Центр разработок Intel — не самая крупная компания в сфере разработки ПО в Нижнем Новгороде.

В компании МЕRА уже более 600 программистов, а до конца года планируется увеличить штат до 750 человек. Telma располагает штатом более 700 человек, и в 2006 г. численность сотрудников достигнет 1500. Таким образом, только в трех крупнейших фирмах заняты свыше двух тысяч человек. Активно действуют более мелкие компании со штатом до сотни человек, в том числе DataNaut, DadaVision СНГ, JLC Technologies, RealEast Networks, Tekom. Последняя, как поясняет Эдуард Бабкин, руководитель отдела исследовательских и перспективных проектов, остается небольшой (70 сотрудников) в силу специфики работы.

По оценке Валерия Калачева, президента группы компаний Telma, в Нижегородской области около 30 компаний-экспортеров ПО. Практически все они, и лидеры, и «середнячки», строят свой бизнес по сервисной модели. Оборот этого бизнеса ориентировочно можно оценить так: каждый программист приносит около 25 тыс. долл. в год, что для компании в 500 человек дает 12,5 млн. долл.

Валерий Калачев полагает, что в регионе в сфере экспорта ИТ-услуг и разработки ПО работают 3,5—5 тыс. человек, и подчеркивает: большинство местных компаний ведут свою деятельность неофициально. Общий оборот, по его мнению, составляет около 100 млн. долл., из которых около 90% приходится на долю трех основных игроков (Intel, Telma и МЕRА).

У Игоря Пируяна, директора по развитию MERA Networks, иное мнение: всего в нижегородском ИТ-бизнесе заняты 3—4 тыс. человек, в том числе в компаниях-экспортерах ПО — 1,5—2 тыс. Если это так, то ситуация в Нижнем уникальна для России: более половины всех занятых в ИТ-бизнесе работают на экспорт. Скорее всего, на самом деле соотношение несколько иное.

У большинства нижегородских компаний-разработчиков ПО есть явно выраженная специализация: телекоммуникации. Понятно, что это поле деятельности чрезвычайно широко. Тем не менее фокус именно на телекоммуникационных разработках отличает этот город от Новосибирска и Санкт-Петербурга, которые сравнимы с Нижним по масштабам экспортных разработок ПО, но не имеют какой-то доминирующей специализации. Это не значит, разумеется, что все местные разработчики заняты только в сфере телекоммуникаций, но то, что именно это направление превалирует, — очевидно. Есть и другие приоритетные направления, считает Калачев, в том числе сетевые решения и встроенное ПО.

Компания МЕRА начинала свой бизнес как научно-производственное предприятие, ведущее собственные исследования в области коммуникаций, и это направление сохранилось до сих пор. С него началось в 1991 г. и сотрудничество с компанией Nortel. Со временем МЕRА превратилась в поставщика услуг по разработке ПО, который обладает опытом работы практически со всеми видами современных телекоммуникаций. В 2004 г. сложилось стратегическое партнерство с известной шведской телекоммуникационной компанией TietoEnator, что стимулировало дальнейший быстрый рост. Весь 2005 г. MERA активно набирала людей, чтобы обеспечить выполнение проектов для этого заказчика: за восемь месяцев численность персонала увеличилась на 45%. Игорь Пируян уверен, что рост будет продолжаться и дальше благодаря расширению сотрудничества с нынешними партнерами и привлечению новых. МЕRА намерена развивать свой бизнес с ориентацией на крупных европейских и американских заказчиков — производителей телекоммуникационных решений. «Наша цель — стать крупнейшим российским разработчиком ПО для телекоммуникационной отрасли», — заявляет он.

До сих пор, однако, таковым следовало бы считать компанию Telma, существующую уже 14 лет. Первыми заказчиками в 1992 г. были американцы, для которых выполнялись разработки по пейджингу. В 1996 г. началась работа в том же направлении с японцами. В штате тогда было 15 человек. Сейчас компания занимается преимущественно беспроводными и мобильными решениями: от приложений и аппаратных средств для личного пользования до продуктов уровня B2B и B2C. Около половины сотрудников заняты разработкой встроенного ПО, 35% — тестированием, 8% — разработкой приложений.

Оборот Telma в 2004 г. превысил 18 млн. долл., это вдвое больше, чем в 2003 г. В ближайшем будущем компания планирует привлекать новых заказчиков, совершенствовать структуру бизнеса, чтобы смягчить зависимость от одного крупнейшего клиента. Валерий Калачев собирается добиться паритета: 50% заказов — Motorola, 50% — другие клиенты.

Другой пример специализации, более узкой, — RealEast Networks, средняя по размеру дочерняя компания «СТЕЛТ Телеком», основанная в 2003 г. Компания предлагает телекоммуникационные решения в области VoIP. В планах на следующий год — создание полнофункциональной службы технической поддержки, разработка более совершенных продуктов и решений, создание представительств за рубежом, поиск партнеров-интеграторов, в том числе в России.

У компании Tekom (существует с 1992 г.) более широкий спектр бизнеса: Unix-системы, Java-приложения, мобильные решения для платформы Pocket PC, оборудование для управления телекоммуникационными сетями, встроенные системы и др. Аутсорсинг представлен разработкой аппаратного и программного обеспечения для крупных компаний, прежде всего Harris, поддержкой существующих систем у западных клиентов, тестированием. Иностранные заказы дают 70% оборота, но фокус постепенно смещается на Россию, и к середине следующего года планируется выйти на соотношение 50:50.

Как отмечает Эдуард Бабкин, в последнее время явно заметна общая тенденция перехода к тиражным проектам, не требующим высокой квалификации персонала. Все чаще проекты так или иначе связаны с беспроводными технологиями передачи данных и решениями на основе Web-технологий.

На опыте MERA можно наблюдать повышение «класса» крупного разработчика ПО на экспорт — переход от выполнения отдельных видов работ (разработка приложений, тестирование, поддержка продукта и пр.) к полному циклу развития проектов (project life cycle management). Пока лишь немногие доросли до такого уровня: достаточно крупной компании, обладающей не только обширной технологической экспертизой, но и действенной системой управления качеством. В этом последнем ведущие нижегородские компании продвинулись дальше коллег из других городов. В частности, Telma первой в России еще в 2003 г. получила сертификат CMM 5 (самый высокий уровень). Компания МЕRА в дополнение к сертификату ISO 9000 в ближайшее время собирается получить специализированный телекоммуникационный сертификат TL 9000.

Ситуация с кадрами в Нижнем Новгороде остается напряженной и высококонкурентной. Подготовку профильных специалистов ведут несколько вузов (в частности, Нижегородский государственный университет, Технический университет, Нижегородский филиал Высшей школы экономики), но людей все равно не хватает. Стоимость рабочей силы в городе ниже, чем в Москве, отмечает Эдуард Бабкин, но рынок перегрет, ощущается серьезный дефицит программистов на рядовые позиции, поэтому разница в зарплатах со столицей не слишком велика.

Практически всех выпускников НГУ, как считает Бабкин, поглощает Центр разработок Intel. Это вынуждает других крупных разработчиков ПО приглашать специалистов из-за пределов области. Калачев из компании Telma этого не скрывает: «Мы приглашаем на работу программистов из соседних регионов — Чебоксар, Ульяновска, Йошкар-Олы, Самары, Саратова, Казани и многих других городов. В сентябре мы открыли при Чебоксарском государственном университете компьютерный класс, а в октябре — отделение Telma в Чебоксарах».

По словам Алексея Одинокова, другие ИТ-компании региона составляют Intel очень серьезную конкуренцию на кадровом рынке, и далеко не всегда Intel в ней побеждает. Связи возглавляемого им Центра разработки с НГУ очень сильны и, что примечательно, двунаправленны. Дело не ограничивается наймом выпускников. Многие сотрудники Intel преподают в НГУ, что, по мнению Одинокова, способствовало заметному росту в последние годы уровня подготовки специалистов и научных исследований.

МЕRА тоже тесно сотрудничает с вузами города в деле совместной подготовки специалистов, активно привлекает кадры из области. В частности, налажено сотрудничество с Саровским физико-техническим институтом.

Интересны попытки ведущих компаний договориться между собой. По словам Валерия Калачева, сейчас делаются первые шаги к тому, чтобы организовать региональную ИТ-ассоциацию для «действенной поддержки отрасли в соответствии с развитием России». Более конкретно это означает, что Intel, Telma и MERA Networks недавно начали обсуждать возможность консолидации своих усилий для преодоления кадровых проблем и продвижения законодательных инициатив, связанных с ИТ-отраслью. Было проведено несколько встреч руководителей и специалистов этих компаний, однако о конкретике говорить пока рано.

«Самые злободневные проблемы, с которыми сегодня сталкиваются нижегородские ИТ-компании, связаны с законодательством и обеспеченностью кадрами, — считает Калачев. — Развитие совместных образовательных программ и сотрудничества с вузами позволит оптимизировать процесс подготовки кадров. Что касается федерального и местного законодательства, регламентирующего деятельность ИТ-компаний и создание особых экономических зон и технопарков, то это целый комплекс задач, которые также легче решать сообща».

Но ключевым остается кадровый вопрос. «Поскольку конкуренция на региональном рынке кадров высокая, то средняя заработная плата разработчиков ПО постепенно увеличивается. Мы (Intel, Telma и MERA) стараемся соблюдать джентльменское соглашение и искусственно не завышаем цены», — говорит Калачев. Это очень напоминает ситуацию в Санкт-Петербурге, где старейшие и крупнейшие компании довольно долго тоже пытались придерживаться «джентльменских соглашений» и не переманивать людей друг у друга. Увы, потребности бизнеса перевешивают, и рано или поздно соглашения нарушаются, особенно когда в городе появляются западные компании, быстро и агрессивно набирающие персонал.

В городе идут разговоры о создании технопарка, но никакого реального продвижения руководители фирм пока не видят. Intel, Microsoft и Boeing выразили намерение так или иначе участвовать в проекте, но до конкретных шагов дело еще не дошло. Ситуацию в регионе, да и, наверное, во всей стране, полагает Игорь Пируян, сейчас можно описать как затишье перед активными действиями: все ждут новостей из Москвы. «Хочется надеяться, — говорит он, — что закон, предложенный Мининформсвязи РФ, пройдя все чтения, в окончательной редакции воплотит в жизнь все те инициативы ИТ-сообщества, ради которых технопарки и были задуманы, включая законодательное предоставление таможенных и налоговых льгот, развитие программ высшего образования, развитие бизнес-инфраструктуры».

Валерий Калачев более пессимистичен. «Тот процесс, который идет сейчас, — лишь не совсем удачная попытка выполнить задание президента России по организации поддержки ИТ-отрасли, — полагает он. — Это не приведет к увеличению экспорта ПО, а только столкнет лбами тех, кто заинтересован в получении льгот, а не в росте производства».

Пока городские власти разрабатывают несколько альтернативных проектов технопарков, различающихся по направленности (опытно-промышленные или ориентированные на разработку ПО), частные инвесторы уже предлагают в аренду готовые здания и инфраструктуру.

Версия для печати (без изображений)