Перспективы российского ИТ-рынка с точки зрения вендоров

В последние годы отрасль ИТ в России успешно развивается. Так, в прошлом году, по данным бывшего Минсвязи, ее рост составил 20,3%; компания IDC дает еще более высокую оценку — 26%. Динамика роста в сфере ИТ как минимум в три раза опережает развитие российской экономики в целом (около 7%). Вместе с тем ИТ-индустрия отнюдь не является лидером по темпам развития, сильно отставая, например, от отрасли связи. Правда, как считают некоторые эксперты, рынок услуг связи приблизился к насыщению, и темпы его роста могут замедлиться уже в этом году.

Что касается российского ИТ-рынка, то по мнению многих аналитиков, он все еще весьма далек от насыщения. Несмотря на хорошую динамику развития, абсолютные показатели выглядят более чем скромно. «Только правительство США потратило в прошлом году 128 млрд. долл. на закупки в области ИТ. А совокупный оборот всего российского рынка ИТ оценивается в 6,9 млрд. долл. Это показывает, насколько еще мал наш рынок и какие перспективы могут быть впереди», — говорит Георгий Генс, президент холдинга ЛАНИТ. Действительно, в пересчете на душу населения в России приходится лишь около 46 долл. расходов на ИТ, что недопустимо мало для страны, претендующей на роль «великой державы». По оценкам экспертов, доля России на мировых рынках высокотехнологичной продукции составляет около 0,3%, на ИКТ-продукцию приходится лишь 0,2% общего объема российского экспорта.

Развитие ИТ-рынка во многом будет зависеть от политики высшего руководства страны. Об этом свидетельствует и опыт государств, занимающих лидирующие позиции в сфере высоких технологий.

В последнее время все чаще звучат слова о необходимости структурных преобразований в экономике, отказа от преимущественно сырьевой ориентации и развития конкурентоспособных высокотехнологичных производств (это может и не означать прямой поддержки ИТ-индустрии, но любое конкурентоспособное производство должно располагать современной ИТ-инфраструктурой). В этой связи можно выделить несколько значимых событий, которые позволяют надеяться, что эти благие намерения не останутся пустыми декларациями.

Так, в феврале 2004 г., выступая на заседании Совета безопасности, Владимир Путин поддержал инициативу Андрея Фурсенко (тогда и.о. министра промышленности и науки) о бесплатной передаче прав на созданную с участием государства (т. е. в различных НИИ) интеллектуальную собственность ее конкретным разработчикам, которые смогли бы извлекать из них коммерческую выгоду. Отсутствие юридической ясности в области прав на патенты сдерживает развитие технологического сектора — ни один инвестор не станет вкладывать деньги даже в перспективные прикладные разработки, если основной объект бизнеса находится непонятно в чьей собственности.
Кроме того, по словам Андрея Фурсенко, с 1998 г., когда был принят закон о государственной собственности на все патенты, разработанные в недрах многочисленных государственных научных учреждений, количество заявок на изобретения упало практически до нуля.

Не могла оставить равнодушными членов ИТ-сообщества и неожиданная «реинкарнация» Минсвязи в виде Министерства информационных технологий и связи РФ. Когда в ходе «административной реформы» за два месяца до президентских выборов произошел серьезный «передел» правительства, ИТ-отрасль по сути оказалась забытой: слово «информатизация» не присутствовало в названии ни одного из федеральных ведомств, что вызвало, мягко говоря, недоумение у многих профессионалов ИТ-рынка.

Но в конце мая президентским указом Минсвязи возродилось «как Феникс из пепла», и, более того, «информационные технологии» оказались в его названии на первом месте. (Хотя, по мнению некоторых экспертов, это может свидетельствовать о том, что ИТ-отрасль окончательно «отбирается» у Минэкономразвития, которое не раз пыталось если не «перетянуть» ее к себе, то активно влиять на ее развитие).

Кстати, в сентябре прошлого года Минэкономразвития представило «Концепцию развития законодательства по применению ИКТ в социально-экономической сфере», направленную на изменение правовой базы, регулирующей ИКТ-отрасль. В ней, в частности, предлагалось пересмотреть 34 нормативных акта, в том числе — устаревшие федеральные законы «Об информации, информатизации и защите информации» и «Об участии в международном информационном обмене». Однако никаких реальных шагов в этом направлении пока не видно.

Руководителем Федерального агентства по информационным технологиям, входящего в структуру нового Министерства информационных технологий и связи, назначен Владимир Матюхин. Ранее он работал генеральным директором ФАПСИ, а после его упразднения — заместителем министра обороны и руководителем комитета по государственному оборонному заказу.

Безусловно, развитие российского ИТ-рынка определяют не только и даже не столько благие решения органов государственной власти. Опыт последних 10—15 лет показывает, что ведущие вендоры являются не только «игроками» на этом рынке, но и его активными «строителями».

Для топ-менеджеров зарубежных ИТ-компаний, принимающих решения об инвестициях в развитие бизнеса в России, определяющим фактором является политическая и экономическая стабильность в стране. Что касается политической стабильности, то она ни у кого уже не вызывает сомнений. А вот экономическая... Многие помнят августовский дефолт 1998 г. и опасаются возможности его повторения. «Любой топ-менеджер, приезжающий в нашу страну, обязательно спрашивает: «Что будет с российской экономикой, если цены на нефть упадут?», — говорит Кирилл Корнильев, генеральный директор IBM Восточная Европа/Азия.

Взлет цен на нефть превысил все мыслимые ожидания. Однако, вопреки распространенному мнению, многие вендоры не считают, что обрушившийся на страну поток нефтедолларов напрямую влияет на потребление ИТ-продукции.

«Нефтяные компании, конечно, представляют важный рыночный сегмент, но сами по себе они далеко не ключевые игроки. Государство же как основной заказчик, получая значительные долларовые поступления, решает иные, более важные на текущий момент социальные задачи. К тому же большинство государственных структур и ведомств уже так или иначе компьютеризированы. Перетекания капитала в отрасли реальной экономики пока нет», — считает генеральный директор компании Kraftway Computers Алексей Кудрявцев.

С ним согласен Виталий Фридлянд, глава российского представительства Fujitsu Siemens Computers: «Высокая цена на нефть и даже значительные валютные резервы вовсе не определяют рост внутреннего национального продукта. Развитие экономики зависит в первую очередь от динамики внутреннего потребления. В России ИТ-рынок является вторичным, «обслуживающим», он не определяет развитие всей экономики. И если вдруг существенно снизится цена на нефть, то вначале будет некоторая паника, затем все пойдет по известному сценарию. В любом случае сохранится производство продуктов потребления внутреннего спроса, и эти предприятия должны будут реинвестировать средства в ИТ-структуру, хотя, возможно, и в меньших объемах».

Средняя цена нефти за многие годы наблюдения составляет 18 долл. за баррель. Сейчас аналитики прогнозируют, что в течение ближайших 2—3 лет стоимость нефти может вернуться к этому значению, при этом кризисных явлений в ИТ-отрасли и в российской экономике в целом не должно наблюдаться.

Вместе с тем за счет притока нефтедолларов в последние годы государство смогло накопить огромные золотовалютные резервы. Но они, как и немалые средства, поступающие в стабилизационный фонд (по прогнозам Минфина, к концу года в нем может быть накоплено 280 млрд. руб.), пока не оказывают заметного положительного влияния на развитие экономики и, тем более, ИТ-индустрии. Более того, по словам руководителя департамента Минэкономразвития Церена Церенова, на реализацию ФЦП «Электронная Россия» государством выделяются средства, которые в 5—6 раз меньше первоначально запланированных сумм.

Несмотря на явно недостаточное внимание государства к ИТ-отрасли — на деле, а не на словах, все ведущие зарубежные вендоры утверждают, что российский рынок является для них одним из наиболее привлекательных и перспективных (помимо России в числе фокусных рынков чаще всего называются также Китай и Индия).

Однако невзирая на то, что после 1998 г. наш ИТ-рынок устойчиво растет, на серьезные инвестиции в развитие своего бизнеса в России штаб-квартиры многих компаний решились сравнительно недавно.

По мнению Кирилла Корнильева, это связано с «инерцией мышления больших корпоративных систем» и «синдромом CNN», поскольку топ-менеджеры получают представление о России в основном из новостей, которые не всегда объективно отражают суть процессов, происходящих в стране. По его словам, в настоящее время инвестиции IBM в развитие бизнеса в России «измеряются семизначными цифрами», значительно увеличен штат российского представительства.

По словам генерального директора «Oracle СНГ» Бориса Щербакова, московский офис Oracle не испытывает конкуренции внутри компании за финансовые ресурсы. «Мы единственный регион в ЕМЕА, который развивается такими темпами, поэтому нам всегда идут навстречу, — объясняет он. — Ситуация в остальных странах более прогнозируемая, там прописаны все бизнес-процессы, есть устоявшиеся модели продаж. Россия все еще остается регионом нестабильности, и это дает нам определенные преимущества — иногда мы добиваемся успеха такими методами, о которых на Западе давно забыли». Совсем недавно Борис Щербаков был назначен вице-президентом Oracle (с сохранением должности генерального директора «Oracle СНГ»), что также свитедельствует о большом значении, которое придает корпорация нашему региону.

По мнению представителей многих вендоров, им удается донести до своих штаб-квартир необходимость учета российской специфики. Так, по словам Кирилла Корнильева, в России политика IBM строится прежде всего на активном взаимодействии с бизнес-партнерами: «Во всем мире две трети дохода IBM получает, работая с заказчиками напрямую, и лишь одну треть — от взаимодействия с партнерами. В России совместная работа с бизнес-партнерами приносит нам 90% дохода. Нам удалось убедить высшее руководство корпорации в целесообразности и необходимости такого подхода. К примеру, если офис IBM в Хельсинки легко может «покрыть» всю Финляндию, обеспечивая сервис, ремонт и т. п., то в громадной России без бизнес-партнеров просто не выжить».

Оуэн Кемп, генеральный директор НР в России, выступил с инициативой создания комитета по разработке плана развития российского рынка, чтобы, по его словам, «синхронизировать все предпринимаемые HP шаги с потребностями рынка».

Как заявляет Хилмар Лоренц, генеральный директор HP в странах СНГ, главная задача на перспективу, стоящая перед его компанией в России, — это не просто наращивание объема продаж: «Необходимо развивать российский рынок таким образом, чтобы мы могли использовать его потенциал в мировом масштабе, нужно научиться пользоваться преимуществами России для производства и экспорта продукции». По его мнению, к этим преимуществам относятся наличие большого числа высококвалифицированных специалистов и географическая близость к европейскому рынку.

Толчком для развития экспорта ИТ-продукции, в т. ч. компьютерной техники, может стать ожидаемое вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО), что предполагает существенное ограничение таможенных барьеров. «Мы уже собираем оборудование в России, и если таможенные тарифы выровняются, то, вполне вероятно, что поставлять технику, к примеру, в Турцию будет выгоднее именно отсюда, а не из Германии», — говорит Виталий Фридлянд.

Недавно компания Fujitsu Siemens Computers начала серийную сборку ПК на зеленоградском заводе «Квант» для поставки в партнерский канал (ранее она собирала там же компьютеры для поставок по контракту с МПС). До конца 2004 г. планируется произвести около 50—60 тыс. компьютеров*.

Перспективы вступления России в ВТО, до недавнего времени казавшиеся весьма туманными, постепенно обретают вполне реальные очертания. Подписан протокол с Евросоюзом о его согласии на присоединение России к ВТО. Согласились с этим и лидеры стран «большой восьмерки» на недавно прошедшем саммите.

О возможности экспорта произведенной в России компьютерной техники всерьез задумываются не только западные вендоры. Так, по словам Алексея Кудрявцева, в ближайшие два года Kraftway Computers видит свою основную задачу в выходе на международные рынки и превращении в европейского поставщика: «Такая экспансия жизненно необходима для сохранения позиций компании под натиском транснациональных корпораций, которые, видимо, уже в недалеком будущем предпримут попытку отвоевать большую часть российского рынка». Ключевым моментом в реализации этих амбициозных планов должен стать ввод в эксплуатацию в начале 2005 г. нового завода в Обнинске производственной мощностью до 1,5 млн. единиц продукции в год.

Если возможности экспорта компьютерного «железа» пока только обсуждаются, то потенциал российских программистов уже востребован зарубежными заказчиками. По данным ассоциации «РусСофт», в России действует не менее 3 тыс. компаний, занимающихся разработкой ПО, и почти каждая третья из них частично или полностью экспортирует свои продукты и услуги. По разным оценкам, объем российского рынка офшорного программирования составляет 350—400 млн. долл.

Если вернуться к внутреннему ИТ-рынку, то практически все вендоры оценивают перспективы его роста весьма оптимистично. Суммируя их мнения, можно сказать, что его развитие будут определять несколько тесно связанных между собой факторов: стабильность политического курса, создающего благоприятные предпосылки для инвестиций компаний в развитие бизнеса; рост экономики в целом (особенно в секторе малого и среднего бизнеса) и рост благосостояния населения. «Крупные предприятия активно модернизируют свою инфраструктуру, видя реальную экономическую отдачу от внедрения современных технологий. Если такой подход к автоматизации распространится на сферу среднего, а затем и малого бизнеса, то это, безусловно, даст мощнейший толчок для развития ИТ-отрасли в нашей стране», — считает Алексей Кудрявцев.

Алексей Шлыков, управляющий директор представительства SAP в странах СНГ и Балтии, выделяет еще два фактора, которые, по его мнению, могут существенно повлиять на развитие российского ИТ-рынка, — незыблемость прав собственности и успешная административная реформа. По его словам, компания SAP видит два сценария развития событий.

Первый из них (как ни странно это звучит, более «пессимистический») базируется на простой уверенности в том, что не наступит передела собственности, — предприятия, перешедшие в частные руки в течение последних 12—14 лет, останутся у нынешних владельцев. «При этом мы можем прогнозировать, как будут развиваться уже начатые проекты по внедрению наших систем. Традиционно любой наш заказчик вначале пытается наладить управление финансовыми и материальными потоками, а уже затем приходит понимание целесообразности внедрения других модулей. Эти процессы идут практически у всех наших заказчиков, и они будут продолжаться в ближайшие годы, если собственник предприятия остается прежним», — говорит Алексей Шлыков. По его оценке, при этом сценарии оборот SAP в России гарантированно будет расти не менее чем на 20% в год и к 2010 г. достигнет 300 млн. евро.

Второй, более оптимистический сценарий, предполагает средний ежегодный рост оборота SAP на 30%, при этом к 2010 г. он должен достичь 500 млн. евро. Необходимым условием для этого, по мнению Алексея Шлыкова, помимо сохранения собственности у прежних владельцев, является успешная реализация административной реформы в течение ближайших 2—3 лет. «Госзаказчиков у нас довольно мало. Они пока не испытывают острой необходимости в наших продуктах. Но в случае реализации административной реформы они будут поставлены перед необходимостью более эффективной работы, требующей существенных изменений в структуре управления и, соответственно, модернизации ИТ-инфраструктуры. При этом окажутся востребованными и наши продукты», — поясняет он. По словам Алексея Шлыкова, SAP готова к развитию событий как по первому, так и по второму сценарию.

* Вместе с тем отметим, что проекты НР (пару лет назад) и IBM (в середине 90-х годов) по российской сборке компьютеров под своими брэндами нельзя назвать удачными, а об экспорте этой продукции речь тем более не шла.

В статье использованы материалы «круглого стола», проведенного в рамках конференции IT-Summit’2004 в Санкт-Петербурге.


Версия для печати (без изображений)