Приволжский федеральный округ — один из главных промышленных регионов России. Практически во всех его областных центрах и столицах республик, а также в более мелких городах сосредоточены машиностроительные предприятия федерального значения, в том числе оборонные. Напомним, что в Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Ульяновске, Саратове, Пензе находятся крупнейшие авиационные и космические заводы и многочисленные смежные организации; Нижний Новгород, Набережные Челны, Ульяновск и Тольятти — это центры российского автостроения. В Нижегородской области и Татарстане имеются также судостроительные предприятия. Наконец, Башкирия и Татарстан — нефтедобывающие республики, располагающие развитым комплексом перерабатывающих и химических заводов.

В течение последних лет отечественная индустрия быстро набирала обороты, загружая заводы все новыми заказами, что способствовало экономическому развитию Поволжья и прилегающих областей. В таких условиях ИТ-компании чувствовали себя весьма комфортно. Но... вот уже почти год они фиксируют падение оборотов.

Прежде чем перейти к анализу ситуации, сложившейся на ИТ-рынке Приволжского федерального округа, обратимся к официальной статистике. По данным Федеральной службы государственной статистики, индекс промышленного производства в Российской Федерации в январе — марте текущего года составил 85,7% от индекса промышленного производства за тот же период 2008 г. В ПФО эта цифра опустилась до отметки 79,9%, что ниже, чем в среднем по стране. Среднедушевой денежный доход в России в феврале 2009 г. достиг 14 895,6 руб., а в ПФО — 12 130,1 руб. Среднемесячная номинальная заработная плата в РФ в феврале текущего года зарегистрирована на уровне 17 097,6 руб., а в ПФО — 12 808,6 руб.

Падение индекса промышленного производства продолжилось и во II квартале. Так, в среднем по стране в январе—апреле 2009 г. эта цифра снизилась до 85,1%, а в ПФО — до 80,5%. Это лучше показателя первых трех месяцев, но все равно хуже, чем в среднем по стране. Среднедушевой денежный доход в РФ в марте 2009 г. составил 15 674,9 руб., а в ПФО — 12 178,8 руб. Среднемесячная заработная плата в РФ и ПФО была в этот период 18 129,2 руб. и 13 408,3 руб. соответственно.

Мягкий «шмяк» вместо упругого рикошета

Итак, официальные статистические данные свидетельствуют, что экономическая ситуация в ПФО несколько хуже, чем в среднем по стране. А как обстоят дела на ИТ-рынке?

При подготовке данного обзора мы опросили представителей без малого сорока ИТ-компаний практически из всех крупных городов Приволжского округа. Разброс оценок, данных респондентами на основании результатов работы их фирм, а также на основании субъективных ощущений, получился весьма значительным, но большинство опрошенных считает, что в целом ИТ-рынок округа «просел» в этом году на треть или чуть больше по сравнению с показателями предыдущего года.

Большая разница в оценках легко объяснима: компании работают в различных городах и в различных сегментах ИТ-рынка. На отдельные виды продукции, например дорогие ноутбуки, спрос упал очень сильно. Доходы других компаний, чья деятельность связана с оказанием услуг, почти не сократились.

Есть основания полагать, что в нефтедобывающих республиках — Башкирии и Татарстане последствия кризиса оказались для ИТ-компаний не такими уж драматичными.

По мнению Андрея Тушова, директора уфимской компании «КламаС», объем ИТ-рынка в регионе в I квартале 2009 г. сократился по сравнению с тем же периодом 2008 г. на 20% в корпоративном секторе, на 40% в секторе СМБ и на 30% в рознице. Руководитель «КламаС» считает, что в Башкирии, в отличие от многих соседних регионов, есть «буфер» — нефтедобывающая и нефтехимическая отрасли, которые, безусловно, смягчили удар резкого сокращения бюджетов на ИТ. «Громоздкие, долгие ИТ-проекты разворачиваются не один год и за день сворачиваться не будут, — говорит Тушов. — Кроме того, достаточно мало городов, „завязанных“ на монопроизводства и попавших под первые „обвалы“ рынка. Диверсифицированность экономики и наличие большого числа средних и малых предприятий сглаживают острые спады, такие, какие мы наблюдали в монорегионах».

Эту точку зрения разделяет Артур Абдулхаликов, региональный менеджер уфимского офиса компании D-Link. «Регион отличает высокая плотность нефтеперерабатывающих, нефтехимических, химических производств. Ликвидность выпускаемых товаров позволяет смягчить многие кризисные явления, но не нивелировать», — подчеркнул он. Абдулхаликов добавил, что, по его оценке, общий объем рынка сократился не менее чем на 30%. В то же время D-Link демонстрирует прямо противоположную динамику — бизнес компании в регионе в I квартале нынешнего года вырос по сравнению с I кварталом 2008 г.

Владимир Нитенко, генеральный директор компании «Форт Диалог» (Набережные Челны, Татарстан), также считает, что две нефтедобывающие республики чувствуют себя лучше, чем остальные регионы округа, за счет своей инвестиционной привлекательности. Булат Латыпов, PR-менеджер казанской компании MetaQuotes Software, ссылаясь на данные Министерства информатизации и связи Татарстана, сообщил, что в период кризиса рынок ИКТ Татарстана сократится на 25–30%, а по итогам I квартала 2009 г. доходы отрасли снизились еще на 3,5%. Но даже в разгар кризиса некоторым игрокам, таким как, например, MetaQuotes, удается расти. «Динамика нашей компании на региональном уровне отнюдь не показательна, — отметил Латыпов. — Мы не ограничиваемся своей республикой, а работаем в мировом масштабе. Квартальный прирост составляет в среднем 3–5%. Если сравнивать первые кварталы нынешнего и минувшего годов, то цифры не отличаются — всё те же 3–5%».

По оценке Евгения Степанова, заместителя генерального директора компании «ICL-КПО ВС» (Казань), сокращение ИТ-рынка составило от 30 до 50%. «На нашем предприятии сильнее всего пострадал бизнес, связанный с производством оборудования и поставками, в то время как сервис и системная интеграция остались на прежнем уровне, а где-то даже выросли», — сказал он.

Похожие цифры называет и Антон Павличенков, руководитель казанского филиала компании «Тайле». По его словам, объем ИТ-рынка в I квартале 2009 г. уменьшился по сравнению с аналогичным показателем 2008 г. на 40–50%.

Чуть оптимистичнее оценивает последствия кризиса Олег Сорокин, генеральный директор казанской фирмы «Линт». Он считает, что в I квартале текущего года ИТ-бизнес в Татарстане уменьшился на 30–40% по сравнению с тем же периодом 2008 г.

Несколько хуже обстоят дела в компании «Компьютерная помощь — Казань». «Объем рынка сократился существенно, по крайней мере для нашей фирмы. Больше чем на 50%», — заявил ее генеральный директор Марсель Заманов. По словам Павла Сатонина, директора департамента ERP Центра решений Real Business Systems из Казани, объемы продаж аппаратных и программных средств в I квартале составили 50% от прошлогодних показателей за тот же период, заработать на услугах удалось чуть больше — 70% выручки 2008 г.

Комментируя ситуацию, сложившуюся в республике, Олег Сорокин сказал: «В Татарстане много крупных предприятий, деятельность которых сильно зависит от современной ИТ-инфраструктуры. Снижение объемов производства сказалось на ухудшении их финансового состояния, что привело к росту дебиторской задолженности в корпоративном сегменте. Безработица и снижение заработной платы, а также высокие процентные ставки по потребительским кредитам привели к снижению продаж в розничном сегменте».

В других областях и республиках ПФО ИТ-рынок сократился, по оценкам его игроков, примерно на ту же величину.

«По моим ощущениям, обороты ИТ-компаний упали на 30%», — отметил Руслан Хабибуллин, заместитель директора ижевской фирмы «Дельта Ай-Ти». О снижении доходов на 30–40% говорит и Елена Хасанова, директор филиала «Форт Диалог» в Йошкар-Оле. А Петр Пелявин, региональный директор офиса OCS, в зону ответственности которого входит и Ижевск, считает, что в I квартале 2009 г. объем ИТ-рынка Удмуртии по товарам сократился на 60% по отношению к I кварталу 2008 г., а по услугам — на 30%.

Его коллега Алексей Рудым, региональный директор офиса OCS, отвечающий за работу в Нижнем Новгороде, Уфе и Казани, убежден, что ситуация во всех областях и республиках ПФО более или менее схожая. Сокращение объема ИТ-рынка составило в разных областях и республиках 40–60%. Разница только в «акцентах», в том, какие производства были доминирующими, а сейчас переживают глубокий кризис.

Представители фирм, работающих в Нижнем Новгороде, считают, что в их городе объем ИТ-рынка снизился на 30–40%. Например, Екатерина Гурская, руководитель нижегородского офиса компании «Аксофт», говорит, что рынок «просел» на 35–40%.

Как сообщил Алексей Малышев, генеральный директор нижегородской компании «Сонет НН», в регионе существуют крупные производители автомобильной техники (ОАО «ГАЗ», предприятия, выпускающие комплектующие и пр.). Эти заводы были желанными клиентами ИТ-компаний. Но в настоящий момент автомобильный сектор испытывает серьезные финансовые трудности и практически полностью сократил закупки компьютерной техники и ПО, а также значительно уменьшил инвестиции в ИТ-инфраструктуру.

«По нашим оценкам, общее сокращение ИТ-рынка нижегородского региона в I квартале 2009 г. составляет около 40% по сравнению с I кварталом 2008 г., — заявил Алексей Малышев. — У нас объем продаж в январе — марте 2009 г. уменьшился на 30% в долларовом исчислении по сравнению с тем же периодом прошлого года».

Евгений Базякин, руководитель нижегородского филиала компании «Тайле», также считает, что объем рынка сократился примерно на 30%. «Но это скорее по итогам I и II кварталов, — уточнил он. — Первые три месяца 2009 г. не показательны, поскольку из-за экономической ситуации в конце 2008 г. многие проекты были продлены на I квартал 2009 г. Кроме того, компании стремились избавиться от денежных средств и вложить их в товары. Поэтому ситуация была неоднозначной, некоторые фирмы показали большой рост, другие — спад». По его словам, многие заказчики приостановили строительство своей ИТ-инфраструктуры, потому как вошли в режим жесткой экономии и тратят средства только на поддержку существующей инфраструктуры. Фирмы, которым необходимо развивать ИТ-инфраструктуру, делают это максимально экономно. И не потому, что нет средств: неизвестно, что же будет завтра, окупятся ли данные инвестиции?

Неопределенность будущего заставляет руководителей предприятий-заказчиков занимать выжидательную позицию, откладывать закупки продукции и реализацию проектов на конец года.

По мнению Михаила Кадыкова, генерального директора компании «Монитор CRM» (Нижний Новгород), брать для сравнения именно I квартал не вполне корректно. Ведь даже в относительно благополучные годы продажи в январе — феврале были не очень стабильными. «Если же говорить о параметрах рынка, то большее беспокойство вызывает не сокращение объема, а неопределенность и неуверенность в ключевых сегментах, — отметил Кадыков. — Утвержденные ИТ-бюджеты больше роли не играют. Потребность в ИТ-продуктах и услугах почти не сократилась, а в связи со стремлением увеличить производительность труда, возможно, даже выросла. Но неопределенность будущего заставляет руководителей фирм занимать выжидательную позицию и откладывать закупки продукции и реализацию проектов на конец года».

О сложной ситуации в городе говорит, например, и тот факт, что не так давно Арбитражный суд Нижегородской области признал банкротом одно из юридических лиц нижегородской группы «Алтэкс» — ЗАО «Алтэкс — группа компаний».

Решение о ликвидации общества приняли акционеры, после чего председатель ликвидационной комиссии подал заявление о признании ЗАО несостоятельным. По данным арбитража, общая сумма требований кредиторов, которые не оспариваются должником, составляет 599,6 млн. руб., тогда как стоимость активов ЗАО — 21,05 млн. руб. Как поясняют финансовые аналитики, банкротство одной компании, которая, как правило, не владеет серьезными активами, позволяет очистить холдинг от долга с минимальными издержками. Правда, кредиторы могут настаивать на распространении своих требований на аффилированные структуры.

Весьма непростая ситуация сложилась в Оренбурге, Пензе и Ульяновске. Как сообщил Сергей Дрыганов, заместитель директора оренбургской компании «Мехатроника», объем ИТ-рынка сократился на 30–50%. «При снижении ИТ-бюджетов основная конкурентная борьба идет за малодоходные или „высококоррумпированные“ заказы, — отметил он. — Это приводит к постоянным скандалам и уменьшению прибыли».

Труднее всего приходится компаниям, работающим в небольших городах. Там, похоже, жизнь едва теплится. Любовь Алексеева, менеджер по продажам фирмы «Урал-Информатика» из удмуртского Глазова, говорит, что объем продаж в I квартале упал на 70%. Долги покупателей из бюджетной сферы растут, никаких мер для оздоровления экономики местные власти не предпринимают, живут ожиданием помощи из федерального центра. И во II квартале ситуация на ИТ-рынке Глазова продолжала ухудшаться.

На 30–50%, по словам Владимира Никитина, директора сервис-центра «Сура-Сервис», «просел» ИТ-рынок и в Пензе. «Падают объемы продаж и услуг, снижаются доходы населения, увеличивается безработица, растет напряженность», — сказал он. О неплатежеспособности населения в связи с сокращением рабочих мест и значительным снижением заработной платы говорит и Дмитрий Вишневский, заместитель генерального директора пензенской фирмы «Статус». Он считает, что падение ИТ-рынка составляет 50–60%.

В ИТ-компаниях округа не видят улучшений экономической ситуации, и проблемы, появившиеся с началом кризиса, почти нигде не решаются.

«Ульяновск и Ульяновская область — регион относительно бедный. Значительная часть городского населения занята в областях, наиболее пострадавших от кризиса: автомобилестроение, приборостроение, — сообщил Георгий Половов, региональный менеджер офиса D-Link. — На многих крупных заводах города прошли серьезные сокращения. Работа некоторых предприятий временно приостановлена. Официально зарегистрированный уровень безработицы составил почти 12%. Общий объем рынка ИТ сократился на 40–50%».

Игроки тольяттинского ИТ-рынка также недосчитались 35–40% доходов по сравнению с I кварталом прошлого года. Об этом рассказали Василий Беляев, коммерческий директор ООО «Региональная платежная система», и Анатолий Мартини, региональный представитель компании D-Link. Мартини отметил, что АвтоВАЗ — градообразующее предприятие, и поэтому кризис больнее всего ударил по корпоративным заказчикам. В меньшей степени в I квартале 2009 г. пострадали ИТ-компании, работающие на розничном рынке.

«Регионы с большим количеством заводов и других предприятий легче перенесут кризис, — делится соображениями Василий Беляев. — Как-нибудь, но производства помогут оздоровить экономику. Поэтому Самарская область, как мне кажется, лучше будет себя чувствовать по сравнению с соседями». Беляев добавил, что, по его оценке, объем местного ИТ-рынка сократился приблизительно на 40%, но отметил, что динамика его компании не совпадает с общерыночной. «У нас небольшая фирма и много направлений деятельности. Сконцентрировав свои усилия на поисках новых клиентов и на тех отраслях, где есть финансы (например, банковский сектор), динамика нашей компании будет даже в плюсе по сравнению с 2008 г. Если бы не кризис, отдача от усилий была бы гораздо выше», — подытожил он.

Алексей Ананьев, генеральный директор ЗАО «Фирма АТТО» из Саратова, считает, что объем розничного рынка в области сократился до уровня 2007 г. «Учитывая то, что рынок „железа“ и ПО преимущественно импортный и виртуальный учет ведется в долларах, довольно трудно дать точные оценки в условиях нестабильности курса», — заметил он. А по оценке Николая Федорова, представителя D-Link в Саратовской области, объем местного ИТ-рынка сократился на 45%.

Мнения игроков самарского рынка разделились. В большинстве компаний считают, что кризис нанес серьезный удар по экономике города и области и рынок не скоро оправится от пережитых потрясений. Но в некоторых фирмах на сложившуюся ситуацию смотрят более оптимистично.

Семен Цырлин, генеральный директор Средневолжского региона OCS, сообщил, что рынок упал на 50% и что в числе компаний, сильно пострадавших от кризиса, оказались такие локомотивы региональной экономики, как АвтоВАЗ, предприятия нефтяной и металлургической индустрии. Дамир Гибадуллин, директор по развитию самарской компании «КОСС Плюс», оценивает сокращение объема ИТ-рынка в 30–35%. А региональный менеджер D-Link в Среднем Поволжье Александр Шерешовец считает, что ИТ-рынок «сжался» на 50%, а бизнес D-Link уменьшился на 40%.

«В Самаре за последние два десятка лет не появилось ни одного нового крупного или среднего предприятия. А те, что были живы, перешли под „руку“ Москвы, — комментирует ситуацию Шерешовец. — С началом кризиса денежный ручеек из столицы иссяк. Так же как и раздача потребительских кредитов и прочих ипотек. Поэтому наиболее ярко проявились проблемы „негде работать“ и „нету денег“».

«Сильнее других пострадал сегмент компьютерного оборудования, — рассказывает Константин Селиванов, директор подразделения компании PC-WARE в ПФО. — В I квартале 2009 г. по отношению к аналогичному периоду прошлого года объем ИТ-рынка сократился на 18%».

У отдельных компаний потери не столь велики. Так, по словам Максима Шенцева, генерального директора фирмы «Лидер Ай Ти», в I квартале 2009г. уровень продаж системного и офисного ПО снизился на 15% от запланированных поставок по сравнению с I кварталом прошлого года. А некоторые игроки считают, что сейчас самое время «уходить в отрыв» и наращивать обороты.

«Кризис отразился в большей степени на тех компаниях, которые не смогли или не успели приспособиться к возникшим угрозам внешней среды. Практически все клиенты занимали в I квартале позицию „выжидания“. Следствием этого стало замораживание средств и планов в отношении ИТ до появления ясности, — говорит Ольга Драгунова, менеджер по маркетингу компании „Программные Технологии“. — Первый квартал 2009 г. показал снижение спроса на ИТ, оборот компании упал на 27% по отношению к тому же периоду 2008 г. С появлением у клиентов ощущения, что их бизнес выжил и что в данный момент, пока другие конкуренты дремлют, им необходимо „уходить в отрыв“ и наращивать обороты в условиях изменившейся внешней среды, многие предприятия обратили свое внимание на важность именно информационных технологий как средства, способного положительным образом повлиять на увеличение уровня рентабельности предприятия за счет сокращения издержек и рисков, экономии времени, оптимизации бизнес-процессов.

Понимание важности и влияния ИТ на бизнес в сложившейся экономической ситуации ведет к постепенному изменению спроса на рынке.

Это позволило увеличить оборот компании „Программные Технологии“ в апреле 2009 г. на 24% по сравнению с апрелем 2008 г. Причем существенно выросла доля ИТ-услуг. Можно сказать, что рынок начинает постепенно оживать и приспосабливаться к новым условиям, неся за собой перемены и новые тренды».

Однако оценки и прогнозы других игроков рынка не столь оптимистичны. В компаниях не видят улучшений экономической ситуации, и проблемы, появившиеся с началом кризиса, почти нигде не решаются. «Значительно сократилось кредитование предприятий и частных лиц, несмотря на заявления банков о том, что кредиты стали снова доступны. За счет ужесточения требований к выдаче сократилось краткосрочное кредитование на 50–70% (в зависимости от банка). Кредиты на ИТ в республике как не выдавались, так и не появились, — отмечает Андрей Тушов. — Сохраняется общая неопределенность ситуации. Если в период с ноября по февраль информация шла более менее „когерентная“ (все плохо, будет хуже) и разногласия были по продолжительности периода, то сейчас „разнобой“ от „ура — мы поднимаемся“ до „о ужас! Все пропало“. В такой ситуации большинство клиентов предпочитают придержать средства и дождаться лучших времен, нежели активно действовать. Сократились на 25–30% и бюджеты домашних хозяйств, что привело к изменению приоритетов в покупках. Затраты на ИТ в глазах потребителей уже не являются первоочередными».

Как рассказал Петр Пелявин, некоторые заказчики до сих пор не погасили долги за оборудование, поставленное в IV квартале 2008 г., низким остается спрос на ИТ-товары со стороны населения и предприятий, почти полностью отсутствует спрос со стороны государственных учреждений. Понятно, что в таких условиях у ИТ-компаний есть проблемы с оборотными средствами и рентабельностью.

Основные «кризисные» проблемы в регионе, по мнению Булата Латыпова, это труднодоступность кредитов, рост цен на электроэнергию и коммунальные услуги, сокращение доходов и прибыли, рост арендных ставок. Он говорит, что местные аналитики вторят федеральным и предрекают «вторую волну» кризиса, при ее наступлении упомянутые выше явления лишь обострятся.

Однако у определенной части бизнес-сообщества, как отмечает Латыпов, подобных проблем нет. У них есть средства, их бизнес устойчив, но они взяли паузу. Никто не знает, что будет дальше с экономикой, и бизнесмены предпочитают не рисковать.

«Кризис еще не пошел на спад, — заявил Михаил Кадыков. — Основная проблема — неуверенность компаний в завтрашнем дне. Многие прекрасно понимают, что можно сегодня вложить в инфраструктуру и ПО, сэкономить на персонале и за счет снижения себестоимости удержаться на рынке... Но на это нужно какое-то время, хотя бы несколько месяцев. А что будет с экономикой через эти месяцы, никто не знает».

Как рассказал Алексей Малышев, многие крупные холдинги и компании региона испытывали трудности с просроченной дебиторской задолженностью, поэтому сами задерживали платежи своим поставщикам, в результате чего возник кризис доверия по платежам в целом. Он добавил, что в I квартале большинство инвестиционных проектов было заморожено на неопределенный срок. Многие компании перешли от бюджетного планирования к ручному управлению, что увеличивает время принятия решений по проектам. В дополнение к этому было заморожено большинство бюджетных закупок в сфере ИТ.

Владимир Нитенко считает, что падение рынка остановилось и есть первые признаки улучшения, хотя о реальном росте говорить пока рано. «Ценовой шок, связанный с девальвацией, прошел. Мы вернулись к обсуждению ранее остановленных проектов. Многие предприятия разобрались со своими бюджетами и поняли, сколько они готовы потратить на ИТ-технологии», — пояснил глава «Форт Диалог».

Менее оптимистично смотрит на текущую ситуацию Алексей Рудым. По его словам, кризисные проблемы в регионах еще только «набирают массу». У подавляющего большинства региональных компаний есть проблемы с получением банковских кредитов (зачастую тут немного выручают только дистрибьюторы, предлагающие факторинговые сделки). В дотационных регионах отсутствие федерального финансирования ведет к замораживанию большей части всех ИТ-проектов. Остановка такого завода, как ГАЗ, влечет за собой ухудшение ситуации во всей цепочке, вплоть до энергетики. В Нижегородской области потребление электроэнергии уменьшилось на 8%.

«Сейчас на ИТ-рынке регионов нарастает „нервозность“. Закончились проекты, финансирование которых было получено в прошлом году, — продолжает Рудым. — Начинает истощаться „жировая прослойка“. Государственное финансирование ожидается не раньше августа. Количество „живых“ коммерческих проектов минимально. В этой ситуации у игроков рынка начинают сдавать нервы, и это передается всей цепочке поставок.

Кроме того, в регионах владельцы крупнейших ИТ-фирм параллельно занимаются другими проектами, которые зачастую лежат в зоне риска (строительство, лизинг и т. д.) и негативно влияют на бизнес в целом».

Похожей точки зрения придерживается Павел Самойлов, директор компании «АСКОН-Самара». Он считает, что признаков как улучшения, так и ухудшения пока не видно. «Наши потребители находятся в состоянии начала 2009 г. — или выжидают, придерживая имеющиеся ресурсы на ИТ, или им настолько плохо, что они уже полгода не готовы обсуждать развитие в области ИТ», — сообщил Самойлов.

Директор компании «КламаС» оценивает ситуацию как «стагнация на дне». «Уже есть предпосылки для роста, нет этого „ух-ощущения“, когда рынок валится на 30% в месяц, — говорит он. — Если посмотреть на ожидания и надежды прошлого года, когда ситуация была на пике, многие из нас надеялись на резкий отскок от дна (если рынок так стремительно падает — значит, так же стремительно взлетит). Сейчас, по ощущениям, вместо упругого удара и рикошета, мы получили „шмяк“».

На строгой диете

Совершенно очевидно, что при общем падении ИТ-рынка ПФО на 30–40% примерно на ту же величину уменьшились и обороты в корпоративном сегменте. Выше уже отмечалось, что труднее всего приходится компаниям, работающим в небольших городах, где число корпоративных клиентов невелико, да и расплачиваться в нынешних условиях им нечем.

Как сообщила Любовь Алексеева, оборот на корпоративном ИТ-рынке Глазова сократился в I квартале текущего года на 60% по сравнению с I кварталом 2008 г. Впрочем, рекордсменом этот город назвать нельзя. В некоторых более крупных городах, как будет показано ниже, продажи уменьшились еще сильнее.

Весьма ощутимо «просел» корпоративный сегмент и в Ижевске. Там, по словам Михаила Ракова, коммерческого директора местного офиса «Форт-Диалог», заказы со стороны коммерческих клиентов сократились на 50–60%, а со стороны государственных учреждений — на 30–40%. «Республиканские министерства и федеральные ведомства еще способны делать закупки, а мелкие госорганизации и муниципальные службы давно сократили бюджеты, — пояснил Михаил Раков. — Сильно уменьшились поставки оборудования в небольшие коммерческие и частные фирмы. Заводы также сократили закупки новинок. Осталась в основном только ротация и замена устаревших устройств».

В Татарстане, как рассказал Олег Сорокин, бизнес в корпоративном сегменте уменьшился на 30–40%. Такие же цифры называет Антон Павличенков. А Павел Сатонин утверждает, что казанские игроки корпоративного сегмента недосчитались в I квартале 30% выручки. По оценке Владимира Нитенко, доходы ИТ-компаний сократились в рублях примерно на 15%, а в физических объемах — на 30–35%.

Похожая ситуация отмечена и в Йошкар-Оле. Там, по словам Елены Хасановой, обороты в корпоративном секторе уменьшились на 35%.

«Объем продаж в I квартале 2009 г. в корпоративный сектор по региону уменьшился примерно на 40% в долларовом исчислении по сравнению с этим же периодом прошлого года, — заявил Алексей Малышев. — Ряд клиентов серьезно сократили закупки ИТ-оборудования и ПО (автопром, строительные компании, региональные банки). Активными потребителями ИТ остаются фирмы, ведущие непрерывную деятельность: торговые организации, промышленные предприятия».

Михаил Кадыков утверждает, что в зависимости от профиля компании снижение оборотов в корпоративном сегменте составило от 30 до 70%. Похожие цифры (от 40 до 70%, но уже в зависимости от региона) называет и Алексей Рудым. А Сергей Дрыганов из оренбургской «Мехатроники» оценивает падение корпоративного сегмента на 30–50%.

В Пензе, по словам Дмитрия Вишневского, корпоративный рынок «сжался» вдвое. Но особенно сильно сократили закупки самарские провайдеры. Александр Шерешовец сказал, что корпоративные клиенты стали покупать на 50% меньше, а провайдеры — на все 90%. Правда, в других самарских компаниях — PC-WARE, «Лидер Ай Ти» и «КОСС Плюс» — падение оборотов в корпоративном сегменте оценивают в 30–40%.

По мнению Семена Цырлина, объем корпоративного ИТ-рынка Средневолжского региона уменьшился на 50%. А саратовский представитель D-Link считает, что падение более существенное и достигает 70%.

В Тольятти сокращение корпоративного рынка составило, по разным оценкам, от 40 до 65%, в Ульяновске — от 60 до 70%, а в Уфе — порядка 40%.

Глядя на эти почти астрономические цифры, невольно задаешься вопросом: «Где поддержка предприятий со стороны государства, куда пошли отпущенные деньги?» Как говорят участники ИТ-рынка, государство поддерживает предприятия с основной целью — чтобы людей не сокращали. Иначе произойдет социальный взрыв. И вся поддержка, вероятно, идет на выплату зарплат. «Если эти деньги потратят на ИТ, — руководителям на местах головы поотрывают», — считает один из игроков рынка.

Утешает лишь то, что пока никто из крупных корпоративных клиентов не ушел с рынка. Но и кризис пока не закончился...

Что же востребовано сегодня корпоративными клиентами? «Все заказчики, результат деятельности которых не сильно зависит от ИТ-продукции, урезали свои бюджеты на приобретение новой техники и направили средства на поддержание имеющегося оборудования, — говорит Олег Сорокин. — Большинству клиентов нужно обслуживание сетей, оказание услуг доступа в Интернет, сервисное сопровождение копировально-множительной, компьютерной и оргтехники». По словам Павла Сатонина, заказчики покупают серверы и серверное ПО и в целях экономии отказываются от ERP-систем.

«В I квартале еще шла реализация ранее утвержденных программ, — отмечает Александр Шерешовец. — Сейчас у большинства клиентов бюджеты (во всяком случае на ИТ) отсутствуют. Покупается только самое необходимое оборудование в пределах 500 у. е.».

Алексей Рудым считает, что в настоящее время актуальны решения по виртуализации, системы управления отношениями с клиентами, средства удаленного мониторинга, системы повышения производительности каналов и сокращения трафика. Вместе с этим снижаются закупки персональных печатных устройств, меньше стало «избыточных» сетевых решений.

По мнению Алексея Малышева, на фоне кризиса в структуре ИТ-бюджетов превалируют расходы на поддержку и оптимизацию уже существующих ИС, востребованы проекты, отвечающие следующим принципам: измеряемая экономия проекта; быстрая его окупаемость; низкая совокупная стоимость; оперативное внедрение; низкие риски проекта.

Под сокращение попадают расходы, связанные с инновационными проектами, направленными на развитие. Сегодня почти все компании ищут пути сокращения расходов. «При этом очень важно понимать, что экономить на ИТ и экономить с помощью ИТ — это не одно и то же, — говорит Малышев. — C помощью ИТ можно добиться сокращения затрат и оптимизации бизнес-процессов, повышения их эффективности, а значит, улучшить свои конкурентные позиции».

Александр Шерешовец полагает, что в наши дни заказчику больше всего нужен консалтинг. А наиболее частой покупкой являются оборудование и ПО для обеспечения безопасности.

«Средний и малый бизнес занял выжидательную позицию: тратить стали существенно меньше, а крупные предприятия стоят на грани выживания и им не до закупок цифровой техники», — утверждает Алексей Ананьев.

Михаил Раков отмечает, что растет спрос на аутсорсинг и удаленный дата-менеджмент. Кроме того, заказчик готов тратить деньги на замену оборудования и комплексные решения, ориентированные на оптимизацию и экономию затрат.

«Сегодня клиенты отказываются от долгосрочных проектов. Их понять можно — никто не знает, что будет дальше, — говорит Павел Самойлов. — Люди готовы платить за „короткие“ проекты и за продукты, внедрение которых не требует много времени. На этом мы сейчас и концентрируем внимание заказчиков».

Так же считает и Семен Цырлин. «Клиенты отказываются от вложений на перспективу, закупают лишь расходные материалы и запчасти», — прокомментировал он.

По словам Елены Хасановой, сейчас есть смысл предлагать сервисные услуги по модернизации техники. А специалисты компании «Мехатроника» утверждают, что востребованы услуги, помогающие заказчику оптимизировать затраты и управлять ими, а также услуги, помогающие улучшить качество сервиса.

«В наши дни сохранился спрос на недорогие типовые решения с минимальным сроком возврата инвестиций, направленные на сокращение издержек в компаниях клиентов, — подчеркивает Ольга Драгунова. — Преимущество подобных продуктов заключается в точечном закрытии основной потребности заказчика с возможностью последующего расширения решения. Наиболее актуальные вопросы на данный момент — управление информацией и человеческими ресурсами в условиях кризиса, а также безопасность, сохранность и консолидация информации».

А Василий Беляев заметил, что в связи с сокращением штатов у многих компаний высвободились компьютеры и серверные мощности, поэтому новая техника им не нужна.

Надо отметить, что отсутствие ИТ-бюджетов у заказчиков практически не изменило соотношение сил между местными игроками и столичными компаниями, работающими в регионах. Как и прежде, ведущие системные интеграторы сохраняют присутствие в крупных городах, таких как Нижний Новгород, Казань, Оренбург, Самара, Уфа. Названия столичных фирм хорошо известны. Это «Крок», ЛАНИТ, «АйТи», «Техносерв», «Ай-Теко», «Оптима», «Степ Лоджик», «Норбит», «Микротест», IBS, «Открытые Технологии», Verysell. Но в нынешних условиях разговоры о компетенции интеграторов и о том, кто лучше знает и понимает потребности местных клиентов, отошли на второй план.

«На мой взгляд, сегодня проще работать тем компаниям, которые имеют кредитные средства. Связано это с тем, что заказчикам сейчас важны долгосрочные кредиты», — говорит Екатерина Гурская.

«Проще тем интеграторам, у кого с данным заказчиком уже были налажены контакты. Помочь игрокам может наличие собственных свободных средств, позволяющих кредитовать заказчиков. Также помогает хорошая кредитная история у дистрибьютора и банков, — считает Алексей Рудым. — Дополнительный плюс — собственные инженеры, что актуально в свете сокращения персонала у заказчиков».

По мнению Алексея Ананьева, местный менталитет часто приводит к тому, что заказчик мало обращает внимания на репутацию компании, спектр оказываемых услуг, качество услуг или товара. Сегодня имеет значение только наименьшая цена. Проще работать тем компаниям, у которых большой «запас прочности». Чаще всего это московские фирмы. Местные же игроки «выезжают» за счет личных связей.

«Бантики» и «фантики» не предлагать

Розничный рынок разделил судьбу корпоративного. По мнению руководителей ИТ-компаний, в разных городах ПФО продажи в I квартале сократились на 40–70%. Из-за снижения спроса прекратил работу ряд магазинов. Например, в Казани, по словам Евгения Степанова, закрылся магазин «Санрайз», а в торговой компании «Александр» остановлено компьютерное направление. Олег Сорокин добавил, что фирма «Полярис» сократила количество торговых точек, а компания «Абак» перепрофилировала все свои магазины под продажу расходных материалов.

Большой резонанс вызвало сообщение о банкротстве ООО «Абрис», работающего в Казани под брендом «ДОМО Электроника». 24 апреля Арбитражный суд Республики Татарстан ознакомился с заявлением общества с ограниченной ответственностью «Абрис» о признании его несостоятельным (банкротом) и принял дело к производству. 18 мая суд постановил ввести в отношении ООО «Абрис» процедуру наблюдения и назначить временного управляющего. Судебное заседание должно состояться 26 октября 2009 г.

В реестр требований к должнику на данный момент включены, в частности, требования компаний «К-Системс» и ЗАО «Евклид» (Всеволожск, Ленинградская обл.).

В Пензе, как рассказал Дмитрий Вишневский, закрыли свои филиалы саратовская сеть «Арта» и самарская сеть «Прагма». Ушла из города и компания «АТТО», сообщил Владимир Никитин.

В Татарстане, по словам Алексея Рудыма, обанкротилась фирма «Элекам». В Саратове свернул работу «Белый Ветер», а в Тольятти закрылся магазин «Фина».

В целом же в крупных городах количество прекративших работу розничных магазинов исчисляется десятками. Ситуация одинаково тяжелая для всех игроков, поэтому трудно сказать, магазинам какого формата — крупным гипермаркетам или небольшим специализированным торговым точкам — сегодня жить легче. Во всяком случае единого мнения по этому вопросу у игроков ИТ-рынка нет. В чем их мнения совпадают — так это в оценке изменения потребительских предпочтений.

«Спрос сместился в низший ценовой диапазон и не зависит от марки товара, — утверждает Петр Пелявин. — Главное — выполнение набора необходимых функций. Никаких „бантиков“ и „фантиков“ не требуется». Он добавил, что количественно ассортимент стал меньше, но качественно мало изменился. Однако это не означает, что сегодня продолжают покупать дорогие устройства. Изделия верхнего ценового диапазона присутствуют на полках розничных магазинов только потому, что их никак не могут продать.

Как отмечает Елена Хасанова, перестали пользоваться спросом товары дорогих брендов, клиенты ориентируются на минимально возможные цены. Приобретается только то, без чего нельзя обойтись: малобюджетная компьютерная техника, расходные материалы.

Алексей Рудым считает, что существенно сократилось потребление печатной техники. При этом отказов от каких-либо марок не произошло. В I квартале наблюдался существенный интерес к нетбукам, но во II квартале он заметно снизился.

Несколько слов надо сказать о локальной сборке компьютеров. По словам Петра Пелявина, все более-менее крупные местные сборщики продолжают работать, и доля ПК местных марок на рынке выросла. Благодаря невысокой цене такие персональные компьютеры сейчас стали более востребованным товаром, говорит Елена Хасанова. Изменилось и соотношение их поставок. Раньше доли корпоративного сектора и розницы были примерно одинаковы, но сегодня корпоративный сектор потребляет 70% ПК местной сборки.

Олег Сорокин считает, что объем сборки на местах уменьшился в пользу федеральных марок, зарубежные не пользуются большой популярностью. По его оценке, потребности корпоративных заказчиков на 60% удовлетворяются за счет «местных» ПК, на 35% — за счет федеральных марок и на 5% — за счет зарубежной техники. В рознице соотношение между компьютерами местной сборки и продукцией федеральных брендов составляет 80/20. А Дмитрий Вишневский говорит, что соотношение в продажах компьютеров зарубежных, федеральных и местных марок особо не поменялось и составляет 10/50/40. Соотношение между корпоративным сектором и розницей — 20/80, а в докризисный период было 40/60. По мнению Семена Цырлина, персональные компьютеры, собранные в регионах округа, в равных количествах поступают как в корпоративный сегмент, так и в розницу, и в последнее время это соотношение не менялось.


Версия для печати (без изображений)