Сегодня аутсорсинг — одна из самых горячих тем для обсуждения. О нем спорят президенты и финансовые директора больших и малых компаний, руководители ИТ-подразделений и аналитики. Большинство из них сходятся во мнении, что именно через аутсорсинг лежит дорога к более эффективному использованию ИТ. Согласно совместному исследованию Gartner и Forbes Magazine, использование аутсорсинга входит в число основных приоритетов компаний, конкурируя по важности с сокращением расходов.

Существует немало различных определений термина «аутсорсинг», но общим является понимание аутсорсинга как бизнес-схемы, при которой внешние поставщики услуг привлекаются для реализации второстепенных для компании задач, функций, процессов или их частей. Согласно классификации, предложенной Gartner Group, аутсорсинг включает две составные части: аутсорсинг бизнес-процессов (BPO — Business Process Outsourcing) и ИТ-аутсорсинг (ITO — IT Outsourcing). ИТ-аутсорсинг касается обслуживания и развития информационной инфраструктуры предприятия и включает поддержку аппаратных и программных систем, разработку и интеграцию приложений, услуги управления и администрирования ИТ, консалтинг, обучение и т. д.

Внимание к аутсорсингу растет и в России, на рынке существует целый ряд предложений, проводятся конференции и т. п. Правда, активность проявляют в основном те, кто предлагает услуги, а голос «спроса» менее слышен. Тем интереснее было оценить отношение к аутсорсингу со стороны заказчиков.

Исследование, проведенное компанией Elashkin Research по заказу Aplana Software, было посвящено вопросам аутсорсинга программных услуг в России. Опрос проводился среди ИТ-директоров средних и крупных российских компаний. Были представлены практически все секторы экономики — производство, нефтегазовый, энергетический, финансовый, транспортный и др., а также государственный. Свыше половины предприятий имеют более 500 работников и могут быть отнесены к крупному (по отечественным меркам) бизнесу, 35% предприятий представляли средний бизнес.

Подавляющее большинство опрошенных — коммерческие предприятия, доля государственных структур составила около 5%. Годовой бюджет предприятий распределился практически поровну в следующих категориях: до 50 тыс. долл., 50—100 тыс. долл., 100—500 тыс. долл. и более 500 тыс. долл. При этом преобладали предприятия с бюджетом свыше полумиллиона долларов в год, а небольшие компании с бюджетом до 50 тыс. долл. составили около 18%.

Важной характеристикой, позволяющей оценить серьезность намерений предприятий в отношении аутсорсинга, является наличие выделенной в бюджете строки «аутсорсинг». Сегодня 47% компаний такой строки не имеют. Доля компаний, выделяющих на аутсорсинг до 10% бюджета, составляет 24%, таким образом, эта услуга уже не является экзотикой и востребована рынком.

Более интересны данные, характеризующие текущую долю аутсорсинга в проектах по созданию программных систем.

В среднем доля услуг внешних поставщиков при создании программных систем составляет 30%, что весьма неплохо, но здесь следует учитывать целый ряд аспектов.

Прежде всего, эта доля может не совпадать с реальным средним значением по индустрии. Если сравнить данные по бюджету на аутсорсинг и по доле программного аутсорсинга, то можно заметить, что они неплохо коррелируют между собой: 41% компаний не используют программный аутсорсинг и 47% компаний не имеют бюджета на аутсорсинг.

Каково отношение компаний к использованию аутсорсинга программных услуг.

Суммарная доля компаний, использующих услуги программного аутсорсинга среди респондентов, составляет 49%, а доля относящихся к аутсорсингу отрицательно — 12%.

Особый интерес представляет достаточно большая группа компаний, еще не определившихся (24%), планирующих попробовать (5%) и имеющих единичный опыт применения (10%). Вообще подобная картина — группа активных пользователей, небольшая группа противников и много колеблющихся — характерна для начального этапа распространения новых технологий или подходов. Очевидно, что ресурсы роста рынка аутсорсинга находятся в колеблющейся группе, в сумме составляющей 39%.

При этом используются все основные модели взаимодействия между разработчиком и заказчиком: аутсорсинг ресурсов (аренда специалистов, управление которыми осуществляет заказчик) — 34%, аутсорсинг отдельных задач (передача проектов, ответственность за которые лежит на исполнителе) — 42% и аутсорсинг процесса (передача всего процесса разработки) — 24%.

Таким образом, наиболее популярен аутсорсинг отдельных задач, наименее популярен — полный аутсорсинг, хотя доли всех моделей сопоставимы.

Для понимания перспектив аутсорсинга важно также оценить механизм принятия решения об обращении к поставщикам услуг. Как оказалось, в 82% случаев ведущую роль в разработке концепции развития ИС предприятия играют его собственные специалисты. В 16% случаев, отмеченных респондентами как «другое», решение чаще всего принимается руководством головной компании (эта модель действует в основном в крупных холдингах и компаниях с региональными филиалами).

Среди процедур выбора поставщика услуг программного аутсорсинга доминирует подход, базирующийся на институте «доверенных советчиков». Чаще всего выбор производится на основе отзывов и рекомендаций (43%) и закрытого конкурса из уже сформированной базы поставщиков, что говорит о важности фактора доверия к поставщику.

Значительная доля закрытых конкурсов свидетельствует о том, что компании, уже доказавшие свои возможности по успешному обслуживанию заказчика, имеют преимущество перед компаниями «со стороны».

Интересно проанализировать основные критерии, учитываемые при выборе поставщика услуг программного аутсорсинга.

Анализируя данные (табл. 1), в первую очередь следует отметить высокую ориентацию заказчиков на результат. При этом основными критериями выбора поставщика услуг являются способность компании качественно оказывать услуги и наличие опыта, а не «раскрученность» ее имени на рынке. Практически не влияют на выбор размер компании-поставщика и наличие у него связей с заказчиком.

Спектр предоставляемых услуг также не относится к числу наиболее важных критериев. Интересно, что среди самых значимых критериев (с оценкой 4 и выше) даже стоимость услуг оказалась не на первом месте.

Сертификация и наличие соответствующей квалификации — это второй по важности критерий. Хотя большинство заказчиков все же предпочитают опыт работы в реальных проектах. Обратим также внимание на относительно низкую важность критерия «Гибкие условия контракта». Причину этого оценить сложно. Вероятно, дело в том, что заказчики уделяют мало внимания этой возможности контроля за работой поставщика услуг. Кроме того, принятая в России система построения ИТ-бюджета не стимулирует использование схем оплаты в «рассрочку».

Наше исследование показало, что наиболее значимые причины (табл. 2) обращения к аутсорсингу так или иначе связаны с недостатком собственных ресурсов. Факторы, связанные с использованием новых технологий и качеством исполнения проекта, находятся в середине таблицы, что можно объяснить определенной недооценкой заказчиком технологического и проектного потенциала поставщиков услуг.

Относительно низкая значимость возможного экономического эффекта может быть обусловлена тем, что аутсорсинг пока не является дешевой альтернативой собственным ресурсам заказчика. Зато он позволяет решить многие задачи в условиях дефицита этих ресурсов. Нужно иметь также в виду, что во многих компаниях экономические метрики оценки деятельности ИТ-подразделений еще слабо проработаны.

И наконец, в аутсайдеры попал фактор разделения рисков. В современных условиях всю полноту ответственности за ИТ-проекты несет ИТ-директор, и он не может разделить ее с другими участниками проекта.

Для лучшего понимания отношения заказчиков следует оценить основные причины, препятствующие более активному использованию сервисной модели.

Главное, по мнению респондентов, — отсутствие видимого экономического эффекта. Это довольно странно, учитывая низкую значимость соответствующего критерия в табл. 1 и 2, и еще раз подтверждает: к аутсорсингу в России прибегают не по экономическим причинам, как на Западе, а из-за трудностей с выполнением проекта собственными силами. Безусловно, этот фактор тоже может быть описан в финансовых терминах, но при общем низком уровне экономической грамотности, в частности расчета возврата на инвестиции (ROI), эти риски, скорее всего, не учитываются как экономические.

На втором по важности месте — риски потери контроля над проектом и утечки информации.

Значительная доля «недостаточной осведомленности о возможностях аутсорсинга» и «отсутствие опыта применения аутсорсинга» говорят о значительных резервах роста рынка.

Основные причины возникновения рисков приведены в табл. 3. Следует отметить, что в целом достаточно высокие оценки важности (от 4,5 до 3,5 по 5-балльной шкале) демонстрируют значительную обеспокоенность респондентов рисками, связанными с аутсорсингом. При этом риски, связанные с ошибками или недосмотром со стороны заказчика, оцениваются как менее значимые, в то время как риски, связанные с поставщиком услуг, — как более важные. Очевидно, что это свидетельствует об определенном психологическом настрое потребителей услуг аутсорсинга, которые считают, что источник основных рисков — поставщик услуг, не замечая при этом противоречия: ведь недостаточная квалификация поставщика или плохое управление проектом чаще всего вызваны тем, что заказчик неудачно выбрал исполнителя. Однако именно этот фактор заказчики оценивают как менее важный.

В целом проведенное исследование показало, что услуги в области аутсорсинга программных разработок уже востребованы на российском рынке. Напомним: доля компаний, использующих такие услуги, составляет среди респондентов опроса 49%, в то время как доля относящихся к аутсорсингу отрицательно — всего 12%.

Основной причиной обращения к аутсорсингу является нехватка у заказчиков собственных средств (специалистов соответствующей квалификации, времени для выполнения проекта в сжатые сроки и т. д.) и высвобождение внутренних ресурсов для решения других задач. При этом потребители не считают, что программный аутсорсинг — это существенно более выгодная альтернатива использованию собственных ресурсов.

Значительная часть респондентов отмечает, что мало знакома с возможностями аутсорсинга или не обладает достаточным опытом его использования, что также говорит о значительном потенциале этого сегмента рынка.

Какие же направления применения программного аутсорсинга опрошенные компании считают наиболее перспективными? Большинство из них называет сопровождение и развитие заказных программных систем, разработку новых модулей, внедрение и обслуживание типовых решений. Вместе с тем явно недостаточное место в этих планах занимают тестирование и интеграция приложений.

С нашей точки зрения, российский рынок аутсорсинга находится сейчас на начальном этапе типичной S-образной кривой развития новых технологий. Можно считать, что пройдена первая часть этой кривой, характеризующаяся медленным ростом и привыканием рынка к новым возможностям. Рынок готов к быстрому росту, значительная доля предприятий уже использует услуги аутсорсинга. Вместе с тем большинство компаний пока не решаются на это или находятся на этапе выбора.

Возможно, в первой половине 2004 г. темпы роста рынка услуг аутсорсинга будет сдерживать некоторый скепсис со стороны еще не определившихся компаний, но начиная со второй половины года эта эффективная бизнес-модель начнет применяться массово.

Таблица 1. Критерии выбора поставщиков услуг

Критерий Оценка важности*
Наличие опыта реализации аналогичных проектов 4,7
Качество услуг, наличие сертификатов у поставщика 4,0
Стоимость услуг 4,0
Гибкие условия контракта 3,5
Репутация, известность компании на рынке 3,2
Спектр предоставляемых ИТ-услуг 3,0
Существующие связи с данным поставщиком услуг 2,8
Размер компании 2,6

*Оценки важности критериев в диапазоне от 1 (не важно) до 5 (очень важно).
Источник: Elashkin Research.

Таблица 2. Причины обращения к аутсорсингу

Причины Средняя оценка*
Привлечение специалистов с определенными знаниями и навыками 4,0
Необходимость осуществления проекта в сжатые сроки 3,9
Необходимость сокращения сроков реализации проекта 3,7
Высвобождение внутренних ресурсов для решения других задач 3,6
Дефицит собственных ресурсов 3,5
Повышение качества реализации проекта 3,5
Быстрое внедрение новых ИТ 3,3
Применение современных методологий и средств поддержки разработки 3,2
Экономический эффект 3,1
Контроль за бюджетом и лучшая управляемость проекта 2,5
Разделение рисков 2,1

* Оценки важности в диапазоне от 1 (не важно) до 5 (очень важно).
Источник: Elashkin Research.

Таблица 3. Основные факторы риска

Риски Оценка важности*
Недостаточная квалификация поставщика услуг 4,5
Плохое управление проектом со стороны поставщика услуг 4,3
Недостаточное внимание заказчика к формализации требований 4,0
Нечеткое определение целей проекта заказчиком 3,9
Неудачный выбор поставщика 3,6
Плохие коммуникации между заказчиком и исполнителем в ходе проекта 3,5

*Оценки важности в диапазоне от 1 (не важно) до 5 (очень важно).
Источник: Elashkin Research.


Версия для печати (без изображений)