На вопросы CRN/RE отвечает Сергей Толстых, начальник Управления информатизации и телекоммуникаций правительства Свердловской области

CRN/RE: Какие средства выделяет правительство Свердловской области на финансирование сферы информатизации?

Сергей Толстых: За последние 3 года эта сумма колебалась от 2,3 до 2,5 млн. руб., в этом году объем финансирования составил 6,9 млн. руб. Конечно, у правительства постоянно возникают какие-то первоочередные задачи, ведь бюджет должен быть социально ориентирован. Я бы не сказал, что финансирование нашего направления происходит по остаточному принципу, но всегда есть выбор — выделить деньги на зарплату врачам и учителям или на развитие информатизации.

До прошлого года существовала областная целевая программа «Информатизация социально-экономического развития Свердловской области». Проанализировав ее выполнение, мы поняли, что информатизировать все подряд невозможно, никаких средств не хватит. Поэтому выделили основные направления, в первую очередь, связанные с совершенствованием системы управления. Следовательно, поменялось и название программы. Сейчас она называется «Информационное обеспечение исполнительных органов государственной власти». Это название, по моему мнению, более точно соответствует задачам сегодняшнего дня. Главная ее цель — повышение действенности работы государственных органов. Причем информатизация должна коснуться не только систем центрального аппарата, мы хотели бы наладить электронный документооборот в области, повысить прозрачность нашей деятельности — а это означает создание порталов, серверов, где любой житель Свердловской области мог бы получить информацию о работе госаппарата. В следующем году мы планируем объявить открытый конкурс по проекту «Свердловская область — регион реальных инвестиций». Мы привлечем к работе над этим проектом не только специализированные организации, но и обычных людей с их идеями.

А вообще, если говорить об ИТ, нам нужен цивилизованный рынок, чтобы было ясно, кто какое место на нем занимает и как честно работает. Поэтому мы и поддерживаем деятельность Ассоциации компаний сферы информационных технологий, основной задачей которой, по моему представлению, является формирование и развитие цивилизованного ИТ-бизнеса на территории области.

CRN/RE: Свердловская область — это и ее столица Екатеринбург, и несколько городов областного подчинения, и много небольших населенных пунктов. Какую их часть охватывает ваша программа?

С.Т.: Если речь идет о небольшом муниципальном образовании, то понятно, что своих средств на информатизацию у него нет. Но Екатеринбург — огромный город, и его администрация, возможно, имеет свое представление об информатизации и выделяет на это средства. Мы же разрабатываем типовые решения, которые безвозмездно передаем всем муниципальным образованиям — и Екатеринбургу в том числе. Наша цель — донести до всех субъектов области те решения в сфере информатизации, которые помогут сделать работу исполнительной власти всех уровней более эффективной и прозрачной. Но как конкретно городские власти Екатеринбурга реализуют наши предложения, я не знаю, хотя в программе развития самого города есть раздел, касающийся ИТ. Если все получится, то Екатеринбург сделает большой рывок вперед в этом направлении.

Что же касается наших предложений, то мы, например, хотели бы объединить все ведомства области в единую систему электронного документооборота.

Соответственно ждали принятия закона об ЭЦП. Но пока еще он не заработал.

Необходимо объединить различные сети отдельных муниципальных и федеральных ведомств в одну — ведь сейчас все равно основной поток информации электронный и идет по всем этим разрозненным сетям.

Сегодня необходим уже новый уровень квалификации сотрудников — мы ушли от ситуации, когда компьютер был просто аналогом пишущей машинки. Сейчас мы ставим ПК там, где необходимо решать конкретные задачи, и считаем, что главное — понять, какие задачи надо решать, и только потом начинать их аппаратное оснащение.

Например, при осуществлении проектов по сетям передачи данных надо начинать не с прокладки телекоммуникационных кабелей, а решить, какая информация будет по ним идти.

Что касается сферы информационной безопасности, то в первую очередь необходимо создать организационные условия, а только после этого заниматься программами и оборудованием. И кроме того, при проектировании и разработке ИС любой сложности необходимо сразу же предусматривать соответствующие мероприятия по инфобезопасности, что в конечном счете увеличивает стоимость разработок. Это, конечно, прописные истины, но, к сожалению, очень часто получается так, что сначала экономишь, а потом переплачиваешь. Мы уже наступали на эти грабли.

CRN/RE: Координируете ли вы свою работу с федеральной программой «Электронная Россия»?

С.Т.: Разрабатывая нашу программу, мы руководствовались принципами, заложенными в «Электронной России». Но сегодня вокруг этой программы возникает масса скандалов с тендерами. И мне непонятно, как мы, госструктура, будем участвовать в реализации программы. Я принимал участие в трех конференциях, на которых обсуждались эти темы, и всегда задавал один вопрос — какова роль и место субъекта федерации в программе «Электронная Россия»? И мой вывод — напрямую мы не получим денег никогда. Теперь мы пытаемся работать по другой схеме — выступить в роли соисполнителей тех организаций, которые выигрывают тот или иной конкурс. Считаю, что это наиболее верное решение. Я хочу подчеркнуть — главное, чтобы субъект федерации не только брал московские деньги, но и со своей стороны использовал местные наработки.

И еще — по нашему мнению, Минсвязи, Минэкономразвития и Минобразования должны были бы создать какой-то единый координационный центр, чтобы не возникало разногласий именно на верхнем уровне принятия решений. Мы считаем, что для этого необходимо специальное подразделение в Администрации Президента. При существующей ситуации получается, что в итоге лоббируются интересы отдельно взятых московских компаний.

CRN/RE: Как подбираются исполнители для реализации ваших программ?

С.Т.: Сейчас альтернативы нет — в любом случае это открытый или закрытый конкурс. Закрытая процедура нужна в тех случаях, когда отсеивать и оценивать всех слишком трудоемко. Вообще тендеры мы проводим только с этого года. Раньше система была другой: если предприятие уже взаимодействовало с нами в рамках решения какой-то проблемы, то и в дальнейшем оно привлекалось для аналогичных поставок. Здесь предприятие выступало как исключительный поставщик, законодательство позволяет при такой ситуации обойтись и без тендера. Но теперь мы переходим к схеме конкурсов.

CRN/RE: Не возникает ли претензий, что конкурс — лишь ширма, а победитель всегда заранее известен?

С.Т.: У нас еще не очень большой опыт проведения конкурсов, но такие случаи действительно бывают, причем, естественно, подобные претензии поступают от проигравших. Но ведь этим людям никакими цифрами ничего все равно не докажешь.

CRN/RE: Вы говорите, что при реализации проектов отдаете предпочтение именно местным компаниям. Почему?

С.Т.: Дело в том, что «коробочные» решения не всегда подходят, ведь есть «домашние условия». И при взаимодействии с крупной московской компанией для нас наиболее удобен вариант, когда в нашей области у нее есть партнер, и мы работаем через него.

За исключением, конечно, системных программных средств. Вообще я думаю, что готовых решений много, и их качество не вызывает сомнений. Но адаптировать их к нашей специфике — дело местных специалистов.

CRN/RE: Одна из важных проблем — переход госструктур к работе с лицензионным ПО. Какие меры вы предпринимаете для этого? Ведь лицензионные программы достаточно дороги.

С.Т.: Есть механизмы приобретения ПО в рассрочку, можно договориться с производителями ПО об особых условиях покупки. Я сам стараюсь подавать пример: версия Windows XP, установленная на моем компьютере, — лицензионная. Думаю, что пока о полном оснащении всей компьютерной техники в области именно лицензионными программами говорить рано, но я уверен, что это вопрос времени.


Версия для печати (без изображений)