В Южном федеральном округе, на долю которого приходится лишь 3,4% территории России, проживает 16,1% населения страны.

В объеме российского промышленного производства ЮФО занимает не очень большую долю — 6,18%. Наиболее развитые промышленные регионы округа — Ростовская и Волгоградская области, и также Краснодарский и Ставропольский края. На их долю приходится более 85% объема промышленного производства. Из республик Северного Кавказа наилучшие экономические показатели у Дагестана. Естественно, именно на эти регионы приходится «львиная доля» ИТ-рынка ЮФО, и именно им будет уделено основное внимание в этой статье. К сожалению, достоверная информация о том, что происходит на ИТ-рынках остальных субъектов ЮФО, остается почти недоступной.

«Чем выше взлетишь, тем больнее падать»

По данным Росстата, в I квартале 2009 г. индекс промышленного производства в ЮФО снизился на 7,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года (в целом по России он упал на 14,3%). По этому показателю ЮФО отстает лишь от Дальневосточного ФО, где наблюдался даже незначительный рост.

«В Южном регионе велика доля сельского хозяйства и туриндустрии, поэтому кризисные проблемы проявляются более мягко и с запозданием по отношению к остальной России», — считает Станислав Десятников, генеральный директор компании «Формоза-Краснодар». С этим соглашается и Петр Белов, региональный менеджер представительства Sharp в ЮФО: «Если сравнивать, например, с Уралом, то у нас почти нет тяжелой промышленности, которая сейчас сокращает выпуск продукции до 50%. Основной денежный поток приходится на коммерцию, сельское хозяйство, переработку продукции и строительство».

Тем не менее в наиболее индустриализированных регионах ЮФО произошло заметное падение объемов производства, превышающее общероссийские показатели. Так, в Ростовской области индекс промышленного производства упал на 17,1%, в Астраханской — на 18%, а в Волгоградской — на 21,8%. «Наибольший ущерб кризис нанес тем городам, где есть градообразующие предприятия или много промышленных производств, от которых зависит занятость населения, — отмечает Игорь Диковенко, коммерческий директор ростовской компании IMANGO. — Это, к примеру, Волгоград или Новороссийск, где находится крупнейший морской порт на юге России и расположены крупные цементные заводы».

По словам Кристины Аванесян, руководителя отдела маркетинга ростовской компании «Бизнес Компьютеры», в Ростове-на-Дону два градообразующих предприятия: «Ростсельмаш» и «Роствертол». Оба продолжают работать, не было сообщений и о масштабных увольнениях. Поэтому, по ее мнению, спад в экономике региона протекает «мягко». «Но мы все прекрасно понимаем, что если предприятия и не уволили сотрудников, то сильно урезали заработную плату, — добавляет она. — Кроме того, естественно, все компании, как крупные, так и из сегмента СМБ, сокращают все возможные расходы: на связь, ИТ, командировки и т. п.».

Волгоградская область, как отмечает Владимир Воронцов, коммерческий директор компании «Формоза-Волгоград», не относится к числу наиболее экономически развитых российских регионов: «Уровень, на который многие города откатились во время кризиса, для нас привычный. Мы умеем работать в таких условиях».

В Краснодарском крае, по данным Росстата, в I квартале индекс промышленного производства снизился на 9,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года. «Кубань — привлекательный регион для инвесторов, у нас дифференцированное хозяйство. Поэтому наш регион пострадал от кризиса незначительно», — уверен Алексей Лукашевич, коммерческий директор компании «Владос» (Краснодар).

В Ставропольском крае падение составило 12,2%. «Не думаю, что ситуация у нас существенно отличается от других регионах ЮФО. Однако в силу меньшей емкости рынка проблемы здесь проявляются заметнее. То, что в Краснодарском крае может называться „снижением активности“, у нас означает „полная остановка“», — считает Вадим Никонов, заместитель генерального директора компании «РР-Икс» (Ставрополь).

Кроме того, по словам Андрея Арутюняна, генерального директора компании «Софтсервис-КМВ» (Ессентуки), в прошлом году еще до глобального кризиса Ставрополье столкнулось с кризисом локальным. Речь идет о карантине и ограничениях на вывоз сельскохозяйственной продукции из-за эпидемии африканской чумы свиней. «Естественно, серьезные проблемы в аграрной отрасли опосредованно повлияли и на ИТ-рынок. Прежде всего это сказалось на розничных продажах и на ИТ-проектах для крупных сельхозпроизводителей», — утверждает Андрей Арутюнян. Вместе с тем, по его словам, на фоне проблем ИТ-рынка Ставрополья в его компании значительно выросла доля продаж лицензий на ПО в республики Северного Кавказа.

Во всех этих республиках, за исключением Карачаево-Черкесии, в I квартале по сравнению с тем же периодом прошлого года зафиксирован рост индекса промышленного производства. Так, в Дагестане он составил 8,8%. «В нашем регионе практически нет промышленности как таковой. И это своего рода „плюс“, кризис не так сильно отразился на доходах населения, а безработица, вызванная промышленным спадом, коснулась Дагестана лишь косвенно, — считает Ашур Алиев, генеральный директор компании „Фирма АС“ (Махачкала). — В то же время это дотационный регион, и деньги из федерального бюджета сейчас поступают только на социальные нужды. „Корпоратив“ практически выпал из структуры продаж».

Во время кризиса в лидеры ЮФО по росту индекса промышленного производства вышла Калмыкия: в I квартале рост на 17,1% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

В два раза меньше...

В последние годы в ЮФО, как и в других регионах России, показатели роста ИТ-рынка существенно опережали темпы экономического развития. Кризис доказал, что справедлива и обратная тенденция... К сожалению, существенное сокращение расходов на ИТ стало самой популярной «антикризисной мерой» для корпоративных заказчиков и госструктур, а снижение покупательской способности населения привело к падению розничных продаж.

Мнения игроков ИТ-рынка о том, «насколько низко он пал», конечно, расходятся. В одних и тех же регионах ЮФО оценки местных компаний существенно разнятся — от 10 до 70%. Но все же большинство из них сходится во мнении, что объем регионального рынка в I квартале 2009 г. по сравнению с тем же периодом прошлого года сократился примерно в два раза.

«Если январь еще как-то держался на заказах, сделанных в прошлом году, то февраль и март показали очень слабые результаты, — утверждает Кристина Аванесян. — По официальным данным и неофициальным комментариям крупных игроков, падение продаж составило 38–60%, уровень спада зависит от специализации компании».

Лишь немногие ведущие фирмы, чей бизнес охватывает различные регионы ЮФО, сообщили о результатах своей работы в I квартале. Но и эти данные подтверждают оценку большинства игроков — рынок упал примерно на 50%. Так, по словам Андрея Яковцева, начальника отдела продаж компании INSTANTA Distribution (Ростов-на-Дону), объем ее продаж в ЮФО сократился на 35% по сравнению с тем же периодом прошлого года. А общие продажи компании IMANGO, как сообщил Игорь Диковенко, снизились на 65%.

Косвенно о сокращении ИТ-рынка ЮФО можно судить и по цифрам, предоставленным компанией «OCS-Юг». По сравнению с тем же периодом прошлого года в I квартале бизнес OCS в Волгограде уменьшился на 49,4%, в Астрахани — на 42,5%, продажи дистрибьютора в зоне ответственности ростовского офиса (Ростов-на-Дону, Ставрополь, регион Кавказских Минеральных вод) снизились на 47%.

Сложно сказать, какой из сегментов ИТ-рынка пострадал в большей степени. Мнения игроков разделились. «По словам коллег, занимающихся розничными продажами компьютерной техники, падение составило от 30 до 60%, — говорит Андрей Арутюнян. — Крупные корпоративные заказчики также испытывали трудности с финансами, это повлекло за собой замораживание крупных и долгосрочных проектов, падение продаж можно оценить примерно в 30–35%». Сегмент СМБ, по его словам, оказался наиболее устойчив к финансовому кризису, спад здесь оказался минимальным — 15–20%.

По оценке Сергея Семенникова, начальника отдела продаж волгоградского офиса OCS, продажи в розничном сегменте сократились на 40–60%. «Оборот компаний, которые были ориентированы только на поставки оборудования в „корпоратив“, упал существенно больше, — добавляет он. — Но те из них, которые занимались также сервисом, пострадали не так сильно».

«Блеск и нищета» госзаказа

По мнению многих ИТ-компаний ЮФО, основной и наиболее неприятной «кризисной» проблемой, которая отличает их регион от соседей, стало практически полное прекращение бюджетного финансирования расходов на ИТ. «Обещанные к концу I квартала средства так и не поступили. „Самый крупный заказчик“ не инвестирует в ИТ», — утверждает Андрей Яковцев. С этим соглашается и Петр Белов: «Статьи расходов на ИТ сокращены до минимума, хватает только „на поддержание штанов“, что уж говорить о развитии и антикризисных мерах...»

«Наша компания работает в основном с госзаказчиками. В I квартале заказы областного и городского бюджета упали до нуля, — утверждает Аркадий Магид, директор компании „Апрель“ (Волгоград). — Вышли даже специальные распоряжения губернатора и мэра об экономии бюджетных средств, где конкретно говорится: компьютерную технику не покупать». По его словам, «живы» лишь федеральные структуры: «Городской бюджет практически „мертв“, областной — только на уровне поддержки коматозного состояния. Кажется, делается все, чтобы региональный ИТ-бизнес исчез как таковой».

Интересно, что Василий Козлов, директор другой волгоградской компании, «Авико», практически не ощутил спада: «В I квартале еще не было запланировано снижение соответствующих статей в бюджетах региона». По его словам, 85% клиентов «Авико» — бюджетные организации, и продажи в его компании в I квартале снизились всего на 2%. «Но во II квартале были резко урезаны соответствующие бюджетные статьи, в апреле поступление денег сократилось на 40% по сравнению с мартом, тоже далеко не лучшим месяцем», — добавляет он. В мае, по его словам, ситуация немного изменилась к лучшему. «Скорее всего, II квартал будет гораздо хуже прошлогоднего, по моим прогнозам, спад составит 18–20%», — считает Василий Козлов. Наверное, многие игроки сочтут эти прогнозы весьма оптимистичными...

Могут ли помочь ИТ-компаниям меры по поддержке малого бизнеса, декларируемые на всех уровнях власти? «В Ставропольском крае с 15 до 5% был снижен налог на прибыль для предприятий малого бизнеса, — говорит Андрей Арутюнян. — Для многих ИТ-компаний, работающих в сфере услуг и разработки ПО, это будет ощутимой поддержкой». Волгоградским фирмам со второго полугодия городские власти пообещали снизить ставку на аренду муниципальных помещений до уровня начала 2008 г. Но в большинстве своем южные компании признаются, что со стороны местных властей никакой поддержки не ощущают.

«ИТ-компании региона — это в основном системные интеграторы, которые не только поставляют оборудование, но и внедряют комплексные решения по автоматизации, — говорит представитель одной из ростовских фирм. — Но в понимании власти это „компании-продавцы“, не производящие полезных товаров и, следовательно, не нуждающиеся в поддержке. Так что программы по стимулированию малого бизнеса на нас практически не распространяются».

Однако есть и счастливые исключения. По словам Зураба Хасбулатова, директора компании «Беволекс» (Махачкала), у его компании появился реальный шанс получить субсидии от республиканского правительства по программе поддержки малого предпринимательства. В частности, предусматривается субсидирование ставки кредита (до 1,5 млн. руб.), можно получить субсидии на обучение сотрудников, на приобретение лицензионного ПО и т. п. По его словам, в республиканском бюджете на эти цели заложено 100 млн. руб. Кроме того, для поддержки инновационных предприятий в Дагестане создается венчурный фонд с капитализацией 500 млн. руб., предусмотрены гранты президента, проводятся различные конкурсы. По мнению Зураба Хасбулатова, аналогичная ситуация наблюдается и в других регионах.

«Тихие слезы тихому Дону...»

Исторически сложилось, что Ростов-на-Дону стал центром деловой активности юга России еще до получения статуса административного центра округа. По оценке рейтингового агентства «Эксперт», город имеет наивысший в стране балл соответствия экономико-географического положения и развития транспортно-логистической инфраструктуры потребностям бизнеса. По сути, Ростов-на-Дону можно назвать своеобразной «перевалочной базой» для южных регионов, и это относится не только к ИТ-рынку.

Ростовские компьютерные фирмы, используя это преимущество, не только успешно развивали направление субдистрибуции, но и проводили экспансию в другие регионы ЮФО. Некоторые компании, работающие там, до сих пор винят ростовчан в том, что в свое время они фактически «поломали» их рынок. К примеру, открытие магазинов торговой сети Computer City (компания «Зенит») сопровождалось агрессивной рекламой и чрезвычайно жестким демпингом (как утверждают некоторые игроки, в первое время они работали на 1,5–2% маржи). При этом в различных регионах ситуация развивалась по-разному. В Таганроге после открытия магазина Computer City местные компании продолжали торговать с прежней наценкой. Покупатели вначале от них ушли, но затем ростовчане были вынуждены поднять цены. А, к примеру, ставропольские фирмы поддались демпингу и еще задолго до кризиса жаловались на низкую маржу. В настоящее время из 8 магазинов Computer City остался лишь один, в Ростове-на-Дону.

Крупные ростовские субдистрибьюторы одними из первых в полной мере испытали на себе последствия кризиса. Проблемы с кредитованием привели к тому, что они задолжали московским поставщикам немалые суммы (по неофициальной информации, долг только одной из этих компаний составляет примерно 10 млн. долл.).

Получить от поставщиков официальную информацию о ситуации с крупными должниками практически невозможно, вопросы о реструктуризации долга решаются без огласки, путем сложных переговоров. Ведь даже в условиях кризиса дистрибьюторам, и самим находящимся в непростом положении, вряд ли имеет смысл банкротить крупнейших партнеров, приносящих им громадные обороты. Но у банков и финансовых организаций нет причин для проявления альтруизма, а ростовские фирмы активно привлекали заемные средства для перекредитования. К примеру, компания IMANGO еще в 2007 г. заключила соглашение с одной из питерских фирм на организацию вексельного займа в размере 300 млн. руб. для рефинансирования текущей банковской задолженности (по данным агентства «Финмаркет», на тот момент она составляла 500 млн. руб.).

«IMANGO — очень проблемный дебитор. Бизнес компании упал в разы», — утверждает представитель одного из дистрибьюторов. «Это крупнейшая южная ИТ-компания. Сейчас она пытается выйти из кризиса, „кидая“ многих поставщиков», — добавляет его коллега.

«Сразу три ведущие ростовские компании, специализирующиеся на субдистрибуции и имеющие сильную розницу („Зенит“, „Информатика“ и IMANGO), по разным причинам прекратили активную работу. Кто-то из учредителей уехал за границу, кто-то объявил себя банкротом, кто-то за долги фактически отдает акции своей компании банкам и поставщикам», — утверждает топ-менеджер одной из дистрибьюторских компаний. «„Зенит“ прекратил свое существование, IMANGO находится в стадии реформирования, после которого, возможно, выйдет из числа лидеров ИТ-рынка», — добавляет представитель одного из вендоров в ЮФО. Эту информацию подтверждает и Мария Московкина, менеджер по развитию бизнеса в ЮФО ростовского филиала «Тайле Рус»: «Прекратила деятельность компания „Информатика“. IMANGO находится в сложном положении, сейчас у них проходит реструктуризация. Уже нет „Зенита“ в том виде, в котором мы знали эту фирму, остался лишь один магазин».

В начале июня Арбитражный суд Ростовской области принял заявления ЗАО «Компания „Информатика“» и ООО «Центр-Дон Плюс» и возбудил дела об их банкротстве.

По словам коммерческого директора IMANGO Игоря Диковенко, компания была вынуждена закрыть 7 магазинов из 15. «Мы сохраняли магазины исходя из рассчитанных бюджетов на 2009 г. Если прогнозы продаж не позволяли торговому предприятию выходить на окупаемость, то его закрывали», — поясняет он. Существенно сократился и объем сборки ПК под маркой IMANGO. Объем продаж в корпоративный сегмент, как сообщает Игорь Диковенко, упал в пять раз.

По неофициальным данным, в конце прошлого года IMANGO была вынуждена сократить до 50% сотрудников, закрылся корпоративный отдел в центральном ростовском магазине. Ходили слухи о возможной продаже сети магазинов одному из московских дистрибьюторов, но, опять же по неофициальной информации, IMANGO рассматривает возможность заключения договора с зарубежным стратегическим инвестором.

Не обошлось без потерь и в Волгоградской области. Один из крупнейших игроков, компания «Вист» («Волгоградпрограммсистем») закрыла четыре магазина Dime Computers из двенадцати — по два в Волгограде и Волжском.

У краснодарских и ставропольских фирм дела обстоят лучше. «Все пытаются выжить. По ощущениям, критической ситуации нет ни у кого», — считает Андрей Суббота, руководитель краснодарского офиса OCS. Более того, как утверждает Алексей Лукашевич, компания «Владос» не только не закрыла ни одного магазина, но и планирует открывать новые: «В конце 2008 г., в самый разгар финансовой лихорадки, мы создали в Краснодаре собственный логистический центр класса В общей площадью 850 м2, который позволяет одновременно оперировать продукцией общей стоимостью 300 млн. руб.»

«Продолжают работать, слава Богу, все. Некоторые сократили торговые площади, персонал, но тем не менее остаются на рынке», — говорит Антон Филиппи, региональный представитель OCS в Ставропольском крае.

Ополовиненная розница

По оценке абсолютного большинства участников рынка, в ЮФО падение розничных продаж в I квартале 2009 г. по сравнению с тем же периодом прошлого года составило от 40 до 60%.

По мнению региональных менеджеров «OCS-Юг», в Ростовской области наиболее заметными игроками в этом сегменте остаются «Санрайз-Ростов», Computer City, IMANGO, «NT Computer Ростов», «Поиск»; в Краснодарском крае — «Владос», «Санрайз-Краснодар», «Формоза-Краснодар», «О’Кей», «Компьютерные системы»; в Волгоградской области — «Вист», «Формоза-Волгоград», «Сканер»; в Ставропольском крае — «Норд-Компьютерс», «КомпьютерГранд», ЭВМ, «Юпитер»; в Астраханской области — «Столица», «Зорго», «Сталкер», АГС.

В Дагестане, по мнению Ашура Алиева, помимо «Фирмы АС» заметны «Радар», 05.RU, ИВТ, «Нэлко». Розничный ИТ-рынок Дагестана, по его оценке, в I квартале сократился на 28–30%.

По словам Алексея Лукашевича, если учитывать и федеральные сети, то, не считая самой компании «Владос», самыми крупными игроками на розничном ИТ-рынке ЮФО остаются «М.Видео», Media Markt, «Техносила», «Поиск» и «Формоза».

Федеральные сети отнимают существенную долю рынка у местных ИТ-компаний. «Еще до кризиса установилось соотношение 60:40 в пользу федеральных сетей. Сейчас оно практически не изменилось», — считает Андрей Евтухов, руководитель отдела продаж ростовского филиала OCS. Однако есть и другие оценки. Глядя на розничный рынок «со стороны», Наиль Мурзаханов, директор Нижневолжского филиала компании «АйТи» (Волгоград), оценивает это соотношение как 2:1 в пользу местных игроков, хотя до кризиса, по его мнению, все было наоборот: «Причина одна — мелкие магазинчики в основном работают на заказ, при меньшей торговой наценке. Крупные сетевые магазины сейчас напоминают музеи, оживление наблюдается только в дни проведения акций».

По мнению Григория Мужылы, генерального директора компании «NT Computer Ростов», в конце прошлого года и в начале 2009 г. сети имели преимущество, так как продавали товары, закупленные ими по более выгодному курсу еще до кризиса: «Такие изделия, как ноутбуки и цифровые камеры, сетевые магазины предлагали гораздо дешевле, чем местные игроки. Сейчас, после распродажи старых запасов, ситуация с ценами несколько стабилизировалась».

«В связи с сокращением продаж ноутбуков и увеличением доли „самосбора“ есть тенденция перетекания оборота в пользу специализированных компьютерных магазинов. Думаю, у местных игроков положение лучше», — считает Станислав Десятников. С этим соглашается и Андрей Яковцев: «Субъективно, местные компании чувствуют себя лучше, так как они в меньшей степени были завязаны на кредитные ресурсы, и им легче сейчас обеспечить прибыльность бизнеса, сократив обязательные расходы». Кроме того, не стоит забывать, что магазины федеральных сетей арендуют большие торговые площади и им приходится больше тратить на аренду.

«Местные компании сейчас самые активные в регионе, они знают рынок и пытаются занять нишу, освобождающуюся в процессе ухода с рынка некоторых других игроков», — уверена Мария Москвина.

«Плохо и тем и другим, так как покупатель „не идет“, — опять же „со стороны“ мрачно констатирует Вадим Никонов. — Зато немного „расцвел“ вторичный рынок».

Что, где, почем?

Многие игроки соглашаются с тем, что более выигрышными форматами магазинов оказались мелкие (50–100 м2) и средние (100–150 м2). Крупным выживать сложнее. «Магазин с большой площадью предполагает наличие огромного ассортимента и больших расходов», — подчеркивает Алексей Лукашевич.

«В крупных магазинах ассортимент почти не изменился, они просто сократили складские запасы, закупаются чаще, небольшими партиями. В мелких магазинах товар практически исчез с полок, они работают по принципу „продали — закупили“», — считает Павел Сапунов, руководитель волгоградского филиала «Тайле Рус».

По словам Владимира Воронцова, в компании «Формоза-Волгоград» «оптимизации были подвергнуты в первую очередь складские запасы, а не витрины». Поэтому при сохранении ассортимента общий объем товаров в магазинах сократился от 30 до 50%. «Упор был сделан на развитие внутренней логистики, теперь с центрального склада товар доставляется ежедневно по расписанию», — поясняет он.

Абсолютно все игроки говорят о существенном смещении спроса в сторону более дешевых решений. «Спрос мигрировал в нижний ценовой диапазон. Упали продажи ноутбуков, при этом установилась некая психологическая планка в 25 тыс. руб.», — говорит Андрей Евтюхов. С этим соглашается Антон Филиппи: «На бренд, его историю, страну происхождения почти не обращают внимание. Конечно, еще остались покупатели, которым по-прежнему важен престиж и дизайн, но их становится все меньше». По его оценке, в связи с переориентацией рынка на более бюджетные товары по некоторым позициям этого сегмента уровень продаж остался прежним, если не вырос.

Многие отмечают повышение спроса на комплектующие. По словам Сергея Семенникова, если продажи ПК в волгоградском филиале OCS заметно упали, то поставки комплектующих держатся на уровне прошлого года. Эту же тенденцию наблюдают и в IMANGO — доля комплектующих в структуре продаж компании выросла с 8 до 13%. «Покупателю сейчас нужен дешевый ПК без длительной гарантии, руководства пользователя, сертификатов, красивой упаковки и пр.», — комментирует Игорь Диковенко. Он приводит статистику по розничным продажам IMANGO: «В 2008 г. средняя стоимость системного блока составляла 650–680 долл., сейчас — 455–470 долл. Ноутбуки раньше в среднем продавались за 1040–1125 долл., сейчас — за 720–725 долл. Мониторы покупали за 300–310 долл., сейчас — за 190–195 долл.»

Еще более низкие цифры называют в компании «Формоза-Волгоград». «Средняя покупка в рублях осталась на уровне прошлого года, но из-за падения курса рубля цена наиболее популярных моделей ПК сместилась из диапазона 450–550 долл. в диапазон 300–400 долл. Аналогично и по ноутбукам и периферии. Наиболее комфортно себя чувствуют недорогие азиатские бренды», — констатирует Владимир Воронцов.

Падение корпоратива и взлет конкуренции

По оценке «OСS-Юг», в I квартале падение продаж в корпоративном сегменте в ЮФО составило около 60% по сравнению с тем же периодом прошлого года, то есть «корпоратив» просел несколько глубже, чем розница. Оценки местных компаний существенно разнятся, но их «среднее арифметическое» примерно соответствует этому показателю.

По данным компании «Апрель», в Волгоградской области спад составил примерно 70%. В Ставропольском крае, по оценке «РР-Икс», корпоративный сегмент упал на 70–80%. А в Дагестане, по мнению руководства компании «Фирма АС», продажи в «корпоратив» снизились на 90%.

Есть и более оптимистичные оценки. По данным Нижневолжского филиала «АйТи», в Волгоградской области спад составил 25–30%. В Ростовской области, по мнению Владимира Куканова, директора Донского филиала «АйТи», падение оказалось более существенным — 30–40%. При этом Валерий Соколов, директор Южного филиала «АйТи» (Краснодар), подчеркивает, что результаты работы филиала в I квартале текущего года оказались лучше, чем в I квартале 2008 г.

По мнению руководства компании «Владос», корпоративный сегмент рынка пострадал существенно меньше, чем розничный. Спад в «корпоративе» Алексей Лукашевич оценивает в 20%, в рознице — 55–60%. По его словам, доля корпоративного направления в бизнесе компании выросла с 40 до 50%: «К нам пришли новые клиенты, которые раньше закупали оборудование в других фирмах».

По оценке сочинского офиса компании TerraLink, объем продаж в корпоративный сегмент снизился не более чем на 10%. Эту же цифру называет и глава волгоградской компании «Авико».

В Ростове-на-Дону наиболее заметные игроки в корпоративном сегменте, по мнению региональных менеджеров «OCS-Юг», — это компании «Бизнес Компьютеры», «ДВ.Ком», «Компьютерные системы и сети», «Айстек», «Юбитек», «Форте», «Современные технологии»; в Краснодаре — «Орбита», «Оргтехресурс», «Интеркрайд», «Вестел-Юг»; в Волгограде — «Абак 2000», «Вогс’C», «Формоза-Волгоград», «Телегон», «Апрель»; в Ставрополе — «РР-Икс», «Пионер Первый», «Инженерные системы», «Системы и Технологии», «Ника»; в Астрахани — ЦКС, «Тан», АГС, ЭКоМ, АТЕ.

Крупные московские системные интеграторы давно проявляют активный интерес к рынку ЮФО. У компании «АйТи» здесь три филиала — в Ростове-на-Дону, Краснодаре и Волгограде. В регионе открыли представительства «Крок», ВСС, «Техносерв», NVision, «Микротест», АМТ-груп. В основном их офисы расположены в Ростове-на-Дону и Краснодаре.

«В Ростове-на-Дону работают практически все крупные московские компании. Даже те, кто не имеет филиалов, активно участвуют в конкурсах, ведь расстояние до Москвы совсем небольшое», — утверждает Владимир Куканов.

«„АйТи“, как и другие игроки, вынуждена участвовать в демпинговых войнах, прямым результатом которых становится снижение маржинальности бизнеса», — признается Наиль Мурзаханов. По его мнению, местным компаниям сейчас проще выигрывать конкурсы, поскольку они могут более свободно обращаться с ценами, не будучи обременены высокими накладными расходами.

«Сложно и тем, и другим, — уверен Вадим Никонов. — Местным игрокам проще договариваться только с местными заказчиками, в остальных случаях часто играет роль уже выработанная политика сотрудничества, определяемая не на местном уровне».

«Наш рынок в большей степени представлен мелким и средним бизнесом, поэтому с такими заказчиками местным компаниям проще договориться», — считает Ирина Бутенко, маркетолог компании «Пилот» (Астрахань).

По мнению Андрея Арутюняна, региональные компании, которые способны оперативнее решать проблемы заказчиков, оказались в более выигрышном положении: «В условиях кризиса практически невозможно использовать главное преимущество московских компаний — предоставление заказчикам значительных отсрочек».

Сложно не согласиться с мнением Петра Белова: «Проще работать тем, кто может расплачиваться с поставщиками и кредитовать своих дебиторов, а откуда эти компании — не имеет значения».

В условиях кризиса с местными компаниями пытаются конкурировать не только вездесущие «москвичи». «В Ставрополе ни один, даже самый малый, аукцион (с бюджетом 5–10 тыс. долл.) не проходит без участия какой-нибудь компании из соседнего региона ЮФО. Бывают случаи, когда в них участвуют и дилеры из регионов ЦФО, СЗФО, СФО, предлагая оборудование по демпинговым ценам», — утверждает Антон Филиппи.

О бедном заказчике замолвите слово...

Более сорока компаний, работающих в ЮФО или имеющих на его территории крупные активы, попали в «список 295» как системообразующие и имеющие стратегическое значение. Им обещана всесторонняя поддержка государства.

Одним из первых ощутил эту поддержку завод «Ростсельмаш». В конце прошлого года предприятие уволило 1,3 тыс. сотрудников, остальные работали три дня в неделю. В декабре завод посетил премьер Владимир Путин, после этого были предприняты конкретные шаги по поддержке сельхозмашиностроения. В частности, введены ограничительные пошлины на поставки в Россию импортной сельхозтехники, а «Росагролизингу» были выделены дополнительные 25 млрд. руб., что позволило распродать скопившуюся на складах технику. Эти меры оказались действенными — как сообщает газета «Известия», уволенных взяли обратно, при этом «Ростссельмаш» даже перешел на шестидневную рабочую неделю, чтобы удовлетворить все заказы.

В заветный список попал и холдинг «ЕвроХим», владеющий в ЮФО предприятиями по производству удобрений. Долгосрочные кредиты на льготных условиях позволили продолжить строительство ГОК на базе Гремячинского месторождения калийных солей в Волгоградской области (общая стоимость ГОК оценивается в 85 млрд. руб.).

Несмотря на особое внимание власти к предприятиям ВПК, в мае указом президента из «списка 295» были исключены ФГУП «ПО „Баррикады“» и ЦКБ «Титан» (Волгоград). Именно здесь производятся ракетные комплексы «Тополь-М2» и «Искандер». Как сообщают некоторые СМИ, правительство может включить эти организации в план приватизации федерального имущества.

В «список 295» вошла сеть продуктовых магазинов и гипермаркетов «Магнит» (головной офис находится в Краснодаре), которая представлена практически на всей европейской территории России (57 филиалов, более 2,5 тыс. магазинов). По словам Алексея Лукашевича, сеть «Магнит» — один из наиболее крупных клиентов компании «Владос».

В целом, по мнению многих игроков, государственная поддержка системообразующих предприятий вряд ли заметно отразится на ИТ-рынке. «До ИТ эти деньги не дойдут», — утверждает Денис Быстров, директор филиала компании PC-WARE в ЮФО.

Участники рынка считают, что многие предприятия ЮФО слишком увлеклись «борьбой с расходами» и выглядят более «кризисными», чем есть на самом деле. Даже те заказчики, которые не слишком пострадали от кризиса, на всякий случай замораживают или отменяют проекты.

Кристина Аванесян называет несколько сфер бизнеса, где предприятия продолжают вкладывать хоть какие-то средства в развитие инфраструктуры: «Это банки, работающие на „оборонку“ НИИ, ретейл, дистрибуция товаров FMCG, некоторые отели».

«Сегодня многие корпоративные заказчики вышли из шокового состояния, — считает Андрей Арутюнян. — Конечно, у большинства остаются проблемы с финансированием расходов на ИТ, но тех компаний, которые полностью „выбыли из игры“, немного. Это прежде всего те, кто слишком увлекался привлечением кредитных ресурсов, не обеспечивая устойчивость бизнеса. Возможно, это совпадение, но именно среди этих компаний много тех, где ИТ финансировались по остаточному принципу».

«Крупные заказчики испытывают проблемы с финансированием, но жив и стабилен „средне-мелкий корпоратив“», — считает Петр Белов. Действительно, многие игроки подтверждают, что продажи в сегмент СМБ просели гораздо меньше. Но и здесь не все гладко. «Мы сильно зависим от курортного сезона, — говорит директор одной из сочинских компаний. — Если раньше перед началом сезона рестораны и гостиницы активно приобретали компьютерную технику и внедряли решения по автоматизации бизнеса, то сейчас спрос с их стороны упал в 2–3 раза».

По словам Антона Филиппи, заказчики предпочитают экономить во всем и модернизировать старое оборудование, а не приобретать новое: «Это касается абсолютно всех структур — и коммерческих, и бюджетных. Если раньше кто-то пользовался только оригинальными расходными материалами, то теперь не гнушается „совместимкой“ или вообще перезаправкой». С этим соглашается Вадим Никонов: «Учитывая повсеместное сокращение избытка персонала и высвобождение технических ресурсов, многие заказчики практически не вкладываются в компьютерную и оргтехнику. Клиенты готовы приобретать только то, что малобюджетно и приносит быструю либо видимую прозрачно выгоду». «Востребованы услуги, которые помогут экономить и получить быструю отдачу от инвестированных средств», — подтверждает Александр Тихонов, глава сочинского офиса компании TerraLink.

«Предприятия начали считать стоимость владения, — отмечает Алексей Лукашевич. — К примеру, продажи печатной техники Kyocera, более выгодной в эксплуатации из-за минимальной стоимости отпечатка, в нашей сети выросли за последние четыре месяца в семь раз. Если в IV квартале прошлого года объем продаж по этому бренду составлял 805 тыс. руб., то в I квартале он приблизился к 5,69 млн. руб.»

По словам Кристины Аванесян, востребованы решения, позволяющие сэкономить на оборудовании и ПО, такие как виртуализация и «тонкие клиенты». Особенно негативно, по ее мнению, кризис отразился на направлении проектирования и строительства СКС: «СКС интересны и нужны предприятиям, обновляющим сетевую инфраструктуру, расширяющим офисные площади, строящим новые объекты. Но сферы строительства и модернизации первыми ушли в „заморозку“». Впрочем, услуги по монтажу СКС остаются востребованы фирмами, отказывающимися от аренды площадей в центре городов и переезжающими в новые офисы на окраине.

Существенно вырос спрос на сервис и апгрейд. «Продается меньше — ремонтируется больше. Сейчас основной доход компании „Апрель“ приносят услуги: техническое обслуживание, ремонт, работы по монтажу слаботочных систем», — сообщает Аркадий Магид.

Спасение утопающих...

Естественно, во время кризиса в политике вендоров и дистрибьюторов произошли определенные перемены, но вряд ли ЮФО в этом плане отличается какой-то особой спецификой от других регионов.

«Особых изменений, кроме ужесточения порядка оплаты, мы не ощущаем», — комментирует Аркадий Магид.

«Все компании прекрасно понимают ситуацию и стараются не усугублять условия работы, — уверена Кристина Аванесян. — Но, конечно, в убыток себе никто не работает — устанавливается „защищенный курс валюты“, расчеты в рублях прекратились в конце прошлого года, при критических задержках оплат и при определенном уровне долга поставщик прекращает отгрузки». По ее мнению, ничего нового в таком поведении нет: «Это нормальная практика для любого времени».

Как утверждают многие местные компании, им стали уделять гораздо больше внимания как вендоры, так и дистрибьюторы. «Если раньше многие дистрибьюторы особо не стремились работать в нашем регионе, то кризис заставил их обратить внимание и на территории, не отличающиеся большой емкостью рынка, но достаточно слабо освоенные», — считает Андрей Арутюнян. По его мнению, у большинства дистрибьюторов ухудшилась ситуация с наличием товаров на складах, существенно сузился предлагаемый ими ассортимент оборудования. «Что улучшилось — это внимание поставщиков даже к небольшим заказам, множество акций, программы скидок, которые способны заинтересовать конечного клиента», — добавляет он. С этим соглашаются и в «РР-Икс». «Вендоры усилили активность, стали напрямую взаимодействовать с партнерами второго уровня, проводить больше разного рода акций. Во многих случаях они опустили планки требований к сертификации и статусам, снизили цены на сертификацию и на обучение специалистов, — отмечает Вадим Никонов. — Дистрибьюторы теперь уделяют больше внимания небольшим заказам и проектам, и то, что раньше составляло проблему, теперь чаще всего решается в пользу партнера. Стало легче получать скидки и согласовывать условия поставок».

Вместе с тем некоторые местные игроки говорят и об отрицательных тенденциях. «Все стали считать издержки. Если прежде доставка товара по Москве до нашего московского склада была бесплатной, то сейчас некоторые поставщики требуют оплаты, — утверждает Игорь Диковенко. — Большая часть дистрибьюторов раньше осуществляла доставку в Ростов-на-Дону за свой счет, сейчас это в основном перекладывается на партнеров, поэтому при выборе поставщика мы это тоже учитываем. Некоторые вендоры честно признают, что денег на рекламу и маркетинг нет».

Это подтверждают и в компании «NT Computer Ростов». «Вендоры порой отменяют (причем зачастую „задним числом“) маркетинго-бонусные программы, в которых участвовали как мы, так и наши партнеры», — говорит Григорий Мужыла.

Резко осуждает недальновидную политику некоторых дистрибьюторов Ашур Алиев: «Они окончательно поломали в регионах оптовый сегмент, расшатали розничный рынок и даже начали вторгаться в мелкие корпоративные заказы. Не брезгуют ничем, за предоплату готовы по дилерским ценам продавать весь ассортимент любому покупателю. Их действия губительны для рынка».

Между пессимизмом и оптимизмом

Завершается II квартал. Мнения игроков о том, наблюдаются ли какие-то признаки улучшения ситуации на ИТ-рынке ЮФО, разделились. Но все же большинство из них в своих оценках сходятся в том, что ситуация, по крайней мере, стабилизировалась — по сравнению с I кварталом практически не наблюдается ни роста, ни падения.

«Рынок достиг минимальной точки падения и пока остается на ней — уже 2–3 месяца продажи держатся на одном уровне», — считает Алексей Лукашевич. С этим соглашается Наиль Мурзаханов: «Развития коллапса ИТ-бюджетов у заказчиков не наблюдается, но налицо фаза устойчивой стагнации. Все идет к тому, что ИТ-бюджеты при выходе из кризиса „разморозятся“ в последнюю очередь». Тем не менее, как сообщает Вадим Никонов, некоторые потенциальные заказчики заранее начинают обсуждать проекты, которые могут быть реализованы лишь в конце года: «Рынок питает определенные ожидания, и в настоящий момент наиболее дальновидные игроки стараются подготовиться к подъему. Кроме того, наступившее лето — традиционный период снижения активности». Противоположную точку зрения высказывает Аркадий Магид: «Лучше не становится, и становиться не может — деньги не появляются. Правда, дальновидные руководители стараются потратить максимум из того, что имеют, понимая, что к концу года денег не прибавится. Полагаю, что во II квартале заказы по госзакупкам достигнут максимума, а к концу года их не будет совсем».

Андрей Арутюнян не разделяет пессимистические настроения: «Паника, царившая в I квартале, сходит на нет. В новых реалиях приходится работать и заказчикам, и при этом некоторые из продуктов и технологий, предлагавшихся корпоративному сегменту в течение многих лет, наконец-то становятся востребованными». По его словам, это относится прежде всего к решениям по виртуализации, ПО для предотвращения утечек информации и контроля деятельности сотрудников, ИТ-консалтингу и т. п.

Сдержанный оптимизм проявляют и некоторые крупные игроки розничного рынка. Так, по словам Станислава Десятникова, оборот компании «Формоза-Краснодар» в мае оказался равен апрельскому, хотя обычно он бывает меньше. Как утверждает Игорь Диковенко, в IMANGO от месяца к месяцу дела обстоят все лучше и лучше: «Если падение продаж в апреле составляло 50% относительно апреля прошлого года, то в мае мы идем с 40%. По нашим прогнозам, в июне можно ждать падения на 25% по отношению к июню 2008 г.»

В «NT Computer Ростов», напротив, улучшений не ощущают. «По нашим прогнозам, ситуация будет ухудшаться, и мы в целом к этому готовы. До стабильности еще очень далеко», — считает Григорий Мужила.

Кристина Аванесян тоже считает, что последствия кризиса только начинают сказываться, ситуация на ИТ-рынке будет обостряться. Вместе с тем, по ее мнению, многие потенциальные заказчики продолжат работать и развиваться, и это позволит как-то выжить ИТ-рынку. Она считает, что «при имеющейся тенденции медленного „выползания из-под завалов“ мирового кризиса возобновление темпов роста возможно к II кварталу 2010 г.»

Смотрите, кто пришел!

Наблюдая за тем, как в ЮФО во время кризиса один за другим открываются филиалы крупных международных ИТ-компаний, а ведущие системные интеграторы пытаются укрепить свои позиции в регионе, создается впечатление, что и в нынешние непростые времена Юг России остается сказочным «островком благополучия».

ЮФО остается привлекательным регионом для инвесторов. Глобальные проекты по строительству олимпийских объектов должны способствовать тому, что в регион придут «живые деньги». Поэтому многие крупные игроки заранее пытаются застолбить «место под солнцем».

В феврале в Ростове-на-Дону был открыт филиал немецкой фирмы PC-WARE. В январе австрийская группа Raiffeisen за 40 млн. евро приобрела контроль над двумя третями акций PC-WARE.

Ростовский филиал стал пятым офисом PC-WARE в России. На вопрос CRN/RE о том, чем отличается ситуация в ЮФО от других регионов, директор филиала Денис Быстров ответил так: «Здесь более ярко проявились проблемы с недобросовестным поведением конкурентов, некоторые из них очень остро отреагировали на нашу активность».

В мае было объявлено об открытии в ЮФО еще двух региональных офисов иностранных компаний: TerraLink — в Сочи, SAP — в Ростове-на-Дону.

Компания SAP объясняет открытие нового филиала тем, что ЮФО обладает «большим экономическим потенциалом и хорошими темпами роста в сегменте СМБ, который является стратегическим фокусом SAP в регионах». В данный момент партнерами компании в ЮФО являются в основном московские компании, присутствующие на юге России (ЛАНИТ, IDS Scheer, «Техносерв», «Микротест»), а также волгоградская фирма «Эквитас». Среди заказчиков SAP в ЮФО — «Ростсельмаш», СКЖД, «Волжский трубный завод», «Тагмет», «Волгоградэнерго».

Поглощая местных игроков, укрепляют свои позиции в ЮФО и ведущие российские системные интеграторы. В феврале было объявлено о вхождении в состав ГК ЛАНИТ компании «Инженерный центр МИКОМ» (Ростов-на-Дону). В мае «Техносерв» объявил о приобретении волгоградского интегратора «Виткор» («Волжская информационно-технологическая корпорация»). Условия сделок не разглашаются.

Сообщается, что на базе «Виткора» будет открыт филиал волгоградского «Техносерва» (второй в ЮФО после Краснодара).

Интересные события происходят и на розничном рынке. В прошлом году «Формоза» провела глобальную экспансию в ЮФО и признала ее успешной — по данным компании, в регионе было открыто 20 магазинов под брендом Formoza, а ее оборот в ЮФО вырос в 3 раза. «Формоза» сумела воспользоваться проблемами, возникшими у ее местных конкурентов. По словам Станислава Десятникова, генерального директора компании «Формоза Краснодар» (регионального представителя в ЮФО), в Анапе, Волгодонске и Новороссийске бывшие магазины IMANGO сменили вывески на «Компьютеры Formoza». Уже в этом году открыты еще три магазина — в Ейске, Курганинске и в станице Ленинградская. Всего в 2009 г. их планируется открыть около 10, при этом компания фокусирует свое внимание на городах с населением около 100 тыс. человек.

Выйти на розничный рынок ЮФО или усилить на нем свои позиции пытаются и другие сети цифровых товаров. В мае в Ростове-на-Дону был открыт второй магазин «СтартМастер», а в Таганроге появился компьютерный супермаркет «КЕЙ» (площадью 1 тыс. м2). Питерская сеть уже достаточно давно работает за пределами СЗФО, но до этого не имела точек присутствия в Южном регионе.

В апреле в Ростове-на-Дону открылось представительство центра компьютерного обучения «Специалист» при МГТУ им. Баумана. Для него это третий город присутствия, после Москвы и Санкт-Петербурга. Обучение в ростовском «Специалисте» на 25% дешевле столичного, до конца года здесь планируется обучить около 1,2 тыс. человек. Для выпускников в центре создается служба трудоустройства, ее услугами (бесплатно) смогут воспользоваться учащиеся и работодатели.


Версия для печати (без изображений)