Словами, вынесенными в заголовок этой статьи, характеризуют свой родной Кузбасс некоторые уроженцы города Кемерово. Возможно, они сравнивают свой регион с интеллектуальным Новосибирском, расположенным по соседству, но внешне никакого подчеркнуто «пролетарского» вида город Кемерово, столица Кемеровской области и формально — всего Кузбасса, не имеет. По центру города разбросаны салоны Ford, магазины Benetton, модные бутики с московскими ценами. От разнообразной рекламы, в том числе и ИТ-продуктов, на улицах тесно.

По некоторым оценкам, в области действует более сотни компьютерных фирм. Рынок в основном контролируют несколько крупных компаний, существующих уже более 10 лет. К ним принято причислять фирмы «Барса», «Градлан», ККЦ (Кузбасский компьютерный центр), «Конкорд» (перечислены в алфавитном порядке). К числу лидеров относят и компанию «Компьютерные системы», существующую всего два года. Кроме местных компаний, существенную роль на ИТ-рынке Кемерово играют «варяги»: отделения новосибирской компании НЭТА и томской СТЕК (ее местное подразделение называется «СТЕК-Кузбасс»).

Объем локального ИТ-рынка постоянно растет. «Быстрого роста, который был пять лет назад, уже нет, но примерно на 20% в год рынок области растет», — считает Андрей Киселев, начальник отдела логистики компании «Градлан». А Вадим Чударов, коммерческий директор компании «Конкорд», полагает, что в прошлом году рост рынка составил 40—50%. Что касается абсолютных цифр, их выяснить не удалось.

По оценке ККЦ, в самом Кемерово всем перечисленным компаниям вместе принадлежит 80% ИТ-рынка, в Новокузнецке — 60%, остальное делят мелкие и средние фирмы.

Хотя Кемерово — формально столица всего Кузбасса, Новокузнецк многие считают деловой столицей региона. По оценке Виталия Поликарпова, директора ККЦ, эти города примерно равны по объемам ИТ-рынка, но в Кемерово больше доля розницы (отношение розницы и корпоративных поставок 60:40), в Новокузнецке — наоборот (40:60). Это связано с наличием в Новокузнецке крупных промышленных предприятий, большей частью принадлежащих холдингам федерального масштаба. В этой «южной столице» Кузбасса все активнее работают компании с Алтая, в первую очередь CTGroup, в то время как в Кемерово заметнее влияние НЭТА и «СТЕК-Кузбасс».

Преобладающая часть закупок кемеровских компаний, особенно комплектующих, идет через Москву и Санкт-Петербург, потому что так оказывается и выгоднее, и проще. Лишь небольшая часть оборудования приобретается в Новосибирске или других региональных центрах. Примечательно, что до сих пор не иссякает и поток комплектующих, перевозимых «в чемоданах» через границу с Китаем.

Местные компании не специализируются на каком-то одном направлении деятельности, в той или иной степени занимаясь всем: корпоративными поставками, розницей, системной интеграцией и сборкой ПК.

Примером средней кемеровской компании может служить «Инфотрон», существующая с 1991 г. «Раньше мы разрабатывали ПО и собирали ПК, — рассказывает ее директор Николай Свиридов. — Сейчас продаем ПК, оргтехнику, комплектующие, сотовые телефоны. Внедряем ERP-систему “Компас”». У компании есть также четыре магазина (два в Кемерово, по одному в Белово и Новокузнецке). На продажи ПО приходится примерно 7% оборота, розница дает 40%, остальное — корпоративные поставки.

Большинство ИТ-компаний в регионе объединяет одна общая «беда»: централизованные поставки. Все больше крупных активов в области попадает под контроль холдингов, управляемых из Москвы или других крупных городов, и по мере этого корпоративный рынок сжимается. Казалось бы, возможный выход из ситуации — развитие сервиса. Но так не получается. Только сервис копировально-множительной техники оказывается для кемеровских компаний выгодным. Плюс, конечно, гарантийный ремонт техники собственной сборки или оборудования вендора. На платное послегарантийное обслуживание ПК спроса пока нет.

Техническая поддержка заказчиков на условиях аутсорсинга популярностью не пользуется: крупные заказчики предпочитают обучать собственный персонал. По мнению Чударова, применительно к обслуживанию копировально-множительной техники это получается раз в пять дороже, чем при найме специализированной фирмы, но пока ситуация не меняется.

Большинство кемеровских компаний развивают свой бизнес постепенно, без «больших скачков». Часто речь идет о неторопливом (на один или два в год) увеличении числа магазинов, в том числе в Новокузнецке и других городах области. Многие руководители связывают расширение бизнеса в основном с возможностью найти надежных людей. Это наглядно демонстрирует история СТЕК в Кузбассе. Еще 10 лет назад компания открыла представительство в Белово, третьем по величине городе области, потому что именно там нашелся подходящий человек — Александр Руденко. Представительство СТЕК в Кемерово появилось лишь два года назад, и возглавляет его тот же Руденко.

Ситуация на корпоративном фронте

Оценить объем корпоративного рынка области никто не берется, поскольку большая часть поставок идет целевым образом из Москвы, иногда даже прямо из Европы. Битком набитый техникой самолет, прилетевший из Германии, да еще в сопровождении инженеров, которые и провели монтаж оборудования, стал в городе притчей. Но неизвестно, была ли это прямая поставка от вендора, или же ее выполняла российская компания. Тем не менее фуры с оборудованием, прибывающие из Москвы, стали привычным делом.

Оценивая ситуацию на корпоративном рынке, Виталий Поликарпов отмечает, что заказчики все охотнее приобретают «нормальные» продукты, в том числе ПК заводской сборки. В компании «Барса», напротив, считают, что сертификаты серии ISO 9000 не особенно нужны клиентам. У «Барсы» таких сертификатов нет, а 30% оборота компания делает на корпоративных поставках ПК собственной сборки.

Традиционно именно корпоративные поставки были основой бизнеса местных компаний. В последние два-три года их доля постепенно уменьшается. Один за другим старые клиенты отказываются от местных поставок, часто утверждая, что так происходит «поневоле». На долю локальных компаний остаются лишь муниципальные заказчики и отдельные сохранившие независимость предприятия. За пять последних лет маржа на корпоративных поставках сильно снизилась (приблизительно с 20 до 10%, по утверждению Андрея Киселева), а их объем упал в результате централизации.

Перед компаниями встает вопрос о постепенном переходе в другие сферы деятельности. Те, кто раньше имел узкую специализацию, ищут новые ниши. Так, компания «Конкорд» с 1996 г. специализировалась на поставках копировально-множительной техники Xerox, а за последние год-два, по словам Вадима Чубарова, возникло новое поле деятельности — малая полиграфия, продажи мини-типографий для оперативной печати. Чубаров надеется и на более активную работу с рынком СМБ.

Кемеровские компании широкого профиля возлагают надежды на системную интеграцию. Большинство из них, правда, не имеют значительного опыта в этой области, но все активнее осваивают ее. При этом под системной интеграцией они понимают преимущественно проекты по монтажу сетей, а не внедрение сложного корпоративного ПО.

В ККЦ это направление только начинает развиваться, но с ним связывают большие надежды. Раньше в компании не занимались комплексными решениями, а теперь, как считает Виталий Поликарпов, у заказчиков появились на это деньги. Заметного спроса на ERP-системы он пока не наблюдает. Те, кому они все же нужны (предприятия в составе крупных холдингов), обращаются непосредственно к вендорам. Приоритетным сегментом рынка компания считает СМБ — предприятия, где применяются сети от 5 до 50 портов и где нет смысла держать собственных системных администраторов.

Большое внимание привлекают слаботочные системы, которыми занимаются ККЦ, «Барса», «Градлан» и др. Для некоторых компаний такие системы становятся одним из основных направлений развития бизнеса.

Компания «СТЕК-Кузбасс» развивает направление системной интеграции всего год, используя доходы от корпоративных поставок и розницы, но считает его основным. «Коробочные продажи — не слишком доходный бизнес, системная интеграция в два раза доходнее», — отмечает Александр Руденко.

В компании «Барса» системная интеграция дает не более трети оборота, но и здесь с ней связывают далеко идущие планы. Бригада, монтирующая сети, в этой фирме постоянная, а не собирается под конкретный проект. Раз в год фирма проводит специальный семинар для заказчиков, посвященный новым решениям в области интеграции, на который, как говорят в компании, собирается по 300 и более человек.

В то же время в компании «Градлан», которая создавалась именно как интеграторская, не испытывают особого оптимизма по поводу перспектив этого бизнеса. В частности, здесь вынуждены перераспределять доходы между розничным и интеграторским направлениями, чтобы «прокормить» дорогих специалистов по сетям.

Частник пошел

По мере сокращения возможностей в корпоративном секторе все более важную роль в бизнесе кемеровских фирм начинает играть розничная торговля. О том, что ее доля значительно выросла за последние год-полтора, говорят руководители всех упомянутых выше компаний. По мнению некоторых из них, большую часть розничной торговли в области контролируют четыре компании: ККЦ, НЭТА, «Барса» и «Градлан», занимающие более 70% рынка.

Николай Свиридов из компании «Инфотрон» отмечает: «Розница существенно растет, за прошлый год на десятки процентов точно. Раньше в основном были корпоративные поставки, мы на них почти полностью делали свой оборот. Теперь ПК берут для домашнего пользования, чего раньше не было. Даже боязно: перед дефолтом тоже так было — частник пошел».

Рост розничного рынка практически все связывают с появлением доступных потребительских кредитов. В кредит продается от 40 до 70% всей техники в рознице.

«Мы провели успешные акции по продвижению кредитов в апреле 2004 г., — рассказывает Александр Руденко. — Контингент покупателей изменился очень резко. Мы получили большой оборот и очень много проблем с неопытными пользователями».

«За безналичный расчет мы продаем компьютеров больше, но и розница растет», — рассказывает Андрей Киселев. У «Градлана» уже пять собственных магазинов в области, по меркам Кузбасса довольно много.

Большинство же фирм располагают парой магазинов в Кемерово и еще парой в других городах области. Основной товар — компьютеры собственной сборки («Барса», НЭТА, «СТЕК-Кузбасс»). Даже фирма «Конкорд», традиционно работавшая только на корпоративном рынке (он до сих пор дает 90% оборота), открыла свой первый магазин. «У нас есть программа по развитию розничной торговли. Планируем в течение года-двух создать сеть под брэндом «Формозы» — «Волшебный мир компьютеров» с сохранением их атрибутики. Это близко к франчайзингу», — говорит Вадим Чударов.

Как правило, компании стараются сделать свои магазины максимально привлекательными для клиентов, но каждая добивается этого по-своему. Одни в том же торговом зале размещают мебель, другие — бытовую технику, НЭТА — кондиционеры и связанное с ними оборудование.

Помимо внутреннего убранства важно расположение торговой точки в городе, а также то, в чьей собственности находится помещение. Местные фирмы стараются по возможности торговые площади покупать.

На рынок компьютерной розницы заметно повлиял приход крупных сетей, торгующих бытовой техникой. Андрей Киселев оценивает это так: «Появилась сеть «Эльдорадо» — 10% рынка сразу забрала». Первый магазин «Эльдорадо» был открыт в Кемерово два года назад. Правда, «больше они отобрать не могут», уверен Киселев, поскольку торгуют «коробками, к которым не дают ни сервиса, ни пояснений». Все опрошенные компании, занимающиеся сборкой ПК, не устают напоминать, что уж у них-то сервис на высоте, и один из их основных козырей в борьбе за покупателя — гибкость.

Некоторые компьютерные магазины отказываются от универсальности, выбирая определенную специализацию. Например, в «Градлане» отказались от торговли сотовыми телефонами и плеерами. Другие игроки рынка, наоборот, постоянно расширяют ассортимент за счет новых видов техники. Беглый осмотр центральных компьютерных магазинов показывает: в городе масштаба Кемерово узкоспециализированные торговые точки пока вряд ли могут приносить достаточный доход. Во всяком случае, бросаются в глаза попытки сделать ассортимент максимально широким.

Если вопрос о специализации универсализации остается спорным, то по другому вопросу мнение руководителей крупных компаний удивительно единодушное. В последние два года в регионе все больше мелких розничных фирм, которые оттягивают на себя все более значительную часть спроса. По мнению игроков местного ИТ-рынка, организуют эти компании «сынки богатых родителей, которым папы выдали по 100—300 тыс. долл. на собственное дело». Не все оказываются удачливыми бизнесменами, поэтому часть фирм через год-два исчезает, но все же кое-кто остается, а на месте сгинувших быстро появляются точно такие же новички. Маркетинговое исследование НЭТА еще два года назад рассматривало в регионе 70 компаний, а в 2004 г. — уже более сотни. Прирост — как раз эти новые мелкие фирмы.

Самосбор или российские брэнды?

Мнение руководителей фирм по этому вопросу в основном зависит от того, на чем основан бизнес компании. Как полагает Виталий Поликарпов из ККЦ, спрос на российские марки все еще меньше, чем на местную сборку, а в вопросе качества пока наблюдается «ничья».

В то же время он отмечает: если еще два года назад на месте собиралось до 90% компьютеров, то к началу 2004 г. общая цифра «самосбора» снизилась до 50%. По его мнению, постепенно все больше фирм заключают соглашения с теми, кто выполняет «заводскую сборку». «Полностью «самосбор» не исчезнет, поскольку останутся специалисты, желающие собирать свой компьютер сами, но года через два его доля снизится до 10—15%», — считает Поликарпов. Он вспоминает: когда в 2002 г. его фирма стала партнером Kraftway, ему было трудно даже собственных менеджеров убедить в том, что такую технику вообще можно продавать и что это будет выгодно.
«Градлан» на московские брэнды ставки не делает, и соответственно Андрей Киселев относится к ним без особого энтузиазма: «Мы работаем с Depo Computers, предлагая их ПК в рознице и в корпоративном сегменте. Но это меньше половины продаж, остальное — наш «самосбор» под заказ».

Компания СТЕК, которая давно наладила собственное производство ПК в Томске и широко продает их в Сибири, привозит ПК Depo Computers и в Кемерово, но, по словам Александра Руденко, они практически не продаются. «Они дороже наших и просто дают возможность «почувствовать разницу». Они нужны для витрины», — объясняет он. В торговом зале выставлены несколько ПК «российских брэндов» с теми же примерно параметрами, что и стоящие рядом машины СТЕК, но по цене чуть выше. Простой маркетинговый ход сводится к тезису: «Ну зачем тебе больше платить за то же самое? А свой я тебе всегда мигом починю». Так используют «брэндовую» технику не только в этой компании.

Вадим Чударов из фирмы «Конкорд», которая собственной сборкой не занимается, считает, что восточнее Новосибирска московские брэнды плохо выживают. «Тут у нас НЭТА, «Нонолет», F1, СТЕК. Они в Новосибирске и Томске создали крепкие предприятия. Московским с ними трудно конкурировать, в том числе и по цене, хотя разница на уровне 3%», — говорит он.

«Барса» продает только «самосбор», и розница дает компании половину оборота. В этой компании, так же как и во многих других, делают ставку на гибкость, возможность выполнить любые пожелания клиентов, уверяя при этом, что «самосбор» ничуть не менее надежен, чем ПК заводской сборки.

В целом отношение к дилемме «брэнд—самосбор» выглядит в Кемерово несколько более архаично, чем в Москве. Здесь все еще не забыли мрачных историй, связанных с компьютерами «Вист», на которых некоторые местные фирмы потерпели крах, поэтому к сотрудничеству с ведущими российскими производителями ПК относятся с осторожностью.

О том, где более востребованы ПК стандартных конфигураций: в рознице или в корпоративном секторе, мнения высказываются прямо противоположные. Самый популярный аргумент в пользу «местной сборки» остается прежним: мы соберем все, что угодно душе покупателя. А покупатель, и розничный, и корпоративный, пока, видимо, не рассматривает компьютер как «коробочный» продукт, для него это скорее заказное изделие.

***
В таком региональном центре, как Кемерово, особенно заметна зависимость ИТ-бизнеса от общего экономического роста, от процессов перераспределения собственности, консолидации бизнеса, централизации принятия решений. Многие руководители ИТ-компаний высказывают надежду, что мелкий и средний бизнес в Кузбассе будет развиваться успешнее, а вместе с ним и их собственные фирмы.

Углем и металлом

Уступая по территории почти всем регионам Сибири и Урала, Кемеровская область относится к числу наиболее плотно населенных и урбанизированных (плотность населения — 30 человек на 1 км2, доля городского населения — 85%). Административный центр области — город Кемерово (на начало 2004 г. в нем проживало более 522 тыс. человек) — по численности населения немного уступает Новокузнецку (более 563 тыс.).

Удельный вес Кемеровской области в добыче полезных ископаемых в Сибирском федеральном округе составляет более 50%. На ее территории сосредоточены крупнейшие в России запасы каменного угля, но пока для его добычи используется лишь немногим более 10% угленосных площадей. Сегодня на долю Кузбасса приходится 56% добычи угля в России, около 80% добычи всех коксующихся углей, а по целой группе марок особо ценных коксующихся углей — 100%. Доля угольной промышленности составляет более 30% общего объема промышленного производства в Кемеровской области.

Другая базовая отрасль промышленности — металлургическая, ее доля составляет 44% промышленного производства региона. Предприятия черной металлургии (Кузнецкий и Западно-Сибирский металлургические комбинаты) производят более 13% российского чугуна и стали и более 22% сортового стального проката. Кемеровская область является монополистом по производству 12 видов промышленной продукции, в том числе арматурной стали, рельсов, хлористого цинка, цинкового порошка и т. п.

В прошлом году на фоне небывалого роста инвестиций в основной капитал (они выросли более чем на 60% по сравнению с 2003 г. и составили почти 51 млрд. руб.) промышленное производство в Кемеровской области выросло всего на 2,8%, это самый низкий показатель в Западной Сибири.

Между вложением инвестиций и ростом производства всегда существует временной разрыв, для сырьевых отраслей он оценивается в два-три года. Значительный рост инвестиций в основные фонды продолжился и в этом году — в I квартале их объем вырос на 49,3% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Такой инвестиционный подъем можно частично поставить в заслугу региональным властям. В частности, с мыслью об интересах инвесторов в три раза была снижена выкупная стоимость земельных участков, на которых расположены промышленные предприятия.

Средняя зарплата в области в феврале 2005 г. по сравнению с февралем 2004 г. выросла на 26,0% и составила 7496 руб.

Версия для печати (без изображений)