В ИТ-сфере почти 100% — это интеллектуальный вклад. Именно поэтому тема подготовки кадров для нашей отрасли особенно актуальна. Рассматривая ситуацию с кадрами на отечественном ИТ-рынке, нужно представлять все ее аспекты: есть потребности в кадрах у ИТ-компаний, которые предлагают свои услуги в этой сфере, есть потребности в кадрах и у их корпоративных клиентов. Нехватку высококвалифицированных профессионалов достаточно остро ощущают сейчас как ИТ-компании, так и их заказчики.

В настоящее время система подготовки кадров в области ИТ совершенно не отвечает современным международным стандартам. Более того, она крайне не упорядочена.

Около 250 из примерно 1000 российских вузов декларируют, что они занимаются подготовкой специалистов в области ИТ. Общее число студентов, обучающихся по этим специальностям, не превышает 100 тыс. человек (из более чем 3,5 млн. российских студентов, включая вечерников и заочников). Но настоящих профессионалов выпускается очень мало. «Среднее» качество подготовки в этой области, мягко говоря, оставляет желать лучшего. При этом наблюдается огромный разрыв в уровне подготовки между выпускниками нескольких ведущих вузов и основной массой студентов во всех остальных вузах, и этот разрыв продолжает увеличиваться. Но даже в нескольких «элитных» вузах России требования общепризнанного международного стандарта преподавания информатики (программа Computing Curricula, разработанная профессиональными сообществами ACM и IEEE CS) выполняются, в лучшем случае, лишь на 70–80%.

Сегодня большинство наших вузов готовит таких выпускников, которые были нужны ИТ-индустрии лет десять назад. Мы помним, как молодым специалистам, только что окончившим вуз и пришедшим на производство, говорили: «Забудьте все, чему вас учили». И до сих пор многие считают, что в вузе молодой человек должен не столько получить некоторый набор профессиональных знаний, сколько и в первую очередь «научиться учиться» и выработать «научный подход» к решению стоящих перед ним задач. Это, конечно, правильно, но тратить целых пять лет — слишком дорого и расточительно. На мой взгляд, на это может быть отведено не более года, а все остальное время должно быть полностью посвящено целенаправленной подготовке настоящих профессионалов.

Естественно, ИТ развиваются очень быстрыми темпами, и специалисты в этой области должны постоянно обучаться чему-то новому, развиваться, повышать свою квалификацию. Но, к сожалению, многим выпускникам приходится доучиваться тем вещам, которые они вполне могли бы освоить в вузе. Один из вариантов решения этой проблемы — это стажировка студентов (или просто работа со студенческой скамьи). Но здесь важно, чтобы студенты действительно работали, а не только приходили читать книжки и писать курсовые. Примером удачной программы можно назвать наше сотрудничество с МФТИ: студенты 4 курса три дня проводят на базовом предприятии, 5 курса — четыре дня, шестикурсники — всю рабочую неделю. После такого обучения студенты выходят готовыми специалистами, а иногда и менеджерами.

Вузовская подготовка «технарей» и программистов не отвечает требованиям, предъявляемым современной ИТ-индустрией. Что уж тогда говорить о квалификации других специалистов в этой области?

Так, на рынке ИТ ощущается острая нехватка высококвалифицированных менеджеров по продажам. Помимо хорошей технической подготовки они также должны обладать знаниями в области финансов, торговли, практической психологии. Этому набору дисциплин, пожалуй, невозможно научиться ни в одном вузе.

Особенно остро ощущается дефицит квалифицированных ИТ-консультантов и внедренцев, которые должны прекрасно разбираться не только в «железе» и ПО, но и уметь анализировать бизнес-процессы заказчика. В наших вузах только начинается преподавание таких предметов, как «Управление проектами» или «Организация коллективной работы». Проблема осложняется тем, что в условиях российской специфики бизнес-процессы бывает достаточно сложно не то что анализировать, но даже и формализовать. Если на Западе давно существуют общепринятые, устоявшиеся правила ведения бизнеса и менеджмента, то в России в этой области практически нет никаких стандартов.

Специалистов по консалтингу и внедрению готовить достаточно сложно, и многие из них приобретают необходимый опыт, учась на собственных ошибках. Низкая квалификация персонала — причина многих провальных или незавершенных проектов. К сожалению, из-за нехватки кадров часто случается так, что даже посредственный специалист, участвовавший в одном или двух проектах по внедрению интегрированных систем управления, начинает требовать чрезмерно высокую зарплату.

Проблема оплаты труда ИТ-специалистов — отдельная тема. Естественно, высококвалифицированные профессионалы должны иметь достойную зарплату. То, что хорошие ИТ-специалисты зарабатывают больше, чем профессионалы во многих других отраслях, свидетельствует о востребованности ИТ-решений и быстром развитии этой сферы. Чем быстрее развивается какая-то отрасль и чем более она востребована экономикой в целом, тем больше ощущается нехватка квалифицированных специалистов и тем большую зарплату они получают. К примеру, сегодня профессионалы в нефтегазовой отрасли зарабатывают гораздо больше, чем в сфере ИТ. А в середине 90-х, скажем, не было никаких проблем с квалифицированными кадрами для машиностроения, и их труд оплачивался по минимуму, поскольку эта отрасль находилась в глубоком упадке.

С другой стороны, чрезмерно высокая зарплата ИТ-специалистов может привести к снижению конкурентных преимуществ всей отрасли — проекты по автоматизации и внедрению ИС просто не будут востребованы многими потенциальными заказчиками.

Можно вспомнить, как еще лет 10–15 назад компьютер стоил примерно столько же, сколько обычный бухгалтер мог заработать за всю свою карьеру. Сегодня для многих компаний проекты по внедрению дорогих корпоративных ИС (достаточно весомую часть стоимости которых занимает оплата труда консультантов и внедренцев) могут окупиться очень нескоро. А если зарплата ИТ-специалистов будет находиться в разумных пределах, то подобные решения будут более востребованы рынком.

Существует еще одна проблема — «утечка мозгов» в ИТ-отрасли, особенно среди программистов, хотя в настоящее время по ряду известных причин уже не наблюдается столь массового отъезда высококвалифицированных профессионалов, какой был еще пару лет назад. В идеале зарплата наших ИТ-специалистов (как, впрочем, и специалистов в других отраслях) должна быть сопоставима с той, которую они могли бы получать в западных компаниях. Она может быть, к примеру, в два раза меньше, но если она меньше на порядок — это серьезный стимул для поиска работы за рубежом.

Дефицит квалифицированных кадров, вызванный быстрым развитием рынка ИТ и неудовлетворительной подготовкой студентов в вузах, в значительной степени влияет на продуктивность работы ИТ-компаний. Прежде всего много времени и сил тратится на подбор персонала. Мы получаем до 100 резюме в день. Иногда на одну вакансию приходит по 150 откликов. Но, к сожалению, большинство резюме не соответствует требованиям. Обычно служба персонала ЛАНИТ проводит от 5 до 25 первичных собеседований с кандидатами на одну вакансию. Затем проводятся еще две-три стадии собеседований в подразделениях. В итоге, часто мы все-таки вынуждены брать на работу сотрудников, квалификацию которых еще предстоит подтягивать до необходимого уровня. В основном не хватает знаний и опыта в области управления проектами, анализа бизнес-процессов...

Несколько лет назад у нас был довольно большой процент увольнения сотрудников, которые проработали в компании меньше года (около 30% принятых за год). Это, конечно, связано с недостатком квалификации претендентов. Но также и с мягкими правилами отбора, и отчасти с неумением адаптировать новых сотрудников. Сейчас этот процент существенно меньше (менее 7% принятых за год).

Можно подсчитать затраты, когда мы вынуждены расстаться с недавно принятым сотрудником — зарплата за работу, которую он так и не сделал или сделал неудовлетворительно, потери рабочего времени других сотрудников, которые из-за него вынуждены отвлекаться от своих основных заданий, вложения в переобучение и т. п.

Еще одна проблема: многие руководители не всегда четко представляют, какими знаниями и навыками обладают их подчиненные, в особенности те, которые пришли в компанию недавно. К сожалению, различные тесты при приеме на работу не всегда могут дать объективную картину уровня подготовки специалиста.

Текучесть кадров среди молодых специалистов высока, но, тем не менее, некоторые ключевые позиции в ЛАНИТ сейчас занимают те, кто устроился к нам на работу, еще учась на третьем курсе института. Дело тут не только в их выдающихся способностях, но и в том, что люди росли в процессе реальной работы, получая необходимые практические знания и навыки. В большинстве крупных ИТ-компаний действуют программы обучения и повышения квалификации сотрудников. Это, конечно, отнимает немало времени и средств, но сегодня другого выхода из сложившейся ситуации, пожалуй, нет. Подобная практика — пример некой саморегулирующейся системы, направленной на устранение острого дефицита квалифицированных ИТ-специалистов.

Существует немало учебных центров (в том числе — и наша «Сетевая академия ЛАНИТ»), которые помогают решать эту проблему. Стоит отметить, что в последнее время в таких учебных центрах растет число слушателей, которые платят за обучение из собственных средств. Люди верят в перспективность этого направления и вкладывают деньги в свое образование.

Уровень подготовки специалистов ИТ-служб наших клиентов — это отдельная тема. Для компаний, занимающихся внедрением корпоративных ИС, работа в тесной связке с квалифицированными специалистами заказчика, которые разбирались бы не только в современных ИТ-технологиях, но и в бизнес-процессах своей фирмы — достаточно большая редкость. До сих пор в ИТ-отделах нередко работают люди, обслуживающие какие-то старые вычислительные комплексы и системы, унаследованные от прежних времен. Они весьма квалифицированны в своем деле, но совершенно не адаптированы к современным бизнес-процессам. Эти сотрудники решают те же задачи, что и лет пятнадцать назад, они не заинтересованы в переменах и по существу являются серьезным тормозом для развития компании. Хотя в последнее время ситуация меняется к лучшему — многие руководители крупных корпораций приглашают на должности ИТ-менеджеров высококлассных специалистов, которые уже имеют серьезный опыт внедрения и эксплуатации современных ИС, т. е. в России появляются настоящие CIO.

Возвращаясь к проблеме подготовки кадров для ИТ-индустрии, необходимо заметить, что решаться она должна совместными усилиями как государственных органов, так и компаний, работающих на этом рынке. В последние годы государство стало рассматривать задачу образования в сфере ИТ как одну из наиболее приоритетных.

Наверное, в сегодняшних условиях в первую очередь необходимо добиться «всеобщей компьютерной грамотности» — может быть, по аналогии с тотальной принудительной ликвидацией безграмотности в первые годы советской власти. Для решения этой задачи тратятся немалые бюджетные средства. Вектор выбран правильный, хотя работа в этом направлении ведется недостаточно системно.

Некоторое время назад в «Сетевой Академии ЛАНИТ» родилась идея «компьютерных прав» по аналогии с водительскими. Никого не выпустят на дорогу без прав, подтверждающих определенный уровень умения водить автомобиль. Так и при работе с компьютером необходим набор знаний и навыков квалифицированного пользователя.

Комитет по образованию АПКИТ (Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий) намерен активно продвигать эту идею всероссийской компьютерной грамотности. Таким образом, компании смогут получить дополнительный эффект от внедрения ИТ в любой сфере деятельности.

Вместе с тем российская система образования (как среднего, так и высшего) остается весьма инерционной. Поэтому крупные компании, работающие на ИТ-рынке, не ждут сложа руки прихода нового поколения квалифицированных специалистов. Они активно сотрудничают с вузами, открывая совместные кафедры и предлагая собственные программы обучения.

Автор — президент холдинга ЛАНИТ


Версия для печати (без изображений)