Согласно последним данным Госкомстата, в целом Северо-Западный федеральный округ переживает кризис так же, как и другие регионы, — индекс промышленного производства здесь не сильно отличается от среднероссийского и за первые четыре месяца 2009 г. составил 85,9% от аналогичного периода прошлого года. В феврале и марте эти показатели по всему региону росли, что даже позволило чиновникам аппарата полномочного представителя Президента РФ в СЗФО заявить в апреле о прохождении дна кризиса. Однако, как и можно было предположить, эта радость была преждевременной — уже в апреле показатели вновь упали.

На Северо-Западе расположено немало экспорториентированных предприятий — в условиях экономического роста они служили «локомотивами» региона, но сейчас их положение напрямую зависит от положения дел на внешних рынках. В частности, гордость Ленинградской области — автомобильный сборочный кластер — вроде бы, несмотря на кризис, планирует даже расширение — ожидается открытие новых производств (в т. ч., например, Nissan и «Хендэ Мотор Компани»). Закрываться или масштабно увольнять рабочих работающие заводы пока не планируют — однако вынужденные периодические остановки конвейеров и переход на трехдневную рабочую неделю с соответствующим снижением заработной платы уже вызвали акции протеста со стороны персонала.

Нельзя назвать катастрофической и ситуацию в телекоммуникационной отрасли. По данным RusTele.com, от кризиса меньше всего пострадала Мурманская область. Доходы операторов связи этого региона в долларовом эквиваленте снизились лишь на 8%. По сравнению с I кварталом 2008 г. операторы связи в Республике Карелия потеряли 18% доходов, в Республике Коми — 20%, в Архангельской области — 12%, в Вологодской области — 22%, в Калининградской области — 16%, в Новгородской области — 13%, в Псковской области — 14%, в Ленинградской области — 17% (все данные — относительно доходов в долларовом эквиваленте). Сами игроки этого рынка пока ведут активную маркетинговую политику, которая позволила бы сохранить спрос и лояльность абонентов. В Северо-Западном регионе достаточно высок уровень проникновения Интернета — он достигает, по данным аналитиков «Яндекса», 27,8% (в Петербурге — 52,2%). Ряд аналитиков предполагает, что кризис может оживить интернет-торговлю.

В СЗФО самый высокий в России уровень развития малого предпринимательства. Согласно данным Национального института системных исследований проблем предпринимательства, в этой сфере в регионе занято более 15% всех работающих. С одной стороны, в условиях кризиса небольшие предприятия, занимающиеся производством самых нужных товаров и услуг, имеют хорошие шансы выжить. С другой — им крайне сложно сегодня получить кредиты, а «подушки безопасности», или адресной господдержки, как у крупных производств, у них нет.

В среднем по России цифра безработицы сейчас составляет около 10%, и Северо-Запад в этом смысле один из «передовых» регионов — там этот показатель ниже (7,5%). При этом ситуация неровная — по данным Regnum, в марте в Калининградской области безработных было 11%, в Республике Коми — 15,2%, Ненецком АО — 10,7%, Псковской области — 9,8%, Петербурге — 3,8%. По словам представителей аппарата полномочного представителя Президента РФ, наибольшее опасение у них вызывают Мурманская и Вологодская области, а также Республика Карелия, поскольку экономика этих регионов была экспорториентированной и соответственно пострадала от кризиса больше.

В мае редакция CRN/RE провела опрос компаний СЗФО (за исключением Санкт-Петербурга). Мы попытались на основе данных опроса сделать выводы о том, как развивается кризис на ИТ-рынке федерального округа. Ситуация в Калининградской области ввиду ее особого географического положения рассмотрена отдельно.

Выживать придется самим

Слишком дорогие либо недоступные для производственных компаний заемные капиталы заставляют заказчиков СЗФО радикально сокращать издержки и практически полностью отказываться от инвестиций в развитие ИТ.

«В государственном секторе идет перераспределение бюджетов всех уровней, которые составлялись по прогнозам цен на сырьевые ресурсы, сделанные летом прошлого года», — говорит Александр Евдокимов, глава офиса Hewlett-Packard в СЗФО (Калининград).

С потребительским кредитованием ситуация не лучше, под влиянием нестабильности рубля и падения уровня доходов населения в рознице упал спрос и на ИТ-продукцию. «Локомотивом роста ИТ-рынка региона в предыдущие годы были кредиты банковских организаций, — они составляли до 60% оборота денежных масс самого ИТ-рынка», — говорит Арсений Рутковский, исполнительный директор офиса ELKO Russia в Санкт-Петербурге. Теперь этих кредитов нет.

Все опрошенные нами эксперты оценили сокращение объема ИТ-рынка всего округа в I квартале 2009 г. по отношению к 2008 г. в 40–50%. Фактически рынок вернулся к показателям четырехлетней давности.

«По причине значительного отличия южных областей (Новгородская, Псковская, Вологодская) от северных (республики Коми и Карелия, Архангельская и Мурманская области) к оценкам надо подходить дифференцированно. Наибольшее сокращение рынка произошло именно в южных, экономически слабых областях (за исключением Вологодской области), не имеющих крупных предприятий», — поясняет Арсений Рутковский.

«Все регионы переживают кризис по-разному, одни меньше подвержены негативному воздействию, а другие переживают кризис более остро. В частности, по оценкам наших партнеров в Республике Коми, можно говорить о 70%-ном сокращении продаж по сравниваемым временным интервалам, в то время как в Архангельской области падение составило около 40%», — говорит об этом Александр Евдокимов.

Сергей Казаченко, директор филиала ЗАО «Технологии Бизнес-систем» в Архангельске, уверен, что помощи ИТ-рынку ждать неоткуда: «Местные власти никаких антикризисных мер не принимают, сейчас их волнует только собственная судьба. Наш регион дотационный, с плохими показателями по росту безработицы и т. п. Поэтому представители власти сейчас думает только о том, как бы удержаться в креслах».

В целом большинство региональных ИТ-компаний пока не заметили каких-либо изменений в поведении вендоров на рынке региона, за исключением, может быть, роста дистанционных форм работы.

Еще один участник архангельского ИТ-рынка на условиях анонимности поделился своими наблюдениями о ситуации в регионе: по его словам, объем госзакупок упал в разы. Котировки и аукционы проводят при этом только на самое необходимое — молоко, уголь и т. п. Об ИТ сейчас нет и речи. Даже у федеральных компаний ситуация неутешительная (представитель одной транспортной компании федерального значения рассказал о падении оборотов перевозок более чем в 7 раз). Ожидается банкротство множества предприятий. «Лето будет трудное. Не все его переживут», — утверждает наш респондент.

Данные от наших респондентов по Северо-Западному региону позволяют предположить, что обороты местных ИТ-компаний на данный момент в среднем уменьшились на 30–50%. Антикризисных мер, прямо влияющих на ИТ-рынок округа, пока не видно, а косвенные зависят от федеральных антикризисных программ.

«Расходование бюджетных средств на социальные вопросы, инвестиции малого бизнеса, стимулирование потребительского рынка — все зависит от центра. Банки не спешат давать кредиты даже под гарантии региональных бюджетов, хотя сами получили финансовую поддержку государства», — говорит Арсений Рутковский. Так что на данном этапе ИТ-компании будут бороться за выживание исключительно своими силами, без поддержки государства, в том числе и его местных структур.

Дистрибьюторы: понимание плюс оптимизация

На фоне ухудшения финансовой ситуации у партнеров дистрибьюторы вынуждены вести более жесткую финансовую политику, снижать кредитные линии, ограничивать отсрочки платежей. От региональных ИТ-компаний порой требуется уже стопроцентная предоплата.

«Ужесточились условия продления кредитной политики, некоторые дистрибьюторы отказались делать отсрочки платежей и закрыли кредитные линии. Увеличились проценты конвертации из-за непостоянства курса. Но из положительного могу отметить, что все относятся с пониманием к возникающим трудностям», — рассказывает Александр Алексеев, генеральный директор компании «Хард» (Великий Новгород).

В ELKO приняли решение о пересмотре существующих условий работы с клиентами: усилили контроль над финансовой стороной и ввели более строгие требования к процедуре предоставления кредитных линий. «Мы были вынуждены пересмотреть отношения с рядом клиентов в части предоставления им кредитных линий, вплоть до отказа из-за опасения невозврата средств за товар. С помощью этого нам удалось снизить финансовые риски и предотвратить образование дебиторских задолженностей», — говорит Арсений Рутковский.

В «Марвел-Дистрибуция» считают, что кризис отчетливо показал, кто из партнеров вел бизнес эффективно, а кто — нет. Поэтому дистрибьютор сфокусировал работу на наиболее эффективных и надежных компаниях, предоставив им максимально хорошие условия, чтобы, увеличив за счет этого обороты с ними, снизить риски бизнеса в целом.

HP, несмотря на кризис, в январе открыла офис в Калининграде и планирует усилить маркетинговую активность в регионах, предлагать рынку антикризисные промо-программы.

Но в целом большинство опрошенных нами региональных ИТ-компаний пока не заметили каких-либо изменений в поведении вендоров на рынке региона, за исключением, может быть, роста дистанционных форм работы. «Вендоры стали использовать дистанционные семинары, вебинары, онлайн-обучение», — говорит Игорь Терюхов, главный инженер «Аспект СПБ». Но региональным компаниям гораздо больше помогает прямое присутствие вендора.

«В нашей области есть представительства Microsoft и D-Link. Свою работу они выполняют грамотно и качественно. Наша компания сотрудничает с D-Link по ряду проектов, и наличие представителя в Архангельске нам очень помогает», — говорит Сергей Казаченко. Но в целом ожидаемого и вполне логичного увеличения активности вендоров в продвижении продукции он не заметил: «Скорее даже наоборот, есть некий спад. Насколько я знаю, в этом году в нашей области не было ни одного так называемого семинара для „конечников“ или реселлеров по прямой инициативе вендоров, за исключением Microsoft, а если и были, то нас не приглашали. Мы провели в мае семинар в Северодвинске в основном для предприятий местной оборонки с участием IBM и „Информзащиты“, о других мероприятиях мне ничего не известно».

Розница: кто устойчивее?

Падение объема розничного рынка цифровых товаров СЗФО в I квартале 2009 г. по отношению к I кварталу 2008 г. было неравномерным в различных регионах. В ELKO отмечают, что розничные продажи наиболее заметно (до 70%) снизились в Новгородской, Псковской, Вологодской областях и в Республике Коми. «Лидеры» — Новгородская и Вологодская области. На Севере кризис сказывается, но не в таких объемах — в среднем сокращение рынка составляет 20–25% от аналогичного периода прошлого года. Эти цифры отчасти подтверждаются данными из этих регионов: 50% по Новгородской области, 30–40% по Петрозаводску и 20–30% по Архангельску. Кроме того, спрос сместился в более низкий ценовой сегмент, вследствие этого падение рынка (по оценке «Марвел») здесь не более 20–30%, в большей степени упал объем рынка в премиум-сегменте — более чем вдвое.

Павел Засухин, региональный менеджер D-Link (Архангельск), отмечает, что розничный спрос на телекоммуникационное оборудование классов SOHO и HOME упал не так значительно, как в корпоративном секторе, так как пользователи по-прежнему заинтересованы в доступе в Интернет.

В СЗФО присутствуют питерские розничные игроки — это сети «Кей», «Компьютерный Мир», «Техношок», «Телемакс». Также работают крупные местные сети «ТехноЦентр» (Мурманск, Апатиты, Заполярный, Никель, Ревда, Полярный и Кировск), «Альфа» (Мурманск, Кандалакша, Мончегорск), «Компьютер-Маг» (Мурманск), «Эльф» (Сыктывкар), «Аракис» (сеть магазинов «Гарант» в Ухте, Усинске, Вуктыле), «Техносити» (Северодвинск).

Несколько представителей компаний указали на то, что единственной крупной сетью, переживающей серьезные трудности, является «Сплав 21 век», закрывший ряд магазинов. В полной мере испытали на себе влияние кризиса частные предприниматели, имеющие маленькие магазины и узкий круг клиентов, многие закрыли свое дело.

«Среди основных игроков розничного рынка никто не остановил работу, как нет и тех, у кого ситуация критическая, — говорит Валерий Кочкин, начальник отдела реселлерских продаж „Марвел-Дистрибуция“. — Можно говорить лишь о том, что в какой-то степени продажи сместились к компаниям, ведущим агрессивную ценовую политику. Качество обслуживания покупателей отошло на второй план, главный аргумент в пользу выбора того или иного продавца — цена. В этом смысле можно отметить всплеск активности на рынке интернет-торговли, в том числе с участием крупнейших розничных игроков».

Соотношение между федеральными сетями и магазинами местных ИТ-компаний, по мнению Арсения Рутковского, составляет 30:70. Наиболее интересный вопрос на розничном рынке сегодня — кто окажется более «живучим»: магазины местных или федеральных (а также работающих по всему региону) сетей? Мнения представителей региона разделились. В ELKO считают, что преимущество на данном этапе у первых: нет необходимости поддерживать складской запас, «замораживать» оборотные средства; знание интересов потребителей на местном рынке, в особенности в корпоративном сегменте; возможность осуществлять более гибкую ценовую политику; меньшие административные затраты. Александр Алексеев также убежден, что в продажах цифровой техники у игроков местного рынка есть преимущества, так как люди стали чаще искать лучшие цены, меньше обращать внимание на рекламу и отказываться от кредита. У местных продавцов, по его мнению, покупатель может получить некоторые индивидуальные условия.

Павел Засухин приводит аргументы в пользу обратной точки зрения — складской товарный запас богаче у больших розничных магазинов федерального уровня с мощной внешней финансовой подпиткой и возможностью регулировать ценовую политику (акции, распродажи, ценовой демпинг). Отмечая при этом, что всё очень сильно зависит от руководителей на местах и политики компании. Он приводит пример того, как разная политика у трех магазинов в Архангельске сказывается на продажах: «Позитроника» — судя по изменению товарного запаса и изменению выставленного на стендах оборудования, дела идут не очень хорошо, из-за снижения зарплаты уходят давно работающие продавцы и менеджеры, приходят молодые и неопытные, на это, естественно, реагирует покупатель. «Компьютерный мир» — больший по площадям и ассортименту (а значит, с большими затратами на аренду и зарплату персонала), не потерял с прошлого года ни одного продавца — все специалисты достаточно грамотные, спрос у населения стабильный и стандартный. Покупатель предпочитает идти туда, потому что есть у кого спросить и от кого получить адекватный ответ. «Формоза» — фирма, имеющая неплохую динамику роста за счет развития разнонаправленного сервисного центра. Нельзя сказать, что кризис их не затронул, но потеряли они (в области продаж сетевого оборудования) в процентном соотношении только в объемах отгружаемого товара до 10–15%. Ориентированная на розничный сегмент рынка, с началом кризиса компания стала играть на рынке корпоративных продаж и проектов.

В кризис потребители отдают предпочтение либо наиболее дешевым, либо наиболее узнаваемым брендам. Но в то же время происходит перетекание товаров из одной категории в другую. «Ассортимент сократился, стало меньше предложений в низкой ценовой категории, вернее, из-за цены (роста курса) категории сместились, например маленький сегмент нетбуков занял место дешевых ноутбуков и т. д.», — поясняет Александр Алексеев. Экономить розничные потребители стали на оригинальных расходных материалах и лицензиях ПО.

Корпоративный рынок: ничего лишнего и даже меньше

Понять, насколько упал объем продаж в корпоративном секторе СЗФО, непросто — отвечая на этот вопрос, эксперты называли цифры от 20–30% до «в разы». Один из них приводит такие слова клиента с парком 500 ПК: «Нам не нужно больше компьютеров — у нас людей сокращают, не знаем, куда остающиеся ПК девать...»

Хотя госзаказчики традиционно считались стабильным сегментом рынка, сейчас это можно сказать только о предприятиях федерального масштаба — в СЗФО это, например, предприятия ВПК и различные федеральные службы. В региональных бюджетах денег нет, и если падение спроса относительно I квартала 2008 г. у федеральных заказчиков составляет до 30%, то у региональных и муниципальных — до 75%.

Сергей Мотин, директор компании «Лэндмарк» (Петрозаводск), говорит о том, что рынок продаж оборудования в его регионе сократился не менее чем в два раза. По его словам, в Петрозаводске более-менее нормальная ситуация с финансированием только у федеральных заказчиков, государственные заказчики, финансируемые из регионального бюджета, практически сидят без денег. Предприятия не в состоянии осваивать докризисные бюджеты на ИТ, поддерживают свою инфраструктуру, не развивая ее и не приобретая ничего нового. Хотя региональные власти пытаются прежде всего помогать промышленным предприятиям, особенно градообразующим, положительно это практически никак не влияет на ИТ-рынок, так как у «спасаемых» в списках приоритетов ИТ далеко не на первом месте.

Хотя госзаказчики традиционно считались стабильным сегментом рынка, сейчас это можно сказать только о предприятиях федерального масштаба — в СЗФО это, например, предприятия ВПК и различные федеральные службы. В региональных бюджетах денег нет.

Павел Засухин рассказал, что в Архангельской области на ИТ-рынок сильно повлияло резкое урезание бюджетов предприятий, были «заморожены» на неизвестный срок запланированные в прошлом и позапрошлом годах проекты модернизации технической базы. «На предприятиях с государственным бюджетированием проблем меньше, но при росте курса доллара уменьшилась покупательная способность предприятий (деньги планировались одни, а рублевая цена увеличилась), в результате чего это сказалось только на единицах приобретаемой техники, а не на объеме денег или на изменении ценового диапазона оборудования», — говорит он. Во II квартале особых улучшений в Архангельской области, по его мнению, не наблюдается, в большинстве идут госпроекты, запланированные еще в прошлом году, проекты развития сетей операторов связи и интернет-сервис-провайдеров, плановые проекты в сфере образования у учебных заведений с госфинансированием.

Александр Алексеев считает, что в его регионе ситуация пока лучше, чем у соседей: «Наш регион не очень большой и не очень богатый, из градообразующих предприятий есть „Акрон“ (минеральные удобрения), металлургический завод (переплавка вторсырья меди) и еще несколько поменьше. В первую очередь кризис коснулся их. Поэтому общий спад есть, но не такой, как, например, в Череповце, где на градообразующем предприятии работает больше половины населения».

Все наши респонденты отметили, что сегодня заказчики готовы платить за все, что связано с поддержанием ИТ-инфраструктуры, за расходные материалы, но не за модернизацию и развитие. При этом клиенты стали экономить на лицензиях и оригинальных расходных материалах. Крупные покупки отложены, предприятия ищут возможности сэкономить за счет ремонта старого оборудования.

«По-прежнему закупаются типовые рабочие станции, периферия. Расходы на ЛВС, СКС, ЦОДы существенно сократились, — рассказывает Сергей Казаченко. — Некоторые еще готовы платить за проектирование, но по срокам реализации этих проектов определенности нет. Достаточно популярны пока системы видеонаблюдения, Wi-Fi, информбезопасность, СКУДы».

Андрей Вепрев, руководитель отдела системных решений «Аспект СПб», говорит, что на рынке ПО на первые позиции вышли продукты, обеспечивающие безопасность. Продажи остального софта снизились, а эти остались на прежнем уровне — в условиях ограниченности ИТ-бюджетов информационная безопасность и защита существующего парка оборудования становятся одними из первостепенных задач предприятий. Несколько опрошенных нами представителей компаний отметили наличие спроса на ИТ-аутсорсинг, что, возможно, связано с попыткой заказчиков сэкономить на зарплате штатных ИТ-сотрудников.

В связи с кризисом обострилась и без того непростая ситуация с борьбой за заказчиков между местными и федеральными (или иногородними) интеграторами. «На рынке госзаказов в этом году существенно выросло количество компаний из других регионов, причем не только из Москвы и Питера, а также из Вологды, Казани, Коми и т. д. В чисто ценовых конкурсах конкуренция обостряется. В проектных все по-прежнему. Выигрывают в основном те, кто и должен был выиграть по замыслам заказчиков», — рассказывает Сергей Казаченко.

Есть мнение, что при текущих антикризисных мерах больших компаний и сокращении затрат на местах подготовленные специалисты из них могут перейти в местные компании-интеграторы. Однако заказчик все чаще лишается возможности самостоятельно выбирать между местным и «пришлым» интегратором. Региональные предприятия, входящие в холдинги, вынуждены работать с теми, на кого укажет «головная» структура, находящаяся в другом регионе.

«Как правило, они расположены либо в столицах, либо в Ярославле и Вологде, — говорит Сергей Казаченко о ситуации в Архангельске. — Назову лишь несколько: отделение Северной ЖД, ТГК-2, Сбербанк, но на самом деле список велик и постоянно растет. Помочь нам в работе с нашими заказчиками могут только местные власти, но у них свои проблемы, и они этим не занимаются совершенно. Я прекрасно понимаю, что ни вендорам, ни дистрибьюторам, ни тем более федеральным властям нет никакой разницы — у какой компании будут закупать оборудование или услуги те или иные заказчики». Однако в условиях кризиса этот дисбаланс может для некоторых местных интеграторов стать роковым. Большие надежды возлагаются на предстоящее освоение Штокмановского месторождения, интеграторы готовы принимать в соответствующих проектах федеральных коллег участие на условиях субподряда. «У меня есть пожелание к крупным федеральным системным интеграторам — не стесняйтесь привлекать местные компании к данным проектам, брать их на субподряды, на ТО и т. д. Это будет выгодно и вам, и нам, не сомневаюсь. Мы участвовали уже в подобных федеральных проектах, готовы участвовать и впредь, была бы добрая воля федералов», — говорит он.

Кому нужнее местный ПК

Сегодня на рынке СЗФО, судя по словам наших респондентов, преимущественно представлены компьютеры местной сборки. Ранее доля зарубежных и федеральных марок равнялась 10–15%. Сейчас это соотношение изменилось, доля «местных» компьютеров, по мнению Арсения Рутковского, доходит до 95%, что связано с существенной ценовой разницей в их пользу. Играет роль и возможность заказной конфигурации и гибкого (в большинстве случаев) подхода к гарантии.

«Практически все розничные игроки, как и до кризиса, продолжают продвигать компьютеры собственной сборки, причем если в докризисный период устойчиво росла доля ноутбуков, то в результате падения рубля и соответствующего их удорожания продажи стационарных компьютеров местной сборки существенно возросли», — говорит Валерий Кочкин.

Большая часть ПК до кризиса шла в розничные продажи (называются цифры 60/40 или 70/30). В ELKO полагают, что в настоящее время произошел сдвиг в сторону корпоратива и пропорции примерно таковы: 50/50. «Несмотря на рост продаж собранных компьютеров в рознице, в корпоративном секторе в начале года продажи компьютеров существенно снизились, созданные в докризисный период цеха и заводы по их сборке простаивали без работы. Впрочем, следует отметить, что в этот период весь корпоративный сектор находился в состоянии неопределенности с бюджетами, а сейчас ситуация меняется в лучшую сторону» — таково мнение представителя компании «Марвел-Дистрибуция».

Трудные времена пришли надолго?

Мы проводили опрос региональных ИТ-компаний в середине II квартала. Многие отметили некоторое улучшение ситуации на рынке — но это был не рост, просто первоначальный шок как у заказчиков, так и у ИТ-компаний прошел, и стало понятно, что надо как-то жить и работать в новых условиях. Все стали адаптироваться к ситуации, оптимизировать бизнес.

«Предприятия и организации начинают отрабатывать первоочередные задачи в условиях ограниченных бюджетов. Стремление не отдавать деньги и на время замереть сменяется намерением наладить работу в условиях жестко ограниченного бюджета», — говорит Игорь Терюхов.

Госсектор начал понемногу осваивать (пусть и сильно урезанные) бюджеты. Вряд ли это сможет утешить ИТ-компании, но они получили возможность решать кадровые вопросы, на рынке труда появилось много сокращенных специалистов, их требования заметно ниже докризисных. Розничные потребители, почувствовавшие минимальную стабильность (те, кто не попал под первую волну сокращений), могут потратить имеющиеся у них деньги на приобретение ИТ-продукции — она значительно доступней, например, автомобилей или недвижимости, но в то же время является «инвестицией в себя». Кризис может внести изменения в восприятие ИТ-товаров как быстро теряющих ценность — теперь уже далеко не все захотят сменить ноутбук или мобильный телефон лишь потому, что вышла новая модель.

Однако неизвестно, какие результаты принесет III квартал. Представители ИТ-рынка Северо-Запада смотрят на жизнь трезво, на вопрос: «Когда ждете улучшения ситуации?» — они в основном отвечают, что «свет в конце туннеля» ожидают увидеть в 2010 г., а стабильного роста бизнеса и выхода на уровень 2008 г. ожидают не раньше 2013-го.

Особый регион, особый кризис

Калининградская область до кризиса демонстрировала высокие темпы развития (в последние годы область была одним из лидеров по темпам строительства). Множество калининградских предприятий осуществляли связь между «материковой» Россией и Европой. С ростом курса евро импортный товар стал значительно дороже, что вместе с падением объемов промышленного производства привело к снижению спроса и уменьшению таких поставок. В марте оборот портового комплекса упал на 31% по сравнению с аналогичным периодом 2008 г., а оборот Калининградской железной дороги (КЖД) за первые три месяца 2009 г. уменьшился на 38–40%. В области много производств по сборке бытовой техники, им пришлось особенно тяжело — законодательное обнуление пошлин на ввоз комплектующих для жидкокристаллических телевизоров, совпавшее по времени с кризисом, плюс резкое уменьшение объема заказов у тех, кто работал по контрактам с западными концернами, привели к серьезным проблемам. Столкнулся регион и со стандартными кризисными проблемами — это удорожание кредитов плюс значительный рост безработицы и снижение доходов работающего населения, что также привело к сжатию регионального ИТ-рынка.

ИТ-компаниям Калининграда работать сегодня труднее, чем географическим соседям. «Наши соседи — это Польша и Литва. Там экономики значительно большего размера, и, кроме того, они более диверсифицированы. Поэтому общее падение рынка там меньше, чем у нас, и, видимо, меньше, чем в России. Плюс эти страны — члены ЕС и являются частью очень большого рынка сбыта. Если же сравнивать область с Санкт-Петербургом и Москвой, то проблема нашего регионального ИТ-рынка в том, что здесь значительно меньше самостоятельных платежеспособных клиентов, приходящихся на одного реселлера или интегратора, — говорит Альберт Лопянскис, директор ООО „Балтик Стайл“. — Региональная экономика сильно зависит как от внешних инвестиций, так и от российских рынков сбыта. Поэтому кризис ударил по региону вдвойне — с одной стороны, сокращение внешних инвестиций в местные проекты, с другой стороны, сжатие российского рынка для региональной импортозамещающей продукции».

«В первую очередь у нас очень ограниченный сбыт: население примерно 450 тыс. человек, крупных предприятий практически нет, Калининград — анклавный регион. Другие представительства нашей компании, находящиеся на территории „большой России“, имеют возможность вести бизнес с соседними регионами, осваивать рынки сбыта за пределами своего региона», — рассказывает Денис Самков, руководитель представительства компании Axoft в Калининграде.

Петр Ярмошик, исполнительный директор регионального технического центра «Академия-97», обращает внимание на то, что Калининградская область отличается от соседей большей суммой затрат на поставки оборудования заказчикам. «Заказчик пытается выдержать ранее утвержденный бюджет, который согласован еще до смутного времени. Как результат — сокращение объемов закупок от 40% и выше», — говорит он.

Глава недавно открывшегося Калининградского офиса Hewlett-Packard в СЗФО Александр Евдокимов настроен оптимистичнее коллег — он полагает, что выгодное геополитическое положение области, условия особой экономической зоны, близость к европейским грузопотокам, наличие порта, плотной инфраструктуры даже в условиях кризиса позволят ей остаться привлекательной для инвестиций, как российских, так и зарубежных. Однако и он признает, что многие перспективные проекты сейчас временно заморожены.

Что касается антикризисных мер властей, то теоретически есть определенные бюджетные суммы, выделенные государством на поддержку местного бизнеса, но на практике воспользоваться ими смогут не все. «Выясняется, что эти средства местные власти заинтересованы распределить между как можно большим числом предпринимателей. Следовательно, само обращение за помощью: оформление документов и время, потраченное на получение, обойдутся дороже потраченного времени. Тем более местные органы нацелены на поддержку „свежих/новых“ предприятий», — поясняет Петр Ярмошик.

В целом наши респонденты называли цифры от 30 до 75% сокращения объемов регионального ИТ-рынка, главный негативный фактор — резкое снижение корпоративного спроса.

Для ИТ-компаний ужесточились условия работы с дистрибьюторами. «Ситуация резко изменилась. Несмотря на предыдущие „заслуги“, однозначно требуется полная предоплата. С другой стороны, замечено увеличение/растягивание сроков поставки оборудования. Склады не обновляются», — делится наблюдениями Петр Ярмошик. Альберт Лопянскис видит в происходящем позитивное: «У дистрибьюторов ухудшились условия по предоставлению товарных кредитов, это плохо. У вендоров сократились маркетинговые бюджеты, что положительно влияет на рынок, т. к. меньше теряется рабочего времени на участие в неэффективных кампаниях. Люди больше сосредоточены на реальной работе».

Объем розничного рынка цифровых товаров региона в I квартале 2009 г. по отношению к I кварталу 2008 г., по словам наших респондентов, упал на 30–40%. «Все знают, что курс валюты значительно вырос с 2008 г. Большинство цифровых товаров поставщики закупают в долларах и евро, что, естественно, привело к росту конечной стоимости для покупателя. Продавцы говорят о 30–40%-ном падении товарооборота. Но это рублевый показатель, а если учесть то, что стоимость товаров значительно выросла в конце 2008 г., то мы увидим значительно большее сокращение продаж в единицах. Также, если сравнивать некоторые месяцы 2009 г. с теми же месяцами 2008 г., — в рублевом эквиваленте есть рост продаж, в долларовом исчислении — снижение», — говорит Денис Самков. Массово торговые точки в регионе не закрываются — крупные игроки продолжают работать, ведут более агрессивную маркетинговую политику, проводят «перегруппировку»: кто-то перенес торговлю туда, где более дешевая аренда, кто-то объединил два магазина в один.

Наши респонденты утверждают, что ИТ-рынок в корпоративном сегменте сократился на 40–70%. По мнению Альберта Лопянскиса, бюджеты на приобретение основных средств по ИТ заморожены почти у 90% корпоративных заказчиков (если считать по их количеству), и на 60–70% по объему финансирования. «Основные кризисные проблемы для ИТ-рынка — это замораживание бюджетов в организациях, которые планировали развивать ИТ-инфраструктуру. Все затаились, ждут — что же будет дальше», — говорит Денис Самков.

Господдержка в регионе оказывается нескольким предприятиям, например ПСЗ «Янтарь», однако неясны их потребности в ИТ в нынешней ситуации. Александр Евдокимов рассказывает, что определенная активность на рынке все же есть: «Идет размещение госзаказов и возобновляется финансирование. Несколько банков проводят обновление своей инфраструктуры. Новые предприятия или уже существующие, но запускающие свои новые объекты в 2009 г. также находятся „на пороге сделки“. Крупные розничные сети регулярно покупают новое оборудование». При этом он признает, что клиенты начали отказываться от сервисов вендоров по инсталляции, дополнительных гарантий и т. п., рассчитывая на собственные силы и поддержку поставщика решения. В целом заказчики готовы платить только за те ИТ-продукты, которые нужны для выживания и поддержки бизнеса. Теоретически какие-то ИТ-проекты могли бы помочь оптимизировать бизнес, но на практике до этого не доходит. «Внедрение так называемых антикризисных технологий (виртуализация, повышение эффективности и т. д.) пока никого серьезно не интересует в связи с текущим сокращением бизнеса и высвобождением оборудования и лицензий. Кроме того, на внедрение придется потратить деньги», — поясняет Альберт Лопянскис.

В регионе работают несколько довольно сильных ИТ-компаний, занимающихся разработкой ПО. «Судя по вакансиям в сфере ИТ, сейчас время разработки ПО — вакансий программистов больше, чем других ИТ-специалистов», — отмечает Дмитрий Бутко, региональный менеджер D-Link (Калининград). Отметили наши респонденты и интерес клиентов к консалтингу и аутсорсингу — компании пытаются понять, как сэкономить на эффективном использовании ИТ. «Заказчик стремится провести инвентаризацию имеющегося оборудования и ПО и старается наладить их использование максимально эффективно, тем самым сведя к минимуму затраты на новые приобретения, что рождает спрос на ИТ-услуги. При разумном ведении дела это вполне способно позитивно повлиять на устойчивость ИТ-компании в условиях нынешнего кризиса», — считает Сергей Тилигузов, заместитель директора «Cофт-Калининград».

Быстрого улучшения ситуации ИТ-компании области не ждут. Хотя и отмечают некоторый рост бизнес-активности. «В данный момент рынок стабилизировался с точки зрения объема продаж. Но за цифрами скрывается разнонаправленная динамика в различных сегментах. Меньше стали покупать „графическое“ и „инженерное“ ПО — это традиционно дорогой софт, на котором предпочитают экономить. Снизились объемы продаж в розничных магазинах, но в то же время оттаял сегмент госзакупок (по сравнению с I кварталом 2009 г.)», — говорит о сегменте ПО Денис Самков. «Ситуация будет вяло ухудшаться до конца октября. В конце года рынок оживится в связи с тем, что по госструктурам и корпоративному сектору прояснится ситуация с текущим годом и перспективами на 2010 г. Появятся реально исполняемые ИТ-бюджеты. Устойчивый рост начнется в 2013 г. Пока, оценивая возможный объем рынка по отраслям региональной экономики на 2009 г., мы опираемся на данные 2005 г., корректируя их с учетом текущего состояния клиентской базы» — так оценивает перспективы Альберт Лопянскис.


Версия для печати (без изображений)