В последние шесть лет на бизнес Borland в России наибольшее влияние оказывали два фактора — изменения, происходившие внутри компании, и изменение условий работы на отечественном рынке.

В результате внутренней перестройки бизнеса и расширения линейки продуктов наша компания во второй половине 90-х годов стала крупным игроком на рынке корпоративных средств разработки и межплатформного ПО. Недавно мы объявили о новой стратегии, направленной на ускорение и оптимизацию жизненного цикла приложений. Кроме того, в последние годы Borland вышла на лидирующие позиции в области Java и CORBA, а также сделала ряд стратегически и технологически важных приобретений.

Главный результат наших усилий состоит в том, что сегодня Borland стала компанией, предлагающей решения инфраструктурного уровня для предприятий любого масштаба.

В то же время мы ушли из некоторых областей рынка, например из сегмента настольных СУБД. ПО этого класса Borland активно продвигала во второй половине 90-х годов.

Поэтому прямое сравнение нашего нынешнего оборота с объемом продаж в 1997 г. вряд ли можно назвать корректным. Сегодня Borland — это совсем другая компания.

Произошел существенный сдвиг в сторону более масштабных решений. Мы практически полностью прекратили работу с розничным каналом. В небольших количествах продолжаются продажи младших версий наших продуктов категории Personal для пользователей-индивидуалов, которые занимаются программированием для самообразования или в качестве хобби.

Если говорить о восстановлении бизнеса после кризиса 1998 г., то на поквартальные итоги, сопоставимые с цифрами 1997 г., мы вышли только в III квартале 2001 г. В целом в 2002 г. мы превзошли показатели 1997 г. на 6%. В текущем году, по предварительным прогнозам, оборот вырастет не менее чем на четверть. И это осторожная, консервативная оценка.

Сегодня мы больше доверяем партнерам, и решающую роль в этом сыграли их возросший профессионализм и более взвешенный подход к оценке рисков. Должен сказать, что и финансовые показатели у многих наших реселлеров весьма неплохие. Более того, руководство европейского офиса Borland считает некоторые российские компании эталоном финансовой дисциплины и ставит в пример всей Европе.

Личные отношения в бизнесе — материя тонкая. Роль этого фактора не поддается точному статистическому или историографическому анализу. По моим наблюдениям, в этой области имеются положительные сдвиги — личные отношения «взрослеют» вместе с взрослением личностей, в них участвующих. Я бы сказал, что акцент в бизнесе сместился в сторону профессиональных отношений, а личные отношения сохраняются и развиваются за пределами бизнеса.

Уроки кризиса 1998 г., безусловно, были нами извлечены, осмыслены и использованы на практике. Но за пять лет на ИТ-рынке произошло немало других важных событий, и сегодня, на мой взгляд, гораздо важнее использовать более свежий опыт, чтобы на его основе строить планы на будущее. Наши партнеры также извлекли для себя полезные уроки из кризиса. Они стали грамотнее и тщательнее планировать финансовую деятельность, научились управлять складскими запасами и людскими ресурсами. Одним словом, провели оптимизацию бизнес-процессов. А кто этого не сделал — увы, их уже нет с нами.


Версия для печати (без изображений)