Оборот Intel в России и других странах СНГ по сравнению с 1997 г. вырос в четыре раза. Сегодня представительство работает еще более эффективно, чем несколько лет назад.

Когда мы говорим об эффективности, то подразумеваем доход на одного сотрудника. По этому показателю мы занимаем первое место в Европе среди других офисов Intel. За последние 5 лет численность московского офиса увеличилась примерно в два раза, а объем продаж, как я уже говорил, — в четыре. Нетрудно подсчитать, что сегодня каждый сотрудник приносит корпорации вдвое больший доход, чем пять лет назад. Думаю, что мы сможем еще немного поднять эффективность работы, но существенного роста, измеряемого десятками процентов, уже не будет.

Кардинальные изменения произошли в структуре продаж. В 1997 г. мы поставляли главным образом процессоры (их доля в обороте достигала 85%) и начинали продвигать системные платы. Сегодня ассортимент Intel включает несколько линеек процессоров для настольных компьютеров, серверов и ноутбуков (Celeron, Pentium, Xeon, Itanium); кроме того, мы поставляем системные платы и серверные платформы, в том числе двух-, четырех- и восьмипроцессорные. Наши партнеры продают также сетевые платы, сетевые карточки для ноутбуков, контроллеры и чипсеты. Разумеется, вследствие расширения ассортимента доля процессоров в общем объеме продаж уменьшилась.

Довольно быстро растет российский рынок мобильных ПК. В этом году, по нашим прогнозам, объем продаж процессоров для ноутбуков увеличится на 50%, тогда как в предыдущие годы темпы роста составляли 25–30%. Как считают и наши специалисты, и эксперты IDC, в 2003 г. в России будет продано 200 тыс. ноутбуков (в 1997 г. — не более 50 тыс.). Для сравнения замечу, что российский рынок настольных ПК растет в среднем на 17–25% в год, но он по-прежнему остается основой нашего бизнеса.

Соотношение массовой продукции и специализированных изделий за последние пять лет практически не изменилось. И тогда, и сейчас доля массовых устройств составляет в общем объеме продаж примерно 60%.

Кризис 1998 г. стал серьезным испытанием для всего российского ИТ-рынка, но говорить о том, что после этих событий наше доверие к местным заказчикам уменьшилось, я бы не стал. С российскими заказчиками у нас сохраняются прочные доверительные отношения, в основе которых лежит не только длительная совместная работа, но прежде всего финансовые показатели.

В России довольно большое значение имеют личные отношения. Безусловно, они переносятся и в бизнес. Но сегодня личные отношения, хотя и продолжают играть заметную роль, уже уходят на второй план. В нашем офисе появилось много новых сотрудников, и их работа с заказчиками строится на базе четких и регламентированных бизнес-процедур. Хочу заметить, что руководители Intel, понимая важность человеческого фактора, тем не менее, стремятся максимально формализовать процедуры взаимодействия с компаниями-заказчиками. Сегодня более 90% мирового оборота нашей компании дает использование электронных торговых систем.

Из кризиса 1998 г. наше представительство смогло извлечь несколько полезных уроков.

Главный из них — не сбавлять активность во время кризиса. В конце августа — начале сентября 1998 г. мы пытались понять, что же делать дальше. И вскоре приняли решение не только продолжить реализацию всех объявленных программ, но и запустить новые, направленные на поддержку местных предприятий малого и среднего бизнеса. Мы понимали, что кризис продлится долго и не все наши заказчики благополучно его преодолеют. Но мы также понимали, что кризис рано или поздно закончится, и чтобы не потерять завоеванные позиции, Intel продолжала поддерживать заказчиков и не прекращала инвестировать в канал сбыта.

Российские компании также извлекли для себя полезные уроки — они стали аккуратнее оценивать свои действия, многие ввели практику стратегического планирования. Не на 6–12 месяцев, а минимум на пять 5 лет.

Стаж и опыт работы помогают развивать бизнес — мы всегда находили новые рынки и направления деятельности. В 1991 г., когда Intel пришла в Россию, перед офисом стояла задача изучить местный рынок, закрепиться на нем и создать фундамент для дальнейшего роста. Сегодня российский рынок по значимости стоит для Intel на 5–6 месте в мире и на 3–4 месте в Европе.


Версия для печати (без изображений)