Программа по созданию технопарков в сфере высоких технологий, подготовленная Мининформсвязи и весной этого года одобренная правительством, — это прежде всего лозунг, сигнал о намерении государства уделять значительное внимание развитию высоких технологий.

Практически все страны, претендующие на сколько-нибудь заметную роль в этой области, используют идею технопарков. Основные различия состоят в том, как она реализуется и, самое главное, какая используется бизнес-модель, потому что следующий за провозглашением лозунга шаг — не выделение денег, а выбор бизнес-модели, позволяющей получить на выходе желаемый результат.

На мой взгляд, принятая программа, под которую обещано немалое финансирование (из федерального бюджета, из региональных бюджетов и внебюджетных фондов — всего около 77 млрд. руб. в период до 2010 г.), не содержит внятной бизнес-модели функционирования технопарков.

Многие региональные и местные структуры отнеслись к этой программе как к еще одной возможности профинансировать какие-то свои замыслы за счет федерального бюджета.

Как грибы после дождя стали появляться десятки предложений по созданию технопарков.

Но если распылить 77 млрд. руб. по десяткам проектов, то вряд ли эти средства дадут осязаемые результаты, поэтому нужно сконцентрировать усилия на небольшом числе проектов.

Вообще, в мире технопарки создаются на уже существующей материально-технической базе, например на базе государственной организации, собирающей вокруг себя частные компании. Такой подход, принятый, например, на Тайване и доказавший на практике свою эффективность, был бы достаточно интересен и в российских условиях. Другой вариант, использованный, например, в США, — технопарки на базе научно-исследовательских подразделений крупных корпораций.

Судя по тем программам, с которыми я знаком, основной источник доходов наших будущих технопарков (помимо бюджетного финансирования) — это арендная плата, взимаемая с «жителей», т. е. работающих там компаний. Дальше этого проработка бизнес-модели, к сожалению, не идет.

Конечно, собрать в технопарке некоторое число высокотехнологичных компаний, в том числе и конкурирующих между собой, и работающих в разных сегментах, привлекательно. Это дало бы им экономию на инфраструктуре, например на административных службах, на центрах обработки данных, облегчило бы общение, а по закону больших чисел рано или поздно привело бы и к некоторому синергетическому эффекту.

Но, на мой взгляд, основная функция (так сказать, сверхзадача) технопарков — создание условий для технологических прорывов в тех или иных областях для быстрой и эффективной коммерциализации научно-исследовательских разработок. А для решения этой сверхзадачи ничего конкретного пока не предлагается.

Что можно было бы сделать? Прежде всего сосредоточить в технопарках большой объем НИР, т. е. наиболее затратную и далеко не всегда окупаемую часть жизненного цикла технологий и продуктов. Именно так делается во многих зарубежных технопарках, можно вспомнить также Академгородок под Новосибирском.

Например, в технопарке на Тайване, в 100 км от Тайбэя, сосредоточены исследовательские подразделения многих «передовиков тайваньского производства», включая Aсer, Taiwan Semiconductor и др. Ядро этого технопарка — государственный институт Industrial Technology Research Institute, где за счет госбюджета ведутся исследования в области микроэлектроники, оптики, нанотехнологий и др. Он имеет право как продавать результаты своих НИР, так и передавать их на безвозмездной основе. Есть также банк данных по готовым к промышленному внедрению технологиям и устройствам, которые тоже передаются безвозмездно. Это, с одной стороны, стимулирует развитие производства технологических новинок, а с другой — позволяет малым и средним фирмам, которых в стране тысячи, экономить на НИР.

Создаваемые в России технопарки, безусловно, представляют интерес для ИТ-компаний. Неслучайно у каждого из технопарков, включенных в программу (или имеющих на это реальные шансы), уже есть спонсоры — крупные структуры, причем не обязательно из сферы ИТ. Очевидно, что некоторые виды деятельности, прежде всего разработки прикладного ПО, частично службы поддержки, нужно выводить из Москвы, потому что зарплаты, накладные расходы, стоимость недвижимости в столице превышают уже все разумные цифры. Это сразу даcт выигрыш в себестоимости продуктов и услуг. Перспективны также инвестиции в подготовку кадров для ИТ-компаний и создание бизнес-инкубаторов в тех городах, где есть хорошая учебная и научная база.

Компания «Ай-Теко» участвует в создании технопарков в подмосковном Троицке и в Татарстане.

Но насколько я знаю, проблема в том, что до сих пор ни по одному из технопарков нет реального бизнес-плана, и непонятно, когда инвестиции окупятся, в том числе и для потенциальных инвесторов. Бесспорно, что те ИТ-компании, которые уже ввязались в эти проекты, приняли, по сути, политические, а не просчитанные экономически решения. В том числе и «Ай-Теко». Но также бесспорно, что это правильные решения, если государство позаботится о том, чтобы сделать технопарки привлекательными для внешних инвесторов с помощью льготного налогообложения или каких-то иных преференций, как это делается в других странах. В этом плане уже объявленных налоговых льгот для разработчиков ПО на экспорт, затрагивающих лишь незначительную часть ИТ-рынка, явно недостаточно.

Будет ли эта программа успешной? Смотря что понимать под успехом... Если успех — это освоениевыделенных бюджетных средств, то, конечно, будет. Корпуса, скорее всего, построят. А вот для того, чтобы эффект был соизмерим с ожиданиями, о которых говорил и президент России, государство, сказав «а», еще должно сказать «б» — сосредоточиться на небольшом числе технопарков, обеспечить их инвестиционную привлекательность, финансировать в основном НИР, а не инфраструктуру.

Версия для печати (без изображений)