Чем выше поднимешься, тем больнее будет падать. Эта народная мудрость, к сожалению, как нельзя лучше описывает основные тенденции рынка системной интеграции. Данные IDC весьма неутешительны, но аналитики все же пытаются внести ноту оптимизма и разглядеть в нерадостном ландшафте некоторые тенденции к росту.

По данным отчета IDC Russia Vertical Markets 2009–2013 Forecast, затраты на ИТ в России снизятся в 2009 г. на 45,7% в долларовом выражении. Виктор Пратусевич, ведущий консультант IDC по исследованиям потребительских рынков, отмечает, что в ИТ-бюджетах значительным сокращениям подверглись такие статьи, как закупка новых серверов или внедрение масштабных систем автоматизации управления предприятием, ограничены средства, выделяемые на запланированную модернизацию систем, — основная часть ИТ-бюджета направляется на поддержание текущей деятельности. «Однако рано или поздно рынок восстановится, и поставщики должны быть к этому готовы», — утверждает он.

Когда же это произойдет? Ответ IDC: в пятилетний прогнозируемый период (2009–2013 гг.) расходы на ИТ в России будут расти ежегодно в среднем на 1,1% и в конце 2013 г. составят 25,9 млрд. долл. Изменится структура ИТ-затрат: компании будут чаще устанавливать отдельные модули систем управления предприятием: бизнес-аналитики, управления персоналом или управления документооборотом.

По данным исследования IDC Russia IT Services Competitive Analysis, российский рынок ИТ-услуг консолидируется. Совокупная доля пятерки лидеров увеличилась по сравнению с прошлым годом и достигла 29,9%. При этом в десятке лидеров нет ни одной иностранной компании — по этому параметру ситуация стабильная. Вместе с тем IDC отмечает ужесточение конкурентной борьбы среди поставщиков ИТ-услуг и считает, что эта тенденция может способствовать перераспределению позиций ведущих игроков.

На рынке ИСУП (отчет IDC Russia Enterprise Application Software 2009–2013 Forecast and 2008 Vendor Shares, ИСУП — интегрированные системы управления предприятием) лидеры начинают меняться местами: по итогам 2008 г. многолетнее лидерство сохраняла SAP, доля которой составила 53,9%, но на второе место впервые вышла «1С» (18,7%). Места с третьего по пятое достались компаниям Oracle (8,4%), Microsoft Dynamics (8,0%) и «Галактика» (4,1%). Суммарная доля российских компаний в пятерке лидеров увеличилась на 3,8% по сравнению с показателями 2007 г. Очень может быть, что очередное исследование, 2009 г., обнаружит смену лидеров, поскольку у «1C» дела идут неплохо.

Аналитический центр REAL-IT Лиги независимых экспертов ЛИНЭКС ведет ежеквартальный мониторинг ситуации на ИТ-рынке. Вывод отчета за III квартал оптимистичен: прогноз на IV квартал 2009 г. позитивный. Остановится падение во всех сегментах рынка, а в отдельных (ПО) будет зафиксирован рост. Более того, аналитики REAL-IT уверены, что падение бизнеса системных интеграторов почти закончилось, а у ведущей десятки дела «даже начали выправляться». Бизнес системных интеграторов эти эксперты представляют в виде четырех сегментов: компьютерное оборудование, программное обеспечение, сетевое оборудование, услуги. В первых двух, по данным REAL-IT, падение уже прекратилось.

Мнение Роберта Фариша, вице-президента и регионального директора IDC Россия/СНГ, иное. По его данным, первая половина года для интеграторов складывалась еще довольно неплохо, так как крупные проекты, начатые в 2008 г., заказчики не смогли и/или не захотели мгновенно останавливать. Часть из них идет до сих пор, но новых проектов, особенно инфраструктурных, с «тяжелым» оборудованием, мало. Поэтому во втором полугодии падение бизнеса системных интеграторов оказалось более значительным. Фариш выделяет три группы товаров и услуг, состояние спроса на которые можно представить в виде своеобразного «светофора». Красный означает наиболее сильное падение спроса, желтый — менее заметное падение, зеленый — рост спроса. Для серверов, СХД, сетевого оборудования, ИСУП, ОС, баз данных, системной интеграции в целом, установки и конфигурирования оборудования — свет красный. Для обслуживания оборудования и ПО, ИТ-безопасности, платформ виртуализации — желтый. А зеленый горит для ПО управления системами и сетями и систем бизнес-аналитики.

Мнения руководителей ведущих компаний отчасти подтверждают, отчасти опровергают выводы аналитиков. На вопрос: «Вы видите какие-то признаки улучшения экономической ситуации на ИТ-рынке?» — большинство участников настоящего обзора ответили отрицательно. Но практически все они уверены, что в следующем году ситуация изменится и улучшение наступит.

Сергей Мацоцкий, генеральный директор IBS, полагает, что весной 2009 г. от фазы свободного падения рынок перешел к фазе стабилизации. Это пока вовсе не означает, что его объем стал намного больше, подчеркивает он. Все стараются быть очень аккуратными с деньгами, щепетильными с ценами, очень требовательными к соблюдению сроков и т. п., но тем не менее какие-то сделки то там, то здесь возникают, а до весны даже этого не было. С точки зрения спроса 2010 г. пройдет на низком уровне. Существенный рост начнется в 2011 г., когда у бизнеса появится уверенность в том, что «все уже хорошо», которой пока нет, и он системно задумается о необходимости инвестиций в повышение качества управления. Соответственно бюджеты на ИТ начнут формироваться не раньше лета следующего года — на 2011 г., считает Мацоцкий.

Заместитель генерального директора «Фирма НТЦ КАМИ» Андрей Торопов замечает: «Иногда кажется: вот оно — „улучшение“, а жизнь говорит — „нет“, еще рано питать иллюзии».

Происходят ли изменения?

Пока вряд ли можно о тенденциях, способных изменить положение дел кардинально, но определенный интерес они представляют. В условиях резкого сокращения спроса и почти полного отсутствия новых проектов неуместными выглядят вопросы типа «какие решения были наиболее популярны», как это было принято в подобных обзорах прошлых лет. Более продуктивным кажется исследование картины возможных сделок, потенциального развития на ближайшую перспективу. Тем более и мнения клиентов это подтверждают. Интерес заказчиков к новым технологиям, к новым решениям и подходам сохранился, более того, обозначился более четко. Поэтому вопросы, заданные руководителям интеграторских компаний, были связаны с подготовкой сделок, пресейлом и пилотными проектами.

Тем более что наблюдается довольно любопытный парадокс, который отмечают руководители практически всех крупных ИТ-компаний. «С одной стороны, стало заметно меньше денег, с другой — с сентября прошлого года заметно увеличилась активность на рынке», — считает Игорь Никулин, директор департамента информационных технологий компании «Крок». Речь идет скорее об увеличении числа пресейлов у ряда крупных компаний, которые раньше были сфокусированы на ограниченном количестве крупных сделок и не рассматривали неинтересные для них на тот момент средние по объему сделки. «Сокращение числа крупных проектов заставляет „отрабатывать“ большее число небольших и средних контрактов для сохранения объема бизнеса», — полагает Тагир Яппаров, генеральный директор компании «АйТи».

Иван Кочетов, руководитель департамента корпоративных коммуникаций компании «Микротест», отмечает под конец года рост интереса со стороны стартапов — небольших и молодых компаний, активно инвестирующих в ИТ. Пилотные проекты реализуются преимущественно в корпоративном секторе и пользуются особым спросом в крупных компаниях СМБ-сегмента, а также в государственных предприятиях со сложной оргструктурой. С точки зрения технологий повышенный интерес к пилотным проектам уделяется системам, связанным с управлением финансовыми потоками, поясняет Кочетов.

У «АйТи», как отмечает Яппаров, в проработке много пресейлов и проектов, которые касаются защиты персональных данных, корпоративных хранилищ, ЦОДов, аудита информационных систем.

Алексей Тимашков, вице-президент компании «УСП КомпьюЛинк», тоже отмечает рост числа пресейлов и пилотов, причем запросы поступают на построение ИТ-инфраструктуры «под ключ» для нового бизнеса; унификацию и консолидацию ИТ-инфраструктуры; внедрение систем управления взаимоотношениями с клиентами; построение систем обеспечения информационной безопасности и вычислительных комплексов, а также ЦОДов.

По мнению генерального директора «ЛАНИТ ДВ» (Владивосток) Дмитрия Германа, пилотных проектов стало меньше. Уменьшилось общее количество проектов, но увеличился их финансовый объем, стало существенно меньше крупных проектов, но при этом выросло число средних и небольших, это видно по общему объему продаж за 9 месяцев. Основные заказчики — государственные учреждения и крупные структуры федерального уровня, отмечает Герман.

В Казани «многие госучреждения не только перестали быть лучшими заказчиками, но и перешли в категорию достаточно рисковой клиентуры: происходят задержки в организации конкурсов, а это не позволяет нормально планировать работу», с сожалением констатирует Феликс Маркман, глава компании «АБАК».

Андрей Торопов замечает: «Работа по подготовке решения, по моему мнению, тоже должна оплачиваться, а пилотные проекты тем более. Трудоемкость их зачастую превышает само внедрение. Пример: проект „Безопасный город“, техническое задание которого было написано сотрудниками нашей компании. Однако к самой реализации проекта наша компания допущена не была. По нашему мнению, заказчики, ссылаясь на кризис, пытаются решать вопросы за счет компаний и при этом не заплатить за проделанную работу».

Сергей Дрыганов, директор по развитию «Компания Мехатроника» (Оренбург), наблюдает совсем другую ситуацию: число пилотов выросло, делаются они в основном для коммерческих компаний, старающихся ИТ-стредствами повысить эффективность. Проекты в основном связаны с оптимизацией инфраструктуры.

«Андреев Софт. Управляющая компания» (Тверь) тоже выполняет больше пилотов, в основном инициированных госструктурами. Преимущественно речь идет о распределенных комплексных сетевых проектах. «Мы в 2009 г. реализовали первую в РФ сеть информационных центров для всех базовых школ одного из субъектов федерации (Тверская область). Концепция, проектирование, реализация — „Андреев Софт“. Телекоммуникационные оборудование — Cisco, МФУ — Xerox. Рассматриваем этот проект как пилотный перед широким тиражированием на остальные субъекты РФ», — рассказывает Алексей Андреев, директор компании.

Утром стулья — вечером деньги

Принципиально схемы финансирования ИТ-проектов не изменились, но некоторые новшества есть. Финансовые условия проектов в этом году только ужесточались. Заказчики поголовно сокращали объем предоплаты в проектах, увеличивали сроки оплаты после закрытия контракта, банковское финансирование сделок стало гораздо более дорогим, чем ранее, считает Тагир Яппаров. Единственное, что стало активнее применяться, это рассрочка платежей, отмечает Сергей Мацоцкий. С ним многие согласны, добавляя к числу наиболее распространенных изменений оплату по факту. Меняются и финансовые правила госзаказчиков.

Александр Гельманов, генеральный директор «Регионального инновационного центра» (ГК «Синтез Н», Красноярск), напоминает, что с 2009 г. были введены требования по обеспечению госконтрактов в виде реальных денег, которые «замораживаются» на счетах в банках и существенно уменьшают возможности для развития бизнеса. Практика показывает, утверждает он, что введение новых принципов и уход от страхования госконтрактов стали негативным фактором для компании.

Дмитрий Герман отметил лишь появление в федеральных программах вариантов софинансирования с муниципальными образованиями.

Иван Кочетов считает, что изменения произошли не в схеме финансирования ИТ-проектов, а в схеме предоставления услуг компаний-внедренцев. Например, многие из них стали предлагать такие сервисы, как аренда ПО и оборудования и ИТ-аутсорсинг с ежемесячной оплатой. Такая возможность распределения оплаты во времени позволяет заказчикам, у которых не хватает оборотных средств, снизить нагрузку на ИТ-бюджет. Кроме того, некоторые внедренцы предоставляют заказчикам возможность оплачивать работы по реализации крупного долгосрочного проекта не сразу, а по завершении каждого из его этапов.

Так как для многих получить кредит под ИТ-проект весьма непросто, говорит Игорь Никулин, заказчики всё чаще ставят перед «Крок» задачу проработки специальных схем финансирования ИТ-проектов. Это содействие в лизинговых операциях, получение товарных кредитов вендоров, реализация проектного финансирования и организация управления активами (выкуп старого оборудования, оплата по мере использования ИТ-решений). «Не могу назвать эти схемы чем-то новым для нашей компании, но, поскольку сегодня требования финансовых институтов ужесточились и вопрос с поиском финансирования ИТ-проектов стоит крайне остро, такие схемы действительно помогают заказчикам использовать время кризиса для повышения производительности труда или конкурентоспособности своих продуктов».

Структурные изменения

Изменения экономической среды неизбежно должны были повлечь за собой перемены во внутренней жизни компаний. Они действительно произошли, но не кардинальные: по словам опрошенных руководителей, никто не стал увольнять более 10% персонала. Скорее речь шла о перераспределении ресурсов. Андрей Торопов говорит, что в их компании увольнения были, но «правдивый ответ заключается в том, что повод в виде кризиса был использован для давно назревшей „чистки“ кадров».

Сергей Мацоцкий считает самым важным изменение горизонтов планирования с годового на квартальное, переход на систему поквартальной безубыточности. Это очень серьезная модернизация системы управления, которая позволяет оперативно поддерживать баланс между объемом сбыта, наличием и объемом трудовых ресурсов и проектными рисками, полагает он.

В компании «Микротест», рассказывает Кочетов, серьезно изменили схемы мотивации, сохранив при этом уровень зарплат. Для оптимизации расходов на персонал внедрили в ключевых подразделениях модель оценки основных показателей деятельности сотрудников и систему мотивации, позволяющую «привязывать» их доход к результатам работы, выраженным в конкретных суммах доходов компании.

«Важнейшим успехом прошедшего года считаю то, что ни один из наших внутренних стартапов не был закрыт, мы активно продолжали инвестировать в разработки и новые практики», — подчеркивает Тагир Яппаров. Сокращения в компании коснулись меньше 10% персонала и то в основном были связаны с поэтапным высвобождением людей в завершающихся проектах. Были выведены на рынок новые практики, например в области цифровых типографий и программных средств управления печатью, СПО и др. Реализован ряд проектов по RFID-инвентаризации основных средств, консолидации корпоративной финансовой информации на базе единого хранилища документов.

В «УСП КомпьюЛинк» считают, что кризис послужил толчком к развитию корпоративной системы бюджетирования группы компаний, внедрению систем менеджмента качества, систем управления и контроля проектов. Как сообщает Алексей Тимашков, была проведена реорганизация отдельных подразделений и формализация их бизнес-процессов.

Заместитель директора по маркетингу и развитию бизнеса группы РАМЭК Елена Александрова рассказывает, что в компании идет набор персонала в рамках развития новых бизнес-направлений. В начале года был открыт департамент информационной безопасности, сейчас в нем работают около 30 человек, планируется расширение. «Мы сосредоточились на разработке решений по защите персональных данных (согласно 152-ФЗ), проектировании систем защиты информации и разработке комплексных решений на базе собственных продуктов», — говорит Александрова.

В группе компаний «Информзащита» занимались разделением бизнесов между компаниями и установлением экономически оправданных взаимоотношений между ними. Основная цель заключалась в том, говорит Владимир Гайкович, генеральный директор группы «Информзащита», чтобы за каждое направление бизнеса в группе отвечала одна компания, а эффективность ее деятельности определялась финансовым результатом. «Это была не революция, а эволюция, меняющая порядок принятия решений и ответственности людей за разные участки работы. Несмотря на перестройку, годовой план по выручке „Информзащита“ выполнила, и в 2010 г. мы смотрим с оптимизмом», — подчеркивает он.

В «ЛАНИТ ДВ» предприняли ряд мер по оптимизации бизнес-процессов: в основных подразделениях компании был установлен более жесткий контроль затрат; в конце 2008 г. ввели систему мотивации, направленную на увеличение объемов бизнеса, и она, по словам Дмитрия Германа, «заработала быстро и просто во многом благодаря преддверию кризисной ситуации».

«В 2008-м мы создали отдел по работе с предприятиями СМБ, а осенью 2008 г. его закрыли, но мы не связываем эту неудачу напрямую с кризисными процессами. В компании „Мехатроника“ упразднили отдел бизнес-консалтинга. Для нашего регионального рынка, видимо, время еще не пришло, — констатирует Сергей Дрыганов. — С другой стороны, мы создаем службу технической поддержки и группу разработки ПО — по IP-телефонии».

Отдел бизнес-консалтинга существенно сократился и в НТЦ КАМИ, закрыто розничное направление, но открывается интернет-магазин, усилен блок, занимающийся сопровождением и обслуживанием.

Расширяется краснодарский «Владос». Рассказывает Олег Новиков, технический директор фирмы: «Мы интенсивно оптимизируем деятельность нашей сервисной службы за счет отказа от низкоприбыльных авторизаций и наращивания компетенций по наиболее востребованным услугам — ремонту ноутбуков и печатной техники. В текущих условиях, когда мелкие компании несут убытки и многие вынуждены закрывать бизнес, создается определенный нишевый дефицит, который постепенно заполняется более крупными игроками, что дает нам надежду на рост продаж».

Необычную диверсификацию предприняли в Красноярске. «Синтез-Н» создала Региональный инновационный центр, основная задача которого состоит в создании условий для интенсивного формирования и развития инновационных предприятий, а также в продвижении инновационных разработок и решений на российский и зарубежный рынки. Он действует с середины 2008 г. «С 2009 г. Региональный инновационный центр занимается разработкой концепции и бизнес-плана Красноярского технопарка в сфере высоких технологий по заказу правительства края», — поясняет Александр Гельманов.

Мнения заказчиков

Что изменилось за год

Надо отметить, что кардинальных отличий в картине, нарисованной подрядчиками, от того, как это представляется заказчикам, незаметно, все основные тенденции, направления развития подтверждаются. Просто акценты расставляются несколько иначе. Что изменилось за год? Стало явно больше скидок, больше гибкости, больше пилотов.

Сергей Адмиральский, директор по ИТ, московский ювелирный завод «АДАМАС»: «Выросло количество первичных обращений, в первую очередь со стороны подрядчиков из других городов и стран, даже крупные вендоры стали напрямую предлагать свои услуги. Новые подрядчики охотнее идут на небольшие бесплатные пилотные проекты даже в случае крайне низкой вероятности платного продолжения; появились персональные предложения бесплатного обучения».

ИТ-директор, добывающий холдинг: «Охотнее стали предлагать скидки, за пилотные/бесплатные проекты берутся активнее. Если раньше крупные интеграторы от каких-то тем отказывались (маржа маленькая, неочевидна победа в конкурсе...), то сейчас возвращаются и сами предлагают развивать тему. Некоторые заинтересовались лицензионной чистотой. Например, глобальная компания „на 3 буквы“ настоятельно хочет проверить, все ли правильно у нас используется. Считаю, что это следствие кризиса. Хотя в целом мы и раньше получали все, что необходимо. Просто коллеги стали более сговорчивыми».

Марат Хайретдинов, вице-президент, директор ДИТ ЕВРОФИНАНС МОСНАРБАНК: «Часть компаний стала предлагать различные схемы оплаты, чего ранее не было. Ряд компаний предлагает весьма существенные скидки на заказные услуги (разработка ПО, внедрение)».

О планах и прогнозах

ИТ-директор: «Наши планы предполагают дальнейшее полноценное развитие ИТ-систем. Кризис на долгосрочных планах не сказался. Привлекать подрядчиков будем в первую очередь там, где нет/не хватает собственной экспертизы. Это и развитие инфраструктуры, и консультационные услуги по ERP, и многое другое».

Сергей Адмиральский: «О планах на следующий год говорить трудно, поскольку нет ясности с финансированием. Но заметное развитие возможно только с привлечением внешних подрядчиков, поскольку собственный персонал еще год назад „оптимизирован“ для операционной деятельности. Собственными силами в 2010 г. предполагаем развивать BI, Web-технологии и электронный архив. Если появятся деньги, то именно для этих направлений будем привлекать подрядчиков».

Марат Хайретдинов в следующем году предполагает заметное развитие и оптимизацию инфраструктуры, а также ее мониторинга и управления. В прикладной сфере — проекты, связанные с различной отчетностью и контролем рисков.

Андрей Бурым, директор департамента ИТ Газэнергопромбанка, где в 2010 г. тоже планируется серьезное развитие ИТ, отмечает существенную новизну: подрядчики предлагают полноценный аутсорсинг софта как бизнес-функции. Такое предложение было сделано производителем ПО, чью ABC использует банк. Очень показательна реакция банка: «Мы не пошли на это, поскольку у нас были другие планы, но в целом нам такой подход понравился. Варианты были, в том числе отказаться от собственных программистов в принципе, но так как не было опыта и положительных референсов, мы пока не торопимся».

Виды на будущее

О том, какие технологии, решения и виды программных продуктов окажутся наиболее востребованными в ближайшие год-два, единого мнения нет.

Нынешний кризис породит спрос на оптимизацию уже внедренных решений и снижение затрат на их техническое сопровождение и развитие, причем с использованием SaaS-модели, на которую существенно вырастет спрос вне зависимости от функционала арендуемых решений со стороны компаний как среднего и малого бизнеса, так и корпоративного сектора, считает Иван Кочетов. Также кризис вызвал повышенный интерес к внедрению информационных финансовых систем для эффективного управления финансовыми потоками предприятий.

В «Крок» ожидают обещанную Gartner волну интереса к виртуализации. «Это резко повысит доступность и снизит расходы за счет повышения производительности каждого элемента инфраструктуры. Думаю, аналогичный всплеск интереса вызовет Cloud computing — актуальный на Западе способ сократить затраты на внутренние ИТ-проекты», — считает Никулин.

Владимир Гайкович уверен, что инновации в области ПО, такие как виртуализация, «облачные» вычисления, SaaS, управление хранением данных, стали драйвером спроса последних лет. И кризис только усилил к ним интерес, ведь все они направлены на эффективное использование ИТ-инфраструктуры, сокращение потребления ресурсов, энергии, пространства. Как следствие, полагает он, развиваются сопутствующие средства безопасности информации в локальных и глобальной сетях.

Кризис обнажил в том числе и те проблемы управления, которые не решались с помощью ERP, считает Тагир Яппаров. «Гораздо большее место в послекризисном мире займут приложения класса ЕСМ (СЭД, порталы, хранилища данных), а также технологии универсальных коммуникаций. Все это напрямую связано с концепцией информационного предприятия (Enterprise 2.0) — гибкого, адаптивного, способного эффективно использовать преимущества работы с информационными ресурсами», — полагает он. Елена Александрова считает, что в среднесрочной перспективе вырастет интерес к системам бюджетирования и управления персоналом.

Развитие BI, спрос на приложения этого класса, о чем шла речь в прогнозе IDC еще год назад, представляется теперь достаточно спорным. Такое впечатление, что спрос на них есть только внутри МКАД. Сразу за ее пределами он немедленно исчезает. По мнению Никулина, решения в области бизнес-анализа показывают хорошую динамику развития. Кочетов считает, что спрос на аналитические независимые приложения вырос, но не столь значительно. Те компании, у которых уже есть ERP-системы, будут просто доукомплектовывать их отдельными BI-модулями, полагает он. По мнению Тимашкова, компании научились полноценно использовать аналитические бизнес-приложения. В организации сейчас актуальна задача понимания «реальной картины происходящего», это касается управленческого учета и оценки ключевых показателей, что требует переработки огромного массива данных. Дальнейшая информатизация и автоматизация процессов только увеличат объем информации, которую необходимо будет анализировать. Это обеспечит плавный рост в секторе приложений для бизнес-анализа, полагает он. Александрова тоже говорит о росте спроса на решения бизнес-аналитики в 2009 г., но отмечает и сложности: у многих потенциальных клиентов есть потребность в таких системах, но нет технической и информационной готовности: мало данных, нет желания или возможности выделять ресурсы внутренних экспертов для внедрения системы.

Всё это мнения представителей московских компаний. А наши эксперты из Перми, Красноярска, Владивостока, Оренбурга, Твери, Казани, Краснодара выраженного спроса на BI не замечают. Зато замечают другое. В Перми — интерес к системам управления производством. На Дальнем Востоке, по словам Дмитрия Германа, лучше стали продаваться системы документооборота, управления кадрами, решения на платформе Microsoft, вырос оборот по сервисному обслуживанию. Алексей Андреев отмечает рост интереса к телекоммуникационным решениям. Андрей Торопов считает, что продолжает расти спрос на приложения, работающие в Интернете, и напоминает, что стоит обратить внимание на рынок приложений для работы в социальных сетях.

Олег Новиков полагает, что должен увеличиться спрос на услуги в сфере создания новых информационных систем на базе ПО с открытым кодом. Такие проекты, более затратные при реализации, позволяют существенно сэкономить на приобретении ПО. «Мы уже имеем ряд примеров, — говорит он, — когда в связи с недостаточным финансированием государственные и муниципальные учреждения переходят на подобного рода программное обеспечение, и это касается не только пользовательских операционных систем и офисных приложений, но и более сложных серверных приложений».

«Владос» предпринимает попытку выйти на местный рынок с интересным комплексом: программно-аппаратное решение плюс услуги. «Владос» собирает небольшие по производительности и размерам серверы, ставит на них свободное ПО. Партнеры могут купить такой сервер и перепродать клиентам, сделав на нем необходимые настройки и предложив удаленное обслуживание. «Малый бизнес с готовностью приобретает новый сервис: при стоимости решения около 300 долл. он получает электронную почту, файловый сервер, сервер обновлений ПО, IP-телефонию, прокси-сервер. Ежемесячное обслуживание такого комплекса обходится среднему офису из 5–7 человек не дороже сотовой связи», — поясняет Новиков. Основная идея заключается в том, что взятый на обслуживание клиент получает онлайн-помощь по любым возникающим проблемам в программной части системы, все проблемы администратор может решить удаленно, без выезда к клиенту — каналы связи это позволяют. Сейчас такие системы проходят коммерческое тестирование в нескольких организациях.

В некоторых регионах компании связывают определенные надежды с общеэкономическими событиями. Дмитрий Герман рассказывает: «В 2009 г. мы впервые обходимся без кредитов. Я думаю, что самое важное происходит у нас уже сейчас: закладывается основа для будущих объектов саммита АТЭС-2012 транспортной, нефтегазовой и судостроительной отраслей. Под эту инфраструктуру можно ожидать серьезных инвестиций от зарубежных компаний (собственно, для этого и строятся объекты)». Похожим образом развиваются события на Волге. Казань, где расположена компания «АБАК», объявлена столицей Всемирной летней универсиады 2013 г. Всего к Универсиаде планируется задействовать 64 спортивных объекта, которые должны быть готовы до конца 2012 г. В запуске первого такого объекта — универсального спортивного комплекса «Зилант» принимала участие и компания «АБАК». Таким городам остается только позавидовать.

Как и раньше, многое на ИТ-рынке будет зависеть от действий регуляторов. Особенно на рынке ИБ. По мнению Владимира Гайковича закон № 152 «О персональных данных» фактически изменил направление развития рынка ИБ и сформировал новые требования к организациям, обрабатывающим персональные данные (операторам ПДн). В поправке к 152-му закону говорится о продлении на один год срока, к которому информационные системы персональных данных (ИСПДн) должны быть приведены в соответствие с требованиями. Отсрочка на год создает приемлемые условия как для операторов ПДн, так и для вендоров решений защиты ИСПДн, полагает Гайкович.

Представители многих компаний связывают выход из кризиса с ценой на энергоносители. Не менее распространено и мнение о том, что государство должно наконец что-то сделать, чтобы эту порочную связь разорвать. Например, приступить к созданию инновационной экономики, о чем не раз говорили руководители в последнее время.

Однако есть и тактические соображения, которые можно реализовывать без участия «добрых царей».

Так, Иван Кочетов считает, что кризис закончится быстрее, если все перестанут говорить о нем, а будут просто эффективно работать. Его поддерживает Андрей Торопов: «Необходимо научиться выживать уже сейчас и не ждать важных событий. Какого-то „Рубикона“, по нашему мнению, не будет. Именно потому, что очень многие его ждут. Уже сейчас мы частично смогли подстроиться под реалии окружающего мира и будем это делать в дальнейшем. Проблем с кредитованием и с набором кадров сейчас нет. Компетенции вновь пришедших в компанию сотрудников высоки как никогда. Поэтому мы ничего не ждем, а продолжаем работать, не ожидая возвращения „бешеного рынка“».


Версия для печати (без изображений)