В уходящем году экономическая ситуация на российском рынке была достаточно стабильной. Тем не менее условия работы компаний продолжали меняться. Сегодня они мало похожи на те, что были еще несколько лет назад. Это обусловлено, с одной стороны, насыщением рынка, а с другой — снижением финансовых возможностей заказчиков.

Как и следовало ожидать, единого мнения по поводу тенденций в бизнесе у топ-менеджеров и экспертов нет. Появление ­позитивных трендов отмечают единицы. Большинство же специалистов считает, что никаких улучшений на рынке по срав­нению с 2016 г. не произошло. А многие ­отметили, что бизнес стал еще более жестким и еще менее прибыльным.

По мнению Татьяны Проворовой, директора по маркетингу российского представительства Powercom, несмотря на кажущееся оживление рынка, в компании по-прежнему наблюдают, как заказчики экономят средства, сокращают бюджеты, замораживают проекты или переносят сроки закупок. «Безусловно, это отражается на политике любой компании, будь то вендор или дистрибьютор. Все научились хорошо считать деньги и оптимизировать затраты», — подчеркнула она.

«Мы не видим никаких кардинальных улучшений, — говорит Николай Валюженич, генеральный директор компании IMS. — Состояние российской экономики — ослабление рубля, снижение покупательной способности — тормозит развитие многих сегментов ИТ-рынка. Хотя в некоторых, в частности в сегменте аудиовидео, объ­емы продаж растут, что обусловлено необходимостью модернизации существующего парка решений. Кроме того, довольно большое число компаний впервые внедряют у себя аудиовидеосистемы. Это делается для оптимизации производственных про­цессов, увеличения конкурентоспособности, а также для того, чтобы соответствовать требованиям клиентов и рынка». Кирилл Ушаков, менеджер по работе с ключевыми клиентами Kyocera Document Solutions, считает, что все серьезные изменения, ­которые могли произойти, уже случились и вряд ли стоит ждать чего-то нового. ­Разве что канал поставок стал проводить еще более агрессивную ценовую политику в угоду качеству и уровню сервиса.

Инна Сорокина, глава представительства NEC Display Solutions в России и стра­нах СНГ, также считает, что за последний год условия работы принципиально не поменялись. С такой оценкой согласен Максим Андрющенко, генеральный директор компании Profdisplay. «Глобальных ­изменений не случилось, за исключением снижения маркетинговой активности», — сказал он. Дмитрий Буневич, руководитель отдела системных решений АО «Сони Электроникс», охарактеризовал общую ситуацию на рынке как ожидаемо спокойную, без резких скачков, что в определенной степени скорее плюс, чем минус. А Петр Ажгирей, генеральный директор компании Elittech, заявил, что условия в прошлом ­году изменились и продолжат меняться для всех участников рынка. Причем они становятся все более жесткими. Ни о каких общих правилах работы речь уже не идет, каждая поставка или проект — это битва производителей, а потом и дистрибьюторов. «Некоторые зарубежные вендоры в корне пересмотрели свою дилерскую программу, например, изменили шкалу партнерства, ввели более жесткие требования, — говорит Петр Ажгирей. — Это оправданно для более стабильных европейских рынков, а вот проводить такую политику в рос­сийских реалиях довольно сложно, как и cложно представить, что такая програм­ма приведет к увеличению доли бренда в нашей стране. И зарубежные, и российские вендоры заметно сократили маркетинговые бюджеты, что не самым лучшим образом влияет на популяризацию и продвижение решений в нашем дистрибьюторском канале».

Впрочем, далеко не все игроки считают, что на рынке возобладали исключительно негативные тенденции. Так, Вадим Константинов, директор департамента продаж оборудования в компании Auvix, сообщил, что в этом году на 50% увеличилось количество проектов, а запросы клиентов стали чаще конвертироваться в отгрузку. По словам Николая Ахметджанова, менеджера по проекционному оборудованию компании Epson, в 2017 г. российский рынок проекторов продемонстрировал рост. «Конечно, улучшить свои результаты удалось далеко не всем, но с уверенностью можно сказать, что „дышать“ стало свободнее», — подчеркнул он. С этой точкой зрения согласен Михаил Кириченко, директор департамента дистрибуции компании TP-Link. Он рассказал, что в этом году как вендоры, так и игроки канала сбыта чувствовали себя немного лучше в связи со стабилизацией экономики. Российское подразделение TP-Link, по его словам, в этом году показало двузначный рост, при этом объем средней ­поставки в денежном выражении вырос. Достаточно уверенно себя чувствовали постав­щики решений по информационной безопасности. «Для всех участников рынка все более привлекательным становится взаимодействие с государственными заказчиками. Они планируют закупки заранее, четко формулируют требования и дисциплинированно исполняют все пункты до­говоров», — отметил Федор Дбар, ком­мерческий директор компании «Код безо­пасности».

Заметный импульс для развития получил сегмент бизнес-аналитики. «На мировом рынке ИТ мы наблюдаем серьезные изменения — происходит смена парадигмы требований к программным комплексам бизнес-аналитики. Пользователей интересует не только построение отчетов, но и функционал анализа данных, определения новых закономерностей, построения сценариев и моделирование развития, — говорит Алексей Выскребенцев, эксперт по продуктам компании „Форсайт“. — Организации, накопившие данные, стремятся получить максимум преимуществ от их обработки. Поэтому вендоры и интеграторы, ориенти­рованные на создание решений для цифровизации бизнеса с инструментарием, превышающим средства „классической“ аналитики, в современных условиях более востребованы. Большинство российских вендоров осознают требования рынка — необходимость создания новых, более быстрых и мощных продуктов, и это стимулирует их дальнейшее развитие».

Говоря об изменениях условий работы на российском рынке, Алексей Выскребенцев отметил, что в 2017 г. важным ­событием стало принятие госпрограммы «Цифровая эконо­мика Российской Федерации». В ней определены направления работы, заданы цели на несколько лет вперед. По мнению Выскребенцева, это дало неплохой импульс для развития российского рынка ПО, в частности рынка бизнес-аналитики, поскольку в программе в качестве одного из приоритетных направлений утверждается создание мощных отечественных аналитических инструментов. Это позволит российским вендорам занять свою нишу в реализации политики импортозамещения и роста интереса организаций к технологиям, обеспечивающим цифровую трансформацию бизнеса. Зарубежные вендоры стараются обойти ограничения, связанные с политикой импортозамещения: они ищут новые форматы работы, открыты к технологическому партнерству и активно создают OEM-продукты с российскими производителями ПО. Это повышает уровень конкуренции в сфере разработки коробочных продуктов и заставляет наших производителей типовых решений улучшать качество своей продукции, расширять функциональность, увеличивать быстродействие предлагаемых систем. Системные интеграторы, как ­отмечает Алексей Выскребенцев, с интересом рассматривают предложения отечественных вендоров, готовы отказаться от сложившихся стереотипов и перейти к активному сотрудничеству с российскими производителями ПО.

Факторов много. Но почти все со знаком «минус»

В числе главных факторов, сформировавших тренды этого года, игроки рынка называют снижение покупательной способности заказчиков, волну ­модернизации производств, поли­тику импортозамещения, ну и, разумеется, перипетии мировой политики. «Для нас, пожалуй, два фактора стали наиболее значимыми: снижение финансовых возможностей клиентов и появление интереса к недорогим аналогам, — говорит Татьяна Проворова, директор по маркетингу российского представительства компании Powercom. — Собственно, это способствовало росту бюджетных брендов на нашем рынке и, как следствие, усилению конкуренции». Петр Ажгирей также отмечает, что главной проблемой для ИТ-бизнеса можно считать отсутствие денег у небольших и средних заказчиков. Но, кроме того, сильно сокра­тились бюджеты госкомпаний и крупных корпораций. Максим Андрющенко добавил, что снижение финансовых возможностей крупных госзаказчиков спровоцировало новый виток конкуренции: сегодня идет жесткая борьба за каждого ­клиента.

По мнению Алексея Выскребенцева, решающее влияние на рынок оказали рост конкуренции и импортозамещение. Тенденция к использованию отечественного ПО в рамках обще­го тренда на импортоза­мещение подстегивает спрос на российские продукты. Однако динамика, с которой наше ПО замещает зарубежное, не очень высокая. К примеру, государственный сектор предъявляет жесткие требования к выбору решений и переходит на отечественное ПО, только если оно не уступает западному в части функционала. Аналогичная ситуация и в корпоративном секторе. Именно поэтому, несмотря на падение экономической привлекательности зарубежного ПО, у нас пока нет массовой миграции на отечественные продукты. Хотя положительные изменения в свете инициативы Минкомсвязи по стимулированию госструктур к переходу на российское ПО могут наступить. Другой мощный драйвер российского рынка — создание национальной облачной платформы государственных ИТ-сервисов. Поскольку российские разработчики заметно повысили уровень своих ­решений, есть все основания рассчитывать на то, что в ближайшем будущем задачи импортозамещения будут реализованы.

«Основные негативные факторы — это экономическая ситуация и текущий обменный курс валюты, — считает Кирилл Ушаков. — При неизменных бюджетах заказчиков стоимость решений выросла. Отсюда их стремление найти такой продукт, который будет экономически более эффективен».

Федор Дбар отмечает, что в судьбе рынка ИБ большую роль сыграла набирающая ­обороты волна модернизации и развития ИТ-инфраструктуры страны. Многие процессы и данные оцифровываются. Все эти факторы стимулируют не только развитие самой инфраструктуры, но и спрос на технологии для ее защиты.

«Основным условием роста, на мой взгляд, стал стабильный курс национальной валюты и, как следствие, уверенность покупателей и готовность к средне- и долгосрочным инвестициям, — заявил Николай Ахметджанов. — Традиционно крупнейшим потребителем ­проекторов в России является сектор образования, но 2017 г. запомнится также серьезными проектами в области культуры. Трудно не заметить, что государство стало уделять этому направлению больше внимания».

Адаптируемся быстро. И это плюс

Вот что хорошо умеют делать российские компании, так это приспосабливаться к самым ­невыносимым условиям работы. Разумеется, процесс адаптации отнимает много сил и средств, которые можно было бы использовать продуктивнее, но выбирать не приходится.

«Все, кто пережил кризис 2014–2015 гг. и остался на плаву, в этом году имели хорошую возможность стать еще сильнее. И эту возможность не упустили», — утверждает Николай Ахметджанов. «К сожалению, адаптация к новым, более суровым условиям — это основное, чем приходится заниматься практически всем игрокам рынка, — говорит Петр Ажгирей. — Пока рано давать оценки, кто адаптировался к новым условиям, а кто нет, следующий год будет более ­показательным».

По словам Михаила Кириченко, российское представительство компании TP-Link полностью адаптировалось к условиям российского рынка и уже использовало возможности развития определенных ­сегментов в освобождающихся нишах ИТ-рынка. Николай ­Валюженич считает, что государство фактически не оказывает поддержки малому и среднему бизнесу в период кризиса, поэтому компании изыскивают собственные способы конкуренто- и жизнеспособности. В частности, на российский рынок выводятся максимально доступные по цене бренды, предлагаются большие скидки, возможность рассрочки и пр.

Как отмечает Инна Сорокина, игроки адаптировались к новым условиям давно, лет этак 10 назад. И по-прежнему быстро реагируют на любые изменения.

«Если говорить о рынке разработки ПО, то мы видим, что разработчики стремятся максимально подстроиться под меняющиеся условия — переходят на новые методы разработки, выпускают более современные продукты, ускоряют сам процесс разработки, следят за тенденциями мирового ИТ-рынка, — говорит Алексей Выскребенцев. — Интеграторы также перестраивают привычные методы работы — активно сотрудничают с российскими вендорами, расширяют линейку внедряемого ПО. В активе многих компаний появились новые BI-продукты, разработчики осваивают новые технологии, например Big Data, Интернет вещей, машинное обучение».

ИТ и AV. Взаимное притяжение

Пожалуй, один из наиболее важных трендов наших дней — конвергенция двух на сегодня уже достаточно близких рын­ков — ИТ и AV (аудиовидеотехники). Этот процесс идет давно, и сейчас он вступает в финальную стадию. «Пока между этими рынками еще сохраня­ются различия, но с каждым годом грани стираются и специфика постепенно размывается, — комментирует Петр Ажгирей. — Традиционные AV-компании расширяют сферу деятельности: идут в системную интеграцию, пополняют свои портфели телекоммуникационными системами, а крупные системные интеграторы выполняют аудиовизуальные проекты, участвуют в выставках профессионального аудиовидеооборудования и интегрированных электронных систем, ­например в Integra­ted Systems Russia (ISR) 2017. Да и крупнейшая европейская выставка Integrated Systems Europe 2018 сейчас позиционирует себя уже как выставка компьютерных систем, ТВ, радиосистем, а также информационных технологий».

Вадим Константинов тоже считает, что границы между рынком AV и смежными индустриями — ИТ и телеком — неуклонно стираются и проявляется устойчивая тенденция к конвергенции. «Рынок AV становится все более высокотехнологичным и инновационным. В условиях конкуренции от менеджеров по работе с клиентами требуются не только навыки продаж, но и глубокое владение всеми современными технологиями, используемыми в индустрии, а также постоянное повышение уровня компетенций», — подчеркнул он.

По словам Александра ­Мельцева, руководителя отдела маркетинга департамента визуальных решений московского представительства компании Panasonic, рынок AV становится более сложным и профессиональным. Требуются точные расчеты и глубокая оптимизация всех показателей, предварительная проработка проекта и оптимизация складских запасов для качественного и своевременного удовлетворения заказов. Максим Андрющенко согласен с тем, что AV-сегмент тесно связан с ИТ. Но ИТ-специалисты зачастую мало компетентны в AV-сфере. Прежде чем продать, нужно провести грамотный консалтинг. Инна Сорокина добавила, что игроки индустрии ИТ быстро пополняют свои портфели сложными и нишевыми решениями, предлагают пред- и послепродажную поддержку.

Всё указывает на небольшой рост

Что же происходило на рынке в последние месяцы и какие перспективы, по оценкам наших экспертов, ждут рынок в следующем году?

Как сообщил Александр Мельцев, начиная с июля 2016 г. проекционный рынок ежеквартально показывает устойчивый рост как в штуках, так и в деньгах. При этом с января по октябрь 2017 г. прирост в штуках составил чуть более 15%, что лучше всех прогнозов, составленных годом ранее. Однако последние два месяца не вызывают столь же большого оптимизма, так как многие проекты недофинансированы и переносятся на следующий год. Поэтому годовая положительная динамика, по оценке Александра Мельцева, составит 10–12%.

«Рынок ИБП здорово подрос в последнее время, — сообщила Татьяна Проворова. — Так, по данным ITResearch, рост в третьем квартале относительно этого же периода прошлого года в денежном эквиваленте составил 12,4%. Большим подспорьем стали несколько масштабных государственных и полугосударственных проектов. Мы также зафиксировали рост в канальных продажах, что связываем с общим оживлением рынка и ростом продаж настольных компьютеров в том числе».

По словам Дмитрия Буневича, в последние шесть месяцев ситуация однозначно стабильная. «Мы наблюдаем небольшой, но устойчивый рост относительно прошлого года», — добавил Максим Андрющенко. А Кирилл Ушаков заявил, что в компании отметили стабилизацию бизнеса и небольшой рост, в пределах 3%.

«Российский рынок бизнес-аналитики, как и мировой, показывает положительную динамику, — отмечает Алексей Выскребенцев. — Точную цифру указать сложно, но российские разработчики получили определенное конкурентное преимущество в связи с ограничениями, законодательно накладываемыми на западных поставщиков ПО, и это позволяет нашим компаниям наращивать выручку».

Федор Дбар также констатировал небольшой рост за счет выделения бюджетов на защиту корпоративной информации, обеспечения импортозамещения, построения безопасности мобильной среды и виртуализации. «Думаю, что по итогам второго полугодия рост рынка ИБ составит порядка 15%», — сказал он.

Как сообщил Николай Ва­люженич, в целом на рынке ­Digital Signage и оборудования AV в последние шесть месяцев зафиксирован рост на 48%. В 2018 г. рост должен сохраниться. Вообще, прогнозы от­носительно следующего года у всех экспертов сдержанно-реалистичные, хотя и с нотками оптимизма.

Пока 2017 г. не закончился и трудно говорить об его итогах, тем не менее: «В 2018 г. мы ожидаем рост рынка проекторов в России на 10–15%, — говорит Ахметджанов. — Основные предпосылки — предстоящий чемпионат мира по футболу, а также проекты, планируемые в таких сегментах, как образование и культура. Это, безусловно, оптимистичный сценарий, который бази­руется на стабильном курсе рубля и отсутствии серьезных политических изменений после выборов».

Петр Ажгирей заметил, что продукты его компании нельзя считать предметами первой необходимости, и сегодня трудно с уверенностью сказать, что ­будет с финансированием отрасли ИТ после президентских выборов. Возможно, в 2018 г. начнется реальное финансирование госпрограммы «Цифровая экономика» и в ИТ-индустрию польется поток бюджетных денег. Это может стать сильнейшим толчком как для всей отрасли в целом, так и создаст благоприятные условия для развития участников рынка и по­зволит открыть новые перспективные направления бизнеса. Прогноз Петра Ажгирея — небольшой прирост в первом полугодии 2018 г, порядка 5–10% к такому же периоду 2017 г.

«Есть все основания полагать, что стабильная положительная динамика, которую мы видим в течение трех кварталов 2017 г. на рынках проекторов и профессиональных дисплеев, продолжится и в дальнейшем, а также распространится и на другие сегменты рынка, — сказал Вадим Константинов. — С другой стороны, в первом полугодии 2018 г. ожидаются два крупных события — выборы пре­зидента и ЧМ по футболу, на фоне которых развитие ­рынка несколько затормозится. Но в целом хочется надеяться, что отрицательной динамики не случится».

Как сообщил Алексей Выскребенцев, согласно прогнозам аналитиков Gartner, мировой рынок систем BI будет расти на 40% в год за счет внедрения инструментария продвинутой аналитики. Он полагает, что BI-рынок в России сейчас в очень хорошей стартовой ­позиции в плане продвинутой аналитики и в ближайшем ­будущем может увеличиться на порядок. Этому будет способствовать в том числе реализация программы «Цифровая экономика Российской Федерации», а также стремление российских заказчиков в максимальной степени использовать возможности аналитических инстру­ментов для повышения эффективности бизнеса. Дмитрий Буневич считает, что, скорее всего, падения не будет, как не будет и бурного роста. В лучшем случае рост воз­можен на уровне 5–10%. Также 10% называет и Кирилл Ушаков, уточнив, что на этот результат можно рассчитывать только при благоприятной обстановке.

«Мы не ждем бурного роста, но уверены в положительной динамике на нашем рынке, — заявила Татьяна Проворова. — Не будем концентрировать много внимания на предстоящих выборах и ожидаемом росте спроса на ИТ на этом фоне. Предлагаю смотреть на более далекую перспективу и сосредоточить внимание на общих трендах. Автоматизация процессов разных отраслей экономики, появление принципиально нового промышленного оборудования влекут за собой спрос на надежные онлайн-решения. Кроме того, всё говорит и о дальнейшем лавинообразном росте объема информации, который необходимо обрабатывать, хранить, выдавать по первому ­требованию. На этом фоне необходимость инвестиций в оборудование для хранения дан­ных очевидна, а это обязательно повлечет за собой и спрос на ИБП».

По оценке Александра Мельцева, рост возможен не за счет увеличения объема регулярных продаж, а за счет сложных проектов, часть из которых может реализоваться еще до выборов Президента РФ в марте следующего года. «Мы наде­емся на положительные тен­денции. Ожидаем, что сегмент дисплеев продолжит рост, по нашим прогнозам, не менее чем на 20%», — подытожил Максим Андрющенко.


Версия для печати (без изображений)