Состояние любой отрасли хозяйства напрямую связано с макроэкономическими показателями. Анализируя их, можно получить точную картину положения дел в той или иной отрасли, а также оценить перспективы ее развития. Валерий Липкин поделился своими наблюдениями и выводами, касающимися ИТ-рынка.

CRN/RE: Какие макроэкономические факторы оказывают наибольшее влияние на ИТ-рынок и почему?

Валерий Липкин: Ключевой фактор — это динамика внутреннего спроса, как потребительского, так и, в особенности, инвестиционного. В течение последних нескольких лет наблюдался бурный рост потребления, что обеспечило быстрое развитие экономики в целом и ИТ-рынка в частности. Кроме того, в минувшие 12 месяцев (до августа текущего года), когда уже не только в США, но и в других странах разрастался полномасштабный финансовый кризис, наша экономика демонстрировала стойкий иммунитет к этим негативным процессам именно за счет положительной динамики внутреннего потребления. Но сейчас мы видим сокращение темпов роста внутреннего спроса. Более того, в следующем году, а возможно, даже и в декабре текущего, мы станем свидетелями снижения уже объема внутреннего спроса. Как это влияет на рынок ИТ, думаю, пояснять излишне. Связь прямая: сокращаются темпы роста или объем внутреннего потребления, сокращаются вложения в ИТ предприятий и организаций. Поэтому при негативном сценарии — отрицательной динамике внутреннего спроса — в 2009 г. впервые со времени предыдущего кризиса 1998 г. будет отмечено уменьшение объема ИТ-рынка.

Но сокращение количественного роста — это не самое неприятное, ведь после стольких лет бурного роста некоторое охлаждение не помешало бы. Плохо другое — полная непредсказуемость развития ситуации, причем даже в краткосрочной перспективе, и это уже не может не сказаться на качественном развитии ИТ-рынка, в особенности его наиболее сложной, проектной составляющей. Какие технологические и отраслевые экспертизы развивать, в расчете на какие проекты? Этот вопрос, думаю, сейчас волнует подавляющее большинство руководителей консалтинговых и интеграторских компаний.

Думаю, в данной ситуации необходимо делать ставку на решения, что называется, инвариантные, пригодные как для реализации задач развития, так и для сокращения издержек. Такие решения есть, в частности, в портфеле нашей компании, и мы активно предлагаем их рынку.

CRN/RE: Одинаковые ли факторы влияют на российский ИТ-рынок и рынки западных стран, а также на другие сектора экономики? Есть ли заметные различия в реакции и поведении наших и зарубежных ИТ-компаний?

В. Л.: Если говорить о действительно принципиальных, ключевых вещах, то не существует отдельных факторов, влияющих исключительно на рынок ИТ и не влияющих на другие сектора экономики. И во многом для разных стран эти факторы схожи. Основным из них является «слом» положительной динамики внутреннего спроса. Для экспортно-ориентированных экономик, к которым, несомненно, относится и наша, важна также и динамика внешнего спроса. Но для России, в структуре экспорта которой львиную долю занимают энергоносители (нефть, газ), в натуральном выражении внешний спрос более-менее постоянен даже в период острых кризисов и колеблется в пределах единиц процентов в год. В отличие, скажем, от продукции машиностроения и непосредственно связанной с ней металлургии, спрос на которую может падать на десятки процентов в год.

Имеются и негативные для нас моменты. Главный состоит в том, что в отличие от других, в том числе развивающихся, стран ситуация в России усугубляется тем, что кризис застал нашу экономику в самом начале процесса ее модернизации. Большинство ключевых проектов либо только заявлены к реализации, либо находятся на стадии запуска. Поэтому значимых результатов пока нет. Не следует также забывать, что если до недавнего времени основным инициатором этих проектов был частный бизнес, а финансирование осуществлялось за счет собственных и заемных средств, то сейчас эти источники, к сожалению, иссякли. Бизнес попал под двойной удар: одновременного «схлопывания» спроса и кредита, что заставляет большинство компаний резко сокращать инвестиции. В дальнейшем многое будет зависеть от позиции государства — выступит ли оно инвестором проектов модернизации, сможет ли решить проблему хотя бы минимальной доступности банковского кредита для реального сектора?

Это, без преувеличения, вопрос будущего страны. Если ничего не менять, то с нынешнем износом основных фондов, который достигает 80% (следствие этого — чрезмерно высокая ресурсоемкость и себестоимость производства, ограниченный ассортимент и низкое качество продукции), совершенно неадекватным состоянием транспортной инфраструктуры, острым дефицитом квалифицированных кадров и т. д. наша экономика уже в ближайшие годы окажется совершенно неконкурентоспособной, причем вне зависимости от цен на нефть и значений индексов РТС и ММВБ. Но если озвученные недавно антикризисные мероприятия правительства удастся реализовать, у нас появляются хорошие шансы избежать такого негативного сценария развития событий.

CRN/RE: В какой степени игроки ИТ-рынка могут влиять на нынешнюю ситуацию и что от них не зависит?

В. Л.: ИТ-компании имеют возможность подстраиваться под быстро меняющуюся ситуацию, хотя пространство для маневра у них ограничено. Речь идет не о банальном сокращении персонала или ценовом демпинге, а в первую очередь о корректировке продуктового портфеля, о развитии компетенций в соответствующих областях, а также об ориентации на «инвариантные» решения и услуги, о которых в последнее время так много говорят. При этом еще раз подчеркну, что для ИТ-рынка качественное развитие гораздо важнее, чем количественное. Да, в следующем году, вполне возможно, произойдет сокращение объема ИТ-рынка на 10–30%, но в этом нет ничего страшного, если данное сокращение произойдет за счет, скажем, снижения объемов поставок ПК и5ноутбуков, но при этом продолжится развитие компетенций ИТ-компаний в технологических областях, необходимых для решения задачи коренной модернизации экономики, перехода от сырьевого к инновационному пути развития. Кстати, вполне адекватным показателем «инновационности» можно, по моему мнению, считать долю затрат на ИТ в структуре цены, в том числе экспортных товаров. Ведь чем больше доля ИТ, тем выше интеллектуальная составляющая.

CRN/RE: В какой степени панические настроения усугубляют кризис в ИТ-отрасли?

В. Л.: Мы работаем в корпоративном сегменте, здесь все-таки люди стараются мыслить рациональными, а не эмоциональными категориями. Поэтому говорить о панических настроениях, пожалуй, нельзя, но и недооценивать серьезность ситуации тоже не следует.


Версия для печати (без изображений)