Долгое время финансовые средства на информатизацию государственных структур, в том числе федеральных, выделялись в основном «по остаточному принципу». При этом для внедрения ИКТ в министерства, ведомства и другие госструктуры никогда не формировался единый бюджет. Действия госорганов носили в основном разрозненный характер: каждое ведомство строило собственные ИТ-системы, редко взаимодействуя с другими госструктурами. Что, как правило, не шло на пользу делу, в частности с точки зрения стандартизации данных и процессов, экономии средств, полноты информации и др.

Сегодня есть все основания полагать, что подход государства к этой проблеме заметно меняется. Так, пожалуй, впервые на заседании Правительства РФ 11 сентября рассматривались вопросы, связанные с информатизацией, и Минсвязи РФ было поручено разработать концепцию применения и развития ИКТ в органах государственной власти. В соответствии с этой концепцией будут сформулированы основные стратегические направления дальнейшего внедрения ИКТ в государстве, внесены определенные коррективы в реализуемую ныне федеральную целевую программу «Электронная Россия», в которой, кстати, довольно четко прописан в том числе и состав работ по информатизации госсектора.

Готовая концепция должна быть представлена к рассмотрению в Правительстве до конца 2003 г. Я ожидаю, что с ее принятием и претворением в жизнь механизм межведомственного взаимодействия заработает надлежащим образом, будет решен вопрос о формировании единого бюджета на внедрение ИКТ в госсекторе.

Российский ИТ-рынок находится сейчас на подъеме, это касается не только частных компаний, но и госструктур. Заметно растет и будет продолжать расти доля госзаказов в закупках компьютерной техники в выполнении ИТ-проектов: доля государства, хотя ее и трудно оценить, по моим ощущениям, уже превысила 50%.

Стоит отметить, что в современных условиях реализация ИТ-проектов в госсекторе имеет свою специфику.

Во-первых, я бы отметил ежегодное проведение конкурсов, в частности по ФЦП «Электронная Россия», что приводит к непреднамеренному «дроблению» некоторых крупных проектов. В результате заказчиками одних и тех же работ могут выступать разные министерства и реализуются они также различными компаниями-исполнителями, часто не взаимодействующими между собой. Это не лучшим образом сказывается на качестве проекта и, как, наверное, любое «дробящееся» дело, не ведет к успеху, затрудняя планирование развития проекта.

Во-вторых, при выполнении долгосрочных проектов основные работы приходятся, как правило, на III и особенно IV кварталы. А учитывая, что бюджет конкретного проекта часто рассчитан только до конца года, нередко возникает авральный режим, это снижает качество выполняемых работ. Казалось бы, нужно и можно планировать и готовиться к проекту в первом полугодии, но, увы, сейчас нет никакой уверенности в том, что это окажет сколько-нибудь существенное влияние на выигрыш тендера. Такая неравномерность работ в течение года затрудняет планомерную реализацию ИКТ-проектов, выполняемых в интересах госсектора. И дело здесь не в самом принципе конкурсного отбора, а в реализации его механизмов, которые, безусловно, нуждаются в совершенствовании. Надеюсь, эти вопросы также найдут отражение в новой концепции применения ИКТ в органах государственной власти, о которой я говорил.

В-третьих, за последние годы все заметнее меняются и сами госзаказчики. Прежде всего, сегодня реализация проектов в интересах министерств и ведомств осуществляется под жестким контролем (финансовым, содержательным, функциональным и т. п.) со стороны заказчика. Причем усиление контроля со стороны госструктур стало особенно заметно в этом году по сравнению с прошлым. Я считаю, это положительная и правильная тенденция, способствующая повышению качества выполняемых проектов. Заметно вырос и профессионализм заказчиков в сфере ИКТ, что сказывается и на выборе исполнителей проектов, способствует становлению крупных игроков, которые могут гарантировать качественное и ответственное выполнение работ.

В настоящее время, пожалуй, любой крупный проект в госсекторе связан с тем, что исполнителю приходится выполнять работы на всей территории страны, во всех 89 субъектах РФ. Главная проблема при реализации таких территориально-распределенных проектов — это поиск партнеров, которые могут обеспечить выполнение всех необходимых работ.

По моему убеждению, сегодня ни одна ИТ-компания (частная или государственная) не в состоянии самостоятельно охватить всю территорию страны. Поэтому головная организация-исполнитель должна грамотно и ответственно подходить к выбору партнеров.

Можно создать либо собственную сеть, либо привлечь к кооперации сторонние организации. Ими должны быть компании, обладающие необходимыми лицензиями и сертификатами, удовлетворяющие специфическим требованиям по защите информации (в соответствии с требованиями Гостехкомиссии) и т. п., имеющие достаточный опыт выполнения подобных работ, финансово устойчивые и обладающие чувством ответственности.

Скажу откровенно: многие коммерческие ИТ-компании «образца 2003 г.» обладают гораздо большим экономическим потенциалом, чем государственные структуры. А сегодня любой проект, выполняемый в интересах государства, — это прежде всего финансовые вложения, кредитование.

Вот почему государственные организации зачастую просто не могут обойтись без привлечения субподрядчиков из коммерческого ИТ-сектора.

Однако сотрудничество с ними имеет свою специфику. В частности, сказываются разные подходы к реализации поставленных задач. Одна из причин этого — разрыв в кадровом потенциале, ведь средний возраст сотрудников в госорганизациях, как правило, значительно выше, чем в частных компаниях. Здесь необходимо идти на разумный компромисс между двумя подходами — консервативным и прогрессивным, более гибким. Не секрет также, что государственные структуры пока гораздо менее мобильны в принятии решений.

Я считаю, что сейчас возможности и потенциал государственных организаций все-таки заметно увеличивается. Уровень зарплат на многих государственных предприятиях вырос, к работе активно привлекаются молодые специалисты. Госорганизации постепенно «привыкают» жить в рыночных условиях, а частные ИТ-компании, в свою очередь, набираются опыта работы с госсектором. На мой взгляд, разрыв между ними сокращается и проблем во взаимодействии становится все меньше и меньше.

Говоря о тенденциях развития ИКТ-сектора в нашей стране, хочу отметить одну, которую считаю наиболее важной. Она касается государственного сектора, где происходит постепенное налаживание взаимодействия (программно-технического, информационного, в сфере безопасности) разнородных ведомственных и региональных автоматизированных ИС в рамках единого ИКТ-пространства России. То есть наблюдается отход от разобщенного ведомственного (в худшем смысле этого слова) подхода. Я уверен, что мы на правильном пути.


Версия для печати (без изображений)