За несколько месяцев своей острой фазы кризис занял почетное место в ряду вечных тем. Сказать что-либо новое уже невозможно, все сказано до нас. Поэтому буду говорить не о кризисе вообще, а о нас в новых условиях.

У нас изменились приоритеты. Раньше нашей основной заботой было выполнение коммерческого и производственного планов, отслеживание прибыльности этих работ, сейчас же главное — выполнение платежного календаря.

Это связано с тем, что практически все заказчики на коммерческом рынке испытывают колоссальные трудности с денежными знаками и зачастую просто не имеют возможности вовремя оплачивать работы. И, к сожалению, ситуация лучше не становится, она только набирает негативный ход.

Но больше половины наших заказчиков — это госструктуры. Уж сколько камней прилетало в наш огород из-за этого, но время показало — мы сделали правильно. Научившись в свое время работать с этим непростым «заказчиком», мы все-таки решили расширить пул своих клиентов и за счет коммерческих клиентов.

Такая диверсификация вселяет определенный оптимизм и уверенность в том, что мы создали бизнес с достаточно высокой устойчивостью к подобным колебаниям. Это позволяет нам чувствовать себя лучше тех компаний, которые ориентированы только на рынок коммерческих заказчиков, заказчиков из «нереального» сектора или на одного заказчика.

Если говорить о госсекторе, то там бюджеты 2008 г. продолжают выполняться, на 2009 г. они тоже утверждены. Будем надеяться, что бюджет госструктур в интересующей нас части не подвергнется секвестированию.

Мы продолжаем общение с крупными коммерческими структурами. Уже есть хороший момент — коммерческие заказчики стали вести себя менее амбициозно. У них имеются инвестиционные проекты, деньги под них.

Но даже при плохом раскладе, если эти проекты будут заморожены, всегда останется потребность в поддержке инфраструктурных решений, критически важных приложений. Если этого не делать, можно потерять все вложенное в ИТ ранее. Я уверен, что деньги на поддержание проектов рано или поздно будут. В крайнем случае возникнет отложенный спрос.

Большие диверсифицированные компании имеют больший запас прочности, чем нишевые или сидящие на одном заказчике. Не все компании доберутся до того момента, когда можно будет сказать, что для нас кризис закончился. Интересные нишевые игроки потянутся в крупные холдинги. Я думаю, через год доля рынка, приходящаяся на первую десятку игроков, увеличится вдвое.

Мы, как и большинство компаний, приступили к сокращению постоянных расходов, чтобы получить возможность для маневра. У нас разработан антикризисный план, еженедельно мы собираемся в штабе, мониторим ситуацию, предпринимаем необходимые шаги в интерактивном режиме. Оптимизируем бизнес-процедуры, замораживаем низкорентабельные проекты, сокращаем административные и коммерческие расходы.

В общем, наконец дошли руки, чтобы заняться генеральной уборкой нашего дома.

Каждый человек сам кузнец своего несчастья

Меняется парадигма развития рынка труда. Раньше был рынок работника, сейчас будет рынок работодателя. От кризиса уже пострадало большое количество классных специалистов — средства массовой информации изобилуют страшилками о сокращениях. Вечный недостаток квалифицированных кадров вылился в их переизбыток. И это только начало.

Через некоторое время появится другое обоснование заработной платы, народ станет по-другому на это смотреть. Не будет такого, что человек ничего не умеет, но приходит наниматься на работу за 2 тыс. долларов.

Когда ситуация с переизбытком кадров на рынке касается конкретного человека, он рассматривает это как негатив, но в целом для рынка это позитив, это оздоровление кадрового рынка, который был долгое время сильно перегрет.

Рост зарплат существенно опережал рост производительности труда, последней зачастую и вовсе не было. При этом все должны понимать, что когда рынок выравняется, те доходы, которые есть сегодня, не восстановятся в худшем случае никогда, в лучшем — очень нескоро. Потому что работодатель сможет «подпитываться» с рынка альтернативными кадрами.

У группы «Систематика» запас прочности достаточно высок по сравнению с другими компаниями — более половины нашего бизнеса ведется в госсекторе, поэтому мы к таким мерам, как сокращение, в ближайшее время прибегать не хотим. Мы планируем сберечь наши коллективы специалистов, ведь команды подбираются и притираются годами.

Очень жалко разрушать эти команды, восстанавливать потом их будет очень сложно. Кризис рано или поздно закончится, ситуация выравняется, количество проектов увеличится, т. к. сформируется отложенный спрос.

Поэтому я намерен сохранить всех своих сотрудников, которые умеют отлично работать на благо свое и компании. И хочу, чтобы, вместе пережив кризис, мы стали соратниками.

Главное — не поддаваться панике

Сейчас слишком велика эмоциональная составляющая. Если накроется пара-тройка крупных банков, то на этом эмоциональном фоне могут начать нервничать и серьезные заказчики. Они могут просто замереть и перестать что-то делать — на всякий случай. Хорошо, если бы такое не произошло.

Очень важно, чтобы банки первой группы, которые кредитует государство и у которых все в порядке с ликвидностью, начали заниматься финансированием банков второго уровня и реального сектора экономики. Проблема связана с тотальным недоверием — вдруг все перестали друг другу верить. Это взаимное недоверие может привести к взрыву.

Интересно, но сейчас все бюджетные целевые программы могут финансироваться со 100%-ной предоплатой. Вроде бы прекрасно. Но реализовать такое решение практически невозможно: нет механизма. И это может привести к тому, что все проекты заклинит, т. к. раньше все процессы были выстроены под 30%-ную предоплату.

Несмотря на все катаклизмы, 2008 г. должен завершиться нормально. Важно, чтобы заказчики не заморозили свои бюджеты до августа 2009 г., тогда следующий год может стать плохим.

А вообще, скорее всего ближайшие два года будут тяжелыми для всех. Но очень хотелось бы в этом ошибиться.


Версия для печати (без изображений)