Как утверждает официальная статистика, Татарстан — один из наиболее развитых в экономическом отношении субъектов Российской Федерации. В силу исторических, географических, природных условий и других факторов Республика Татарстан (РТ) стала крупнейшим промышленным, научным и образовательным центром.

Долгие годы процветанию края способствовало выгодное географическое положение — через Татарию проходят две крупнейшие транспортные и торговые артерии — Волга и Кама. Затем мощный импульс к развитию республика получила с началом промышленной добычи нефти — наличие этого сырья позволило создать крупные топливно-энергетические комплексы и большое количество нефтехимических предприятий. В 30-е годы прошлого столетия Татарстан еще раз воспользовался своим удачным географическим положением. Благодаря тому что республика находится на большом расстоянии от государственных границ, в ее крупных городах, и в первую очередь в Казани, было построено много оборонных и высокотехнологичных предприятий. Во время Великой Отечественной войны промышленный и научный потенциал Татарстана многократно вырос — в республику были эвакуированы десятки крупнейших заводов, конструкторских бюро, научных и учебных институтов. Практически все они, или их филиалы, остались там после войны.

В последние годы экономическая ситуация в РТ была лучше, чем в среднем в России.

Такое положение сохраняется и по сей день, что стимулирует развитие разных отраслей экономики, в том числе ИТ-бизнеса.

Будучи регионом-донором, Татарстан обладает значительными финансовыми ресурсами, вследствие чего представляет интерес для крупных столичных ИТ-фирм. Однако в настоящее время их доля в ИТ-бизнесе республики невелика. Как утверждают руководители местных ИТ-компаний, их цены и качество услуг таковы, что столичным компаниям невыгодно работать в Татарии. Но некоторые стратеги из столицы говорят, что рынок еще не созрел, и следовательно, время решительного штурма не пришло.

ИТ-рынок Татарстана и его игроки

Главный вопрос, на который пытаются получить ответ все заинтересованные компании, а также аналитики и обозреватели, — каков же годовой объем ИТ-рынка РТ? Увы, точных данных не существует. Поэтому, как и год назад (см. спецвыпуск CRN/RE № 3/2001), воспользуемся косвенными оценками, которые сделали руководители ведущих ИТ-фирм Татарстана. Следует отметить, что в РТ к компьютерному оборудованию причисляют также оргтехнику — простейшие копировальные и факсимильные аппараты.

Возможно, со временем это будет оправдано, учитывая конвергенцию технологий, но сейчас данные устройства объединены волевым решением в одну группу по другому признаку — финансовому. У заказчиков расходы на ПК, телекоммуникационное оборудование и оргтехнику проходят по одной статье.

Очевидно, что разброс косвенных оценок получается очень большим. Верхняя граница по самым смелым предположениям составляет около 300 млн. долл. Здесь учтено все — поставки ПК, серверов, ПО, сетевого оборудования, СКС, разработка ПО местными фирмами, внедрение решений, системная интеграция, розничные продажи. Однако с этой цифрой большинство руководителей ИТ-компаний Татарстана не согласны. Более скромная оценка — 100 млн. долл. в год. Но и она, как считают многие, сильно завышена. Большинство специалистов склонны считать, что годовой оборот ИТ-рынка РТ составляет от 50 до 70 млн. долл. К такому результату приводят несколько расчетов, выполненных по различным методикам и базирующихся на разных исходных данных. Кроме того, полученные цифры ненамного отличаются от прошлогодних оборотов ИТ-рынков в Нижегородской области и Центрально-Черноземном районе (см. спецвыпуск CRN/RE № 3/2001).

По пессимистическим оценкам годовой оборот ИТ-рынка РТ находится на уровне 45 млн. долл. Следует подчеркнуть, что доля простейших копировальных и факсимильных аппаратов в объеме ИТ-рынка невелика — примерно 1,5—2 млн. долл.

Но есть данные, которые свидетельствуют о том, что реальный годовой оборот ИТ-рынка РТ все-таки больше. Никто из специалистов не отрицает, что много оборудования напрямую поступает из Москвы в рамках централизованных закупок, тендеров или грантов. Обычно по таким каналам получают вычислительную технику госструктуры, региональные отделения крупных организаций, таких как Сбербанк, представительства зарубежных компаний, вузы.

Поэтому не исключено, что суммарный оборот ИТ-рынка РТ, с учетом прямых поставок из Москвы и других услуг московских фирм, достигает 100 и более миллионов долларов. По словам руководителей компаний, специализирующихся в области сервиса, объем рынка, судя по количеству техники, находящейся на обслуживании, должен быть не менее 100 млн. долл.

Характерная особенность республики — деление на две условные экономические зоны.

Их называют казанская и закамская (за рекой Камой). Основные предприятия, в том числе КАМАЗ, нефтяные компании, химические заводы (примерно 70% промышленного потенциала Татарстана) расположены в Закамье. А в столице сосредоточены государственные учреждения, вузы, научно-исследовательские институты, транспортные компании и крупные машиностроительные предприятия. Ну и, разумеется, розничный рынок Казани — самый большой в республике. В целом обороты экономических зон примерно одинаковые. Но в отдельно взятых нишах это равенство нарушается. Так, ИТ-фирмы, работающие с крупными корпоративными заказчиками, большую часть доходов получают в Закамье. А обороты компаний, клиентами которых являются бюджетные организации, формируются, главным образом, в Казани. Там же получают основной доход фирмы, специализирующиеся на розничных продажах. По их оценкам, на долю казанского рынка приходится 60% бизнеса, на долю закамского — 40%.

Сколько ИТ-компаний работает в Татарстане и кто является лидером рынка? По мнению Владимира Нитенко, генерального директора компании «Форт Диалог», сегодня в республике зарегистрировано несколько сотен компьютерных фирм. Около 80 компаний находится в Казани, примерно 50 из них хорошо известны в городе благодаря активной рекламной политике, 25 фирм работает в Набережных Челнах, чуть меньше в других промышленных городах — Альметьевске, Елабуге, Зеленодольске, Нижнекамске, Чистополе. В общее число ИТ-компаний Татарстана входят и так называемые «карманные» фирмы, созданные при крупных предприятиях и работающие только в их интересах.

Как правило, местные фирмы многопрофильны, ярко выраженной специализации нет. Несколько компаний с разным успехом пытаются работать только в области системной интеграции, есть считанные игроки, которые избрали своей нишей поставку законченных решений. Сильных команд — разработчиков ПО в республике нет. Как отмечает Владимир Нитенко, в России разработка ПО — это не тот бизнес, который позволит компании раскрутиться и добиться заметных успехов. Существуют также коллективы оффшорных программистов, работающих по заказам московских фирм, реже — зарубежных компаний. Но и они не могут похвастаться выдающимися результатами.

Нельзя назвать успешным и бизнес местных дистрибьюторов. После непродолжительного периода проб и ошибок эти компании свернули свою деятельность, и сегодня все дистрибьюторы, с которыми работают компании РТ, — это московские или петербургские фирмы. Субдистрибуция получила развитие, но таких игроков в Татарии немного, и они заметного влияния на расстановку сил не оказывают.

Справедливости ради следует отметить, что поначалу их появление обеспокоило многие компании.

Сегодня на ИТ-рынке РТ лидирует 10—15 компаний, вместе они контролируют 80—85% всего оборота. В их числе «Абак», «Интек», «Линт», «МЭЛТ», «Премьер Компьютерс», «Татинком-Компьютерс», «Форт Диалог», Exotech, ICL КПО ВС, Logic Systems и др. Как утверждает Дмитрий Афремов, заместитель директора компании «Абак», «все игроки хорошо знают друг друга и вовлечены в настоящую конкурентную борьбу». Несмотря на многопрофильность компаний, каждый игрок имеет свою фокусную нишу. Например, компании ICL-КПО ВС лучше других удается работать с государственными структурами, кроме того, фирма продвигает системы управления предприятиями. У «Форт Диалог» сильны позиции в Закамье, компания делает акцент на разработке и внедрении КИС, лидируя в этой области по объему работ и по числу проектов. «Линт» имеет репутацию опытного системного интегратора, на розничном рынке Казани лидирует «МЭЛТ», заметны усилия Exotech и «Абак». Кроме того, последняя занимается системной интеграцией и является одним из крупнейших реселлеров оборудования Cisco Systems.

Ситуация на розничном рынке Казани мало отличается от того, что можно наблюдать в других городах. Рядом с крупными местными компаниями соседствуют карликовые фирмы, которые занимаются отверточной сборкой и довольствуются небольшими объемами продаж — порядка 10 ПК в месяц. Если их брать в расчет, то в Казани можно насчитать полторы сотни компаний. Количество мелких игроков неуклонно растет.

«Каждую неделю появляется как минимум одна новая фирма, — говорит Александр Горюхалов, старший менеджер компании Exotech. — А исчезают они медленнее, чем хотелось бы. Сами мучаются и нас мучают. Клиентская база у них не многочисленная, но достаточная, чтобы такие игроки оставались на плаву».

Клиенты, покупающие ПК в компьютерных салонах, отдают предпочтение машинам среднего ценового диапазона. Изделия зарубежных брэндов из-за их дороговизны спросом не пользуются. Исключение составляют солидные компании, где принят определенный корпоративный стандарт. Фирмы помельче соглашаются купить серверы западных поставщиков, а рабочие станции берут у отечественных производителей.

Розничные покупатели обычно выбирают системный блок стоимостью от 15 до 20 тыс. руб. Полный комплект техники, включающий монитор, периферию, аксессуары, «тянет» в среднем на 1000 долл.

Экономят на компьютерах и периферии, как правило, государственные предприятия и бюджетные организации — им не отпускают средства в рамках каких-то программ, а ПК и оргтехника нужны хотя бы для бухгалтерии.

Представители компаний, имеющих розничные магазины, отмечают, что объем продаж ПК и периферии увеличивается каждые полгода на 20 — 30%, причем соотношение по разным группам товаров не претерпевает серьезных изменений на протяжении длительного времени. Спрос на ЖК-мониторы растет на порядок быстрее. По словам Дмитрия Афремова, каждые 6 месяцев объем продаж этих устройств увеличивается на сотни процентов. Но ничего необычного в этом нет — такие темпы роста характерны для многих товаров, продажи которых только начинаются.

Рука Москвы и местная конкуренция

«Уровень платежеспособного спроса в РТ растет быстрыми темпами, — говорит Александр Кузнецов, директор компании «Интек». — Соответственно усиливается и конкуренция. Причем трудно сказать, что растет быстрее».

Местные игроки наладили четкую систему взаимодействия с московскими и петербургскими дистрибьюторами. Размещение заказа через Интернет труда не представляет, а доставку обеспечивают многочисленные транспортные компании. Но растущий рынок РТ привлекает не только дистрибьюторов. Столичные системные интеграторы давно присматриваются к крупным клиентам в надежде получить свою долю республиканского ИТ-пирога. Самый лакомый кусок — город Альметьевск, нефтяная столица Татарстана. По словам Шамиля Муртазина, заместителя директора компании «Линт», оборот денег в Альметьевске намного превосходит оборот в Казани, и москвичи в этом регионе активизировались.

На КАМАЗе пока нет московских фирм. Возможно, потому что завод долго находился в тяжелом положении и только сейчас начал выходить на безубыточность. К тому же на предприятии часто менялся менеджмент.

«Пока московские интеграторы нас не теснят на рынке, — говорит Шамиль Муртазин. — Активная работа в чужом регионе — дорогое удовольствие. Поездка нашей бригады, например, в Альметьевск сопряжена с немалыми расходами, а для столичной компании расходы будут на порядок выше». Так что выгоднее не конкурировать, а налаживать сотрудничество — каждый получит свою долю.

Еще одно обстоятельство, затрудняющее московским системным интеграторам выход на рынок РТ, — высокая квалификация местных компаний. Казань традиционно является одним из центров отечественной электронной промышленности, в вузах города готовят достаточное количество инженеров и специалистов. К этому следует добавить корпус сотрудников НИИ и КБ, которые приобрели опыт еще в доперестроечные годы, и сегодня составляют костяк ИТ-персонала Татарстана.

Понятно, что квалификация компаний РТ выше, чем в среднем по стране. «Масштабной экспансии московских фирм в Татарии не было не потому, что им этот рынок неинтересен, а потому что сопротивление местных игроков было достаточно сильным и эффективным, — считает Владимир Нитенко. — Да и заказчики отдают предпочтение своим».

Тем не менее в последнее время в тендерах все чаще участвуют столичные интеграторы. Это вызывает тревогу местных игроков, но говорить о напряженных отношениях между командами пока нельзя. «Когда зарождался рынок системной интеграции и заказчики стали активно внедрять КИС и САПР, мы часто сталкивались с московскими компаниями, — вспоминает Владимир Нитенко. — Но в последнее время столкновений стало меньше. Я думаю, они нашли своих клиентов».

Несмотря на то что вузы Казани выпускают много инженеров и программистов, кадровая проблема в республике существует. Как и в других регионах, не хватает высококвалифицированных сотрудников — бизнес-аналитиков, специалистов по САПР.

Особенно остро эта проблема стоит в Закамье — регион удален от Казани и привлечь туда людей довольно сложно. Наоборот, многие, получив опыт, уезжают в Казань. Но этим миграция специалистов не исчерпывается. Хорошие головы везде в цене, и «рука Москвы» давно дотянулась до Казани. Кого-то приглашают в столицу, другие уезжают по собственной инициативе. Да что там Москва! Выходцев из Татарстана можно встретить во многих странах мира.

Но вернемся на Волгу. Местным фирмам в недалеком будущем предстоит серьезная борьба за рынок розничной торговли — этот сектор демонстрирует неплохие темпы роста. Как утверждает Александр Кузнецов, сегодня ПК доступен семьям с невысокими доходами — порядка 4—5 тыс. руб. в месяц. Стимулирует продажи и возможность приобретения техники в кредит. В настоящее время в Казани, по разным оценкам, ПК имеют 15 — 17% семей. В Альметьевске эта цифра, по мнению Шамиля Муртазина, выше. В Набережных Челнах и Нижнекамске — ниже, что объясняется более низким по сравнению с Альметьевском и Казанью уровнем жизни. Результаты исследования, проведенного компанией «Форт Диалог», свидетельствуют, что в Набережных Челнах ПК имеют 9% семей. В элитных домах в Казани ПК есть у 80—85% семей. Следующим этапом развития этого сегмента рынка станет объединение ПК в домовые сети.

Несмотря на то что многие компании имеют розничные магазины, специализированных розничных сетей в республике пока нет. Самый крупный игрок на розничном рынке — фирма «МЭЛТ», хотя и контролирует по некоторым оценкам порядка 75% рынка в Казани, этим летом владела лишь одним магазином. Планов по расширению торговой сети в масштабах республики у компании пока нет.

Ближайшим конкурентом «МЭЛТ» называют компанию Logic Systems. «МЭЛТ» ведет агрессивную рекламную политику, ее рекламные щиты установлены на всех крупных улицах и площадях Казани. Похоже, Logic Systems приняла вызов и взяла повышенные обязательства — на каждый щит «МЭЛТ» ответить двумя.

Похвастаться успехами в построении торговой сети может фирма «Александр Лтд.», но она специализируется на продаже бытовой техники. Освоенную методику продаж «Александр» пытается применить на компьютерном рынке, но руководители ИТ-компаний не уверены, что этот подход сработает. Как свидетельствует опыт, розничные продажи лучше идут в специализированных салонах, где покупатель может получить квалифицированную консультацию.

«Мы должны позаботиться о том, чтобы наш бизнес стал более цивилизованным, — сказал Руслан Брюханов, директор казанского филиала «Форт Диалог». — Покупатели все чаще обращаются в магазины, а не в «дикие» торговые ряды, где никто не предоставляет никаких гарантий». Но коль скоро клиент выбирает качество товара, качество обслуживания и готов за это платить, может быть, не следует магазинам, которые дорожат своей репутацией, использовать в конкурентной борьбе такой аргумент, как цена, и идти на поводу у покупателя, соглашаясь собрать ПК любой, даже самой бессмысленной конфигурации — лишь бы купил!

«К сожалению, многие клиенты не доверяют менеджерам компьютерных салонов, — продолжил он. — В их сознании сформировался стереотип: при покупке ПК надо обойти все магазины, изучить прайс-листы и заказать системный блок из самых дешевых комплектующих. Но правильнее было бы предложить клиенту 10—15 проверенных и протестированных конфигураций, предназначенных для решения различных задач».

Еще мы делаем... программы

Может ли российская фирма предложить рынку свою оригинальную разработку? Может, при условии, что это — ПО. Бизнес, в принципе, хороший, примеры Microsoft, Oracle или SAP впечатляют, но...

Крупные компании, такие как ICL КПО ВС, «Линт» или «Форт Диалог», разрабатывают и внедряют как свои программные продукты, так и ПО третьих фирм. Как рассказал Сергей Клеткин, заместитель директора ПКЦ по производству компании ICL КПО ВС, разработка ПО — одно из ключевых направлений деятельности его предприятия. Из 520 сотрудников примерно половина — прикладные и системные программисты. Компания адаптирует к российским условиям и внедряет английскую ERP-систему MAX.

Этот продукт аналогичен известной системе R3 компании SAP. В ICL КПО ВС его адаптацией и внедрением занимаются 40 специалистов. Кроме этого, фирма разрабатывает широкий спектр ПО, в том числе решения по защите информации, а также внедряет финансовые и бухгалтерские системы.

Аналогичную деятельность ведет «Форт Диалог». Поставщик создал систему управления предприятием, ориентированную на нефтяные и транспортные компании. Но, по словам Владимира Нитенко, доходы от внедрения системы составляют небольшую долю в обороте компании.

«В штате нашей компании работает три программиста, — сказал Шамиль Муртазин. — Они разрабатывают решения для корпоративных заказчиков».

Есть в РТ компании, которые специализируются на заказных разработках и оффшорном программировании. Однако нельзя сказать, что их обороты составляют заметную долю на ИТ-рынке. В наших условиях бизнес таких фирм отличается нестабильностью.

Например, одна компания численностью около 40 человек разрабатывала ПО для зарубежного заказчика. Но контракт закончился, новых предложений фирма не получила и сейчас находится на грани разорения.

Более стабилен бизнес компаний, занимающихся продвижением и сопровождением бухгалтерских систем. Два самых популярных в Татарстане продукта этого класса — «1С» и БЭСТ. Правда, доля БЭСТ, по словам экспертов, в последнее время сократилась. Сегодня объемы продаж этих программ невелики. Основной доход компании получают за счет сопровождения систем.

Ситуация с продажей ПО на розничном рынке хорошо известна. Серьезные игроки пытаются придерживаться цивилизованных схем работы, но есть самосбор, есть мелкие «отверточные» фирмы, клиенты которых еще не скоро будут готовы приобретать лицензионное ПО.

Сервис и сервисные центры

На первый взгляд, проблем, связанных с сервисом компьютерной техники и периферии, в республике нет. Вендору важно, чтобы любая легально приобретенная техника не осталась без ремонта, поэтому количество сервисных центров формально соответствует установленным нормам и достаточно для того, чтобы обслужить всех клиентов. Крупные компании, как вендоры, так и местные игроки, имеют собственные центры, причем не только в Казани, но и в других городах.

А что могут предложить клиентам фирмы помельче? Как быть, если вендор открыл только один сервис-центр в республике? В этой ситуации на первый план выходят такие проблемы, как скорость и качество ремонта.

«В диспетчерской нашего сервис-центра всегда много заявок из регионов, — говорит руководитель одной из компаний. — Если бы пользователь мог сдать технику в ремонт на соседней улице, к нам ее не везли бы». Однако содержать сервисные центры в небольших городах экономически нецелесообразно. У некоторых компаний есть сеть сервисных агентов, которые могут выполнить мелкий ремонт на месте. Но в более сложных случаях технику передают в сервис-центр. А там либо нет запчастей (везут-то из Москвы), либо не хватает специалистов, и ремонт затягивается. Объективные причины этих недостатков понятны — уровень сервиса соответствует масштабу рынка.

Но пользователю от этого не легче. И что делать реселлеру, которому клиент принес вышедшее из строя устройство? Был случай, когда в сервис-центре не оказалось запчастей к мониторам. И дилер был вынужден заменить два неисправных изделия на новые. Ничего не поделаешь — закон о защите прав потребителя обязывает.

Поэтому многие компании предпочитают работать с московскими сервис-центрами — у них и запчасти всегда есть и специалистов хватает. При серьезных поломках в сервис-центрах Казани оборудование «зависает» месяца на 3—4. А в Москве его починят за неделю. Что же касается доставки — один раз в две недели какой-нибудь транспорт в Москву обязательно пойдет.

Хуже если вендор настаивает на том, чтобы дилеры сначала обращались в местную мастерскую. И уж если там распишутся в бессилии, тогда будут ремонтировать в Москве.

Дилеры предлагают изменить процедуру общения с клиентом и одновременно повысить качество обслуживания — давать заказчику не свой гарантийный талон, а талон авторизованного сервис-центра. Так работают московские дилеры, почему бы не распространить этот опыт в регионах?

Тенденции и перспективы

Существует два сценария дальнейшего развития ИТ-рынка и компаний. Если экономика будет расти быстро, то места на рынке хватит всем игрокам, и их развитие пойдет по экстенсивному пути, который предполагает наращивание числа клиентов, штатов сотрудников и оборотов.

Если развитие экономики замедлится, то для выживания компаниям придется повысить эффективность работы. Ключ к этому — специализация. Одновременно уменьшится спрос на оборудование и возрастет потребность в новых решениях и модернизации существующих. Поэтому самая многообещающая ниша для специализации — системная интеграция. Надо сказать, что многие игроки рынка уже почувствовали приближение перемен и поспешили заявить о своих намерениях.

Благоприятные условия складываются и на предприятиях-заказчиках. Как говорит Дмитрий Афремов, к руководству корпорациями пришли грамотные люди, понимающие, какой эффект может дать внедрение ИТ, и готовые инвестировать средства в модернизацию своих компаний.

Очевидно, что справиться с решением сложных задач смогут только крупные игроки ИТ-рынка. Это означает, что мелкие фирмы должны будут уйти из ИТ-бизнеса или объединяться с более мощными компаниями.

До сих пор слияний заметных игроков не было. Это свидетельствует о том, что рынок находится на начальной стадии развития. По мнению Владимира Нитенко, объединения компаний возможны в том случае, когда их собственники не являются их же руководителями. Сегодня практически все ИТ-фирмы — это коллективы друзей и единомышленников, людей, которые создали свои предприятия и сами же ими руководят. Для них работа — не только средство к существованию, но и средство реализации собственных амбиций. Объединиться — означает потерять лидерство или делить его с кем-то. Вместе с тем разделять собственников и менеджмент все еще опасно. Ничто не может помешать команде наемных руководителей уйти из компании и создать собственную фирму. Уровень входа на рынок невысок — 20—30 тыс. долл. А хорошие отношения с несколькими клиентами гарантируют наличие заказов.

Говоря о географии возможной экспансии, руководители компаний отметили, что готовы пойти в любой соседний регион, где будут деньги. Наиболее вероятные направления — Кировская область, Башкирия. Удмуртия, Чувашия и Республика Марий Эл.

Республика Татарстан

Республика Татарстан (РТ) расположена на Восточно-Европейской равнине, в месте слияния Волги и Камы. Территория республики занимает площадь 67,8 тыс. кв. км. Столица — город Казань, находится на расстоянии 797 км к востоку от Москвы.
В РТ проживает 3,774 млн. человек, из них свыше 1,1 млн. — в Казани.

Ведущие отрасли промышленности — нефтедобыча и нефтехимия, авиастроение, машиностроение, приборостроение, металлообработка, легкая и пищевая индустрия.
В Казани работают 30 высших учебных заведений, Академия наук РТ и Казанский научный центр Российской Академии наук, а также сеть научно-исследовательских институтов.

В 2001 г. объем промышленного производства в Казани составил 40,4 млрд. руб., или 127,4% (в действующих ценах) по сравнению с уровнем 2000 г., а индекс физического объема производства 110,3% (для сравнения, в РТ — 106,7%, в РФ — 104,9%).

В 2001 г. объем промышленного производства республики вырос, по сравнению с 2000 г., на 6,7% (в России на 4,9%) и составил 205,3 млрд. руб. Из общего объема промышленного производства 93,5% продукции произведено крупными и средними предприятиями республики.

Валовой региональный продукт за 2001 г. увеличился на 5,6% и составил 256,0 млрд. руб.

Денежные доходы на душу населения составили в декабре 2001 г. 3236,4 руб. и выросли в абсолютном выражении по сравнению с декабрем 2000 г. на 28,6%. Реальные денежные доходы населения в декабре 2001 г. по сравнению с соответствующим периодом 2000 г. выросли на 9,4%.

В Татарстане идет ежегодное увеличение добычи нефти — с 24 млн. т. в 1994 г. до 28,3 млн. т. в 2001 г., что на 3,9% больше, чем в 2000 г. Флагман нефтедобычи — АО «Татнефть».

Татарстан входит в первую тройку регионов РФ по производству зерна, мяса, молока и другой сельхозпродукции. В расчете на душу населения их производство в среднем в 1,5 раза выше аналогичных показателей РФ, а по зерну — в 2,5 раза.

В промышленности республики сохранились и некоторые отрицательные явления.

Медленно и неравномерно происходит обновление производственных фондов, хотя правительством РТ было принято решение о финансовой поддержке одобренных инвестиционных проектов, предполагающих техническое и технологическое перевооружение производства.

По мнению журнала «Эксперт», в республике минимальный среди семи регионов Поволжья показатель инвестиционного риска.

При подготовке статьи использованы материалы
«круглого стола», проведенного в Казани
редакцией CRN/RE в июле 2002 г.
Редакция благодарит компанию «ФортДиалог»
за помощь в его организации.


Версия для печати (без изображений)