Тезис о том, что Сибирью будет прирастать могущество России, в разные периоды времени наполнялся разным содержанием: имелись в виду меха и металлы, наука и нефть. Теперь очередь, похоже, дошла до информационных технологий. Планы по созданию в Новосибирске условий для ускоренного развития ИТ-индустрии вызывают живой интерес региональных властей, местных фирм и организаций.

В марте этого года в Новосибирске прошел региональный форум «Сибирская индустрия информационных систем». В его работе приняли участие представители федеральных министерств, ряда субъектов Федерации, институтов Сибирского отделения РАН (СО РАН) и вузов Сибири, ИТ-компаний и предприятий других отраслей.

Одной из основных тем обсуждения была стратегия формирования Сибирского центра информационных технологий, перспективы его развития до уровня евроазиатского центра и выработка согласованных предложений по созданию специализированного технопарка «Сибирский ИТ-центр» («Сибирский ИТ-парк»). В принятом меморандуме предлагается при формировании государственной политики развития отрасли информационных технологий в Сибири считать приоритетным направлением разработку и производство наукоемких и сложных ИТ-продуктов и технологий. Для этого желательно поддерживать «продуктовые» компании и направления, смещать акценты с продаж и технической поддержки зарубежной ИТ-продукции на производство отечественной, а также развивать систему подготовки и переподготовки ИТ-кадров.

Пока трудно сказать, что именно должно быть создано в Новосибирске: «ИТ-парк» (где фирмы занимаются именно информационными технологиями), «технопарк» (где спектр бизнесов может быть много шире), «свободная экономическая зона» (где нет жестких отраслевых ограничений, но есть особые правила ведения бизнеса). Несмотря на некоторую неопределенность, все заинтересованные стороны сходятся в одном — ИТ-отрасль в Сибири нужно развивать, причем делать акцент на продуктах и технологиях, а не на перепродаже импортных ИТ-продуктов или экспорте услуг.

Насколько задача реальна, и какими ресурсами для этого располагает Новосибирск? Строго говоря, технопарк в городе уже есть, он действует еще с 1997 г. Это автономная некоммерческая организация, размещенная в лабораторном корпусе в Академгородке. Она сдает офисные площади в аренду, оказывает юридические и маркетинговые услуги, но, как и другие подобные технопарки, созданные в 90-е годы в нескольких городах, существенной роли в развитии ИТ-отрасли не играет.

Всего в Новосибирске в сфере разработки ПО и ИТ-услуг заняты приблизительно 3 тыс. программистов, из них в сфере экспорта ПО и услуг — приблизительно 1,5 тыс. человек (это экспертная оценка генерального директора компании «Бекап ИТ» Артура Рахимова, основанная на мнениях его коллег). Учитывая, что обычно один специалист приносит своей компании примерно 25 тыс. долл. в год, общий оборот может составлять 75 млн. долл. в год. Число компаний оценить сложно. В официальных документах речь идет о 150 «малых и средних» компаниях; руководители самих компаний говорят о двух десятках «видных на рынке» фирм, у которых хватает желания и средств эту видимость обеспечить. Доля тех, кто трудится индивидуально или в мелких группах, никак не афишируя свою деятельность, а также временных сотрудников, видимо, значительно выше, чем в Москве и Петербурге. Ведь именно их чаще всего упоминают как значительный ресурс, который трудно оценить.

Даже известные новосибирские компании невелики, обычно менее сотни человек. Лишь образованный в прошлом году центр разработок Intel, а также компании «Алекта» и SW Soft располагают штатом более 200 человек и продолжают расти. В компании «Новософт», распавшейся в 2002 г., было 400 сотрудников, теперь они работают в нескольких менее крупных фирмах. По оценке Александра Сапунова, генерального директора компании «ИТ-Центр Сибирь», годовой оборот «средней» удачно ведущей дела компании составляет 2—3 млн. долл.

Имея такие ресурсы, нет особого смысла пытаться конкурировать с индийскими «ИТ-заводами» со штатом в тысячи человек. Понимая это, сибиряки стараются выбирать достаточно узкую специализацию. Это могут быть мобильные технологии (как Bluetooth у фирмы «Бекап-ИТ») и программы для мультимедиа и телевещания (как у «СофтЛаб-НСК»), ГИС («Дата Ист»), заказное ПО для телекоммуникационных фирм («Фортесс»). В основном речь идет именно о разработке на заказ.

О том, чтобы создавать и продвигать собственные продукты, компании только задумываются. Проблема хорошо известная, общая для многих российских фирм — экспортеров ПО. Есть хорошие наработки в узких нишах, созданные для отдельных клиентов. Наработки могли бы превратиться в продукты, на которые, как показывает опыт общения с клиентами в «своем» секторе рынка, был бы и спрос. Но нет ресурсов. Как показывают беседы с участниками рынка, поиск этих ресурсов, в том числе внешних инвестиций, не ведется, даже задача такая не ставится: на поиск инвестиций тоже средства нужны, да и навыки специальные необходимы или же знакомства подходящие.

Нетипичной с этой точки зрения выглядит фирма SW Soft, созданная Сергеем Белоусовым. Он имеет опыт венчурного инвестирования. Его фирма прицельно занимается автоматизацией хостинга, разрабатывая системы удаленного администрирования серверов, продвигает собственные технологии и готовые решения для провайдеров и центров обработки данных. Компания имеет шесть представительств, в том числе в США, Европе, Японии и Сингапуре, быстро набирает людей.

Что же нужно небольшим фирмам-разработчикам ПО, чтобы расти? Судя по разговорам с руководителями таких компаний, и в Новосибирске, и в других городах, список получается примерно такой: изменение налогообложения, прежде всего снижение ЕСН (более 70% затрат приходится именно на оплату труда), дешевые офисы с возможностью быстро увеличивать занимаемую площадь, кадры нужного качества и специализации, помощь в поиске крупных клиентов. Все это необходимо, если речь идет о массовом кодировании на заказ. Если же ставится цель перейти на экспорт программных продуктов, то, кроме того, важны привлечение инвестиций и маркетинг продуктов.

Пока нельзя сказать, поможет ли создание «Сибирского ИТ-центра» решить эти проблемы, поскольку никаких конкретных решений еще не принято. Как ожидается, решения на уровне правительства должны последовать не позднее августа текущего года, а пока полным ходом идет подготовка. В ней участвуют три стороны: администрация области, СО РАН и местные ИТ-компании, преимущественно занятые экспортом ПО, чьи интересы представляет некоммерческое партнерство «Сибакадемсофт». По словам председателя совета директоров «Сибакадемсофта» Ивана Голосова, в него входят 12 компаний, еще три-четыре собираются вступить. В общей сложности это более тысячи человек.

Принимает участие в обсуждении проекта и некоммерческое партнерство «Информация и технологии», в котором состоят 18 членов: местные системные интеграторы, разработчики собственных решений (в том числе компания ЦФТ), телекоммуникационные операторы, представительства APC и Sun Microsystems, администрация Новосибирской области.

Как рассказывает Ирина Травина, заместитель председателя совета директоров «Сибакадемсофта», совещания проходят еженедельно. «Сибирский ИТ-центр» — это зона или не зона»? Принципиальный вопрос пока не решен. Только принятие закона «О свободных экономических зонах» прояснит ситуацию. Рассматриваются варианты и совершенно независимого существования «центра» и «зоны». Два выделенных администрацией области участка земли вполне удовлетворяют требованиям готовящегося закона — они ничем не заняты и не имеют коммерческих хозяев. Готовится проект застройки, планируется строительство жилья, офисных площадей, а также конгресс-центра. Предполагается, что инвестиции в инфраструктуру пойдут из федерального и местного бюджетов, а вот все остальное строительство должен финансировать кто-то еще. Объем необходимых вложений оценивается в десятки миллионов долларов.

В принципе их могло бы дать государство, и тогда управляющая компания была бы государственной. Но, судя по информации представителей правительства, посещавших Новосибирск в последние месяцы, такой вариант практически нереален. Управляющей компанией могло бы стать некоммерческое партнерство (например, «Сибакадемсофт»), и такие предложения высказывались. В обоих этих случаях прибыль от деятельности ИТ-центра шла бы на его развитие и стимулирование роста компаний. Но для реализации такого варианта нужны средства, которыми, учитывая годовые обороты новосибирских фирм-экспортеров ПО, «Сибакадемсофт» не располагает. Крупные западные вендоры и в новосибирском, и в других подобных проектах занимают выжидательную позицию и рисковать не намерены, полностью предоставив это право своим российским партнерам.

Поэтому самой реалистичной выглядит идея привлечения сторонних инвесторов из числа европейских банков, консалтинговых компаний или, по другим версиям, крупных московских холдингов, возможно, из сферы ИТ. Предложения для потенциальных инвесторов сейчас и готовятся. Уже в текущем году должен быть объявлен соответствующий конкурс.

Понятно, что инвестор, кем бы он ни оказался, будет заботиться о получении прибыли, а не о развитии ИТ-отрасли в лице новосибирских ее представителей. Как коммерческий проект «Сибирский ИТ-центр» может быть весьма успешным, считают и Голосов, и Рахимов, и другие руководители, поскольку дефицит офисных и жилых площадей в городе велик, строительство окупится быстро.

Но все это никакого отношения к развитию ИТ-индустрии не имеет. С таким же успехом можно построить бизнес-центр и сдавать в нем офисы. Причем небольшие софтверные компании все равно не смогут снять эти офисы. Сейчас цена 1 м2 составляет 200—300 руб. в месяц (примерно 120 долл. в год) и арендовать более дорогие помещения компаниям-экспортерам невыгодно, считает Ирина Травина.

А если организация-инвестор окажется из другого региона, то, обращает внимание Артур Рахимов, и особой прибыли от всего проекта область не получит. Кроме того, ожидаемое снижение налогового бремени для свободных экономических зон подразумевает и представление фирмами полной информации о получаемых доходах. Опыт общения с государством показывает, что вероятность получения каких-либо льгот мала, а вот вероятность санкций, вплоть до репрессивных, значительно выше. Поэтому некоторые местные компании, экспортирующие программное обеспечение и услуги, делают вывод: пусть уж лучше все остается как есть, то есть пусть все значимые финансовые операции по-прежнему проводятся через зарубежные офисы. Дополнительный риск, связанный с работой в «свободной зоне», нежелателен, и его лучше избежать.

Вообще словосочетание «свободная зона» вызывает у сибиряков, связывающих понятие «зона» совсем не с высокими технологиями, не самые радостные ассоциации.

В результате подавляющее большинство фирм-экспортеров ПО и услуг заняли скептически-выжидательную позицию, ожидая окончательных правил игры.

Компании, чей бизнес непосредственно не связан с экспортом ПО или услуг, а базируется на продаже оборудования и системной интеграции, тоже не остаются равнодушными к проекту. Они заинтересованы в создании ИТ-центра прежде всего потому, что надеются стать для него поставщиками техники и интеграторских услуг. Но и от более «возвышенных» направлений не отказываются.

Рассказывает руководитель одной из ведущих фирм-интеграторов Новосибирска: «Думаете, мне очень интересно торговать «железом»? В свое время я имел непосредственное отношение к серьезным проектам, мои сотрудники — тоже в большинстве из Академгородка. Я уверен, команду собрать, вернуться к исследованиям, к созданию продуктов мы бы смогли быстро. Кадры еще есть, были бы заказы...». Далее следует история о неудачной попытке выхода на западный рынок со своим программным обеспечением: без связей, без опыта, почти без ресурсов. Этот опыт надолго отбил у его компании охоту рисковать на международных рынках.

Однако и такие «скрытые энтузиасты» ждут хоть какой-то ясности в организации всего проекта. Явные скептики, такие, как Александр Сапунов, вообще уверены, что при такой организации дела, как сейчас, никаких позитивных сдвигов, значимых для бизнеса средних компьютерных фирм, не произойдет.

Усложняет ситуацию и позиция Сибирского отделения РАН. Строго говоря, технопарк — это совершенно не обязательно разработка программного обеспечения. Напротив, мировой опыт показывает, что в подобных технопарках могут успешно разрабатываться самые разные наукоемкие технологии, не связанные с ИТ.

Вполне естественно считать Академгородок со множеством институтов, значительной материальной базой и сильными научными кадрами во многих отраслях науки весьма подходящим местом для коммерциализации широкого круга научных разработок. Но к развитию индустрии информационных технологий это может не иметь никакого отношения. Руководители местных ИТ-фирм ситуацию описывают так: «Все свалили в одну кучу, РАН все подмяла под себя».

И это очень грустно, поскольку большинство сотрудников фирм-экспортеров программного обеспечения и услуг, включая руководителей, — выходцы из академической среды. Их разработки в значительной степени базируются на заделе, созданном во время работы в институтах Академгородка.

Более того, само здание вычислительного центра Академгородка — практически готовый ИТ-центр, поскольку почти полностью занято офисами ИТ-компаний. Как справедливо замечает Александр Сапунов: ну и кто мешает развивать индустрию информационных технологий в тех условиях, которые уже сложились?

Версия для печати (без изображений)