Демографы всего мира бьют тревогу. Население Земли каждый год увеличивается примерно на 70–80 млн. человек. Прогнозируется, что к 2050 г. оно достигнет 9–10 млрд. человек.

Возникает вопрос: «А хватит ли еды для всех, учитывая, что уже сегодня около 1 млрд. человек голодает?» Ведь каждый стремится потреблять больше. А это значит, что будет расти не только «абсолютное» потребление (за счет увеличения численности населения), но и относительное.

В прошлом основными способами борьбы с нехваткой продовольствия были освоение новых земель (как для растениеводства, так и для животноводства) и, например, расширение рыбного промысла.

Конечно, некоторые новые угодья могут использоваться и в будущем, но это будет все менее вероятным и более дорогостоящим решением, поскольку человечество имеет и другие виды на землю.

Соответственно на глобальном уровне в XXI в. большее количество пищи нужно будет произвести почти на таких же площадях сельхозназначения (или даже на меньших).

Перебои с продовольствием могут стать одной из главных проблем века.

Еще в 2014 г. издание The Village представило новые тренды в сельском хозяйстве, которые, по мнению авторов, смогут победить голод.

И в этот список наряду с поисками новых источников еды1, быстрой селекции, использованием зеленой энергии, созданием вертикальных садов в городах, снижением отходов, изменением диеты (переход к вегетарианству, создание искусственного мяса) были внесены такие тенденции, как точное земледелие и агботы.

Так, в основе принципа точного земледелия лежит идея о том, что возделываемые угодья неоднородны: каждый отдельный участок требует уникального ухода. На практике можно минимизировать расходы благодаря использованию наземных датчиков, а также спутниковой и аэрофотосъемки, вносить удобрения только на те места, которые этого требуют.

Интересно, что согласно прогнозу правительства Канады, уже к 2020 г. сельскохозяйственные дроны и датчики, отслеживающие состояние почвы, воздуха и посевов, станут нормой. В дальнейшем, используя полученную от них информацию, интеллектуальные системы смогут автоматически принимать решения об уходе за растениями, не привлекая человека. Подобный тренд стоит ждать и в животноводстве: благодаря сенсорам фермеры смогут в реальном времени получать информацию о самочувствии каждого животного.

Дроны с инфракрасными сенсорами на полях — не единственные технические новинки, которые должны повысить производительность труда в сельском хозяйстве. Уже сейчас самые передовые доильные автоматы не требуют вмешательства человека и не вызывают стресса у животных: коровы сами решают, когда пришло время доения. А за 50 тыс. долл. можно приобрести робота, который будет собирать клубнику с грядки. К началу следующего десятилетия сельскохозяйственные роботы (они же агботы) автоматизируют все рутинные полевые работы: вспашку, посадку, прополку, полив, внесение удобрений и сбор урожая. А еще через пять лет интеллектуальные системы станут управлять целыми роями сообщающихся агботов.

Само собой разумеется, что все это многообразие помощников крестьянина не может работать без подключения к Интернету. В принципе, в современном информационном обществе любой фермер может выйти в Сеть из любой точки местности, используя для этого мощные беспроводные устройства. Другой вопрос, что в реальности не у каждого российского крестьянина есть такая возможность.

По экспертным оценкам, в России долгое время наиболее острой проблемой сельского хозяйства оставалось техническое и технологическое отставание, вследствие чего тормозилось развитие агропромышленного комплекса и наращивалось конкурентное давление со стороны стран Европы. В то время как мировой и европейский опыт ведения сельскохозяйственных работ уже был напрямую связан с информационными технологиями, в России общий уровень информатизации предприятий АПК был недостаточным.

Подтверждением этому служит степень использования информационных технологий, которая во многом зависела от размеров предприятий. Так, по состоянию на 2011 г. ИТ использовались лишь в 10% сельскохозяйственных предприятий страны, преимущественно крупных (владеющих не менее 20 тыс. гектаров земель).

Изменилось ли что-нибудь в вопросах проникновения ИТ в российское сельское хозяйство за прошедшие шесть лет? Об этом мы поговорили с представителями ИТ-компаний.

...Она обладала редким даром не существовать
до
 тех пор, пока в ней не появится необходимость.

Габриэль Гарсиа Маркес. «Сто лет одиночества»

И лучше, чем великий колумбийский писатель, про информатизацию АПК в нашей стране и не скажешь. И вот теперь, по мнению респондентов, она (информатизация) наконец-то появилась. Просто потому, что стала необходима всем, кто себя к этому самому сельскому хозяйству причисляет.

«В настоящий момент информатизация затрагивает практически все отрасли сельского хозяйства, — уверен Олег Гиацинтов, технический директор компании DIS Group. — И если ранее большинство проектов по внедрению новых решений концентрировались в области переработки и производства продукции, то сейчас фокус смещается в область скотоводства и растениеводства».

О том, что информатизация в сельском хозяйстве была наиболее востребованной в перерабатывающих отраслях, говорит и Александр Платонов, директор ООО ТСК «Вита» (Самара): «Выпуск готовой продукции, отгрузка конечному потребителю заставляет соответствовать изменяющимся условиям: требованиям законодательства, жестким взаимодействиям с сетевыми потребителями. Оперативное оформление документации, сопровождающей отгрузки, работа с возвратом товара и рекламациями — для этих операций требуется прежде всего бесперебойная работа всех звеньев информационной структуры. Поэтому именно надежность ИТ-системы — наиболее важное для перерабатывающих отраслей сельского хозяйства требование. Второе важнейшее условие — обеспечение информационной безопасности предприятия».

Поддерживает коллегу и Алексей Бурочкин, директор по маркетингу российского офиса Eaton: «Сейчас мы наблюдаем значительный рост сельскохозяйственного производства России за счет государственной поддержки. Например, в 2016 г. впервые за долгое время наша страна заняла первое место в мире по экспорту пшеницы. В связи с увеличением оборота продукции многие сельхозпредприятия сталкиваются с необходимостью повышения эффективности производственных процессов и сокращения издержек.

«Это становится возможным благодаря внедрению инновационных технологий, в частности решений на базе промышленного Интернета вещей (IIoT), который является частью перспективной концепции „Индустрия 4.0“, — замечает он. — Сегодня IIoT — одно из наиболее многообещающих направлений развития технологий, способных повышать производительность труда и сокращать затраты предприятий. Одним из примеров внедрения „умных“ решений можно считать информатизацию разделочной линии или стадии обработки продукции на производстве. Данные стадии в цепочке производства присутствуют практически на каждом аграрном предприятии, будь то растениеводство или животноводство. На данный момент уже существует множество технологических решений, способных полностью автоматизировать этапы производства в различных отраслях сельского хозяйства».

Но, как уже было сказано выше, не только переработка наконец-то заинтересовалась внедрением ИТ-решений.

«Мы наблюдаем интерес к информатизации, в том числе к внедрению Internet of Things (IoT) со стороны компаний, занимающихся растениеводством, — отмечает Владимир Соловьев, коммерческий директор Axxtel. — У них простые и понятные задачи с уже реализованными путями решения. При этом наш опыт показывает, что эти задачи одинаковы не только в разных регионах Российской Федерации, но даже в разных странах. Например, наши партнеры в Сербии занимаются теми же вопросами автоматизации сельского хозяйства, которые актуальны для заказчиков в Сибири».

С тем, что в растениеводстве сейчас есть наибольший спрос на информатизацию, соглашается и Григорий Портянкин, руководитель центра компетенций агротехнологий группы компаний Softline: «Всё больше компаний смотрят в сторону повышения эффективности производства за счет внедрения информационных технологий. На данный момент нет единого подхода к автоматизации процессов, но их разнообразие поражает. Это объясняется значительными различиями в подходах к управлению в разных агрохолдингах, состоянием культуры производства, пониманием руководителями компаний стратегических целей и точек улучшений. Кто-то начинает с контроля расхода топлива, кто-то со спутниковых снимков, а кому-то все это не важно и достаточно раз в четыре года проводить анализ почвы и отслеживать треки техники. Некоторые компании успели попробовать всё и во всем разочароваться. Скорее всего, это связано с поверхностным подходом к внедрению технологий автоматизации. Есть компании, у которых автоматизация внедрена, но при внимательном рассмотрении она не работает и становится просто статьей затрат. Отдельные компании действуют последовательно, на основании разработанной ИТ-стратегии, планомерно переходя от одной промежуточной архитектуры к другой. Но именно такой подход, обеспечивающий быстрые, пусть и незначительные результаты и возможность коррекции следующего шага без смены общего курса, гарантирует успех. Компании — лидеры рынка на данный момент уже перешли от локальных проектов автоматизации своих отраслевых подразделений и начинают проекты межбизнесового взаимодействия. То есть технологические проекты становятся сквозными — например, связывают выращивание и хранение свеклы с сахарными заводами, тем самым оптимизируют затраты и загрузку мощностей как на выращивание, так и переработку. Эти проекты дают наибольший эффект».

Об интересе к ИТ со стороны обычных земледельцев рассказывает и Александр Елин, генеральный директор компании АЛАН: «Для них очень важно с помощью технологии IoT получить данные различного формата. Например, о температуре, влажности почвы, концентрации микроэлементов, освещенности и т. д. Серьезные положительные изменения в отношении к ИТ происходят и в тепличных хозяйствах, и на предприятиях, занимающихся выращиванием на закрытом грунте. В ситуации импортозамещения предприятиям, занимающимся выращиванием тепличных культур (в основном зеленные культуры, томаты, огурцы, цветы), приходится бороться за повышение эффективности производства. А использование ИТ способно помочь аграриям увеличить урожайность, сократить расходы и повысить качество продукции. На развитие этого направления направлены крупные государственные инвестиции. Например, сейчас мы делаем пилотный проект с одним из крупнейших хозяйств Калужской области по установлению влияния различных факторов (управление микроклиматом, внесение удобрений, полив и т. д.) на продуктивность при выращивании культур, в частности томатов и огурцов».

Помимо этого направления, которое, по мнению нашего респондента, будет активно развиваться в ближайшем будущем, следует обратить внимание на информатизацию птицеводства и свиноводства: «В этих отраслях тоже используются автоматизированные системы управления микроклиматом, поения и кормления животных. Но, как показывают опыт и анализ первичных данных, управление зачастую происходит не совсем правильно. Соответственно на этих предприятиях необходимо устанавливать системы мониторинга и анализа, которые помогут определить, что нужно изменить для повышения эффективности производства. Приведу наглядный пример некорректной работы системы управления микроклиматом теплиц: зимой их активно отапливают, при превышении предельно допустимой температуры срабатывает автоматика; но вместо того чтобы снизить нагрев, открываются форточки. В свиноводстве и птицеводстве возникают аналогичные проблемы некорректного срабатывания автоматики. Чтобы этого избежать, нужно изменить подход к работе с данными, которые поступают в системы автоматического управления».

Но, по его наблюдению, в целом в аграрном секторе пока не так много компаний, которые задумываются о специфике работы с данными и необходимости оптимизации бизнес-процессов.

А вот Тигран Аветисян, ведущий специалист по продажам «КОРУС Консалтинг СНГ», уверен, что наиболее готовыми к автоматизации в АПК можно считать крупные и крупнейшие агрохолдинги, которые и задают тон в этом секторе. При этом он отмечает, что и личные подсобные хозяйства (ЛПХ) тоже созрели для информатизации и подключения к общепринятым технологиям, в том числе и к EDI, и ЭДО: «Это помогло бы небольшим сельхозпроизводителям выйти на рынок ритейла как на региональном, так и на местном уровнях. С учетом растущего спроса на фермерскую продукцию это крайне актуально».

В то же время, по оценке Якова Панферова, менеджера проектов «КОРУС Консалтинг СНГ», более других во внедрении ИТ (в частности, для исполнения законодательства в рамках электронной ветеринарной сертификации) нуждаются предприятия АПК, участвующие в обороте подконтрольных госветнадзору товаров, а также племенные хозяйства, фермы, молокозаводы, птицефабрики, мясокомбинаты и т. п.: «Интересный факт. В настоящий момент на рынке наблюдаются две тенденции: как стимулирования, так и противодействия (со стороны региональных ветеринарных служб) переходу на электронную ветеринарную сертификацию с использованием ФГИС „Меркурий“».

Но, как напоминает Татьяна Голубева, руководитель направления «Пищевая промышленность, сельское и лесное хозяйство», фирма «1С», говоря об информатизации АПК, не стоит забывать и о самых необходимых каждому предпринимателю вещах: «Сегодня практически все отрасли агропромышленного комплекса в той или иной степени «охвачены» автоматизацией. Как минимум, в части средств ведения первичного учета и подготовки отраслевой отчетности. Почти везде уже используются или экселевские таблицы, или специализированные, так называемые «бухгалтерские» программы. Следующий уровень «автоматизации» — это использование ПО для планирования и управления запасами, что позволяет получать информацию о финансово-хозяйственной деятельности сельхозпредприятия, а также использовать инструменты управления. Но для успешного ведения бизнеса, с перспективой его дальнейшего развития, в современных условиях этого недостаточно. Например, в такой отрасли, как растениеводство, не обойтись без современных ИТ. Сегодня руководителю уже недостаточно только «запланировать» сельхозработы, «отразить» расход удобрений, горючего или семян, «распределить» технику «на какие-то работы», а потом зафиксировать в программе факт выполнения. Ведь такие данные обычно попадают в учетную систему с опозданием, являются «обобщенными» и часто не дают полного представления о реальном положении дел. Сегодня руководитель хочет точно знать состав почвы на полях, какие удобрения и в какой пропорции нужно вносить, когда и как провести подкормку растений и т. д., ему нужна история за несколько лет для последующего анализа, в режиме реального времени видеть работу техники на полях, организовать учет затрат на содержание сельскохозяйственных машин (трактора, комбайны и др.) таким образом, чтобы распределить эти затраты пропорционально объемам выполненных работ только на те культуры, по которым выполнялись работы этим агрегатом. Похожая ситуация и в животноводстве. Недостаточно просто знать, какие животные «у тебя на балансе» и сколько корма они съели. Необходимо получать подробную информацию о состоянии каждого из них, чтобы правильно спланировать график вакцинации, разработать рацион кормления, предупреждать заболевания. Невозможно обойтись без современных ИТ и при проведении селекционных работ в племенном животноводстве и птицеводстве«.

При этом, как отмечает Татьяна Голубева, к внедрению передовых, в том числе информационных, технологий сельхозпредприятия подталкивает вся окружающая агропромышленный бизнес обстановка. Потребители хотят быть уверенными в качестве продукции и проследить историю производства продукта «от фермы до прилавка», торговые сети диктуют требования к упаковке, маркировке и цене на товар, контролирующие органы требуют обеспечить безопасность: «Конечно, непростая экономическая ситуация в стране, финансовые и прочие кризисы не способствуют росту инвестиций собственников агробизнеса в ИТ. С другой стороны, предприятия стали пересматривать свои активы: давно купленные программы начинают обновлять, осваивать, приобретать дополнительные лицензии для увеличения количества пользователей, работающих с ПО».

«Степень проникновения ИТ в сельское хозяйство очень разная, — дополняет коллегу Андрей Чураков, заместитель начальника отдела системной интеграции ООО „НТЦ Галэкс“. — В последние годы целенаправленная политика государства по внедрению ИТ в сельском хозяйстве отсутствовала, поэтому это происходило стихийно. Такой подход (так называемая лоскутная автоматизация, решение наиболее острых проблем с применением простых решений и алгоритмов) нивелирует потенциал внедрения ИТ и не позволяет в достаточной степени оценить полученный экономический эффект. При этом на рынке присутствуют крупные с/х холдинги, имеющие достаточный финансовый ресурс и осуществляющие комплексное, стратегическое внедрение ИТ для автоматизации всех процессов предприятия».

Константин Болтрукевич, директор департамента по работе с промышленными предприятиями компании «Техносерв», также уверен, что основные барьеры на пути проникновения ИТ в АПК заключаются как в правильном подходе руководства к необходимости подобных внедрений, так и в возможностях применения в хозяйствах существующих ИТ-решений: «На первый план выходят три основные составляющие ИТ: связь, датчики и специалисты. Приобрести датчики предприятию не составляет большого труда, обучить специалистов и привлечь на работу в глубинку сложно, но возможно. Однако о какой информатизации может идти речь, если в хозяйстве отсутствует Интернет? Что касается второго барьера — готовности руководства хозяйств к информатизации, — то тут ситуация немного проще. Зачастую они сами ищут пути повышения эффективности своих предприятий. Это относится ко всему: росту урожайности, увеличению поголовья, оптимизации расходов, контролю над расходами и т. п. В этой ситуации важно показать и доказать заказчику, что внедрение той или иной ИТ-системы позволит быстро окупить вложенные в нее средства и в скором времени получить дополнительную прибыль. В качестве примера: система слежения за транспортом или расходом топлива позволяет сократить затраты на ГСМ на 20–30% и окупается за полгода. Выгода очевидна. Исходя из этого можно сказать, что чем компактнее хозяйство, чем ближе оно расположено к крупным городам с квалифицированными кадрами и чем больше зона покрытия связью, — тем выше готовность хозяйств к внедрению сложных информационных систем».

Последнее наблюдение подтверждают и представители «КОРУС Консалтинг СНГ»: «Чем дальше от регионального центра расположено хозяйство, тем меньше внимания уделяется в нем автоматизации».

При этом, как отмечают в компании АЛАН, если говорить о территориальном распределении ИТ, то на первое место можно поставить Юг России.

О том, что необходимо учитывать также и географическое расположение того или иного производителя, напоминает и Алексей Петунин, директор по работе со средним, малым бизнесом и партнерами, SAP СНГ: «Особенно это актуально в тех регионах, где сельское хозяйство традиционно развито: Краснодарский край, Ростовская, Белгородская области, Татарстан, Ставропольский край, Воронежская область. В целом за последние несколько лет мы наблюдаем активный переход крупнейших компаний агропромышленной отрасли к цифровой трансформации бизнеса и комплексному подходу использования ИТ. Это позволяет им оперативно управлять производственным процессом в режиме реального времени, именно такие хозяйства становятся ключевыми поставщиками продуктов в стране. Так, датчики, размещенные в земле, обеспечивают в реальном времени передачу данных, отражающих погодные условия, содержание влаги, концентрацию удобрений в почве. Это позволяет принимать решения о том, какие поля и когда удобрять, планировать сроки сбора урожая. GPS-приемники на тракторах могут использоваться для съемки поля во время посевных работ, а когда подоспеет время прополки, трактор сможет проехать по тому же самому маршруту, по которому ехал во время сева, не причиняя вреда всходам».

Мир мечтаний, вопреки расхожему мнению,
довольно бледен и
 скуден, тогда как реальный,
если углубиться в
 него, поражает богатством и разнообразием.

Паскаль Брюкнер. «Вечная эйфория. Эссе о принудительном счастье»

Так что же сегодня предлагают поставщики ИТ-решений заказчикам из разных отраслей сельского хозяйства?

«В аграрном секторе десятки направлений, сотни этапов производства, тысячи проблемных мест, которыми нужно управлять, контролировать и отслеживать, — напоминает Константин Болтрукевич. — Это касается всего: состава и влажности почвы, расхода топлива, отгрузки собранного урожая, отслеживания его перемещения, температуры в теплице, переработки сырья, выдачи и состава корма, управления комбайном, точного земледелия и т. п. Однако каждая проблема имеет свое ИТ-решение, и мы можем его найти. Всё зависит от потребности заказчика. К примеру, внедренная на одном из мясных производств система автоматизированной складской логистики позволила сократить пересортицу на 90%, снизить складскую просрочку на 95%, оптимизировать площади хранения на 30%. При этом стоимость внедрения данного решения окупилась за восемь месяцев. На мой взгляд, в ближайшее время наиболее востребованными в АПК будут точное земледелие, Интернет вещей, беспилотная сельхозтехника, энергосберегающее и генерирующее оборудование».

О технологиях точечного земледелия рассказывает Владимир Соловьев: «Мы прежде всего предлагаем решение, которое позволяет контролировать влажность почвы как на открытых полях, так и в тепличных хозяйствах. Оно состоит из датчика, измеряющего уровень влажности, и программного обеспечения, которое информирует об избытке/недостатке влаги в зависимости от типа посадок, текущего состояния окружающей среды и прогноза погоды. Это позволяет оптимизировать режимы полива, снизить затраты на воду и электроэнергию, повысить урожайность. Также заказчики проявляют некоторую заинтересованность в решениях, позволяющих отслеживать на поле количество насекомых, в том числе вредителей».

Компания Softline также обладает компетенциями в вопросах внедрения технологий точного земледелия, начиная от дистанционного зондирования земли и почвенных анализов до составления рекомендаций по дифференцированному внесению удобрений, семян и средств защиты растений (СЗР), а также анализа эффективности внедренных решений. По оценке специалистов компании, проект контроля внесения удобрений и СЗР позволяет снизить нецелевое и некорректное их использование, которое обычно составляет от 20 до 30%. А умное управление орошением позволяет сэкономить до 20% воды.

Кроме того, предложение данного поставщика включает как базовое оснащение техники и объектов средствами мониторинга и управления, так и проведение аудита существующих систем, демонстрацию точек улучшения их работы. Например, в портфель Softline входят система контроля качества полевых работ, стационарных морозильных установок и автомобильных рефрижераторов, а также другие решения. Большое внимание уделяется и беспроводным технологиям передачи данных на основе LoRa (или аналогов), и обработке полученных сведений в облачных ресурсах.

Но вернемся к точному земледелию. У компании АЛАН также есть несколько решений в этой области — и партнерские (например, сербской компании DunavNET), и разработанные самостоятельно. «Можно выделить два основных направления их использования на открытом грунте, — комментирует Александр Елин. — Первое — датчики для контроля параметров почвы, которые применяются для выращивания сахарной свеклы и других корнеплодов при наличии систем орошения. Второе обширное направление — облачный геоинформационно-аналитический сервис Smart4agro (разрабатывается совместно с компанией Hexagon) для контроля, анализа и прогноза состояния сельхозугодий с помощью аэрофотосъемки высококачественными мультиспектральными камерами. Его использование позволяет снизить себестоимость сельхозпродукции и расход ресурсов, повысить урожайность, автоматизировать сбор и анализ информации о состоянии полей и хозяйства в целом».

Александр Елин отмечает, что при внедрении ИТ стоит помнить о конгломерате задач. Первая: обработка данных различных систем аналитики, консолидация данных, построение модели и базы данных и обработка с помощью Microsoft Power BI и Azure Machine Learning.

Вторая: использование готовых данных и систем управления на предприятиях, что позволит создавать на основе обработанной информации систему мониторинга и оперативного управления. Ведь подобные функции, встроенные в существующие системы, часто не позволяют оперативно реагировать на изменения, а просто фиксируют происходящее.

Третья ступень — это первые две плюс собственные датчики, системы сбора информации, которая нужна для построения целостной картины в области аналитики.

Для выполнения таких комплексных задач у компании АЛАН существует решение на базе блока Iotica, к которому можно подключать любые датчики, собирать и отправлять данные для анализа с помощью технологии Microsoft Azure IoT HUB в облако, где и работать с ними: помещать в БД, обрабатывать с помощью Power BI, анализировать с применением предсказательной аналитики Azure Machine Learning для нахождения закономерностей.

Комплексную автоматизацию всех бизнес-процессов на базе технологии точного земледелия предлагают и в компании SAP. SAP Digital Farming (цифровая ферма) позволяет отслеживать состояние полей, определять оптимальные моменты для посадки, полива, внесения удобрений. Для этого анализируются погодные данные, изменение состава почвы и состояние урожая. Информация фиксируется сенсорами, датчиками, дронами, а затем передается в ИТ-систему, которая их обрабатывает и предлагает оптимальные варианты для решения той или иной задачи в разрезе каждого поля.

«Один из наших крупнейших клиентов с помощью технологии точного земледелия снизил потребление горючего на 20% и добился роста урожайности культур на 20%, — отмечает Алексей Петунин. — Данное решение также включает управленческий, бухгалтерский и налоговый учет, управление закупками и запасами, сбыт и отгрузку, аграрное производство, выращивание, фермерский учет, мониторинг оборудования. В сельском хозяйстве технологический прогресс развивается очень активно, поэтому уже сегодня компании отрасли не могут обойтись без Big Data и IoT, так как на первое место выходит не только получение информации, но и ее обработка, хранение и анализ для принятия оперативных и стратегических решений».

Не осталась в стороне и компания «1С». Первые решения для автоматизации отраслевого учета появились еще на платформе «1С:Предприятие 7.7» в 2001 г. А в 2008 г. вышла «1С:Бухгалтерия сельскохозяйственного предприятия». По оценкам представителей разработчика, пользователями этой программы стали более 7 тыс. организаций различного масштаба, а количество отраслевых рабочих мест превысило 35 тыс. Кроме того, компания предлагает более 30 специализированных решений для сельскохозяйственной отрасли, от традиционных «бухгалтерских» программ до систем уровня ERP, позволяющих автоматизировать процессы управления в растениеводстве и животноводстве, а также специализированные программы, например «1С:Селекция в животноводстве» отдельно для свиноводства и для крупного рогатого скота.

Татьяна Голубева в качестве примера приводит лишь небольшую часть выполненных проектов: комплексная автоматизация деятельности агропромышленного холдинга на базе «1С:ERP Агропромышленный комплекс 2», комплексная автоматизация управления и учета в ООО «Агроальянс» (Ставрополь). автоматизация компании ООО «Новгородский бекон» на базе ПП «1С:Предприятие 8. Селекция в животноводстве. Свиноводство» и «1С:Бухгалтерия сельскохозяйственного предприятия».

«Количество требований, предъявляемых к сельхозпроизводителям, растет как со стороны конечных потребителей, так и со стороны государственных контрольных и надзорных органов, — отмечает Татьяна Голубева. — Необходимо подтверждать качество продукции, прослеживать ее, желательно „от фермы до прилавка“, а в ближайшее время появится необходимость оформления ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде — это только небольшой перечень требований, и не важно, большое предприятие или маленькое, занимается растениеводством, животноводством, птицеводством или выращиванием овощей в теплицах. С другой стороны, собственники бизнеса стремятся снизить себестоимость производства продукции, улучшить качество планирования сельхоздеятельности, снизить затраты, а для этого им нужна максимально оперативная и персонифицированная информация по каждой единице техники, каждому полю, каждой ферме и каждой корове. Поэтому думаю, что в ближайшее время будет расти потребность как в технических средствах получения персонифицированных данных (датчики, электронные метки и т. д.), так и в современных средствах их цифровизации, а также в информационных платформах и комплексах, способных собрать, сохранить и обработать всю полученную информацию и выдать, при необходимости, агрегированные сведения по „первому требованию“».

Тигран Аветисян предполагает, что для сельхозпроизводителей наиболее актуальным сейчас стал переход на электронную ветеринарную сертификацию: «Это обязательное требование для подконтрольных товаров со стороны государственных надзорных органов. Наша компания подготовила ряд готовых решений автоматизации процессов, связанных с формированием электронных ветсертификатов в ФГИС „Меркурий“. Уже сейчас мы с коллегами регистрируем поток запросов, касающихся интеграции с системой, хотя еще совсем недавно к нам поступали курьезные запросы от непросвещенных клиентов с просьбой „подключить к торговой сети Меркурий“. Уверен, что III и IV квартал 2017 г. для большинства производителей сельхозпродукции пройдет под эгидой интеграции с ФГИС „Меркурий“».

Один из примеров решений Eaton для сельского хозяйства — информатизация разделочной линии на предприятии компании «ДАМАТЕ», крупном сельскохозяйственном холдинге, занимающемся производством мяса индейки, растениеводством, производством и переработкой молока.

В рамках этого проекта требовалось автоматизировать технологические линии разделки индейки. Для решения этой задачи была выбрана коммуникационная система Eaton SmartWire-DT.

«Система также позволила решить ряд других проблем, — отмечает Алексей Бурочкин. — Например, одной из ключевых задач для завода было максимальное сокращение времени простоя линии. Надежность оборудования и возможность быстрой диагностики и оперативного устранения сбоев имеют огромное значение для любого промышленного предприятия, но особенно в работе с такой скоропортящейся продукцией, как мясо. В случае использования SmartWire-DT в ситуации, когда система выйдет из строя, возможен оперативный локальный ремонт: замена одного из участков коммутационной шины без необходимости тестировать все кабели, поскольку система обладает четкой и понятной структурой. Сегодня уже совершенно ясно, что за повсеместным развитием ИТ будущее данной отрасли. В частности, особую роль в сельском хозяйстве будет играть Интернет вещей. Не далек тот день, когда все процессы в промышленности будут роботизированы, что значительно снизит влияние человека на производство и позволит поднять уровень кастомизации изготавливаемой продукции. Выпуск товара для определенного потребителя с его конкретными требованиями станет основополагающим фактором как в сельском хозяйстве, так и в других отраслях промышленности».

Но, как уже было сказано выше, ни одно из этих решений не будет работать, если у фермера нет элементарных вещей. Поэтому наши респонденты активно внедряют в агросфере то, что для других отраслей народного хозяйства уже стало «обыденным».

«Наша компания занимается решениями в области управления данными, и здесь клиенты из АПК двигаются по тому пути, который финансовые организации и телеком-компании уже прошли, — создание хранилищ данных и интеграционных межсистемных процессов для синхронизации данных, — отмечает Олег Гиацинтов. — Очень часто встречается интеграция с GIS-системами. Многие из наших заказчиков используют облачные решения ERP и CRM. Дальнейшее развитие, думаю, пойдет благодаря повышению эффективности производства, а это значит, что будут продвигаться аналитические и BI-решения для долгосрочных прогнозов, а также онлайн-процессов по предотвращению критических ситуаций».

Классический набор ИТ-решений предлагают и в НТЦ «Галэкс»: системы телекоммуникаций, связи, вычислительные мощности, системы хранения и обработки данных. Специализированные кейсы для сельского хозяйства находятся у компании в разработке и планируются к выводу на рынок. Что же касается ближайшего будущего, по мнению Андрея Чуракова, наиболее востребованными станут ИТ-услуги и решения, предоставляемые по сервисной модели, не требующие от предприятий капитальных инвестиций в создание, поддержание и развитие программно-аппаратных комплексов, ИТ-инфраструктуры, ПО, кадров соответствующей квалификации, сервисного сопровождения и развития.

О том, что обеспечение бесперебойной связи производственных участков с центральным офисом — это наиболее важные требования фермеров, говорит и Александр Платонов: «Для примера — Елховский молокозавод. Производство находится в 85 км от офиса. Поэтому для них в первую очередь важна бесперебойная работа при формировании отгрузочных документов конечным потребителям („Магнит“, „Карусель“) в режиме рабочего времени до 18 ч в день/7 дней в неделю, что требует организации службы технической поддержки, обеспечения надежных телекоммуникационных каналов, прогнозирования изменяющихся потребностей в ИТ-ресурсах». Причем даже при внедрении подобных, казалось бы, уже привычных решений, по мнению Александра Платонова, необходимо помнить об отличии производителя сельскохозяйственной продукции от других корпоративных заказчиков ИТ: «К примеру, гипотетический офис продаж со склада (или производство мебели) может быть лишен ИТ-ресурсов на несколько часов без серьезных последствий, а для молокозавода даже два-три часа задержки отгрузки — это уже критично».

 Твой брат не сдался бы в плен так легко.
 Мы с Джейме кое в чем отличаемся. Он храбрый, а я симпатичный.

Игра престолов (Game of Thrones)

Так в чем же основные отличия этих клиентов от представителей других производственных компаний?

Во-первых, как отмечают наши респонденты, в менталитете людей, который складывался с учетом отраслевых факторов, таких как, например, годичные циклы в растениеводстве, правильный севооборот земель, продолжительность производственного цикла в животноводстве и т. д. Все процессы в сельском хозяйстве более продолжительные по времени, на них оказывают влияние внешние факторы (климат, политика в области с/х, развитие технологий), неконтролируемые производителями сельхозпродукции. А это предполагает некую осторожность в подходе к внедрению ИКТ в практику. Эти клиенты более консервативны и практичны.

«Если есть проблема, то при поиске решения необходимо помнить, что оно должно быть простое, доступное и, главное, обеспечивать быстрый в обозримом сроке эффект, — отмечает Андрей Чураков. — Подобный подход объясняется еще и отсутствием или недоступностью необходимых знаний о существующих технологиях, недостатком необходимых инвестиционных ресурсов для применения новых технологий».

Поддерживает коллегу и Татьяна Голубева: «До сих пор средства на ИТ выделяются собственниками сельскохозяйственного бизнеса по „остаточному“ принципу: появились „лишние“ деньги — куплю компьютер или программу. Нет полного понимания того, что это не „баловство“, а серьезный вклад в успешное завтра. Но если уж они выделили средства на приобретение программы, то можно быть уверенным — они ее внедрят, и не только для автоматизации рутинных операций по ведению бухгалтерского и налогового учета или формирования отраслевой отчетности, а именно для решения задач, связанных со спецификой своей работы: планированием сельхозциклов, учетом затрат по каждой единице техники, картами урожайности полей и многим другим. Другой немаловажный фактор: во многих регионах до сих пор нет устойчивой мобильной связи, не говоря уже об Интернете».

Во-вторых, компании агропромышленного сектора подошли несколько позже к решению тех задач информатизации, которые уже решены в быстроразвивающихся секторах экономики.

«Но это позволяет минимизировать риски, — отмечает Олег Гиацинтов. — На рынке накоплен существенный опыт внедрения систем и есть люди, которые умеют это делать. Конечно, есть специфика в работе с конкретными программно-аппаратными комплексами из-за проблем с их совместимостью с общепринятыми стандартами, но это решаемо».

Об общем уровне технического и технологического отставания сельского хозяйства говорят и в Eaton — низкая технологическая оснащенность и недостаточная квалификация кадров тормозят развитие инноваций. Кроме того, в нашей стране сельхозпроизводители еще плохо информированы об эффективности и окупаемости инвестиций в ИТ, в связи с чем пока не очень большое количество предприятий осмеливается на реальное их внедрение.

А вот Тигран Аветисян видит в отсутствии у мелких региональных сельхозпроизводителей более-менее серьезной ИТ-поддержки и инфраструктуры не только минусы, но и плюсы: «Простая система — это незамысловатая интеграция, однако сопровождается она более сложным процессом обучения переходу на новые системы автоматизации».

К этому следует прибавить, по мнению Григория Портянкина, и неготовность сельскохозяйственных кадров к инновациям. Выходом из ситуации могут стать пилотные площадки и параллельное проведение пилотных проектов по разным технологиям. Для этого и у заказчика, и у подрядчика должен быть выстроен четкий процесс управления этими проектами. Но и здесь есть свои ограничения, например высокая загрузка персонала заказчика в период проведения производственных работ.

Пожалуй, к этому же пункту можно отнести и отсутствие развитой инфраструктуры передачи данных в сельской местности. По мнению Алексея Петунина, сегодня это остается узким местом в вопросах автоматизации АПК.

А в Axxtel обращают внимание еще и на то, что на селе затруднен доступ к электрическим сетям: «Эти вопросы нужно обязательно иметь в виду и проектировать решения с учетом автономного электропитания и возможности работы в беспроводных сетях».

Соглашается с коллегой и Александр Елин: «У этих потребителей существуют сетевые ограничения. Но телеком-операторы уже задумываются над решениями этой проблемы. Например, сейчас АЛАН планирует провести пилотный проект совместно с „МегаФоном“. Также существуют некоторые технологические моменты: например, датчики, которые используются в США и Европе, вряд ли можно применять в РФ. Нашему рынку нужны недорогие приборы, которые будут работать без дорогостоящих солнечных батарей. Такие уже существуют, АЛАН их изготавливает с одним из партнеров и уже успела продемонстрировать на семинаре „Эффективное сельское хозяйство: Интернет вещей и умные сервисы“».

И, конечно же, нужно помнить об удаленности производственных участков сельхозпроизводителей от мегаполисов и, как следствие, о сложностях с оперативной технической поддержкой в случае выхода оборудования из строя.

В-третьих, при внедрении ИТ в АПК необходимо проводить серьезный реинжиниринг бизнес-процессов предприятия.

«Ярким примером можно считать организацию партионного учета и прослеживаемости в преддверии вступления в силу обязательности электронной ветеринарной сертификации, — отмечает Яков Панферов. — Для молочной отрасли вводятся требования к оформлению ветеринарно-сопроводительных документов в электронной форме на готовую продукцию, произведенную из сырого молока, ранее такая сертификация не производилась вовсе».

В-четвертых, если говорить про внедрение IoT в растениеводстве, то пока еще существует неадекватное восприятие этого у заказчиков. «С одной стороны, множество мифов, завышенных ожиданий и одновременно „дискредитация“ технологий, — отмечает Григорий Портянкин. — С другой стороны, крайне малое количество компаний, способных выполнить сложные интеграционные проекты в сфере IoT с высоким качеством. Как следствие, много провальных проектов.

Некоторые компании только-только вышли из стадии „установил датчик, а дальше проблема клиента“. При этом у агропромышленных холдингов растет спрос на комплексные проекты с применением нескольких технологий, объединенных в одну информационную систему, с функциями поддержки принятия решений и искусственного интеллекта. В таких ситуациях сложно управлять большим количеством небольших узкоспециализированных подрядчиков и наработать экспертизу по всем применяемым технологиям. В таких случаях целесообразно использовать генподрядчика, который за счет наличия внутренних экспертиз и опыта руководства сложными проектами будет гарантировать достижение целей проекта в срок и в рамках выделенного бюджета».

Кроме того, сельское хозяйство — это, с одной стороны, растянутый производственный цикл; а с другой — набор операций, занимающих непродолжительное время. «К примеру, сев сахарной свеклы обычно идет 5–10 дней, — объясняет Григорий Портянкин. — То есть у интегратора, который внедряет новую технологию управления или мониторинга сева, есть всего 5–10 дней, чтобы испытать информационную систему, устранить недостатки и провести повторное тестирование. Следующая реальная возможность появится только через год.

Аналогичная ситуация по другим видам производственных операций. Здесь период активного тестирования также занимает максимум 1–2 месяца, даже на уборке, так как поведение оборудования на одной культуре может отличаться от поведения на другой.

В животноводстве свои ограничения: ошибки при выборе технологии могут нанести вред животным».

Но, как отмечает Владимир Соловьев, вопреки расхожему мнению, агропромышленный комплекс демонстрирует высокую заинтересованность во всем новом, готовность к развитию и модернизации. Заказчики интересуются новыми технологиями и готовы к реализации пилотных внедрений.

Наверное, потому, что, как сказал один из героев к/ф «Револьвер», «На свете не существует проблем, мистер Грин. Есть лишь ситуации».

1 Ученые считают, что в течение ближайших 20 лет человечество, чтобы победить голод, будет вынуждено использовать в пищу насекомых. Такая еда доступна, а ее производство проще привычного животноводства и наносит меньший ущерб окружающей среде.
В земледелии человечество вернется к использованию традиционных, но полузабытых культур — например, возделываемых в высокогорных областях киноа и проса, которые отличаются повышенной стойкостью и неприхотливостью. А богатое белком киноа рассматривается как один из главных продуктов XXI в. — впрочем, конкуренцию злаку могут составить водоросли, уже занимающие ключевое место в рационе азиатов.


Версия для печати (без изображений)