Что необходимо сделать для эффективного управления ИТ-отраслью в регионе, для успешной реализации ИТ-проектов на местах? Об этом рассуждает кандидат экономических наук Федор Бармин, заведующий отделом информатизации аппарата правительства Ставропольского края.

Я против того, чтобы, как считают многие мои коллеги, в рамках федеральной целевой программы «Электронная Россия» всем субъектам страны «дать денег», и тогда каждый сможет что-то сделать. Наоборот, необходимо в наиболее подготовленных (с точки зрения наличия, уровня адекватности современным требованиям и активности ресурного потенциала) субъектах РФ создать опорные зоны для реализации программных положений ФЦП, провести там апробацию всего спектра новаций, отнесенных к ИТ-отрасли, решить инженерные, управленческие, финансовые, идеологические и правовые вопросы. Проанализировав полученные результаты, можно будет тиражировать накопленный опыт в других регионах.

Когда встал вопрос о создании «пилотных» зон, мы (чиновники, ученые и представители ИТ-бизнеса Ставропольского края), изучив документацию ФЦП «Электронная Россия», предложили сделать наш край опорной зоной по нескольким направлениям ФЦП в ЮФО. Мы считали, что надо реализовать не отдельные «пилотные» проекты по одному из пунктов ФЦП (их 68), а вести взаимосвязанные работы сразу по нескольким направлениям: телекоммуникационная среда, пункты общественного доступа, пункты доступа бюджетных организаций и т. д. Наш проект при поддержке полномочного представителя Президента РФ в ЮФО был направлен в Москву, но ответ мы пока так и не получили.

Кроме того, на наш взгляд, необходимо менять отношение государства к решению проблем информатизации. Обратимся к мировому опыту: например, в Китае существует орган исполнительной власти, отвечающий в масштабе страны за индустрию информатизации в целом. Чиновники, курирующие определенные сегменты информатизации, отвечают за все, что делается в этой сфере (технологическая, экономическая, правовая составляющие), независимо от того, о какой ИТ-организации идет речь — частной, полугосударственной, иностранной, от ее специализации, рейтинга на внешнем или внутреннем рынках. Чиновники понимают: чем больший оборот делают предприятия, отнесенные к ИТ-отрасли, тем большие отчисления поступят в бюджет. Мы тоже должны работать со всеми, кто имеет отношение к информатизации на территории нашего региона. Не только с госаппаратом, но и с представителями бизнеса.

Следовательно, в первую очередь изменения должны быть связаны с созданием эффективного механизма госуправления в сфере ИТ. На слушаниях ряда комитетов Госдумы РФ я озвучил предложенный губернатором Ставропольского края А. Л. Черногоровым проект системы государственного управления в сфере ИТ для субъекта РФ. Дело в том, что на федеральном уровне созданы органы исполнительной власти, в чью компетенцию попадают отдельные составляющие индустрии информатизации. А в субъектах — кто в лес, кто по дрова. В одном — комитет, в другом — департамент, в третьем — вообще не понятно что. А для решения новой государственной задачи — повсеместной информатизации — необходимо создать адекватный современным условиям управленческий механизм. И именно в субъектах РФ, так как там происходит объединение финансовых потоков (федеральный, региональный и муниципальные бюджеты) при реализации ИТ-проектов.

Судите сами. В нашем регионе телекоммуникационные системы принадлежат как крупным компаниям — ЮТК, РТРС, Транстелеком, РАО «ЕЭС», так и малым коммерческим операторам связи, имеющим локальный ресурс, зачастую в пределах муниципального образования. Поэтому местная власть должна взять на себя объединяюще-управленческие функции, чтобы интеграция всех составляющих телекоммуникационного ресурса региона была выстроена с учетом интересов как государственного, так и коммерческого сегмента рынка. В регионе эти вопросы решаются гораздо проще, чем на федеральном уровне.

Та же ситуация и с информационными ресурсами. Телевидение, газеты, журналы, электронные СМИ, Интернет — эти информационные ресурсы на местах могут принадлежать государству и общественным организациям, физическим, юридическим лицам. Регулировать взаимоотношения и обеспечить координацию действий на уровне субъекта РФ гораздо легче — мы знаем каждого редактора, каждого провайдера.

Необходимо отдельно оговорить специфические особенности ценообразования в ИТ-отрасли. Большинство чиновников об этой специфике и не подозревают. И поставщики этим пользуются: представляют стандартный прайс-лист на товары или услуги по каким-то непонятным ценам.

Другой пример: большинство специализированных госучреждений в регионе не могут дать квалифицированное заключение о «правдивости» сметы ИТ-проекта, а нам нужна объективная экономическая оценка проектов. Пока подобную информацию могут предоставить только конкуренты компании-интегратора. После того как проект проходит нашу экспертизу, мы обращаемся за консультацией к таким компаниям, лидерам в определенной области ИТ-рынка.

Поэтому возникла объективная необходимость в создании органа исполнительной власти, отвечающего за всю инфокоммуникационную политику на данной территории.

Руководить им должен человек, обладающий современными знаниями в этой области и наделенный соответствующими полномочиями, имеющий прямой доступ к первому лицу региона, например со статусом руководителя профильного органа исполнительной власти. Только в этом случае решение проблемы наконец-то сдвинется с мертвой точки и будет иметь позитивные перспективы. Подтверждением тому являются неоспоримые успехи моих коллег из Ярославской области, Чувашии и Ханты-Мансийского АО.

Теперь о наших подходах к реализации ИТ-проектов. Региональный отраслевой ИТ-проект стоит немалых средств — не менее 10 млн. руб., особенно если предусмотрена одновременная поставка «железа» и разработка ПО. В соответствии с бюджетным кодексом мы как заказчик имеем право сделать предоплату не более 20%.

Ни одна местная компания не может на таких условиях выполнить весь проект: нет для этого оборотных средств. Они не могут взять в банке дорогие «короткие» деньги, а «длинных и дешевых» им никто не даст (есть ли они вообще в нашей стране?), так как нет достаточных объемов основных фондов под гарантию выдаваемого кредита и вообще кредитной истории. Они готовы выполнить что-то одно: установить ПО, поставить «железо», проложить сеть, т. е. реализовать отдельные фрагменты проекта. В результате надо проводить не один, а несколько тендеров. Любой руководитель всегда ищет кратчайший путь к поставленной цели, а в случае с информатизацией старается выбрать одного генерального подрядчика. Зачем руководителю лишняя головная боль? Ему проще и выгоднее провести один конкурс и выбрать компанию, которая будет работать с остальными, как с субподрядчиками. И главное не то, откуда эта компания. Важнее, чтобы это была серьезная команда, состоящая из высококлассных специалистов. И если они чему-то научат местные ИТ-компании, все только выиграют.

Кстати, многие мои коллеги из других регионов стараются «не пускать» на местный рынок москвичей и иногородних, а отдают выполнение государственных проектов местным ИТ-компаниям, мотивируя это тем, что в этом случае налоги поступают в региональный бюджет, а не уходят в столицу.

Конечно, мнение, что работать с местными компаниями невыгодно, не характерно для большинства чиновников. Но я исхожу из собственных знаний об ИТ-рынке и своего опыта. Любая региональная компания приобретает «железо» по доступным ей ценам.

Но у каждого производителя и дистрибьютора существуют «золотые» партнеры, для которых стоимость того же аппаратного набора ниже. И когда системный интегратор выставляет цену за проект, я всегда могу сказать, что найду исполнителя, который построит ту же систему, но на 10—40% дешевле. Я не против того, чтобы интеграторы зарабатывали, но прибыль более 10% считаю явно завышенной.

Мы проводим открытые тендеры, в которых участвуют и московские компании. Никого специально не зовем. И если в конкурсе выигрывает столичный интегратор, мы ставим ему условие передавать местным компаниям выполнение части субподрядных работ и отражаем это в конкурсной документации. Поэтому чаще всего прокладкой СКС, пуско-наладкой занимаются региональные специалисты, а москвичи приезжают только на шеф-монтаж. Таким образом, часть денег остается в местном бюджете.

Мы находимся в центре ЮФО: все транспортные коммуникации так или иначе проходят через наш край. И если кто-то, например, из Дагестана захочет приобрести «железо», то до Москвы более 2 тыс. км, а к нам — только 700. Поэтому специалисты понимают: приобретать товар на оптовой базе в Ставрополе по московским ценам гораздо выгоднее, чем ехать в столицу. Пока у нас такой базы нет, но мы работаем и над этим вопросом. Мы считаем: если в Ставрополе появится оптовая ИТ-база с оборотом от 10 млн. долл., бюджет края от этого только выиграет.

Я как государственный чиновник не могу участвовать в оперативно-хозяйственной деятельности такого предприятия, предоставлять особые условия для его создания или же мешать этому процессу. Я стараюсь аргументированно объяснить руководителям столичных и местных компаний, что это возможно и даже необходимо.

Подобное предприятие на базе местной компании позволит последней не просто хранить технику, но и предоставлять услуги, например, в области сервиса. А это, в свою очередь, позволит сохранить в регионе лучших специалистов. Так же как приход интеграторов с московской пропиской позволит затормозить утечку «лучших мозгов» в столицу. Сейчас мы ведем переговоры с рядом московских ИТ-фирм об открытии филиалов в нашем регионе. Тогда краевые проекты станут вести не москвичи, а местные специалисты. Они не будут стремиться в столицу, так как будут получать зарплату здесь, причем по московским тарифам.

На мой взгляд, если занимаешься государственной работой с отраслевой специализацией, то надо реализовывать знание-ориентированную идеологию управления и отвечать не за отдельный сегмент предмета регулирования, а за все, что происходит в регионе в данной отрасли.


Версия для печати (без изображений)