К категории инфраструктурного ПО (ИПО) специалисты относят широкую линейку программных продуктов, используемых для построения корпоративных информационных систем (КИС) и обеспечивающих управление всеми компонентами КИС — сетями передачи данных, серверами, системами хранения данных, рабочими станциями, базами данных, средствами информационной безопасности, почтовыми серверами, системами групповой работы, прикладными программами и т. д.

Приведенный список конечно же нельзя считать окончательным и неизменным. По мере появления новых задач рынку предлагаются и новые классы инфраструктурных программных продуктов. Так, сравнительно недавно стала расти популярность средств для виртуализации, систем высокой доступности, решений на базе сервисно-ориентированной архитектуры (SOA), а также систем, обеспечивающих управление вычислительными мощностями. Несколькими годами ранее наблюдался бум в области межплатформного ПО, сетевых систем хранения, удаленного мониторинга. А буквально в последнее время заговорили о решениях, предназначенных для управления портфелями бизнес-технологий, что означает переход на более высокий уровень задач.

Поэтому, как заявляют специалисты, четкого определения, что же такое инфраструктурное ПО, до сих пор не существует. На интуитивном уровне все понимают, что ИПО — это такие программные продукты, которые, условно говоря, находятся между аппаратными платформами и прикладными программами и обеспечивают максимально эффективную, производительную и надежную работу приложений. Конечный пользователь не имеет дела с ИПО, развернутым в рамках КИС, и присутствия его не замечает.

Основные поставщики инфраструктурных решений, работающие на российском рынке, это компании EMC, HP, IBM, Microsoft, Oracle, Symantec (Veritas), VMware. Они контролируют львиную долю поставок в нашу страну. Свою нишу занимают такие фирмы, как BEA Systems, Paragon Software, «Фаматек», весьма активно начала действовать компания Parallels. А ряд вендоров, названия которых еще недавно были у всех на слуху, напротив, стал почти незаметен. Речь идет о компаниях Novell, CA, Borland и BEA Systems. Надо отметить, что последняя фирма из этого списка была приобретена компанией Oracle и сейчас идет процесс объединения бизнесов. Возможно, поэтому активность BEA снизилась. Компания Borland, после того как была образована фирма Code Gear, продолжившая выпуск популярных средств разработки приложений Delphi, J-Builder, C++ Builder и др., закрыла представительство в России. Теперь в Москве работает лишь офис Code Gear, но к инфраструктурным продуктам эта компания отношения не имеет.

Специфика отечественного рынка

Еще три-четыре года назад Россия по уровню проникновения ИТ заметно отставала от развитых стран, считает Леонид Алтухов, директор по продажам ПО IBM в регионе EE/A. Но сегодня скорость адаптации новых ИТ к потребностям реального бизнеса у нас гораздо выше, чем во многих развитых государствах. Отечественные компании гораздо менее консервативны, они открыты к внедрению самых современных технологий в области ИТ.

С этим мнением согласен Алексей Сахаров, главный специалист компании «Нетком». «Рынок ИПО структурировался и стал более-менее значимым только в последние 3–4 года, — отметил он. — Этот сегмент молодой, растет быстро и находится в сильной зависимости от крупных проектов».

«Заказчики осознают, что все бизнес-приложения с появлением новых программных продуктов переходят в разряд наследуемых систем, сложность ИС возрастает, и на первый план выходит задача обеспечения прозрачности информационных потоков между существующими и новыми системами, — говорит Леонид Алтухов. — При отсутствии правильно выстроенного взаимодействия и обмена информацией системы работают как отдельные острова автоматизации, не являясь единой инфраструктурой, нередко дублируют друг друга или вступают в конфликт, что приводит к избыточности системы, росту затрат на ее обслуживание и ухудшению качества принятия бизнес-решений».

Поэтому все большее число заказчиков понимает, что в сложных ИС для интеграции приложений разных уровней требуется инфраструктурное ПО.

«Сегодня компании уже не могут отделять ИТ от реального бизнеса и должны четко представлять, как обеспечить эффективное функционирование ИС, учитывая изменения в бизнесе и среде, в которой они работают», — подытожил Алтухов.

Сергей Лобов, глава департамента программных решений московского представительства Hewlett-Packard, говорит, что наш рынок, в отличие от западного, не обременен большим количеством унаследованных систем, которыми управлять надо, но непонятно как. А отказаться от них тоже вряд ли возможно.

У российских компаний, как правило, развязаны руки, они могут использовать самые передовые программные решения для управления и оптимизации инфраструктуры.

Есть у наших заказчиков и свои недостатки — нередко принятие решения занимает столько времени, что оно в несколько раз превышает срок реализации самого проекта. «Часто бывают ситуации, когда затраты окупаются уже на пилотной стадии, — заметил Лобов. — Мы в течение года или двух доказываем заказчику, что без внедрения ИПО ему не обойтись, затем в течение трех месяцев проект реализуется, все видят и понимают, что без этих решений сегодня уже никак не обойтись».

Сергей Лобов подчеркнул, что сейчас многие компании столкнулись с проблемой рационального и эффективного использования вычислительных мощностей. «Фирмы накупили много техники, ресурсы явно избыточны, но их не хватает, к тому же всей этой ИТ-инфраструктурой надо как-то управлять, — комментирует он. — Увеличивать вычислительные мощности пропорционально темпам роста компании нельзя. Сейчас 60–70% средств, отпущенных на ИТ, составляют эксплуатационные расходы. На инновации тратят копейки. Новые технологии, и в частности инфраструктурные решения, призваны изменить этот баланс».

Оценивая ситуацию на рынке ИПО, Максим Ничипорович, руководитель отдела инфраструктурного ПО компании OCS, отметил, что наш рынок отстает от западного на 3–4 года. «Конкуренция между игроками есть, но места пока хватает всем, поскольку потенциал этого сегмента очень большой, — пояснил он. — Соперничество идет за отдельные проекты, но в целом противостояние не очень жесткое. Особой, российской специфики у рынка ИПО нет, за исключением моментов, связанных с законодательством».

Вместе с тем Ничипорович отметил, что необходимость в инфраструктурных продуктах не так очевидна, как, скажем, в офисных приложениях. ИПО — тяжелый и дорогой софт, стоимость проектов исчисляется, как минимум, десятками тысяч долларов, и убедить заказчика в целесообразности таких затрат — задача не простая.

Евгений Синицын, начальник отдела по работе с поставщиками компании MONT, считает, что мы отстаем от Запада на 2–3 года. Серьезные проекты с использованием инфраструктурного ПО у нас появились примерно три года назад. К настоящему времени по объему продаж Россия стала заметным игроком, поэтому все основные вендоры срочно пересматривают планы и стратегию работы и выделяют дополнительные ресурсы. «Темпы роста и потенциальный объем здесь настолько велики, что вендорам стоит „вложиться“», — подчеркнул он.

Синицын добавил, что распространение инфраструктурных решений начинается сверху — первыми их внедряют крупные корпоративные заказчики. В нашей стране ими были Сберегательный и Центральный банки, ОАО «РЖД». Что касается компаний СМБ, то они более осторожны: не хотят рисковать большими суммами, ведь внедрение инфраструктурных решений — дело весьма непростое и дорогостоящее.

По мнению Михаила Козлова, руководителя московского офиса компании VMware, рынок инфраструктурного ПО в России растет быстрыми темпами в связи со значительным ростом отечественных компаний, которым для поддержки бизнеса нужно развивать ИС. Сегодня практически все предприятия столкнулись со следующими проблемами: недостаток квалифицированных кадров; отсутствие и дороговизна инженерной инфраструктуры, в частности электричества; медленное внедрение новых ИТ-сервисов, что означает разрыв между возможностями КИС и требованиями бизнеса. Данная ситуация стимулирует более активное применение инфраструктурных решений, в частности в области виртуализации. Как пояснил Михаил Козлов, ПО, предлагаемое его компанией, позволит упростить инфраструктуру ИС и повысить ее надежность. «Не увеличивая ИТ-бюджет, заказчик сможет купить лучшее и более надежное оборудование и сократить его простои, — отметил он. — При этом уменьшится потребление электроэнергии, сократятся площади, занимаемые оборудованием, а для обслуживания ИС понадобится меньше специалистов».

Оптимистично оценивают ситуацию в компании Paragon. Ее специалисты считают, что можно говорить об увеличении инвестиций в инфраструктурное ПО со стороны клиентов. «Сегодня бизнес-структура любой компании не обходится без внедрения ИТ, которые, в конечном счете, и обслуживают все бизнес-процессы организации, — говорит Константин Комаров, генеральный директор компании. — При этом любое дорогостоящее оборудование нуждается в качественном ПО, которое должно решать вполне конкретные задачи в рамках всей ИС. Как следствие, мы наблюдаем значительный рост инвестиций не просто в аппаратные средства, но и в ПО, способное эффективно обслуживать и консолидировать работу всего аппаратного комплекса». Серьезные инвестиции в инфраструктурное ПО, по мнению Комарова, безусловно, говорят о высоком интересе к этим решениям.

Игорь Корнетов, технический директор представительства EMC, напротив, считает, что наш рынок по ряду показателей заметно отстает от западного. В частности, он отметил, что у нас мало и неэффективно используют ПО для управления и мониторинга. Объемы продаж систем резервного копирования растут быстро, но слабо развит рынок архивных решений, а используемые системы не всегда адекватны масштабам предприятия и решаемых проблем. Например, решения уровня рабочих групп, рассчитанные на сегмент СМБ, используются крупными организациями.

«Отставание российского ИТ-рынка от западного, по разным оценкам, составляет 5–8 лет, — говорит Эдуард Орлов, руководитель направления компании CPS. — Это означает, что копирование основных этапов развития ниши инфраструктурных решений неизбежно. С другой стороны, существуют особенности, связанные с влиянием государства и экономической ситуацией в стране, что накладывает отпечаток на динамику развития рынка и перспективы деятельности компаний. Например, большое влияние на всех игроков рынка оказывают целевые федеральные программы».

А по мнению Дмитрия Курашева, директора компании «Фаматек.Ру», специфика российского рынка заключается в том, что в нашей стране представлены только самые крупные мировые компании. Средние и тем более малые фирмы (по мировым меркам) практически не ведут продажи в России.

Андрей Омельянчук, директор по разработке линейки продуктов виртуализации компании Parallels, напомнил, что эффективное использование ресурсов и снижение затрат — основные двигатели рынка. Это означает, что экономическая составляющая давно приобрела четко измеряемые показатели.

«Мы видим явное смещение интересов клиентов в сторону продуктов для автоматизации управления ИТ-инфраструктурой, в том числе в сторону ПО для виртуализации», — сказал он.

Специалисты Parallels отметили еще одну тенденцию, характерную для корпоративного сектора. Все большее число сотрудников российских и международных компаний в своей повседневной деятельности используют компьютеры и ноутбуки Macintosh, являющиеся, по сути, частью корпоративной ИТ-инфраструктуры. При этом в большинстве таких компаний использование ОС Windows и приложений под нее возведено в ранг корпоративного стандарта. И тут многочисленной армии поклонников Mac не обойтись без решения в области виртуализации настольных систем для Mac OS X. В Parallels подчеркивают, что менее чем за два года в мире было продано свыше миллиона копий решения ParallelsDesktopforMac. Столь впечатляющие результаты можно объяснить тем, что сегодня пользователем ParallelsDesktopforMac является каждый двенадцатый владелец компьютера Macintosh. Это решение, по сути, стерло барьер между такими разными платформами, как Windows и Mac OS X.

Рост гарантирован

Сведения об объеме рынка, долях его участников и темпах роста всегда вызывают интерес бизнес-сообщества. К сожалению, точных данных о рынке инфраструктурного ПО найти не удалось. Возможно, это связано с тем, что ИПО — слишком обширная область и каждая компания предлагает свой спектр продуктов, решающих те или иные задачи.

Ряд аналитиков полагает, что объем рынка инфраструктурного ПО в России составил в 2007 г. около 84 млн. долл. и в течение ближайших трех лет будет ежегодно увеличиваться на 27–30%. Эта оценка совпадает с выводами специалистов компании Paragon, которые считают, что ежегодный рост превысит 30%. А Евгений Синицын (MONT) утверждает, что темпы роста продаж инфраструктурного ПО практически совпадают с темпами роста рынка ИТ. «Теоретически сегмент ИПО может и, наверное, должен расти быстрее. Но наши данные говорят о другом, — отметил он. — Правда, поставки в рамках крупных проектов идут регулярно».

Как сообщил Денис Панов, менеджер по маркетингу продуктов Microsoft System Center, Россия, его подразделение выпускает ПО, относящееся к следующим сегментам: Change & Configuration, Event Automation и Performance Management. Рынок этой группы продуктов в 2007 г. в России составил 36 млн. долл. Первое место, по данным аналитиков, заняла компания HP с долей рынка 30,5%, на втором месте Microsoft (22,4%), далее идут Novell (14,5%), IBM (13,7%), CA (6,7%) и другие игроки с долей менее 2%.

Панов добавил, что в последние годы Microsoft растет быстрее конкурентов и примерно в 2 раза быстрее рынка: в 2007 г. — на 91%.

Другие оценки приводит Дмитрий Курашев. Ссылаясь на результаты исследований, он заявил, что инфраструктурное ПО занимает в России 17,5% всего рынка. В прошедшем году этот сегмент вырос более чем на 57%, это чуть ли не вдвое превосходит показатели 2006 г. Объясняют такой рост, во-первых, общим экономическим подъемом и, во-вторых, усилиями государства по борьбе с пиратством.

Представители Hewlett-Packard сообщили, что в прошлом году продажи ПО выросли на 57%, значительную долю составили инфраструктурные решения.

Специалисты компании Paragon считают, что рост рынка ИПО превысит 30% в год, а за счет притока новых игроков рассчитывают получить эффективные решения в различных областях инфраструктурного софта. Рынок ИПО будет двигаться (и эту тенденцию можно наблюдать уже сегодня) в сторону расширения возможностей программных продуктов.

В компании Paragon говорят, что окупаемость инфраструктурного ПО высока, поскольку значимость ИТ в бизнес-процессах любой организации постоянно растет. В некоторых случаях затраты на внедрение окупаются в течение года.

По словам Леонида Алтухова, IBM делает основную ставку на ПО, которое составляет 20% общего дохода корпорации, но приносит 40% прибыли (до уплаты налогов). Причем прибыльность в сегменте инфраструктурного ПО не снижается. Это отметил Павел Карнаух, директор по развитию бизнеса подразделения решений BURA, ЕМС Россия.

Максим Ничипорович считает, что объем рынка ПО для резервного копирования в ценах конечного пользователя составляет 100 млн. долл. в год, а решения высокой доступности «стоят» 70–80 млн. долл. Самый динамичный и перспективный сегмент — программные продукты для виртуализации (Intel-платформа). Их сбыт ежегодно увеличивается в 2–3 раза. Но объем этого рынка пока не очень большой, по мнению специалистов, он составляет от 20 до 30 млн. долл. в год. Продажи других видов инфраструктурного ПО также растут быстро (на 50–100% в год), и эти темпы сохранятся в ближайшие год-два.

Ничипорович добавил, что поставки инфраструктурных решений крупным корпоративным заказчикам увеличиваются на 30–50% в год. Сейчас вендоры и канал сбыта основные надежды возлагают на сегмент среднего бизнеса, где продажи ИПО должны расти со скоростью порядка 100% в год. Малому бизнесу инфраструктурный софт в полном объеме не нужен (в компаниях востребованы в основном системы резервного копирования и виртуализации), поэтому крупных проектов в этой нише не предвидится, и расти она будет не так быстро, как рынок средних компаний.

В OCS также отмечают, что доля продаж в региональные компании пока невысока — всего 5%. На самом деле инфраструктурное ПО в регионах востребовано в большем количестве, просто поставки осуществляются через московских системных интеграторов. «Доля Москвы составляет 50–60%, остальной инфраструктурный софт уходит в Санкт-Петербург и регионы, — говорит Максим Ничипорович. — Причина низких поставок прямо в регионы заключается в том, что местные ИТ-компании ориентируются на запросы заказчиков, но сами не предлагают никаких новшеств. Если региональный интегратор начинает развивать экспертизу в области инфраструктурного ПО, у него появляются специалисты соответствующей квалификации. Но они очень быстро покидают свои компании и уезжают в Москву, где заработки несоизмеримо выше».

Большая часть денег, которые заказчик платит за внедрение инфраструктурного ПО, достается системному интегратору. По словам Евгения Синицына, маржа на инфраструктурный софт такая же, как на другие продукты того же вендора. Системный интегратор вряд ли возьмется за проект, если его прибыль будет меньше 15% стоимости внедряемых программных продуктов. Это и понятно, ведь подготовка специалистов и их рабочее время стоят дорого. Если же речь идет о крупном клиенте, которому нужно качественное и гарантированное внедрение, прибыль интегратора вполне может составить 100% стоимости продуктов. Главный плюс для дистрибьютора в продвижении инфраструктурного ПО — меньшие трудозатраты. Одна сделка, одна транзакция может «потянуть» на десятки, а то и сотни тысяч долларов.

Тенденции рынка

В каком направлении идет развитие рынка инфраструктурного ПО, что он будет представлять собой через несколько лет?

Денис Панов обращает внимание на консолидацию: мелкие игроки или игроки с неполным портфелем решений будут терять долю рынка и оставаться в специализированных нишах.

Один из главных трендов нынешнего года — виртуализация. Если в 2007 г. рынок ПО для виртуализации в России вырос на 21% по сравнению с 2006 г., то в 2008 г. прогнозируется рост на 76%, и этот же темп, как ожидают аналитики IDC, сохранится и в 2009 г.

Виртуализация, по словам Панова, это, несомненно, движущая сила для систем управления инфраструктурой.

С ним согласен Михаил Козлов (VMware). «Виртуализация меняет правила игры и уже сегодня становится важным фактором, влияющим на развитие ИТ-инфраструктуры, — говорит он. — В будущем большинство приложений и сервисов будут работать в виртуальной инфраструктуре. Трудно сказать точно, сколько на это потребуется времени, но вряд ли ждать придется долго».

В Microsoft обращают внимание на еще одно важное обстоятельство. Как известно, 86% крупных ИТ-инфраструктур построены на нескольких платформах. И те компании, чьи решения ориентированы на гетерогенную ИТ-среду, получат огромные конкурентные преимущества. Вот почему на рынке появляется все больше кросс-платформных систем.

Специалисты компании Paragon говорят, что сейчас на рынке инфраструктурного ПО становится заметной еще одна тенденция, которую можно охарактеризовать такими словами: «усложнение внутри — оптимизация извне». Новые системы ИПО будут более мощными и универсальными, а значит, более сложными в техническом плане. И без существенного упрощения администрирования управлять такими решениями будет крайне сложно. Поэтому развитие получат такие инструменты управления инфраструктурным ПО, которые максимально доступны для клиентов. Другими словами, темпы технического совершенствования будут идти рука об руку с упрощением процедур администрирования.

По словам Андрея Омельянчука, основные тенденции, характеризующие рынок инфраструктурного ПО, неразрывно связаны с наиболее актуальными проблемами управления ИТ-инфраструктурой на современных предприятиях или у сервис-провайдеров. Сейчас остро стоит вопрос повышения эффективности деятельности компаний и обеспечения непрерывности бизнес-процессов. И значительная роль в этом отводится ИТ-подразделениям. Ведь сегодня уже недостаточно, например, просто построить высокопроизводительный центр обработки данных (ЦОД). Стремительный рост объемов информации диктует необходимость постоянной оптимизации использования ресурсов и снижения расходов на эксплуатацию ИС предприятия. И здесь на помощь приходит технология виртуализации ресурсов ЦОД, являющаяся на сегодня основой концепции адаптивного предприятия, динамических ЦОД и предоставления сервисов по запросу.

Другая актуальная проблема — сокращение времени развертывания приложений. Этим фактором обусловлен растущий интерес сервис-провайдеров к модели «софт как услуга» (SaaS). Преимущества такой модели очевидны: с одной стороны, это позволяет за считанные часы развернуть все необходимые приложения в масштабах предприятия, а с другой — добиться существенной экономии на приобретении и администрировании дорогостоящих сервисов. Особое значение эта тематика приобретает в связи с переходом к арендованной инфраструктуре — движению, которое набирает силу на Западе и которое в том или ином объеме захватит и Россию. В нашей стране с развитием малого и среднего бизнеса спрос на приложения в форме услуг будет только расти, поскольку для таких предприятий это наиболее оптимальный способ использования передовых бизнес-приложений, не требующий наличия в штате высококвалифицированного, чаще всего высокооплачиваемого ИТ-специалиста.

Алексей Сахаров главную тенденцию рынка инфраструктурного ПО усматривает в сокращении количества поставщиков и укрупнении долей игроков. Вендоров, по словам Сахарова, со временем останется три-четыре: IBM, Oracle, SAP, Microsoft. Иллюстрацией этой тенденции может служить компания IBM. Она занимает все новые ниши рынка путем поглощения фирм, добившихся успехов в своих областях. Примеры тому — покупка MicroMuse, Telelogic, FileNet, Cognos и др.

Эту точку зрения разделяет Максим Ничипорович. Небольшим компаниям не хватит ресурсов, чтобы поддерживать требуемый технологический уровень разработок. По мере усложнения аппаратных средств будут усложняться и инфраструктурные решения. Следствием этого станет рост компетенции системных интеграторов. А это означает, что маржа в интеграторском бизнесе не снизится. Возможно произойдет снижение маржи дистрибьюторов, но это должно компенсироваться ростом объемов продаж.

Евгений Синицын полагает, что в ближайшем будущем на наш рынок могут выйти 2–3 новых зарубежных вендора. Партнеры начнут работать со многими поставщиками, используя в решениях продукты разных компаний. Акцент сместится в сторону сервисов (инсталляция, кастомизация, внедрение), а доля собственно программного продукта в общей стоимости проекта будет падать.

Несложные инфраструктурные решения (системы виртуализации и резервного копирования) имеют все шансы стать массовым продуктом, считает Максим Ничипорович. О том, что они нужны, знают практически все отечественные пользователи, но внедрять не торопятся. За рубежом, по оценкам компании VMware, до 20% серверов поставляются с предустановленным ПО для виртуализации. У нас эта цифра намного меньше.

Меняются и запросы пользователей. Игорь Корнетов отмечает, что все больше заказчиков проявляют интерес к решениям для архивирования, особенно для электронной почты, к использованию передовых технологий резервного копирования — мгновенной репликации, непрерывной защите данных и т. п. В последнее время клиенты стали активно интересоваться технологиями дедупликации, но пока такие проекты не выходят за рамки пилотных.

Потребности клиента сегодня меняются в сторону универсальных решений, не требующих серьезных издержек на интеграцию в уже существующую ИС, считают специалисты компании Paragon. Заказчик не приемлет революционных изменений, поэтому спросом пользуются гибкие и универсальные решения, которые просто и органично встраиваются в производственные и бизнес-процессы.

Сегодня основные приоритеты клиентов, по мнению Алексея Сахарова, это скорость разработки и внедрения, гибкость и возможность модернизации в соответствии с меняющимися внешними условиями. Поэтому заказчиков все меньше интересуют отдельные разрозненные компоненты и все больше — интегрированный подход к созданию решений, но на базе компонентов, которые могут быть использованы в нескольких решениях сразу. Собственно, поэтому интерес к инфраструктурным решениям столь высок в последнее время.

Евгений Синицын говорит, что экстенсивное развитие компаний завершается. И теперь, прежде чем что-то автоматизировать, надо навести порядок в ИС. Этим занялись многие, что видно по числу проектов.


Версия для печати (без изображений)