Где начинается Россия? В Москве на Красной площади? В Шереметьево-2? Может быть, на таможне в Выборге? Жители Камчатского края знают точный ответ: конечно, здесь, на полуострове. Камчатка не связана с Большой землей ни железной, ни автомобильной дорогой. Из других частей страны сюда можно только прилететь или приплыть. Может быть, поэтому все эти «другие части» страны называют на Камчатке «материком». Экзотики здесь сколько угодно и на любой вкус: икра и рыба, океан и вулканы, густой туман и сбивающий с ног ветер, сурово тюнингованные внедорожники и пятиэтажки, обитые железом (от мартовской пурги). ИТ-рынок Камчатки тоже отличается рядом экзотических особенностей.

ИТ-рынок одного Города

Петропавловск-Камчатский — единственный крупный город, где проживает почти все население Камчатского края. Поэтому обычно его и называют просто — Город. Практически вся торговля сосредоточена здесь. В Петропавловске около 50 розничных магазинов компьютерных товаров, и еще приблизительно полтора десятка ИТ-компаний, розницей не занимающихся. Среди лидеров чаще всего называют «Ритм», КИТЦ, АМН — как универсалов, работающих в основном на корпоративном рынке; «Веску» — как лидера по продуктам «1С»; «Комтрейд» и «Компас» — как розничных игроков. Достаточно известны в разных сегментах «Даль Спринт», «Компьюлан», «Питерком», «Терабайт», «Волшебный мир компьютеров».

Совокупный оборот ИТ-рынка (оборудование, ПО и услуги), учитывая только то, что привезли и продали местные фирмы, оценивают здесь, как, впрочем, и во многих других регионах, с разбросом в разы. Правда, теперь, когда многие клиенты проводят конкурсы и аукционы, котировки помогают более обоснованно оценивать реальный объем рынка.

Александр Аксенов, генеральный директор КИТЦ, полагает, что в 2007 г. объем рынка находился в пределах 300 млн. руб., а в этом году будет больше. «ИТ-бюджет краевой администрации составляет около 50 миллионов рублей в год плюс городская ИТ-программа — еще 80 миллионов, так что в целом в текущем году должно быть примерно 400–500 миллионов (около 20 млн. долл. — Ред.)», — полагает он. Государственный сектор вообще и органы власти в частности были и остаются крупнейшими заказчиками местных компаний. Для КИТЦ именно этот сегмент рынка — основной.

Константин Кулдасов, генеральный директор компании «Даль Спринт», оценивает совокупный оборот в диапазоне 50–100 млн. долл. в год.

И лишь Петр Шафранюк, генеральный директор фирмы «Питерком», по просьбе CRN/RE провел небольшое собственное исследование* и получил следующие оценки. Общий оборот около 60 млн. руб. в месяц, причем примерно 35 млн. руб. приходится на три крупные компании. Остальные 25 млн. руб. можно разбить примерно поровну: половину делают 3–4 компании, другая половина приходится на долю полутора десятков небольших компаний (магазинов) с оборотом от 500 тыс. до 1 млн. рублей. На ИТ-услуги следует прибавить до 3 млн. руб. Можно было бы еще сюда добавить госзакупки, но они каждый год разные, в этом году, например, около 30 млн. руб. «Получается, — заключает Шафранюк, — что годовой оборот камчатского рынка составляет около 750 миллионов с точностью до 10–15%».

Оценки темпов роста ИТ-рынка более сбалансированные — об уровне в 20% говорят почти единодушно. Сами игроки растут почти с такой же скоростью. Как говорит Вячеслав Лельчук, генеральный директор компании «Ритм», за свою уже 18-летнюю историю его фирма не знала ни резких спадов, ни взлетов и показывает примерно 20% роста устойчиво, год от года. По косвенным данным можно предположить, что обороты более мелких фирм увеличиваются медленнее, вряд ли более чем на 10%. Доля розницы в совокупном обороте всех компаний менее 50%. ПО занимает не более 10–15%. В то же время, по мнению Олега Лунина, генерального директора компании АМН, рынок софта сейчас растет на 70–90% в год, преимущественно благодаря кампании по легализации, а также антивирусным программам.

Общая экономическая ситуация в крае неблестящая. Населения слишком мало для того, чтобы обеспечить массовый спрос на ИТ-товары и сервис, поэтому желающих развивать розничную торговлю немного. Три точки, салона или магазинчика — это максимальный размер «сети», известный автору. Торговые сети федерального масштаба на Камчатку не торопятся. Есть магазин «Эльдорадо», но к одноименной сети он отношения не имеет. Единственный пришелец с «материка», появившийся в городе этим летом, — шикарный «Контур будущего». Кое-кого он напугал, но большая часть местных бизнесменов отнеслась к появлению такого конкурента спокойно, рассчитывая «взять специализацией», если уж нет сил равняться по масштабу, тем более что «ремонтировать все равно будут у нас». Такая позиция хорошо известна. Не в одном российском городе история эта повторялась: сначала испуг, но довольно быстро выясняется, что на самом деле сетевые и «несетевые» магазины охватывают разные сегменты покупателей, а ремонтировать технику, проданную в сетевом магазине, клиенты пойдут в сертифицированные сервисные центры.

Работу в рознице затрудняет еще одна локальная особенность — сезонные колебания спроса. Разумеется, они есть везде, но не на порядок же! Что касается Камчатки, то тут, как рассказывает Констатин Кулдасов, спрос летом падает не на 10–20%, как на «материке», а в разы или даже в десять раз: мужчины в море или на другой сезонной работе, женщины и дети на отдыхе. Кредитный бум прошел в прошлом году и благополучно закончился. В Петропавловске-Камчатском, в отличие от городов, менее удаленных от столиц, ни один из опрошенных руководителей ИТ-компаний не связывает с розницей ни роста, ни амбиций, никто не видит здесь радужных перспектив.

Значит, нужно биться за «корпоратив». «Бюджетники» и госсектор — самый надежный и «лакомый кусок», но там конкурсы.

КИТЦ последние два года играет в них очень успешно, возможно, при поддержке материнской компании ЛАНИТ. Разумеется, коллеги-конкуренты недовольны, говорят, что КИТЦ демпингует, ставит цены ниже рыночных и может позволить себе, пользуясь столичной поддержкой, долго торговать даже «в минус» для того, чтобы полностью выжить остальных из этого сегмента рынка. Возможно, это так, но прямых подтверждений нет, а успехи КИТЦ очевидны.

«Местные власти начинают развивать свои ИТ-системы самостоятельно, и в этих случаях решения принимаются на месте, — рассказывает Аксенов. — Три года назад наше городское правительство приняло программу „Электронный Петропавловск“, куда было вложено довольно много денег. Она на удивление всем работает, и на нее по-прежнему находятся средства. Программа рассчитана на пять лет, в ее рамках постоянно проводятся конкурсы и аукционы, и мы, как и другие ИТ-компании, активно в ней участвуем».

В 2007 г. краевая администрация приняла программу «Электронное правительство», выбрав в качестве основной серверной платформы технику HP; поставлять ее должен КИТЦ, рассчитывающий благодаря этому получить в текущем году высший партнерский статус НР (необходимое условие — продажи не менее чем на 1 млн. долл. в год).

Для средних и мелких компаний конкурсы госпредприятий — препятствие, практически непреодолимое, и они больше работают с другими категориями клиентов: розничная торговля, банки.

По общему мнению, самыми богатыми коммерческими клиентами по-прежнему остаются «рыбники» (а не рыбаки, как можно было бы предположить; к «рыбникам» относятся все, имеющие отношение не только к ловле рыбы, но и к ее переработке и продаже). Но, во-первых, особого роста нет и в этой отрасли, а во-вторых, здесь тоже есть свои предпочтения среди ИТ-компаний, а стать таким «предпочтением» непросто. Например, успешно обслуживает клиентов из рыбной отрасли компания АМН.

Некоторые надежды связываются с развитием на полуострове добывающих предприятий — редкие металлы, золото, возможно, и нефть. Чем это обернется для экологии Камчатки, даже не хочется думать, а для ИТ-рынка, несмотря на обычно централизованные поставки в добывающих холдингах, все же перспектива есть. Еще один специфический местный ресурс — военные. Город подводников Вилючинск имеет федеральное, а не краевое финансирование, доходы у жителей здесь несколько выше средних, а сами военные учреждения и организации нуждаются во многих ИТ-товарах, и если уж не тяжелую технику, то расходные материалы поставлять им вполне реально. Чем и занимается, например, фирма «Питерком».

Логистика — наше все

Значительная часть камчатской специфики связана с особенностями доставки грузов. По большому счету особенностей три: долго, ненадежно, только из Москвы. Исключения есть, но крайне редкие. Пожалуй, рекордный пример приводит Олег Лунин: товар из Москвы прибывает за 3–5 дней, но это отдельный заказ одной позиции, ноутбука например. А типичные сроки регулярных поставок — три недели и более. Если где-то в цепочке происходит сбой, а перед Новым годом он обязательно происходит, товар может идти месяц, полтора, два. Если в ноябре не заказал, можешь до февраля и не рассчитывать получить, говорят на Камчатке. Примечательно, что не только сотрудники ИТ-компаний, но и местные жители, занятые научной или иной деятельностью, в курсе этих особенностей и воспринимают их просто как еще одну камчатскую данность, как, например, ежевечерний туман с океана. Крупные местные фирмы, в том числе «Ритм», держат в Москве свои представительства, руководители много времени проводят в столице. Вячеслав Лельчук от этого не в восторге, но говорит, что это мера вынужденная, иначе нужных поставок не обеспечить.

Стоимость авиадоставки — от 120 руб. за килограмм. Поэтому все «тяжелое» оборудование едет поездом по Транссибу до Находки или Владивостока, а затем плывет морем (один рейс в две недели).

Тот факт, что, скорее всего, оборудование или расходные материалы только что проделали путь из Кореи, Китая, Японии тем же или кружным морским путем в Москву, а теперь едут обратно, никого на Камчатке давно не удивляет. Да, вспоминают старожилы, в девяностые годы, когда еще не было практически никакой таможни, все возили, конечно, напрямую, но теперь, тем более при существующих объемах продаж, это совершенно нереально. Склады дистрибьюторов в Сибири не используются, все контакты только с московскими фирмами. Некоторые товары, скажем, чернила для принтеров или бумагу, еще закупают у владивостокских партнеров, но это скорее исключение. Олег Лунин рассказывает, что купленная во Владивостоке коробочная версия продукта «1С» была доставлена всего за несколько дней просто через знакомого пилота. Никакого другого, нормального, логистического канала не нашлось. У АМН есть партнеры в «близлежащих» городах — Магадане, Анадыре, у других фирм тоже есть необходимость контактировать с тамошними клиентами. Только попасть в Анадырь (примерно 2 часа лету) можно лишь через Москву (18 часов в оба конца): у авиакомпаний своя логика. Логистические компании в крае немногочисленны, поэтому значительно проще получить что-либо из Москвы, чем отправить обратно.

Из этих логистических проблем вытекают некоторые особенности ведения бизнеса.

Первая — нужно держать склад, замораживать средства и рассчитывать в основном на себя: но не склад оборудования, ведь модели меняются очень быстро, а склад расходных материалов. Так поступает Константин Кулдасов, один из магазинов которого продает расходники. «Обычно клиентам нужно что-то прямо сейчас и за любые деньги, — говорит он, — поэтому стараюсь держать максимально широкий ассортимент».

Вторая — малая доля «самосбора». Сейчас собирают компьютеры лишь две крупные компании — «Ритм» и «Компас». Другие — «Питерком», «Даль Спринт», КИТЦ, АМН — в свое время тоже этим занимались, но отказались от сборки и продают продукцию московских фирм: DEPO Computers, R-Style Computers, USN Computers. От собственной сборки отказываются по двум основным причинам — вполне доступные цены московских вендоров и проблемы с обеспечением гарантии на свою продукцию, прежде всего из-за логистики. Пока пошлешь испорченный жесткий диск обратно дистрибьютору, пока придет новый, гарантия уже кончится и этот жесткий диск придется положить на свою полку. Кулдасов, например, считает, что трехлетняя гарантия (которую не может обеспечить ни один местный сборщик), яркий и стильный дизайн упаковки и корпусов, броский маркетинг его поставщика (DEPO Computers) явно выигрышны на фоне «самосборной» техники и дают дополнительные преимущества.

Третья особенность — сложности с сервисом. Купить (а сначала привезти и продать, разумеется) можно что угодно. А вот починить — не тут-то было. На момент подготовки публикации на Камчатке не было сервисных центров Sony, Toshiba и еще некоторых ведущих производителей. В этом случае гарантийный ремонт или замену должен выполнять сам вендор, которому камчатский продавец вышлет неисправный товар. Клиент будет ждать минимум месяц, скорее всего два, а закон о защите прав потребителей настаивает на 20 днях... Понятно, что в результате рынок сужается, никто не хочет связываться с товаром, который негде отремонтировать, и иметь дело с рассерженными клиентами. Вячеслав Лельчук уверен, что в большей степени это проблема самих вендоров, не желающих вкладывать деньги в организацию сервиса.

С сервисом надо что-то делать

В последние годы в Петропавловске-Камчатском несколько фирм решили более серьезно взяться за сервис, прошли сертификацию, и теперь почти все вендоры, выпускающие массовую продукцию, «закрыты», но ремонт все же остается проблемой.

Ведь за каждой запчастью, которой нет на месте (все держать под рукой нереально), придется посылать в Москву. И снова ждать. Опять-таки скорее всего месяц. Причем у большинства сервисных центров нет оперативной информации о том, что происходит с заказанными запчастями, где они находятся и когда прибудут. С этой точки зрения выделяются сервисный центр компании «Ритм», действующий более десяти лет и не вызывающий нареканий, и сервисная поддержка компании ASUS, с которой хорошо знакомы в «Даль Спринт», — этот вендор позволяет и заказывать все, что необходимо, вплоть до мелочей, и следить за судьбой заказа.

«Сервис Fujitsu Siemens Computers очень надежный, это мы проверили на себе, купив ноутбуки своим сотрудникам, — рассказывает Олег Лунин, — а теперь стали сертифицированным сервисным центром. Это единственный вендор, давший нормальные условия, есть представитель в Хабаровске, иногда я звоню ему несколько раз в неделю». Недавно ценовая политика Fujitsu Siemens поменялась, цены хоть и высокие, но продукция того стоит и продается успешно, отмечает он.

Камчатский край

Образован 1 июля 2007 г. в результате объединения Камчатской области и Корякского автономного округа (референдум об объединении был проведен осенью 2005 г.).

Камчатский край расположен на крайнем северо-востоке России. Площадь — 472,3 тыс. км2, большая ее часть (301,5 тыс. км2) приходится на Корякский автономный округ. В пределах края находится полуостров Камчатка с прилегающей к нему частью материка, а также Карагинский и Командорские острова. Почти две трети территории заняты горами. Для проживания постоянного населения пригодны лишь 10–15% территорий на равнинных участках.

Население края — 347,1 тыс. человек, средняя плотность — 0,76 человек на 1 км2. Относительно плотно заселен район, прилегающий к административному центру области. Доля городского населения — 81,1%. С 1989 г. численность населения края сократилась более чем на 27% (в целом по России — на 1,4%), это обусловлено высоким уровнем миграции жителей Дальнего Востока в другие регионы. Численность экономически активного населения составляет 57,8%. На территории Камчатского края расположено 70 муниципальных образований, в том числе 3 городских округа, 11 муниципальных районов, 6 городских поселений и 50 сельских поселений. Значительная часть населения проживает в административном центре, Петропавловске-Камчатском (195 тыс. человек). Другие крупные города: Елизово (39,8 тыс. жителей) и Вилючинск (23,6 тыс.).

Экономика Камчатки имеет свою специфику, при этом ее можно назвать моноотраслевой. Основа экономики края — рыбная промышленность, ее доля в структуре промышленного производства достигает 60%. На Камчатский край приходится 17% вылова рыбы и добычи морепродуктов в России, здесь выпускается примерно 13,5% пищевой рыбной продукции, производимой в стране. Это, кроме того, и важнейшая составляющая экспортного потенциала края. На полуострове свыше 500 рыбопромышленных предприятий, действует 120 заводов по переработке рыбы.

На электроэнергетику приходится 22,7% общего объема промышленного производства, на цветную металлургию — 8,0%, на машиностроение и металлообработку — 5%. Энергетическая отрасль (примерно 560 электростанций различной мощности) в основном использует привозное топливо. Тарифы на электроэнергию почти в три раза превышают среднероссийские, и это существенно тормозит развитие энергоемких добывающих и перерабатывающих производств.

Многие проблемы Камчатского края остаются нерешенными. Совокупный бюджет региона более чем наполовину дотируется из федерального центра. Несмотря на снижение безработицы, ее уровень остается почти на треть выше среднероссийского. Деловую и инвестиционную активность в крае, помимо дорогой электроэнергии и топлива, сковывает ограниченность транспортной сети, неразвитость систем связи. Конкурентным преимуществом региона являются месторождения полезных ископаемых, но их использование сдерживается отсутствием необходимой инфраструктуры. Экономические проблемы сказываются на социальной сфере и являются главной причиной продолжающегося оттока населения. На Камчатке этот показатель один из самых высоких в стране, он в два раза выше, чем в Дальневосточном федеральном округе, и в 7,5 раза выше, чем в среднем по России.

Выделяется два перспективных направления возможного экономического роста: модернизация энергетики (перевод ее на местные энергоресурсы) и развитие горнодобывающей промышленности. Оба направления связаны с освоением недр и требуют громадных инвестиций.

Запасы и прогнозные ресурсы газа, нефти и угля на суше невелики и представляют интерес только для региональной энергетики. В стадии опытно-промышленной разработки находится Кшукское газовое месторождение. Годовая добыча — 8–9 млн. кубометров газа, он используется для нужд Соболевского района. До 2013 г. Камчатскому краю из бюджета страны будет выделено 35 млрд. руб. в рамках федеральной целевой программы «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья». Деньги, в частности, будут потрачены на финансирование строительства газопровода Соболево—Петропавловск-Камчатский протяженностью 387 км, строительство второй очереди каскада малых ГЭС на реке Толмачевка. Предусмотрено также финансирование прокладки оптико-волоконного кабеля от Камчатки до Сахалина.

Значительные перспективы экономического роста Камчатского края связаны с развитием добычи цветных металлов — золота, платины, никеля, меди. В 2006 г. заработал Агинский золотодобывающий рудник. Суммарные инвестиции, которые необходимо вложить в доразведку, освоение месторождений цветных металлов и создание транспортной инфраструктуры горнодобывающей промышленности на период до 2025 г., оцениваются в 32,9 млрд. руб.

В 2007 г. индекс промышленного производства в Камчатском крае вырос незначительно — на 2% (в целом по России рост составил 6,3%, в Дальневосточном федеральном округе, в основном за счет Сахалинской области, — 12,3%). Инвестиции в основной капитал предприятий края сократились на 13,1%, их объем составил 8,48 млрд. руб. (из них 5,2 млрд. руб. пришлось на Петропавловск-Камчатский). Объем иностранных инвестиций — 37,94 млн. долл.

Предприятия малого бизнеса в основном сконцентрированы в административном центре. В прошлом году их насчитывалось 2123. Численность занятых в малом бизнесе — 22,3 тыс. человек, 22,2% общего числа занятых в экономике.

Среднемесячная начисленная зарплата в Камчатском крае в 2007 г. заметно превышала среднюю по России — 21 857 руб. (в Петропавловске-Камчатском — 24 125 руб.), но темпы ее роста оказались самыми низкими (1,3%) среди всех регионов. Следует учесть, что стоимость фиксированного набора потребительских товаров и услуг на Камчатке (9966 руб.) на 64% превышает среднероссийский показатель, а стоимость минимального набора продуктов питания (3119 руб.) — на 73%.

Оборот розничной торговли увеличился на 9%, объем платных услуг — на 11,3%. На приобретение непродовольственных товаров населением края идет примерно треть потребительских расходов.

Примечательно, что гарантийный сервис компаний DEPO Computers и R-Style Computers, которые обеспечивают его самостоятельно (каждый неисправный ПК нужно высылать в Москву и ждать замены), тоже не вызывает нареканий. Пересылка происходит за счет вендора и хорошо организована, долго ждать не приходится.

Активно развивает свой сервисный центр компания АМН, Олег Лунин видит в услугах большие возможности, особо отмечая ремонт ноутбуков. По его словам, оборот АМН по сервису в 2007 г. вырос на 70%.

Поскольку сервис, особенно покомпонентный ремонт ноутбуков, дает очень приличную маржу, Константин Кулдасов решил сделать на это направление серьезную ставку: «Даль Спринт» вкладывает в сервис немалые средства, сейчас отделывается новое просторное помещение. На фоне снижения прибыльности розничной торговли именно ремонт техники, а по оценке Кулдасова, больше половины ремонтируемых устройств — это ноутбуки, причем примерно в половине случаев ремонт ноутбуков — послегарантийный, может обеспечить процветание его фирме на долгие годы. По его мнению, соотношение продаж ПК и ноутбуков в городе составляет примерно 30:70, и он уверен: мобильных компьютеров на руках у населения уже достаточно, чтобы обеспечить заказы сервисному центру.

Примечательно, что у Вячеслава Лельчука, чья фирма более 15 лет занимается сервисом и имеет сертификаты многих вендоров, в том числе Canon, Samsung, Xerox, иное мнение (возможно, потому, что ремонтирует не ноутбуки?). Он считает сервис убыточным в силу узости регионального рынка, но отмечает, что косвенный эффект в виде репутации фирмы и желания клиентов покупать именно у нее трудно переоценить.

Что у нас с софтом и услугами?

Антипиратская кампания Microsoft докатилась и до Камчатки. Здесь тоже в офисы ИТ-фирм прибегали корпоративные клиенты с квадратными от страха глазами: «У нас проверка, что делать?». Продажи ОС, офисных приложений в 2007 г. начали резко расти, и рост этот продолжается. В декабре 2007 г. больше дюжины ведущих ИТ-фирм города подписали декларацию о нераспространении нелегального ПО. Пользуются успехом антивирусы: компания АМН является дистрибьютором «Лаборатории Касперского» в крае, есть партнеры и у «Доктора Веба». Олег Лунин рассказывает о спросе на FineReader, Promt и объясняет причину: до недавнего времени ПК, особенно «самосборные», комплектовались всем софтом, который только был в распоряжении продавца. Пользователи к этому привыкли. Теперь же ужесточившийся контроль вынуждает их легально приобретать то ПО, которым давно уже пользуется организация.

У «1С» в крае нет дистрибьютора, широкой известностью пользуется фирма «Веска» как ведущий специалист по продуктам «1С», но напряженной конкуренции, характерной для многих городов в европейской части России, где «1С» занимаются «все», в Петропавловске-Камчатском незаметно.

Получить титул дистрибьютора «1С» стремится АМН. Эта компания занимается автоматизацией бухгалтерии и одновременно является партнером екатеринбургской «СКБ Контур», которая как и ее конкуренты «Атлас» и «БИС», весьма популярна в городе, но так как именно ей удалось первой организовать подачу отчетности в Пенсионный фонд, Лунин ожидает, что она займет лидирующую позицию, и пойдет новая волна подключений.

О внедрении «тяжелых» корпоративных учетных систем в крае речь не идет. Если такие проекты и ведутся, то в рамках холдингов федерального масштаба, местные компании в этом не участвуют. Под услугами здесь понимают прежде всего ремонты оборудования, может быть, вместе с установкой ПО, очисткой от вирусов, настройкой драйверов.

Но есть и услуги других типов. Конек КИТЦ — обучение. Фирма и начиналась в 90-х как образовательный центр, как и другой старожил местного ИТ-рынка компания «Ритм». Однако последняя потом полностью переключилась на поставки, в основном корпоративные, и сервис, а КИТЦ продолжает зарабатывать и на обучении. Правда, в свое время в образовательном центре занималась тысяча детей, а теперь лишь 250, сказывается демографический спад и, видимо, уровень распространения компьютеров у населения. Профессиональное обучение тоже есть, но спрос все же маловат. В прошлом году на курсы по технологиям Cisco удалось собрать вполне приличную аудиторию, рассказывает Аксенов, а в этом достаточного числа желающих уже не нашлось.

Аутсорсинг — слово на Камчатке не диковинное. Под ним понимается в первую очередь ремонт и техническое обслуживание оборудования, в том числе копировально-множительного. О покопийном обслуживании, об абонементной плате за сервис здесь тоже слышали, но клиентов, готовых работать по таким моделям, пока очень мало. Аутсорсингом в этом понимании занимаются и АМН, и «Даль Спринт», и «Питерком», но последняя по-своему. Компания небольшая (по сути, семейный бизнес), но достаточно старая и известная в своем кругу. Клиентов у нее не слишком много, зато они надежные, на несколько лет отдают «Питеркому» всю ИТ-поддержку — от заправки картриджей до настройки программ «1С». «Хороший сисадмин меньше чем за 30 тысяч работать не станет, а если пригласить нас, то все ИТ-обслуживание обходится тысяч в 10», — говорит Петр Шафранюк. Здесь есть реальная экономия на масштабе: людей Шафранюк берет, только если уверен, что сможет загрузить их не одним, а несколькими клиентами. Фирма заключает официальные SLA и старается их четко выдерживать: среди клиентов и торговые сети, и банки; и время реакции два часа обусловлено не прихотью.

О бизнес-моделях

Камчатка вряд ли, по крайней мере в ближайшем будущем, сможет предложить сногсшибательные перспективы бизнесмену от ИТ. Но те, кто здесь работают, как приезжие, среди которых много отставных кадровых военных, так и местные уроженцы, понимая всю ограниченность локального рынка, бросать свое дело не собираются. Может быть, не самый прибыльный, но этот бизнес — вся их жизнь. В ней есть место для подросших детей, которым можно передать в управление магазинчик, в ней много интересных поездок, общения — пользу дилерских конференций подчеркивают все мои собеседники. «Мы занимаемся тем, что нам интересно», — эту мантру неизменно повторяют практически все руководители. Но это вовсе не означает, что можно не думать о будущем: все ищут новые подходы, новые ниши.

Для КИТЦ — это, безусловно, госструктуры и их растущие нужды. Построение ЦОД для краевой администрации, например. Проектирование и монтаж все более сложных сетевых комплексов, в том числе для властей города и края, автоматизация документооборота.

Для компании «Ритм», говорит Лельчук, будущее связано с другой моделью: корпоративные продажи, но не только компьютерной техники и ПО, а всего, что нужно для работы любого офиса, — бумаги, расходных материалов, оргтехники. Именно в комплексности он видит преимущество такого подхода: клиент делает заказ, все ему доставляют в офис, причем никаких магазинов для этого не нужно. Служба доставки у компании уже есть, и планируется ее существенно расширить. Однако отказываться от розницы компания «Ритм» не намерена, а более отдаленное будущее связывает с интернет-продажами.

Расходными материалами занимается и «Питерком», правда, в меньшем масштабе, выбрав узкую, но «насущную» нишу — чернила для струйной печати, бумага для струйной и фотопечати, ролики для плоттеров, цифровые носители, в общем, ассортимент, постоянно необходимый многим клиентам. Это делается под девизом «Все для дома и офиса — с любовью к технике и уважением к деньгам».

«Даль Спринт» делает ставку на сервис, в первую очередь ноутбуков. В АМН очень довольны своими успехами в продаже ПО, но и с сервисом, в том числе с постоянным обслуживанием корпоративных клиентов, тоже связывают определенные надежды.

Среди журналистов деловой прессы есть весьма условная, но не на пустом месте родившаяся оценка: каждая тысяча километров от Москвы означает «минус год» в развитии локального рынка. Согласно такой прикидке рынок Петропавловска-Камчатского должен отставать от московского минимум на восемь лет.

Александр Аксенов полагает, что Камчатка опаздывает по сравнению с другими регионами лет на пять. То, что здесь происходит в экономике сейчас, во Владивостоке имело место пять лет назад, а в Москве лет 7–8 назад.

Вячеслав Лельчук возражает: по его мнению, отставание края земли от столицы много меньше, всего 2–3 года. Судя по тому, как выглядит Петропавловск-Камчатский, как он меняется (автор бывает здесь с 2000 г. и наблюдает пусть и весьма умеренную, но динамику экономического роста), истина где-то рядом, и, возможно, через несколько лет у бизнесменов Камчатки оптимизма станет больше.

* Каждый шаг к открытости рынка, к объективной статистике — наше общее благо, но дается он всегда с большим трудом, и я благодарю Петра Шафранюка за помощь в сборе информации.


Версия для печати (без изображений)