В последнее время «облачные» вычисления и просто «облака» широко обсуждаются на разных уровнях и в разных аудиториях. Не претендуя на полноту раскрытия этой темы, хотелось бы обсудить связанные с ней три отдельные тенденции.

Первая и относительно простая: «облака» как маркетинговый ход. На основе информации, полученной от вендоров и крупных интеграторов, складывается устойчивое впечатление, что это типичные «новые песни на старый лад»: то же самое предложение аутсорсинга услуг и инфраструктуры, агитация за которые под разными соусами, но пока без особых успехов ведется в России уже почти десять лет.

Вторая и значительно более интересная тенденция: технологические изменения в оборудовании и ПО, связанные с переходом к «облакам». Видимо, следует признать, что это реальная технологическая революция, сопоставимая по масштабам с появлением персональных компьютеров и Интернета. Она, судя по международной прессе, информации вендоров и новостям, еще очень далека от завершения. Целый ряд проблем безопасности, биллинга, управления доступом к крупномасштабным ИТ-инфраструктурам пока не решен ни технологически, ни организационно. Отсутствуют многие необходимые стандарты, работа над ними еще ведется. Например, о стандартизации блейд-серверов пока рано даже говорить.

Апологеты «облачных» вычислений, так же как несколько лет назад сторонники «глобального аутсорсинга» и «сервиса по требованию», сравнивают ИТ-сервисы с электрическим освещением. «Не нужно думать о ГЭС, линиях передачи и распределительных узлах, вы просто щелкаете выключателем, и лампочка загорается». Так и ИТ-сервисы должны попадать к потребителю. Красивая аналогия, но не стоит забывать, что сотня лет развития электротехнической промышленности сопровождалась разработкой огромного числа стандартов, и все же далеко не все, в том числе простейший элемент — розетку, удалось привести к единообразию. В ИТ до уровня «стандартизации розеток» еще очень далеко, и это тормозит дело.

Но несмотря на наличие таких объективных факторов, препятствующих появлению действительно крупномасштабных «облачных» сред, есть отдельные направления, где идеи «облачных» вычислений привели к появлению новых продуктов и услуг, на которых можно зарабатывать уже сегодня. Например, на SaaS. И именно эта, третья тенденция представляет наибольший интерес.

Можно предположить, что в России курс на «облачные» вычисления представлен сейчас тремя основными направлениями. Во-первых, продажи софта по модели SaaS — софт как сервис. Во-вторых, создание крупных дата-центров, предоставляющих сложные услуги аренды оборудования, принципиально более сложные, чем просто co-location. И в-третьих, растущий спрос на виртуализацию и предложение соответствующих продуктов и услуг. Со вторым и третьим направлениями тесно связан спрос на аппаратные «тонкие» клиенты. Конечно, такие устройства и раньше продавались в России, но в значительных масштабах — никогда.

SaaS и как за него бороться

Тренд на развитие «облачных» вычислений должен быть представлен тремя указанными направлениями, но «все не так гладко», даже если ограничиться только корпоративными заказчиками, считает Руслан Заединов, руководитель направления центров обработки данных компании «Крок».

Для продажи ПО как услуги нужно совсем немного, полагает он: желание вендоров, выраженное в разработанных предложениях с приемлемой стоимостью. А сегодня у подавляющего большинства производителей ПО либо нет программ лицензирования продуктов в виде услуг, либо эти программы не представлены в России. Если же они есть, то цены, как правило, не могут, по мнению Заединова, удовлетворить потребителей. Зарубежные SaaS-провайдеры, полагает он, не в счет, т. к. российские компании не всегда могут воспользоваться жесткими западными бизнес-процессами, «зашитыми» в такое ПО, например в SalesForce.com. Другой фактор, сдерживающий, по мнению Заединова, развитие SaaS в России, — низкий уровень корпоративного доверия к провайдерам SaaS. Но постепенно это проходит, уверен он, ведь успешные ИТ-игроки всегда строили долгосрочные и доверительные отношения со своими заказчиками, что теперь дает свои плоды. По словам Заединова, «Крок» отмечает определенный объем запросов на SaaS от своих заказчиков, и этот объем растет.

Близкой позиции придерживается Валерий Корниенко, руководитель направления развития бизнеса GTS, IBM в России и СНГ. Продажа софта по модели SaaS зависит от лицензионной политики игроков софтверного рынка, их готовности перейти от быстрых к длинным деньгам, не забывая о дополнительных вложениях в обеспечение лицензионной политики SaaS, говорит он и отмечает, что софтверные игроки предпочитают предоставлять SaaS в тех странах, где расположены их дата-центры, с тем чтобы все-таки держать все под контролем. В силу этого развитие данного сегмента иностранными игроками несколько затягивается, полагает Корниенко.

Постепенно появляются и российские разработчики SaaS-решений, а некоторые признанные гранды запускают специальные сервисы, основанные на этой модели. Как сообщает Сергей Шестаков, заместитель генерального директора по развитию, в компании «Прогноз» предвидят повышение спроса на BI-системы, реализованные в технологии SaaS. «„Прогноз“ уже разработал и предлагает информационно-аналитические порталы, приобретая доступ к которым клиенты получают возможность использовать широкий спектр BI-инструментов для анализа самой разнообразной статистической информации, собираемой нами и нашими партнерами — авторитетными международными организациями, статведомствами и другими провайдерами статистических данных», — рассказывает Шестаков. Учитывая, что «Прогноз» работает со многими ведомствами России, с Всемирным банком, Международным валютным фондом, это действительно может быть очень интересно, и во всяком случае это принципиально новое предложение в области ИТ-услуг.

Многоликий SaaS

SaaS, ПО как услуга, давно не диковинка на международном рынке. Анализ двух десятков обзоров бизнес-ПО от Forrester Reseach за 2007–2009 гг. показывает, что целый ряд бизнес-приложений активно развивается именно с этой моделью продаж. Безусловный лидер — CRM-системы. Половина продуктов, рассмотренных Forrester Reseach как лучшие системы управления прямыми продажами, имеют CRM-версию, причем многие — уже 2008 г. и ранее. Популярны и SaaS-версии систем сервисного обслуживания клиентов. Но CRM — далеко не единственный вид ПО, который продается таким образом.

Продукты для управления людскими ресурсами — UltiPro компании Ultimate Software и Human Capital Management компании Workday, системы измерения эффективности, BPS (Business Performance Solutions) Clarity 6, Host Analytics Corporate Performance Management Suite, две трети систем корпоративного обучения (VLS, OnDemand alent Management Suite, GeoMaestro, LearnCenter Platform, KnowledgePlanet On-Demand Learning Suite, TrainingEdge LMS, Talent Management, Learning Suite), многие пакеты управления проектами — все они имеют SaaS-версию. Есть такие продукты среди платформ для совместной работы (SBS, 2009 Enterprise компании MindTouch, Socialtext), управления корпоративным контентом (OnBase), среди средств управления жизненным циклом ИТ-активов (Remedy Asset Management, IT Asset Manager CA, Service-now.com).

Есть функциональные области, где у лидирующих продуктов SaaS-версии отсутствуют, в том числе ERP-системы, управление складами, системы управления внешними сайтами. Однако тенденция очевидна: SaaS-версии появляются даже у старых, давно признанных бизнес-приложений с большой клиентской базой. Отдельный тренд — появление компаний, чей бизнес основан на разработке SaaS-ПО, причем только какого-то одного продукта и связанного с этим продуктом сервиса. Если же у пакета SaaS версии нет, Forrester Reseach отмечает это как явный минус, недостаток, так же как и наличие одной лишь SaaS-версии.

Плюсом SaaS-продуктов и их версий Forrester Reseach называет следующее: быстрота развертывания, соотношение «цена/функциональность», простота использования, очень часто — удобный интерфейс, юзабилити высокого класса. Характеристики SaaS-вендоров тоже схожи: компания стремительно растет, продукт подойдет тем, кому нужна простота использования и предсказуемые затраты на реализацию определенной функциональности. Именно этого — простоты и предсказуемости — требуют клиенты, особенно в результате кризиса, поэтому можно уверенно прогнозировать дальнейший рост как клиентской базы SaaS-продуктов, так и увеличение их общего числа в различных функциональных областях. Это и есть те первые реальные «элементы облаков», которые уже есть и на которых можно строить бизнес сейчас.

SaaS-модель не исключает развития партнерского канала на базе продуктовой линейки вендора. Напротив, вокруг SaaS-продуктов возникают и растут сообщества разработчиков, выполняющих кастомизацию и настройку, интеграцию с ИТ-системами клиента. Ведь клиенты SaaS-версий — далеко не только и даже не столько СМБ-компании, их применяют и средние, и крупные фирмы, и международные корпорации. Стоит напомнить, что на американском рынке средняя компания — это фирма с числом занятых от 100 до 1 тыс. сотрудников, с годовым оборотом от 50 млн. до 1 млрд. долл.

Максим Вотяков, управляющий партнер компании CT Consulting, представляющей в России интересы Salesforce, сообщил, что в числе клиентов CT Consulting более 60 ведущих российских и международных компаний, среди них: HP, Sodexo, Forex Club, Oversun Scalaxy, Юниаструм банк. Внедрение Salesforce.com происходит обычно за несколько рабочих дней, намного быстрее традиционных CRM-систем. При этом заказчик уже на первом этапе сбора и анализа требований видит результаты настройки приложения, прототип работающего решения в режиме реального времени, подчеркивает он. В текущем году компания намерена расти быстрее рынка и внедрить Salesforce.com в пяти крупнейших российских компаниях, говорит Вотяков.

А какая от всего этого польза нам, вправе спросить любой реселлер. И вряд ли получит однозначный ответ. В большинстве случаев для небольших компаний на трехлетнем горизонте планирования аренда приложений стоит значительно меньше, чем их покупка и внедрение, утверждает Дмитрий Ильин, директор по работе с поставщиками компании MONT. Более того, ряд сервисов для СМБ-заказчиков в принципе доступен только в модели аренды, т. к. внедрение соответствующих приложений на своей площадке для них экономически неподъемно, подчеркивает он, поэтому перед партнерами открывается возможность нарастить свои продажи в СМБ-сегменте за счет продажи SaaS-услуг. Угроза же, по его мнению, заключается в изменении структуры канала продаж SaaS, а именно: вендоры декларируют возможность продавать услуги напрямую заказчикам, конкурируя при этом с каналом. И такая проблема действительно существует.

Впрочем, не всегда это происходит именно так. Например, Salesforce.com предлагает широкие возможности для партнерства в части разработки собственных приложений для продажи через каталог приложений Appexchange и приложений под собственным брендом партнера в рамках программы ISV, напоминает Максим Вотяков. Количество приложений на Appexchange превышает восемьсот. При полномасштабной реализации SaaS-политики тем или иным производителем ПО открывается дорога к работе с заказчиками, имеющими ограничения бюджетов и капитальных вложений, считает Валерий Корниенко. Для региональных ИТ-компаний — это новая возможность поработать с существующими или новыми заказчиками, подчеркивает он.

Влияние SaaS зависит, во-первых, от того, насколько функционал существующего софта будет «покрываться» «облачными» решениями. Во-вторых — от того, как быстро SaaS’ы найдут общий язык с каналами, полагает Михаил Смолянов, директор компании «Мегаплан». Пока SaaS нацелены на прямые продажи, но это удобно далеко не всем клиентам, считает он. Кроме того, еще есть внедряющие компании, консалтинговые, и от них тоже очень многое зависит. Пока разработчики не выработают взаимовыгодные схемы взаимодействия с ИТ-дистрибьюторами и поставщиками решений, это будут преимущественно продукты для фанатиков ИТ, уверен Смолянов. В компании «Мегаплан», говорит он, это уже поняли и активно работают в нужном направлении. «Другие тоже скоро подтянутся, — продолжает он, — и тогда мы очень быстро окажемся в „облаках“. Ведь торговать SaaS выгоднее, это более стабильный бизнес, если иметь в виду постоянство денежного потока — как торговля электричеством по проводам».

Михаил Ушаков, генеральный директор группы компаний ТОНК, считает, что есть несколько последовательно усложняющихся моделей, связанных с «облаками». Во-первых, традиционный SaaS, набирающий существенный вес на рынке, интересен и небольшим по численности компаниям (проекты, которые запускаются, чтобы попробовать что-то, или startups), и корпоративным клиентам, которые уже перестроили деятельность собственных ИТ-служб, выделив большую часть сложных вопросов по обслуживанию программных средств в отдельную сферу и доверив такое обслуживание сторонним организациям. Во-вторых, DdaS (Desktop Delivery as a Services) — серьезный шаг в сферу виртуализации. Заказчик просто указывает, какие ярлыки на рабочем столе должны быть у каждого конкретного сотрудника, и получает требуемое в сжатые сроки. Безусловно, интересной представляется виртуализация отдельных приложений, а не рабочих столов целиком, считает Ушаков. И наконец, PaaS (Platform as a Services), когда заказчику предлагаются не только услуги виртуализации, но и сопутствующий сервис. Помимо виртуальных рабочих столов предлагаются аппаратные средства, на которых происходит работа, тонкие клиенты или пассивные компьютеры, услуги по сопровождению бизнеса, мебель, аренда и пр.

Сейчас крупные проекты SaaS и DdaS только начинаются, считает Ушаков, и нет очевидного понимания угроз действующим реселлерам ИТ-продуктов и интеграторам. С одной стороны, действующие процессы автоматической регистрации и быстрого запуска услуг через Web исключают посредников между поставщиком и потребителем услуг SaaS и Ddas. С другой, например, компания «1С», начиная проект аренды «1С: Предприятие версии 8.2», опирается на имеющуюся партнерскую сеть и не собирается запускать сервис автоматических продаж услуги аренды программных продуктов. Западный опыт ясно показывает, что SaaS-модель открывает много возможностей для поддержки и кастомизации ПО.

Спрос на SaaS зависит не только от понимания клиентом своей бизнес-пользы. Во многих регионах для его бурного развития нет таких необходимых вещей, как наличие высокоскоростной связи, подчеркивает Сергей Приходченко, ведущий инженер департамента «Технологии» компании «Утилекс» (Новосибирск), поэтому, несмотря на наличие на рынке практически полного спектра ПО, объемы самого рынка SaaS в регионах еще незначительны. Тем не менее в ближайшие годы доходы от SaaS могут составить ощутимую часть выручки системных интеграторов, полагает он.

Отсутствие инфраструктуры связи и в первую очередь — широкополосного доступа, надежного и по разумной цене, — практически все эксперты называют существенным тормозом продвижения новой модели продаж программного обеспечения.

Отсутствие инфраструктуры связи и в первую очередь — широкополосного доступа, надежного и по разумной цене, — практически все эксперты называют существенным тормозом продвижения новой модели продаж ПО. Вторая причина — слабая информированность клиентов о ней.

«SaaS-провайдеры заинтересованы в партнерах в регионах и предлагают различные программы сотрудничества, делаем это и мы, — говорит Сергей Мехоношин, директор компании SolverMate. — Поэтому те ИТ-компании, которые вовремя сориентируются, могут увеличить свою долю на рынке и повысить прибыль». Влияние развития SaaS на остальных зависит от пакета услуг и ПО, которое они предлагают. Первые результаты будут видны уже через два-три года, считает Механошин.

Есть и более радикальные прогнозы: один-два года, и большая часть ИТ-бюджетов уйдет в «облако», считает Сергей Боровиков, руководитель проекта Cloud компании Softline. Перед региональной ИТ-компанией встанет простой вопрос, уверен он: либо она предоставляет клиенту эти услуги, либо теряет большую часть оборотов. До 40% оборота на софте уйдет в «облако», полагает Боровиков.

Некоторые результаты движения в сторону SaaS уже известны. Рассказывает Дмитрий Ильин: «За полтора года работы в направлении SaaS мы имеем более 150 новых партнеров, продающих SaaS-услуги, и семизначные числа продаж SPLA-лицензий в долларовом выражении». Потенциально любые приложения могут продаваться в России по модели SaaS, полагает он, но на практике эта модель интересна в первую очередь СМБ-заказчикам. Поэтому успешнее будут продаваться приложения, востребованные небольшими предприятиями. В первую очередь это аренда бизнес-почты, виртуальных машин, приложений MS Office. По мере развития рынка будет набирать популярность аренда приложений Unified Communications, порталов, CRM и бизнес-приложений (в том числе продукты «1С»), полагает Ильин. Он считает, что провайдером SaaS может стать любая компания, умеющая продавать ИТ-услуги. Далее это вопрос масштабов бизнеса. Крупные SaaS-провайдеры обладают собственными ЦОДами и значительными ИТ-активами, которые и используются для предоставления приложений в аренду.

Для биллинга партнеры применяют или решения, разработанные самостоятельно, или решения сторонних производителей (Parallels, например). «Мы используем стандартные средства приема платежей, т. к. MONT не является SaaS-провайдером и биллинг SaaS не наша забота», — поясняет Ильин. При этом небольшие компании могут строить SaaS-бизнес, перепродавая услуги SaaS-провайдеров и добавляя к ним собственные услуги по миграции и настройке решений провайдеров для своих заказчиков. MONT запустил подобный проект с Microsoft и провайдером Паркинг.ру.

Пока опыт развития мультивендорной SaaS-площадки на основе собственной платформы в России есть, похоже, только у Softline. Это проект Softcloud. Рассказывает Антон Салов, руководитель департамента корпоративных интернет-решений компании: «Начали мы в конце 2008 г. с продажи сервисов Google. Через год у нас было уже 10 вендоров. В данный момент в нашем каталоге насчитывается 50 сервисов от почти 40 вендоров. Ежемесячно мы добавляем в каталог 4–5 сервисов. Этот темп мы взяли с начала февраля (когда была запущена новая версия каталога) и стабильно его выдерживаем. Среди производителей наших сервисов есть как крупные вендоры (Google, Microsoft, IBM, TrendMicro), так и независимые российские разработчики».

Салов отмечает, что по сравнению с I кварталом прошлого года спрос на сервисы увеличился в несколько раз. В первую очередь клиенты интересуются следующими категориями сервисов (формируют продажи на 90%): бизнес-почта, коммуникации и почтовая безопасность. Однако заметна тенденция роста спроса на организацию совместной работы, управление проектами и фильтрацию веб-трафика. Говорить про спрос на критичные для бизнеса «облачные» приложения, такие как CRM или бухгалтерия, не приходится — это вопрос отдаленного будущего, полагает Антон Салов. Основные клиенты проекта Softcloud — компании среднего и малого бизнеса. Сервисы почтовой безопасности и фильтрации пользуются стабильной популярностью и у крупных компаний — от 500 рабочих мест и выше.

У проекта Softcloud есть две интересные особенности. Во-первых, автоматический биллинг. Он реализован на базе продуктов Parallels и позволяет получать плату именно за сервис, а не за лицензии. Иначе большая часть времени и сил провайдера уходит на оформление платежей. Во-вторых, поставлена ясная задача по развитию партнерской сети и распространению сервисов под брендом партнеров (white label). Соответствующая партнерская программа была анонсирована в феврале, сейчас в ней 10 участников, в основном это компании телекоммуникационного сектора, и они выбирают для своих клиентов простые и понятные сервисы — почту, безопасность и коммуникации. «При продаже таких сервисов можно минимизировать общение с клиентами, а значит, для того чтобы начать сотрудничество, не требуется обучить армию менеджеров по продажам — услуги можно просто добавить в каталог на веб-сайте», — поясняет Салов. Другая категория партнеров — компании, специализирующиеся на ИТ-аутсорсинге, у которых нет ограничений в плане предпочтения сервисов для перепродажи — наоборот, им интересны CRM, ERP и другие сложные системы, требующие внедрения и кастомизации.

Параллельно с телеком-проектом компания создает сервисные площадки во всех регионах присутствия Softline. Города-миллионеры с хорошими показателями проникновения ШПД (широкополосного доступа в Интернет) уже готовы к полномасштабному использованию SaaS-решений, считает Антон Салов. Одними из первых SaaS-клиентов стали несколько компаний с распределенной региональной структурой. Для них важно, что SaaS-модель позволяет уменьшить риски при открытии нового представительства и сокращает срок, за который филиал может приступить к исполнению прямых обязанностей.

Словом, примеры SaaS-бизнесов уже есть.

Что у нас с дата-центрами?

Как ни печально, но можно констатировать, что в России пока нет инфраструктурных объектов, способных поддерживать «облачные» вычисления корпоративного уровня. Появятся они не скоро, в том числе ввиду кризиса и невозможности для интеграторов делать серьезные инвестиции в такие объекты. Руслан Заединов этот тезис полностью разделяет. «Я знаю о четырех крупных ЦОДах (всего!) в России, которые могли бы быть площадками для „облачных“ вычислений, — говорит он. — Под крупным мы понимаем ЦОД мощностью от 5 МВт, площади которого предназначены для аутсорсинга, а не для размещения ИТ-систем владельца. Один из этих ЦОДов сейчас вводится в эксплуатацию, второй строится, третий и четвертый — только задуманы, но, судя по настрою и возможностям владельцев, эти проекты состоятся. Кроме того, на рынке есть несколько инвесторов, которые находятся в поиске квалифицированного партнера для реализации „облачного“ ЦОДа. Я встречаюсь с такими людьми и компаниями, думаю, что в скором времени их энергия и денежные средства найдут свое воплощение в нескольких ЦОДах».

Заединов предполагает, что заметное количество «облачных» ЦОДов в России может появиться не раньше чем через 3–5 лет. Важно иметь в виду, подчеркивает он, что «речь не идет о небольших площадках, построенных кое-как, которые будут появляться как грибы после дождя, когда спрос на „облака“ вырастет. Речь идет о надежных ЦОДах, которым смогут доверить свои данные корпоративные потребители „облачных“ вычислений. Сейчас мы строим такой ЦОД, у него будут международные сертификаты надежности», — добавил Заединов.

Крупные дата-центры уже существуют, и достаточно хорошего уровня (по крайней мере, на уровне лучших корпоративных), уверены Валерий Корниенко и Екатерина Волкова, директор по маркетингу ЕМС Россия и СНГ. «Компании в России активно инвестируют в построение виртуализированных ЦОДов. Некоторые из них уже предлагают такого рода услуги, другие откроются в самое ближайшее время. Альтернативы переходу к „облачным“ сервисам не будет уже в ближайшее время, и наш ИТ-рынок активно готовится к этому», — считает она и апеллирует к прогнозам западных аналитиков. Один из них таков: в ближайшем будущем у каждой пятой компании не будет собственных ИТ-инфраструктур, а будут использоваться ресурсы интернет-провайдеров.

Валерий Корниенко полагает, что проблема действующих в России коммерческих ЦОДов заключается в переходе от малодоходных и малоприбыльных услуг в стиле co-location к высокоприбыльным услугам managed services (управляемых сервисов) и managed hosting (управляемого хостинга). Среди коммерческих игроков этого сегмента рынка в настоящий момент существует лишь ограниченное (по детализации сервисов, SLA, культуры предоставления услуг и т. д.) предложение. Дальнейшее развитие управляемых услуг и хостинга потребует серьезных вложений (материальных и интеллектуальных) в автоматизацию предоставления услуг, виртуализацию и т. д. Между заявлением о предоставлении «облачной» платформы вычислений и ее реальной коммерческой работой — дистанция огромного размера, подчеркивает Корниенко. По неофициальным отзывам ИТ-директоров, «компании, управляющие ЦОДами, только в последний год стали официально работать на основе SLA, до того успешно обходились без них и без связанных с ними обязательств», не все, разумеется, но основная часть. Что и неудивительно в условиях острой нехватки площадей в дата-центрах. Теперь, когда спрос ощутимо упал, а с ним упали и цены, по некоторым оценкам — в четыре раза за кризисный период, пришло время более серьезно заняться собственно услугами, а не просто торговать площадью.

Внешние «облака» (читай — аренда дата-центров) на корпоративном рынке в первую очередь используются для решения задач тестирования и разработки, а также обеспечения дополнительных мощностей во время пиковых загрузок, считает Антон Антич, региональный менеджер компании VMware по России и СНГ. Причем даже для таких относительно узких задач стратегически сфокусированных предложений на рынке не видно, полагает он. Однако Антич ожидает в ближайшее время объявления нескольких «очень интересных проектов в этой области, в том числе совместно с западными партнерами VMware».

В России есть инфраструктурные объекты, способные поддерживать «облачные» вычисления корпоративного уровня, уверен Валерий Корниенко. Он приводит в пример IBM, которая начиная с прошлого года реализует в России хостинг «облачных» платформ (приватное «облако» корпоративного уровня) средств разработки и тестирования. На очереди другие возможные приложения «облачных» платформ, подчеркивает он, причем данный подход реализуется на основе опыта, полученного IBM в области хостинга корпоративных систем в России в течение последних четырех лет. Официально известно об одном проекте «облачного» типа, контракт был заключен в конце 2009 г. Заказчика IBM не называет, но ясно, что речь идет о софтверной компании.

Строительство «облаков» — это в первую очередь создание новой ИТ-инфраструктуры, подчеркивает Михаил Смолянов. «Да, инфраструктурные проекты — дорогостоящие, с длинным сроком окупаемости, — говорит он, — но они, как железные дороги или электробытовые сети, будут приносить доход очень долго. Компании, которые почувствовали тренд, строят „большие дата-центры“ или просто экспериментируют. Реально создание „облаков“ в России начнется только тогда, когда будет доминировать то или иное западное инфраструктурное решение или когда какая-нибудь из ведущих мировых компаний заявит о планах строительства своей инфраструктуры в нашей стране». Пока таких заявлений не сделано. IBM, в частности, по-прежнему предлагает свои услуги, в том числе «облачные», на базе арендованных площадок.

Сергей Приходченко полагает, что предложений сложных услуг на базе ЦОДов на российском рынке действительно очень мало. На Западе многие ключевые игроки ИТ-рынка (Microsoft, Citrix, VMware) активно работают в данном направлении, но до России, особенно до регионов, эта волна еще не дошла, полагает он: «В России компании, предлагающие подобные услуги, можно пересчитать на пальцах одной руки. Однако я бы не стал в качестве ключевой причины указывать отсутствие возможностей у интеграторов. Предложение определяется спросом, а на российском рынке потребитель еще не сформировал соответствующие потребности. Это не упрек клиентам, это констатация факта. В настоящее время крупный корпоративный сегмент ориентирован скорее на создание дополнительных мощностей, и переход к спросу на внешние вычислительные облака потребует смены всей ИТ-стратегии, а такой шаг дается непросто».

Главной причиной отсутствия инфраструктурных объектов в нашей стране является отсутствие спроса, уверен и Михаил Смолянов.

Сергей Мехоношин возражает. Такие инфраструктурные объекты в стране есть, считает он. Просто предлагаются они сейчас не корпоративным клиентам, а разработчикам решений. «Это связано с тем, что клиенту адресуются готовые решения — ему-то на самом деле нужна не инфраструктура, а решение конкретных бизнес-задач. Такие решения наших разработчиков и иностранных компаний (через российских партнеров) уже начинают появляться». По его мнению, крупные заказчики станут пользоваться такими решениями в течение ближайших двух-трех лет.

Виртуализация: беда или счастье?

Компании ищут инструменты для снижения расходов, повышения эффективности и упрощения работы с ИТ-системами, которые стали очень сложными, неэффективными (коэффициент их использования стал очень низким), негибкими (взаимодействие с бизнес-подразделениями плохое, невозможно быстро реагировать на меняющиеся требования бизнеса) и дорогими в обслуживании, считает Екатерина Волкова. Результатом этого, полагает она, приводя данные аналитиков, является тот факт, что 72% ИТ-бюджетов расходуется на поддержание существующих инфраструктур в рабочем состоянии и только 28% идет на их развитие. Именно этими факторами обусловлен повышенный интерес ИТ-руководителей к решениям по виртуализации, с помощью которых можно изменить ситуацию, полагает она и отмечает, что идея построения виртуализированных ЦОДов, или «частного облака», встречает все большее понимание среди заказчиков. Екатерина Волкова обращает внимание и на другой важный факт: рост объема цифровой информации. Согласно IDC, только в 2009 г. он вырос на 62% и составил 0,8 зеттабайт, а к 2020 г. вырастет в 44 раза и составит 35,2 зеттабайт. Причем 70% информации создается частными лицами, а ответственность за хранение и управление этой информацией в 85% лежит на организациях и предприятиях.

Набирает силу еще одно направление, связанное не с какими-то новейшими технологиями, а с традиционной торговлей техникой, но техникой класса «хорошо забытое старое». Это «тонкие клиенты»

Виртуализация серверов уже стала массовым явлением, что открывает для реселлеров, в том числе региональных, хорошие перспективы по развертыванию корпоративных виртуальных сред. Так ли это?

Виртуализация — настоящая беда для компаний, ориентированных на перепродажу ИТ, а не на создание собственного интеграторского интеллектуального продукта с большей ценностью для конечного заказчика, чем простая совокупность аппаратного обеспечения и лицензий ПО, считает Руслан Заединов и поясняет: «Часть заказчиков отказывается от закупок серверов в пользу лицензий на системы виртуализации или просто пользуется ранее закупленными системами виртуализации для расширения возможностей серверного парка в условиях ограниченного бюджета. В любом случае обороты реселлеров падают. Поэтому в большинстве случаев виртуализация не открывает, а закрывает перспективы для региональных реселлеров. Возможны отдельные исключения из этого правила, но такие примеры мне неизвестны».

Михаил Смолянов вообще считает, что виртуализация — тупиковая ветвь, переходно-промежуточный этап: «На этом этапе десктоп-приложения еще не все превратились в SaaS. По мере развития „облаков“ все разговоры про виртуализацию сойдут на нет».

С другой стороны, виртуализация ведет к централизации и консолидации ИТ-ресурсов, в том числе серверных, предъявляет новые, более жесткие, требования к надежности, отказоустойчивости, что теоретически должно увеличивать спрос на соответствующую технику.

Смена организации и способа управления информационными технологиями с физического мира к «облачным» инфраструктурам, движимая виртуализацией, — это процесс, который происходит в ИТ один раз в 10–20 лет, считает Антон Антич. То, что сейчас происходит, меняет сложившиеся привычки, ландшафт технологий и рыночных игроков, иногда разрушительно, а в такое время всегда появляется много возможностей для бурного роста бизнеса, полагает он. По мнению Антича, хотя проекты по виртуализации серверов идут и в регионах (пусть и медленней, чем в Москве), но там «локомотивом» станет виртуализация десктопов. Последние в больших количествах есть у всех, в отличие от серверов, и выгоды нового подхода проще осознать компании любого размера, полагает он.

Сергей Приходченко считает, что широкому распространению серверной виртуализации не смог помешать даже финансовый кризис. Причем начиная с прошлого года он отмечает настоящий бум спроса со стороны СМБ-сектора. «Причина — конечные потребители начали осваивать и применять эти технологии, а ИТ-специалисты смогли убедить руководство в практической эффективности данных решений. В результате клиенты меняют стратегию, и уже при вводе новых вычислительных мощностей заказчик в первую очередь рассматривает развертывание платформ виртуализации на своей инфраструктуре. Наша компания участвовала в ряде проектов по построению корпоративных виртуальных сред, плюс мы ведем подготовку к нескольким аналогичным проектам, — говорит он. — В последнее время отмечен рост спроса на решения по обеспечению инфраструктуры рабочих виртуальных столов (VDI). Так, СМБ уже начал понимать ценность этой технологии в качестве решений по обеспечению стандартизации и безопасности рабочих мест, в том числе для удаленных офисов и т. д.».

Екатерина Волкова уверена, что виртуализация активно используется региональными компаниями. «Основная задача, которую решают в регионах, внедряя технологии виртуализации, — сокращение расходов и повышение эффективности работы компании», — говорит она, но добавляет: «Я не знаю примеров развертывания региональными реселлерами корпоративных виртуальных сред».

Виртуализация направлена на достижение оптимальной нагрузки на единицу мощности (конкретный сервер) и повышение уровня изоляции бизнес-приложений в пределах одного сервера. За счет этого достигается значительная экономия на инфраструктуре. В рамках общего сокращения расходов на ИТ это подогревает спрос на такие решения, считает Механошин. «Но здесь важно помнить, — говорит он, — что не может быть много серверов с одной виртуальной средой — это уже другие технологии, соответственно основными потребителями таких решений являются сектора среднего и малого бизнеса. Учитывая, что такие компании не „завязаны“ на Москву, у всех реселлеров здесь равные перспективы».

Набирает силу еще одно направление, связанное не с какими-то новейшими технологиями, а с традиционной торговлей техникой, но техникой класса «хорошо забытое старое». Это «тонкие клиенты». Сама по себе идея давняя, но новый виток ее реализации открывает довольно интересные возможности, тесно связанные с виртуализацией десктопов, использованием SaaS-приложений. «Более 65% процентов продаж группы компаний ТОНК осуществляются нашими региональными партнерами, — говорит Михаил Ушаков, генеральный директор. — Объемы продаж в регионах растут существенно больше, чем в докризисные времена. Внедрение технологий виртуализации и инсталляции тонких клиентов — интересное и перспективное занятие, уверен он, но клиентам решение о замене традиционных ПК или покупке „маломощных тонких клиентов“ дается нелегко. Такое решение без промедлений принимают большие компании, которые умеют считать деньги (банки, финансовый и страховой сектора, торговые сети, транспорт и логистика), где определяющим является фактор стоимости владения, и самые маленькие компании, в которых работают 5–20 сотрудников, которые хотят „сразу все сделать хорошо“», — полагает Ушаков. Все предшествующие годы «тонкие клиенты» оставались достаточно дорогими устройствами. ТОНК пытается предлагать решения для оборудования клиентских мест по стоимости, равной традиционным ПК.

«Для компаний среднего масштаба важный фактор — экономия на стадии внедрения. К сожалению, в расчет совсем не принимаются безопасность и надежность терминальной системы. Покупка традиционных ПК, ресурсы которых используются на несколько процентов, проблемы с их обслуживанием и ремонтом, отсутствие явного понимания безопасности и надежности ИТ-инфраструктуры — всё это по-прежнему имеет право на существование», — отмечает он. Тем не менее компания активно строит партнерскую сеть, стремясь к двухуровневой модели дистрибуции. «Каждую неделю мы привлекаем до трех-четырех новых партнеров», — говорит Ушаков. WYSE, HP, FTS, DEPO, Kraftway, «Аквариус», АК-Systems, Norma тоже активно осваивают этот сегмент, создавая достаточно широкий ценовой диапазон.

Выстраивание приватной «облачной» платформы на площадке заказчика с помощью технологий виртуализации и автоматизации, предоставление ИТ-услуг с дальнейшей возможностью эксплуатации этой платформы сервис-провайдером в интересах заказчика — вот, пусть и длительный, путь к хостингу таких платформ, полагает Валерий Корниенко.

Из всего этого многообразия изменений следуют весьма прагматичные выводы. Не надо фантазий, пустых мечтаний и «витаний в облаках». В очередной раз ИТ-мир меняется, появляются новые бизнес-модели, новые устройства, новые технологии. Фиаско и триумф, потери и взлеты — каждый получит свое в этом «облаке новых возможностей».


Версия для печати (без изображений)