Наиболее общей является тенденция изменения модели взаимодействия заказчика и подрядчика. И обусловлена она несколькими факторами.

Значимый фактор, о котором мы говорим уже несколько лет, — постепенный переход к сервисной модели взаимодействия клиента и интегратора. После массированных вложений в ИТ-инфраструктуру и увеличения доли внедренных и введенных в эксплуатацию систем объем потребляемого сервиса закономерно растет. По мере того как промышленно используемых систем становится больше, меняется отношение к ним клиентов: они более четко осознают необходимость ИТ-решений, преимущества их использования, если хотите, свою зависимость от нормальной работы ИС, и это второй фактор, влияющий на модели взаимодействия. Причем и потребность государственных заказчиков в ИТ становится более объективной и формулируется более четко, чем раньше. Мы видим активную часть общества и рынка, и у этой части отношение к ИТ меняется в сторону более интенсивного их использования.

Одна из новых моделей взаимодействия — аутсорсинг. В текущем году впервые были предприняты единичные попытки старта довольно масштабных аутсорсинговых проектов. Также мы наблюдаем массовое стремление клиентов протестировать возможности аутсорсингового подхода в ограниченном масштабе. Думаю, ситуация с аутсорсингом будет развиваться так же, как в свое время с ERP: несколько лет рынок будет выжидать, внимательно следить за пионерами, у которых, естественно, не все будет получаться. Становление каждого нового направления требует времени, инвестиций, усилий и зрелости как заказчика, так и поставщика. Думаю, через несколько лет, когда закрепится первый успешный опыт использования аутсорсинга в России, этот бизнес получит мощный импульс для развития.

Другая модель, когда-то популярная, а потом забытая — ASP, теперь чаще называемая «ПО как услуга». Я полагаю, что развитие рынка пойдет и в эту сторону. Небыстро, но к этому мы будем идти, поскольку такая модель в мире становится по-настоящему зрелой.

Еще один ключевой фактор, влияющий на рынок, — новый ландшафт на рынке труда. Последние годы ИТ-индустрия росла, а это линейно связано с числом людей, задействованных в ней. Кроме того, рост рынка означает увеличение числа ИТ-специалистов и на стороне заказчика. Уже несколько лет мы работаем в условиях заметного дефицита кадров, и он не покрывается притоком нового персонала. Это системный фактор замедления рынка. И он приводит к изменениям модели взаимодействия, ведь и поставщики услуг, и потребители вынуждены серьезно думать о повышении эффективности труда сотрудников.

Старый подход заказчика — «у меня 100 программистов работает, а при необходимости я еще 50 наберу» — уже не жизнеспособен. Этих 50 разработчиков не найти с легкостью, на открытом рынке труда их просто нет, а собственные разбегаются, поскольку их перекупают, не жалея средств. За последние три года зарплаты в ИТ-секторе удвоились, такие темпы значительно выше динамики роста экономики. Это объективный индикатор того, что мы гоняем людей по кругу, перегревая рынок труда ростом зарплат. Аутсорсинг является одним из способов повышения эффективности использования персонала, так как КПД сотрудника аутсорсинговой компании гораздо выше, чем штатного. Таким образом, ограничения рынка труда делают аутсорсинг интересным обеим сторонам.

В ближайшие годы дефицит людей сохранится и кадровый голод останется устойчивым фактором давления на ИТ-рынок. Контрмерами могут быть изменение модели бизнеса, подготовка персонала своими силами и участие в структурной модернизации системы образования. Наша компания предпринимает все эти шаги, и мы считаем, что участие во всех названных процессах интересно, поскольку приведет к появлению новых бизнес-моделей, которое уже заметно.

Другое направление — аустаффинг. Рождение этого бизнеса как раз и было обусловлено особенностями нынешнего рынка труда, и в нашей компании это одно из самых прибыльных направлений деятельности. Еще одна высокодоходная сфера — обучение. До сих пор доля услуг обучения в проектах была занижена. Теперь клиенты четко понимают, что проекты без обучения — слишком рискованны. В дополнение к традиционным формам подготовки появляются и новые. В частности, мы ведем проект по дистанционной подготовке специалистов, рассчитывая таким образом привлечь людей из глубинки. В целом на сервисах мы делаем около 40% доходов и считаем, что наше будущее — сервисно-аутсорсинговая компания масштаба России и СНГ.

Еще одна важная тенденция такова: если раньше фокус автоматизации приходился на бэк-офис (учет и контроль), то теперь он переместился на фронт-офис. Раньше заказчиков заботили только финансы, кадры, производство. Сейчас говорят о CRM, о цепочках поставок, об автоматизации агентских моделей работы, о внедрении системы управления сервисными услугами. А этот кусок рынка, по объему сравнимый с рынком ERP (или больше него), до сих пор был в зачаточном состоянии.

Автоматизация цепочек поставок пока еще дело будущего, а увеличение числа CRM-проектов — уже сегодняшний день. Компаний, для которых ключевым процессом является работа с клиентами, великое множество, и их становится все больше. Для них CRM создает ядро всей информационной системы. Есть целые сектора экономики, где затраты на фронт-офис гораздо больше, чем на бэк-офис, — к примеру, сервисный бизнес, который растет опережающими темпами. Вскоре мы уже можем отстать от роста CRM-рынка, столь быстро растет спрос. Крупные «тяжелые» CRM-решения пока не очень востребованы, и вряд ли их внедрение станет массовым, тогда как развертывание CRM-систем среднего сегмента будет носить взрывной характер.

В этом году «взорвался» еще один рынок — интеграционных проектов. Клиенты много говорили о них и раньше, но очень редко шли на такие проекты. Теперь же все крупные проекты планируются уже с учетом интеграции внутри них. Мы давний партнер IBM по WebSphere и Tivoli, и наш бизнес по этому направлению в текущем году удвоился. Повышение спроса на интеграцию связано с тем, что все больше систем входит в промышленную эксплуатацию. По мере роста промышленно используемых приложений число интеграционных проектов будет расти, и, по нашей оценке, высокая динамика развития рынка интеграционных услуг в ближайшие годы сохранится.

Версия для печати (без изображений)