«Если вас интересует обстановка по регионам, то, на наш взгляд, например, на Урале объем рынка сократился не так сильно, как в Западной Сибири. В крупных уральских городах, таких как Пермь или Екатеринбург, активность покупателей в наших магазинах выше, чем, например, в Барнауле, Новокузнецке или Кемерове. В небольших городах Сибири с населением до 1 млн. чел. в целом экономическая ситуация оказалась хуже. В Западной Сибири от кризиса сильно пострадала строительная отрасль, многие компании оказались на грани банкротства еще в декабре 2008-го — январе 2009 г. Это привело к снижению потребности в инженерных системах, утверждению новых графиков оплаты по уже реализованным проектам, рассрочке платежей, судебным разбирательствам. Также кризис затронул и ресурсодобывающие предприятия Кузбасса, что, в свою очередь, обусловило сокращение их потребностей в ИТ, а значит, и их ИТ-бюджетов» — именно так «в общих словах» описывают ситуацию, сложившуюся в Сибири, в одной из местных компаний.

Мы использовали ответы представителей сибирских ИТ-компаний, для того чтобы нарисовать отдельные картинки рынка.

Картинка 1. Общая

Известно, что сибирские регионы всегда отличались друг от друга по экономическим показателям. Нельзя сказать, что кризис всех уравнял. О некоторых его последствиях говорят все представители ИТ-рынка, независимо от того, какой город они представляют.

Первое: падение объемов продаж. Масштаб бедствия в разных городах оценивают примерно одинаково. «Если сопоставлять I квартал 2008 г с I кварталом 2009 г., то рынок если не упал, то затих. К сожалению, наша отрасль очень привязана к курсу доллара, и если в 2008 г. мы наблюдали укрепление рубля, то сейчас, к сожалению, ситуация обратная. Этот фактор играет не в пользу ИТ-рынка», — отмечает Екатерина Вовченко, директор по маркетингу компании «Синтез-Н» (Красноярск). По ее оценке, объем продаж сократился на 30–40%. Примерно такие же цифры называет и Алена Маркова, ведущий аналитик компании Entensys (Новосибирск): «Говоря о процентном соотношении, можно привести приблизительные цифры: от 20 до 50% в зависимости от региона и продукции». Вот какие данные по сегментам предлагает Владимир Залеский, исполнительный директор компании «Финансовые информационные системы» (Новосибирск): «Если это услуги — то рынок упал в два раза. Если это поставка ПО и „железа“, то около 30%. Хотя есть направления, которые сохранили и даже увеличили объемы (например, интеграция)».

Интересно, что тенденцию роста интеграционного направления бизнеса отмечают и в других компаниях. «За первые четыре месяца рост ИТ-интеграции, сервиса и разработки ПО составил 20%. Одновременно с этим мы отмечаем многократное падение объема электромонтажных работ (СКС, электрика). Это обусловлено резким сокращением строительного сектора и тем, что этот департамент для нас обслуживающий в рамках более общей системной интеграции», — Сергей Буш, руководитель компании Lab 321 (Омск).

По словам Ильи Калькаева, руководителя филиала компании «Тайле» в Красноярске, особых изменений не замечено и на операторском рынке. «В то же время немного снизились темпы модернизаций сети (замена старого оборудования на новое), но количество подключений осталось практически на прежнем уровне. Конечно, данный сегмент рынка кризис тоже не обошел стороной. Основная головная боль операторов связи — это резкий скачок курса доллара, что повлекло за собой повышение стоимости оборудования в рублевом эквиваленте, а как следствие, срок окупаемости тоже заметно увеличился. И это при том, что интернет-услуги только дешевеют». Кроме того, он отмечает, что начиная с октября 2008 г. по апрель 2009 г. партнеры его компании, работающие в корпоративном секторе, жаловались на сильное уменьшение систематических закупок телеком-оборудования. Одновременно очень резко, практически до нуля, сократилось количество тендеров. «Сейчас уже наблюдается подъем данного сегмента, — продолжает Илья. — Заказчики приходят к мнению, что бездействие приведет к негативным последствиям, и без качественной связи бизнесу просто не выжить. А вот в розничном сегменте спад продаж продолжается до сих пор».

Представитель еще одной сибирской ИТ-компании отмечает, что не у всех «с приходом кризиса стало все плохо». «Что касается спада, то наша компания, как дистрибьютор, как раз не показательна, — отмечает Анна Обухова, директор дистрибьюторской компании „1С-Форус“ (Иркутск). — Мы активно занимаемся региональным развитием, открываем новые представительства, увеличиваем партнерскую сеть как в историческом регионе (Иркутская область), так и по всей Сибири. Поэтому объемы продаж в 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. возросли (в рублевых значениях). Объемы продаж в Иркутской области выросли незначительно (в пределах 1–2%). Если же смотреть динамику бизнеса именно по ключевым, „старым“ партнерам, то падение составило в среднем около 10%».

Это были мнения, которые можно отнести к «исключениям из правил». Большинство же представителей сибирских компаний (независимо от города, в котором они работают) отмечают, что общее падение ИТ-рынка составило от 30 до 60%.

Картинка 2. Стакан наполовину пуст или наполовину полон?

Материал для данной статьи собирался в середине II квартала, т. е. к тому моменту игроки ИТ-рынка существовали в условиях кризиса уже почти шесть месяцев. Достаточно времени для того, чтобы осознать случившееся, привыкнуть к новому состоянию и определить вектор движения: продолжаем падать или уже карабкаемся наверх? Отвечая на этот вопрос, наши респонденты не смогли прийти к единому мнению. Ведь в ИТ-среде, как и везде, есть пессимисты и оптимисты.

Итак, сначала слово пессимистам. «Ситуация ухудшается, рынок из падения перешел в стагнацию», — комментирует Алена Мойсеюк, менеджер по маркетингу и PR NTR Group (Томск). Примерно о том же говорит и Анатолий Сергеев, генеральный директор компании «СибИТ» (Красноярск): «Пока все стагнирует. Игроки ИТ-рынка пребывают в состоянии тихой паники. Нужна „свежая кровь“ в рядах принимающих решения ИТ-руководителей или новые варианты партнерства». «В целом можно сказать, что изменений в сторону улучшения нет. Бюджеты по-прежнему сокращены, однако первоначальный испуг постепенно проходит, и компании ищут новые способы ведения бизнеса», — поддерживает коллег Сергей Макарычев, заместитель директора по развитию, «Компания Нетив» (Новосибирск).

Пока не готова дать окончательную оценку ситуации Анна Обухова: «Рано говорить о каких-либо серьезных тенденциях. За традиционным сезонным январским спадом начинается волна подъема. Станет ли это началом стабилизации или вынужденной необходимостью для продолжения оперативной деятельности компаний, сейчас сказать сложно». К «воздержавшимся» можно отнести и Валентина Богдана, менеджера по работе с региональными партнерами московского представительства компании Epson Europe B.V. в Сибири: «С одной стороны, общий тренд продаж пока отрицательный. Поэтому в краткосрочных результатах ситуация ухудшается. Однако можно отметить некоторые улучшения на корпоративном рынке — появились госзакупки, например». В эту же группу вошел и Никита Трубецкой, ведущий менеджер компании «АльфаКом» (Омск): «По сравнению с январем — началом февраля ситуация, конечно, стала лучше. Но если рассматривать II квартал как таковой, то, безусловно, есть спад от начала квартала к его концу, хотя это в общем обычное явление: крупные предприятия планируют бюджет поквартально, и основной пик продаж приходится на начало квартала». Колеблются с оценкой ситуации и в компании Entensys: «Вероятно, ситуация несколько стабилизировалась, замерев на отметке „терпимо“. Явных признаков ухудшения нет, однако и тенденция к улучшению еще очень слаба. Тем не менее компании чувствуют себя уже более уверенно и начинают „размораживать“ свои бюджеты и возвращаться, пусть и не в полной мере, к „докризисной“ деятельности».

Свою точку зрения высказывает Наталья Малышко, региональный директор «OCS Западная Сибирь» (Новосибирск): «В рознице ситуация продолжает ухудшаться. А вот в проектном бизнесе есть оживление, но оно пока больше на уровне „посчитать-спроектировать“. До реализации доходит очень маленький процент заявок. Но в I квартале даже расчетов было мало...»

И все же большинство наших респондентов оказались хоть и сдержанными, но все же оптимистами. «На наш взгляд, ситуация в целом становится лучше: клиенты проявляют активность в поиске компаний-аутсорсеров, в то время как в IV квартале 2008 г. — I квартале 2009 г. звонков, инициированных клиентом, практически не было, — говорит Алексей Фирстов, директор компании „ИТ СервисГрупп“ (Новосибирск). — Мы считаем, что те клиенты, которые испытывали серьезные трудности, закрылись. Оставшиеся же показывают положительную динамику роста и стабильность платежей».

«Сейчас рынок находится в состоянии стагнации, — делится впечатлениями Юлия Залетаева, заместитель директора по развитию компании „Старком“ („Сибком-2000“, Красноярск). — Но тут есть и плюс, так как можно прогнозировать спрос на продукцию. Это позволяет планировать закупки». Поддерживает коллегу Максим Багаев, руководитель отдела маркетинга и продаж компании «Аверс-Красноярск»: «Почувствовав некоторый уровень продаж, ниже которого спрос уже не снижается, люди начинают планировать на будущее, покупать необходимую технику или расширять бизнес».

Еще в одной красноярской компании ситуацию оценивают так: «Процесс стабилизации начался. Приступают к решению задач, бюджеты на которые были заложены (возможно, III квартал станет тому прямым доказательством). Заметно снизились обороты заказчиков из таких отраслей, как строительство, девелопмент, образование. Но при этом относительно активны предприятия энергетического комплекса, промышленности, телекоммуникационные компании. Набирают обороты банки и финансовые институты».

При этом, как замечает Игорь Моисеев, региональный представитель по Сибири компании ЕМС, улучшения стали заметны начиная с марта 2009 г.: «Заказчикам нужно переводить информацию в цифровой вид, хранить ее, в том числе исходя из потребности в оптимизации и снижении расходов. Увеличилось количество проектов, основная движущая сила которых — оптимизация расходов на ИТ. Путей такой оптимизации несколько: консолидация информации, виртуализация серверного парка и систем хранения, автоматизация управления ИТ».

Картинка 3. Так же, как все, как все, как все...

«Думаю, что сейчас проблемы у всех общие, независимо от региона: тотальная дебиторская задолженность; жесткая экономия расходов клиентами; необходимость работы с персоналом, поиска новых продуктовых ниш и источников дохода, — рассуждает руководитель компании „1С-Форус“. — Хотя степень их проявления различна в разных регионах. Со слов наших партнеров, наиболее сильно поражены кризисом Бурятия и Хакасия. Связано это и с состоянием промышленности регионов, и с политикой региональных администраций по выделению средств на ИТ». По мнению Алексея Сучкова, маркетолога томской компании «СибирьСофтПроект», список проблем можно дополнить следующими: снижение промышленного производства, недоступность кредитования, «заморозка» инвестиционных проектов.

Что ж, трудности, которые возникли в связи с кризисом, одинаковы для всей России. И сформулированы они могут быть в «двух словах»: отсутствие средств на ИТ как у корпоративных клиентов, так и у частных лиц.

«Есть серьезные сложности в строительной и металлургической отраслях — дебиторская задолженность, ИТ-бюджеты секвестрованы», — отмечает Татьяна Федюхина, специалист по маркетингу группы компаний «Крис» (Красноярск).

«Все проблемы как были, так и остались: низкий покупательский спрос в розничном секторе, связанный с сокращением рабочих мест. Федеральные бюджеты так и не пришли. Суммы объявляемых конкурсов очень малы, а конкуренция — высока. Заморожены строительные объекты», — рассказывает Наталья Малышко.

Массовые увольнения, прошедшие по всей стране, не обошли стороной и сибирские города.

«Сокращение персонала затронуло все предприятия как в малом и среднем бизнесе (продажи, услуги...), так и крупные — вроде РУСАЛа. Неуверенность в завтрашнем дне сказалась на продажах и в розницу, и в корпоративный сектор», — отмечает Максим Багаев.

Подтверждает слова своего коллеги Юлия Залетаева: «Сокращения персонала прошли на ряде крупных предприятий региона (например, завод холодильного оборудования „Бирюса“ уволил 1 тыс. человек, завод низковольтной аппаратуры — 300). Эти события существенно увеличили уровень безработицы в крае, что повлияло на сокращение доходов и спроса на ИТ». В компании «Синтез-Н» добавляют, что в наибольшей степени пострадала обрабатывающая промышленность, строительная отрасль и смежные с ней. Заметно сократились объемы обработки древесины.

А вот мнение Алены Мойсеюк: «Основная проблема — рост безработицы, как открытый, так и закрытый. Кроме того, растет задолженность по выплате заработной платы в строительной и обрабатывающей промышленности. И похоже, пока ситуация не улучшается».

Не добавляет оптимизма и состояние дел в Новокузнецке. «У нас в регионе все только ухудшается. Продаются шахты, закрываются металлургические заводы...» — свидетельствует Вячеслав Анисимов, директор компании «Сотчи-Net» (Новокузнецк).

«Сейчас все регионы сильно отличаются только от Москвы, — считает Владимир Залеский. — Но между собой каких-то ярких отличий нет. Проблемы, которые проявились особо ярко, думаю, как и у всех, — это остановка многих проектов на начальном этапе».

И все же у каждого региона есть свои особенности, которые и определяют, какие именно проблемы проявляются сильнее на данной территории. «Как известно, благодаря большому запасу природных ископаемых (нефть, металлы) наш край долгое время считался донором. Но в связи с изменением ситуации на рынке бюджет края сократился на 20 млрд. рублей. В целом экономика сейчас падает и пока не достигла дна», — отмечает Юлия Залетаева. На эту же тенденцию указывает и Екатерина Вовченко: «Экономика нашего региона — сырьевая, а спрос на сырье падает. Но при этом, в отличие от других регионов, реализация крупных инвестиционных проектов — таких как „Ванкор“, развитие Нижнего Приангарья, транспортный авиахаб, СФУ и Сосновоборская ТЭЦ, продолжается. Получается, что сложная экономическая ситуация наконец заставила власть всерьез отнестись к переходу от сырьевой экономики к инновационной. Большие надежды правительство возлагает на уникальные человеческие ресурсы — специалистов, которых готовят в СФУ». Кроме того, как добавляет представитель компании «Аверс», в Красноярском крае нет таких предприятий, от которых бы напрямую зависело благополучие сразу всего региона: «Конечно, „Норильский никель“ — градообразующее предприятие для Норильска и один из главных источников поступления финансов в краевой бюджет. Однако на цветной металлургии кризис отразился меньше, чем, например, на автомобильной отрасли или черной металлургии».

Картинка 4. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих?

Известно, что ИТ как отрасль не рассматривалась государством в качестве приоритетной при принятии антикризисных решений. Не задумываются о спасении ИТ-компаний и в регионах. «Нет ощущения, что власти предпринимают какие-то специальные меры именно в отношения ИТ-рынка. И в общем, это логично — правильнее создать благоприятный климат для предпринимательской деятельности в целом. ИТ-рынок и ИТ-деятельность — это, по сути, „вторичная“ инфраструктура, необходимая для обеспечения деятельности предприятий, организаций и т. п.», — поясняет представитель компании Epson. В компании «1С-Форус» придерживаются той же точки зрения: «Органы местной власти сейчас выступают не как регуляторы ИТ-рынка, а скорее как объекты рынка, работая с федеральными и муниципальными бюджетами, а также занимаются поддержанием основных градообразующих предприятий».

Отрасль информационных технологий не рассматривалась государством в качестве приоритетной при принятии антикризисных решений. Не задумываются о спасении ИТ-компаний и в регионах.

Но все же слабая надежда на то, что и «нашим что-то перепало», теплилась. Пусть не впрямую (денег дали), но, может быть, хоть косвенно (например, поддержали потенциальных или существующих клиентов). Поэтому вопрос о том, какие антикризисные меры были предприняты в ваших регионах, мы все-таки задали. Ответы, увы, не радуют.

«Нет ничего достойного внимания. Основная антикризисная мера, которая способна повлиять на экономику и на ИТ-рынок, в частности, это — увеличение объемов госзаказа и заказов муниципальных органов власти, — считает Игорь Моисеев. — Теперь, когда простаивают более половины стройплощадок, металлургических заводов, когда стоимость услуг снизилась, самое время государству и местным органам власти влиять на процессы, не только раздавая кредиты, но и проводя разумные инвестиции. Например, в строительство автодорог, мостов, социального жилья, ремонт коммуникаций, аэропортов, реконструкцию высших и средних учебных заведений, в здравоохранение, другие полезные для всей индустрии инфраструктурные задачи. Например, если будут средства на модернизацию транспортной отрасли, то будут загружены проектный институт, строительный комбинат и завод металлоконструкций, все это приведет к активности и на ИТ-рынке. Еще раз: госзаказ — это мера номер один для загрузки простаивающего производства и снижения безработицы».

Большинство ответивших нам согласны с представителем компании EMC: «не заметил», «если меры и есть, то мы о них ничего не знаем» — стандартные ответы наших респондентов. «На мой взгляд — никаких мер не предпринимается. Вообще никаких. Наверно, им не до ИТ...» — комментирует Наталья Малышко. «Особенных действий органы власти не предпринимают, — оценивает ситуацию Юлия Залетаева. — Как и раньше, они отдают предпочтение в тендерах московским и новосибирским компаниям. Хотя могли бы „обеспечить“ особые условия для участия именно красноярским компаниям. Наша компания, как член некоммерческой организации КрАСКИТ (Красноярская ассоциация компаний в области ИТ-технологий), активно взаимодействует с администрацией края, это в некоторой степени облегчает наше положение». Поддерживает коллегу руководитель компании «Сотчи-Net»: «Мы заметили одно: теперь на всех аукционах стали требовать обеспечения заявки и выполнения контракта. А это только ухудшило положение компаний, работающих на тендерных поставках».

Стоит отметить, что среди отвечавших есть те, кто «что-то слышал» об антикризисных инициативах. Правда, отношение к этим инициативам весьма неоднозначное. «В Томской области выделили деньги на конкурсы по развитию ЧП. Пример — конкурс предпринимательских проектов субъектов малого предпринимательства, созданных лицами из числа безработных или ищущих работу граждан, „Первый шаг“. Но мое мнение — результатов это не даст», — делится наблюдениями Алена Мойсеюк.

Но есть и прямо противоположная точка зрения на инициативы местных властей. «Власти Красноярска в рамках программы поддержки инновационной деятельности переориентировались с поддержки отдельных малых предприятий на поддержку кластеров предприятий. Предприятия кластера имеют возможность минимизировать затраты на внедрение инноваций за счет внутренней специализации и стандартизации, — рассказывает Екатерина Вовченко. — Кластерный подход позволяет объединить ресурсы бизнес-сообщества, власти, общественных организаций и СМИ в кризисное время, каждый участник кластера может продвигать свои идеи, проекты, найти ресурсную базу для их осуществления, поднять актуальные для него проблемы, принять участие в общекластерных проектах. В рамках этой программы в состав одного из кластеров, «„КИТ“ — Коммуникации. Информатизация. Технологии», вошли ИТ-фирмы, компании связи, научные и бизнес-сообщества. Их усилиями подготовлено несколько проектов федерального значения».

Разговор об ИТ-рынке Сибири был бы неполным, если бы мы ограничились описанием общих проблем региона. Поэтому последующие «картинки» поведают вам о состоянии дел в отдельных его сегментах.

Картинка 5. Розничная

Как уже отмечали наши респонденты, сибирская розница пострадала от кризиса сильнее, чем корпоративное направление. «Оборот I квартала 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. в рознице упал в среднем на 50–80%, — оценивает ситуацию Елена Литвинова, региональный директор „OCS-Красноярск“. — Конкретные цифры зависят от величины компании (чем она меньше, тем больше пострадала)».

Практически все ответившие нам на блок вопросов о рознице соглашаются с такими цифрами. К каким же последствиям это привело?

Во-первых, сократилось количество точек, реализующих ИТ-продукцию частным лицам. Часть компаний просто прекратила свое существование. «Порядка 20% точек свернули деятельность, остальные — сократили штаты и объем поставок либо предпочли влиться в более крупные компании, в те же федеральные сети», — приводит данные Алена Маркова. В Иркутске и Красноярске уход с рынка был не таким массовым: 3–5%, но все равно, речь идет о десятках магазинов. Подавляющее большинство из них принадлежало именно мелким ИТ-компаниям. Кроме того, несладко пришлось компаниям, работающим в небольших городах. В качестве примера приводятся «...компания „Арсиситек“ (Барнаул) и несколько компаний в Иркутске». Кого именно из иркутских компаний имели в виду, наши респонденты не уточняют. Но, думаю, не ошибусь, если скажу, что самым ярким «закрытием» в этом городе стала компания «Комтек». И хотя нельзя сказать, что она работала в пределах одного города (по официальной информации, магазины были открыты в Иркутской, Читинской областях, в Республике Бурятия), про ее банкротство все-таки стоит сказать отдельно, так как, скорее всего, вспоминать его будут еще долго. Просто потому, что оно было одним из первых в ряду громких дел о признании несостоятельности компаний на ИТ-рынке. Согласно информации на сайте Арбитражного суда РФ, 22 апреля 2009 г. компания признана банкротом.

Барнаульская «Арсиситек», также по формальным признакам не подходит под определение «компания одного города» — ее розничные магазины торговали в трех сибирских городах. Да и об уходе компании именно с розничного рынка официальной информации нет. Так, по данным сайта Арбитражного суда РФ, 23 марта 2009 г. банкротом было признано ее подразделение ООО «АРСИ-Интеграция».

Если уж зашла речь о банкротствах, то замечу, что в арбитраже по данному вопросу «засветились» представители и других сибирских регионов. Так, на рынке поговаривают о банкротстве «Компании Старком» из Красноярска. Замечу сразу, что в настоящий момент такой компании вообще не существует. Так как решением единственного учредителя 27 ноября 2008 г. ООО «Компания Старком» переименовано в ООО «Сибком 2000». По данным сайта Арбитражного суда РФ, «...29 декабря 2008 г. Арбитражный суд Красноярского края, рассмотрев заявление ООО „Сибком 2000“ (Красноярск) о признании себя банкротом и приложенные к заявлению документы, признал их достаточными для принятия заявления к производству. На основании заявления компании было ...введено временное управление». Официальный комментарий о том, что же в настоящий момент происходит в компании, предоставила Юлия Залетаева: «„Компания Старком“, существовавшая до осени 2008 г., занималась не только компьютерным бизнесом, но и недвижимостью. И именно под эту деятельность и были взяты кредиты. Осенью эти два бизнеса были официально разведены, и юридическое лицо „Компания Старком“ подало на процедуру банкротства. Сейчас в компании проходит процедура внешнего управления. Но! Самое главное: с октября 2008 г. юридическое лицо „Компания Старком“ не занимается компьютерной деятельностью, а только недвижимостью. Если говорить о ситуации в этой сфере, то она не столь печальна, ведь кредиты брались под конкретные объекты, которые до сих пор существуют. Таким образом, с октября 2008 г. компьютерным бизнесом официально занимается новое юридическое лицо, которое не аффилировано с юридическим лицом „Компания Старком“. Если говорить про юридическое лицо „Компания Старком“, то все долги перед поставщиками закрыты. Никто ни от кого не скрывается, и „кидать“ мы никого не собираемся. Генеральный директор компании Степан Долговых не сбежал за границу, он, как и прежде, общается с людьми и решает вопросы. Что же касается наших розничных магазинов, то для всей сети, купленной у компании „Комтек“, мы провели ребрендинг и ввели эти магазины под бренд „Позитроника“. Бренд „Старком“ останется только для корпоративных продаж. Сейчас решаем вопрос по срокам ребрендинга магазинов, принадлежавших нам изначально».

Вторая тенденция, о которой говорят наши респонденты: крупным игрокам розничного рынка пришлось «ужаться». При этом они особо отмечают, что все прежние лидеры продолжают работать. «Среди этих компаний нет тех, кто прекратил свою деятельность, — рассказывает Илья Калькаев. — Но некоторые крупные фирмы приняли решение о закрытии части малорентабельных магазинов, и, на мой взгляд, это правильно». Подтверждает его слова представитель компании Epson: «Формально совсем закрывшихся компаний — из крупных игроков — нет. Некоторым заметным розничным продавцам пришлось сократить торговые площади, что, конечно, снизило как ассортимент, так и общий уровень восприятия магазинов клиентом». Так, в Красноярске, по словам одного из наших респондентов, следствием кризиса стало перераспределение долей розничного ИТ-рынка: «Старожил местной розницы „Борлас СБ“ заявил о своем уходе. Новосибирская НЭТА объявила об объединении двух магазинов. С рынка ушли Sunrise, „Техномаркет“, „Сибмэн“. Компании „Старком“ и „Аверс“ оптимизируют свой розничный бизнес. Первая закрыла два магазина и перераспределила товар на другие точки, „Аверс“, в свою очередь, перепрофилировал один из магазинов в компьютерную „клинику“».

Тем не менее мы попросили наших респондентов назвать лидеров розничного рынка их региона. После сопоставления ответов получен следующий список.

  • Новосибирск: ДНС, «Готти», «Левел», «НЭТА, Компьютерные системы».
  • Омск: ДНС, РИТМ.
  • Кемерово: «Компьютерные системы», ДНС.
  • Красноярск: «Аверс», «Старком», ДНС, «Сибирские компьютеры», «Компак», НЭТА.

Владивостокскую компанию ДНС в качестве лидера розничного рынка отмечают во всех сибирских регионах. Правда, о тех методах, которыми пользуется эта компания в своей борьбе за покупателя, наши респонденты отзываются весьма нелестно: «Сеть, идущая с востока на запад, называемая ДНС, по пути своего продвижения убивает розницу почти наповал. И даже компании, которые энергично боролись с оттоком покупателей в ДНС, спустя месяц после открытия ее магазина признают свое поражение. Неплохо себя чувствуют только очень маленькие торговые точки, занимающиеся продажей неоригинальной расходки. В докризисный период влияние таких сетей было меньше, так как покупатели часто шли за качеством обслуживания. Сейчас же наиважнейшим критерием, увы, опять становится цена», — сообщают в одной из компаний.

Если же развить тему о взаимоотношениях местных компаний и «варягов», то, по мнению наших респондентов, федеральные сети и локальные игроки до кризиса делили рынок в пропорциях от 40/60 до 60/40 в зависимости от региона. И пока эти соотношения остаются неизменными. Кроме того, наши респонденты так и не пришли к общему мнению, кому из игроков розничного рынка сейчас проще работать в регионах: местным или московским «гостям». «Местные намного лучше чувствуют рынок, грамотно распоряжаются кредитными линиями и складскими запасами. Не загружают доверху склады оборудованием. Что же касается крупных компаний, они вынуждены закупать все централизованно. И к моменту появления товара на витрине входная цена может оказаться равной или больше средней по рынку из-за резкого и непредсказуемого колебания доллара», — считает представитель «Тайле».

В пользу местных компаний высказывается и Максим Багаев. «Средние компании развивались на свои деньги, причем очень консервативно. Норма прибыли у них выросла, и хотя объем продаж упал, все равно их положение остается стабильным».

Но есть и те, кто считает, что московским компаниям сейчас проще. «Думаю, у федеральных сетей ситуация получше — таково мнение Владимира Залеского. — Во-первых, они более устойчивы, во-вторых, из-за объемов могут позволить себе держать цены на достаточно низком уровне. А потребитель теперь ищет, где дешевле». Поддерживает эту точку зрения и представитель компании Entensys: «Магазины федеральных сетей находятся в более выгодном положении благодаря широкому ассортименту, отлаженному каналу поставок, занятым торговым площадкам, известным брендам».

«Сложно судить о том, что сейчас выгоднее для розничных компаний, — рассуждает Валентин Богдан. — Кому-то помогло выжить сокращение площадей: они получили финансовые преимущества. Кто-то, напротив, использует ситуацию и расширяет площади и количество магазинов».

Впрочем, большинство наших респондентов считают, что формат розничного магазина по продаже цифровой техники будет небольшим. «Наиболее оптимальный вариант — это 100–150 квадратов», — отмечает Юлия Залетаева.

«Самыми выигрышными сейчас будут „магазин рядом с вами“ по типу супермаркета», — считают в одной из компаний. Такое же мнение и у представителя компании «1С-Форус».

А вот специалисты компании «Синтез-Н» считают, что наименьший урон от текущего кризиса понесут только те ИТ-компании, чей бизнес сосредоточен в Интернете. Популярными станут интернет-магазины и сервисы, предоставляемые через Сеть.

Елена Литвинова соглашается с вышесказанным: «Наиболее выигрышный формат магазинов — средней площади, 150–200 м2. Компании, которые имели несколько торговых точек, укрупнились и сократили маленькие магазинчики. Отдельно скажу про интернет-магазин компании „Аверс“, который существует уже не первый год. Раньше он работал в „вялотекущем PR-режиме“. Но с конца I квартала в компании стали усиленно заниматься именно этим направлением, и магазин за короткий срок вышел на стабильный оборот, сопоставимый с показателями небольшой розничной компании. При этом для наполнения этого магазина используются данные как складов самой „Аверс“, так и складов региональных дистрибьюторов-оптовиков и даже некоторых конкурентов. С их согласия, конечно же».

Наши респонденты отмечают и произошедшие изменения в потребительском спросе. Но здесь они несильно отличаются от своих коллег из других регионов.

«Основной тренд — ограничение количества устройств на полках в пользу наиболее ходовых: на полках представлен наиболее ликвидный товар, а количественно полки „похудели“», — описывает ситуацию Валентин Богдан. Его слова дополняет Юлия Залетаева: «Произошли как качественные, так и количественные изменения в ассортименте розничных магазинов: из-за уменьшения складской площади сократились товарные позиции. Приоритетными стали сегменты low и mid из-за снижения покупательской способности».

Кроме того, как уточняют в компании «Синтез-Н», многие потребители стали «перераспределять инвестиции». «Люди чаще стали что-то докупать, а не менять. Больше стало модернизации старых ноутбуков и компьютеров. При этом продажи расходных материалов фактически не изменились. Сейчас потребитель стремится экономить. Если раньше он выбирал получше, то сегодня — подешевле». По данным компании «Аверс», больше всего «пострадали» компьютеры и ноутбуки, а продажи комплектующих, расходных материалов и нетбуков снизились гораздо меньше или вообще не уменьшились.

Алена Маркова обобщает все вышесказанное: «Покупатели отказываются от товаров, цена которых завышена производителем и надо платить „за марку“. Ассортимент магазинов явно склоняется в сторону компромисса цены и качества. Популярностью пользуются недорогие модели и товары с, возможно, несколько урезанным функционалом».

Картинка 6. Корпоративная

«У системных интеграторов в I квартале объемы сократились в 2–4 раза (т. е. больше, чем в рознице), — оценивает ситуацию в корпоративном сегменте Елена Литвинова. — Во II квартале наблюдается обратная тенденция. Обороты у системных интеграторов увеличились по сравнению с I кварталом 2009 г., а вот у розницы они упали в 1,5–2 раза. При этом во II квартале стало гораздо больше проектов: и тендеры, и разработка на будущее. Только суммы проектов уже не такие большие, и конкуренция за клиента стала жестче».

Практически все респонденты (даже те, кто отмечает, что в их компании обороты по данному направлению не изменились) считают, что объем всего корпоративного рынка стал меньше «процентов на 30–40».

Естественно, возникает вопрос, а кто из корпоративных заказчиков еще жив. Владимир Залеский отвечает на него просто: «Живы все, но бюджеты заморожены у большинства». С такой оценкой ситуации согласны и в другом сибирском городе. «У всех корпоративных заказчиков бюджеты сокращены, затраты отложены на более поздний период», — комментирует Сергей Буш. Более детальную «разбивку» по отраслям дает Наталья Малышко: «Живы энергетики, нефтяники, пищевики, МЧС, таможенники». «...Операторы связи, энергетики, некоторые федеральные структуры; трепыхаются транспортники, госструктуры; у остальных все гораздо хуже», — дополняет список Анатолий Сергеев. У представителя компании Epson свое мнение по данному вопросу: «Живы мэрии, Министерство образования (вузы, школы), подразделения Сбербанка и РЖД. Остальные скорее заморожены».

А вот на Кузбассе, как говорят наши респонденты, денег на ИТ нет совсем. В металлургии и на шахтах бюджеты заморожены. «Скажем так: „Евраз“ около года должен по платежам, — комментирует Вячеслав Анисимов. — А ведь это практически определяющий корпоративный клиент у нас».

«Оценить ситуацию по рынку достаточно сложно, однако, если говорить о тех проектах, с которыми наша компания работала в последнее время, можно сказать, что государственный сектор осуществляет только сопровождение текущих проектов, оптово-розничные компании заняты поиском новых решений и вариантов „зарабатывания денег“, в строительстве ИТ-бюджеты заморожены практически полностью», — рассказывает Сергей Макарычев.

А по мнению представителя компании ЕМС, сейчас можно рассчитывать на бюджеты с коротким сроком окупаемости, до полугода, например: «Владельцы бизнеса считают средства, и их интерес лежит в максимальной прозрачности и быстроте отдачи от вложенных инвестиций. В этой области автоматизация организационного документооборота является явным лидером среди инвестиционных направлений: ускорение обработки документов и прозрачность управления людьми, активами, финансами имеет легко понятный срок окупаемости. Количество задач по автоматизации документооборота и внедрению технологий безбумажного оборота увеличивается каждый день».

С тем, что для корпоративных клиентов сейчас на первое место выходят «быстроокупаемые» проекты, согласны практически все, кто отвечал на наши вопросы. «Заказчики отказываются от решений, рассчитанных на среднесрочную перспективу, а уж на долгосрочную — тем более», — подтверждает Владимир Залеский.

За что же клиенты еще готовы платить, а чем могут пожертвовать? Однозначно сохраняется и растет спрос на антивирусные корпоративные продукты и расходные материалы. Актуальны также: защита персональных данных и виртуализация. Остаются востребованными решения, позволяющие экономить расходы (например, CRM) и оптимизировать ИТ-инфраструктуру, снизить затраты на ее содержание и повысить эффективность: системы видеоконференцсвязи, IP-офисы, центры обработки данных. Не менее популярны инфраструктурные решения: сети передачи данных, системы безопасности (пожарная сигнализация, контроль доступа и видеонаблюдение), системы гарантированного электропитания. Набирают темпы такие направления, как системный софт и бизнес-приложения. Банки и финансовые институты готовы приобретать программы автоматизации деятельности по работе с просроченной задолженностью. Растет интерес к ПО с открытым кодом. Наши респонденты особо отмечают: «Мода на дорогущие западные бренды спадает, заказчики вообще перестали приобретать „модные“ решения, которые внедряли раньше только потому, что у конкурентов тоже это было». Вместо этого они переходят к системам, помогающим зарабатывать и сохранять заработанное. Кроме того, желая получить максимум от уже построенной инфраструктуры, заказчики стараются продлить срок ее службы, модернизируя, а не заменяя оборудование.

Стоит отметить, что в список предприятий, получивших господдержку в период кризиса, вошли и сибирские. Но ИТ-компании, работающие на данной территории, не только не имеют к ним доступа, но даже не слышали об антикризисных мерах, проводимых на них. «Не слышно, — говорит Анатолий Сергеев. — Если что-то и получили, то тратят это на „латание дыр“. Нет четкой концепции (или мне она неизвестна) ни в части повышения технологичности той или иной деятельности, ни в части разумного использования выделяемых средств». «Не участвуем и не ощущаем никакой активизации», — поддерживает коллегу руководитель компании Lab 321.

«К сожалению, те предприятия, которые получают господдержку, чаще всего в качестве поставщиков привлекают московские компании, — сетует Владимир Залеский. — А это, конечно же, дороже...»

Сибирь — это регион, в котором московские системные интеграторы хотели присутствовать всегда. И практически все наши респонденты уверены, что сейчас работать с корпоративными клиентами проще именно столичным фирмам, которые имеют возможность опереться на тех, «кто прикрывает их спину». Практически, но не все. Потому что, например, в Омске уверены: в их регионе москвичи не смогут конкурировать с местными игроками. «На мой взгляд, наш рынок обладает сильной инертностью: люди привыкли работать со своими и так будет еще достаточно долго, — аргументирует представитель компании „АльфаКом“. — Помочь в работе с заказчиками компаниям сейчас могут дополнительные бесплатные сервисы (пусконаладка, обучение и т. п.) и, конечно, цены».

Его поддерживает Сергей Буш: «Местным компаниям проще. Омский регион традиционно очень тяжелый и жесткий, мало региональных проектов, мало объемов, низкая маржа на всем».

Мы попытались составить такой же список ведущих игроков сибирского корпоративного рынка, как и для розничного сегмента. Но наши респонденты дали настолько различающиеся ответы, что свести их воедино не удалось. Скорее всего, это объясняется тем, что розничные компании все-таки находятся на виду, и закрытие (или открытие каждого магазина) не проходит незамеченным. А работа с корпоративными клиентами — это процесс кулуарный. Вот поэтому у каждого из конкурентов «складывается» свое мнение о том, насколько силен его противник. И в этой ситуации отрадно, что, по мнению участников опроса, пока все крупные игроки остаются в строю. Единственная «потеря», которую не смогли не заметить, — это компания «Камитек», которая ушла с рынка, объединившись с красноярской же фирмой «КРИС». Но произошло это еще в 2008 г., не под давлением кризиса.

При этом, по мнению Никиты Трубецкого, сдают позиции очень многие игроки: кто-то отправляет сотрудников в административные отпуска, кто-то сокращает зарплаты.

В связи с этим хотелось отметить, что «людская» проблема — это еще одно последствие кризиса, о котором упоминали наши респонденты. Кадровый вопрос в Сибири сейчас стоит очень остро. И в первую очередь именно перед интеграторскими компаниями. Поначалу многие из них, пытаясь снизить издержки, делали это именно за счет сокращения персонала. Ведь если у дистрибьюторов основные расходы — это содержание склада, то у системных интеграторов — заработная плата специалистов. В результате на рынке рабочей силы предложение в несколько раз превысило спрос. Но найти стоящего специалиста до сих пор очень трудно.

«Сейчас много всевозможных данных о текущей ситуации — суммы, проценты, банкротства, реструктуризации, — рассуждает Елена Литвинова. — И практически отсутствует информация о людях, специалистах ИТ-рынка, которые оказываются в центре всех этих событий. Если осенью-зимой прошли частичные сокращения персонала, то сейчас из ИТ-компаний сотрудники уходят, в том числе добровольно. Кто они? В первую очередь это — „продажники“, те, кто умеет и любит работать с заказчиком, у кого есть годами наработанные ключевые клиенты. Уходят и ИТ-специалисты, у которых сейчас стало меньше работы. Они молоды, но уже профессионалы, работают не первый год и чувствуют ИТ-рынок. Куда они уходят? Чаще всего создаются небольшие компании с нишевой интеграторской специализацией, или начинают „с нуля“ интеграторско-проектное направление при компьютерных фирмах, которые ранее не занимались этой сферой». Таким образом, возможно, через некоторое время на корпоративном рынке Сибири произойдет перераспределение сил, вызванное не только «уходом» старых лидеров, но и появлением новых заметных компаний. Ведь перед «новичками» не стоит задача оптимизации расходов, которая оказалась большой проблемой для некоторых «старичков». Они уже изначально создаются с учетом необходимости «минимизации затрат». Так что в период вынужденной жесткой экономии они вполне могут побороться со старожилами за место под солнцем. Могут, только если преодолеют трудности, с которыми придется столкнуться. В первую очередь это будут те вопросы, за которые на предыдущем месте работы отвечали «соседние отделы», — понимание партнерской политики вендоров, вопросы ценообразования в канале, логистика оборудования, принципы взаимодействия с поставщиками (проектными дистрибьюторами) и многое, многое другое.


Версия для печати (без изображений)