Екатеринбург

Административный центр Свердловской области и Уральского федерального округа расположен на восточном склоне Среднего Урала по берегам реки Исеть. На начало 2010 г. в городе проживало около 1 373 тыс. человек (четвертое место после Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска). Это один из трех городов-миллионеров (наряду с Москвой и Казанью), где в последние годы численность населения стабильно растет.

Екатеринбург занимает выгодное географическое положение — в этом месте Уральские горы относительно невысоки, и именно здесь было удобнее прокладывать основные транспортные магистрали из Центральной России в Сибирь. Город сформировался как стратегически важный центр, связывающий европейскую и азиатскую части страны. Это третий по величине транспортный узел (после Москвы и Санкт-Петербурга) — здесь сходятся 6 федеральных автотрасс, 7 магистральных железнодорожных линий, располагается крупнейший за пределами двух столиц международный аэропорт.

Екатеринбург — крупный промышленный центр. В годы индустриализации здесь были построены заводы-гиганты, определившие основную специализацию промышленности — тяжелое машиностроение. В Екатеринбурге нет крупных металлургических и нефтеперерабатывающих заводов, которые составляют основу промышленности других уральских городов. Поэтому по абсолютным показателям объема производства город занимает лишь шестое место в Уральском регионе (после Перми, Челябинска, Уфы, Магнитогорска и Нижнего Тагила).

В Екатеринбурге находятся более 200 крупных и средних предприятий, наиболее крупные из них: Уралмашзавод, Уралхиммаш, Уралэлектротяжмаш, Уралтрансмаш, Уральский турбинный завод, Уралкомпрессор, Уральский оптико-механический завод, Уралкабель и др.

В 2009 г. индекс промышленного производства в Екатеринбурге снизился на 16,7%. Наибольшее падение отмечалось в металлургии (на 24,4%) и производстве строительных материалов (на 45,5%). Крупными и средними предприятиями обрабатывающих видов производств (без оружия и боеприпасов) отгружено продукции на 123,3 млрд. руб. (на 11,4% меньше, чем в 2008 г.). Балансовая прибыль предприятий города сократилась в 2,4 раза к уровню 2008 г., доля убыточных предприятий превысила 30%. Инвестиции в основной капитал крупных и средних предприятий снизились на 31,7% — до 58,8 млрд. руб.

В I квартале 2010 г. ситуация в экономике города заметно улучшилась — крупными и средними предприятиями обрабатывающих производств отгружено товаров на 29,7 млрд. руб., (на 40,3% больше, чем в I квартале прошлого года, и на 3,5% больше, чем в I квартале 2008 г.). Значительно вырос по сравнению с I кварталом прошлого года выпуск продукции в металлургии и производстве готовых металлических изделий (на 184%), производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования (на 139%). Продукции, относящейся к машиностроению, выпущено на 33,6% больше. При этом среднесписочная численность работающих на крупных и средних предприятиях обрабатывающих предприятий по сравнению с I кварталом 2009 г. сократилась на 11,6% — до 72,2 тыс. человек. За год число безработных в городе выросло на 43%.

В 2009 г. Екатеринбург занял первое место среди городов-миллионеров (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга) по уровню среднемесячной зарплаты — по данным администрации города, она составила 23 128 руб. С большим отрывом город лидирует и по обороту розничной торговли — его объем в 2009 г. достиг 377 млрд. руб. (на 4,7% больше, чем в 2008 г.). Этот показатель на 97 млрд. руб. больше, чем в занявшей второе место Уфе. Екатеринбург находится в числе лидеров и по показателю обеспеченности торговыми площадями — на 1 тыс. жителей приходится 775 м² торговых площадей.

Доходы городского бюджета в 2009 г. составили 22,7 млрд. руб., расходы — 25,5 млрд. руб., дефицит бюджета — почти 2,8 млрд. руб. В рейтинге бюджетной обеспеченности и расходов на душу населения 15 крупнейших городов России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), составленном «Российской газетой», Екатеринбург находится на шестом месте — 18,7 тыс. руб. на душу населения.

В рейтинге журнала Forbes Russia «30 лучших городов для бизнеса» в 2010 г. Екатеринбург поднялся на третье место (в 2009 г. он находился на четвертом, в 2008 г. — на 16-м). При этом по социальным характеристикам (численность и динамика населения, уровень преступности, уровень образования) город оказался на восьмом месте, по покупательной способности населения — на втором, по деловому климату — на четвертом, по устойчивости к кризису — на 27-м, по уровню развития инфраструктуры — на втором, по комфортности ведения бизнеса — на первом. Как отмечают эксперты Forbes, занять высокие места в двух последних номинациях помогли саммиты стран ШОС и БРИК, проводившиеся в Екатеринбурге летом 2009 г.: «Готовясь к ним, город отремонтировал много ветхих зданий и провел реконструкцию дороги в аэропорт Кольцово, расширив ее до четырех полос в каждую сторону. Число гостиниц увеличилось до 87».

Слова, вынесенные в заголовок, отражают мнение большинства наших екатеринбургских респондентов.

«Ситуация, по моим ощущениям, начала улучшаться, но мы не вышли на докризисный уровень, если говорить об экономике в целом, — говорит Александр Головин, генеральный директор группы компаний АСК. — Быть может, это произойдет в конце года или первой половине следующего. Но каждый сектор надо рассматривать отдельно, они развиваются крайне неравномерно».

«Сильнее всего пострадали предприятия „закредитованных“ отраслей, те, которые привлекали существенные заемные средства для быстрого развития под залог будущих прибылей. Сейчас обслуживание этих кредитов „съедает“ их инвестиционные бюджеты, в том числе и ИТ-бюджеты, — отмечает Виктор Шебалин, генеральный директор компании „Клосс Сервисез корпорейшн“. — Отрасли, которые зависят от спроса на сырье на мировом рынке, уже восстановились на новом уровне. Цветная металлургия (например, медь) отыграла кризисное падение цены, черная быстро догоняет. А те предприятия, которые обслуживают инвестиции, например строительство, остаются на низком уровне».

Можно выделить три круга «кризисных» проблем, с которыми продолжают сталкиваться ИТ-компании региона.

Первый — сжатие платежеспособного спроса. ИТ-бюджеты большинства корпоративных заказчиков еще далеки от докризисного уровня. Доступ к кредитным ресурсам для них затруднен, поскольку риски по инвестиционным проектам по-прежнему высоки. Правда, по мнению некоторых наших респондентов, в Екатеринбурге, финансово-промышленном центре региона, где концентрация ресурсов наибольшая, недостаток финансирования ощущается слабее, чем в других городах Урала.

«Сегодня достаточно легко определить точки роста в любом сегменте, отслеживая движение и концентрацию финансовых потоков. Кредитуются госмонополии, финансово-промышленные группы, телекоммуникационный сектор, бюджетные и окологосударственные структуры... Словом, „зоны наименее рискованного земледелия“. Строительный сектор по-прежнему лежит на боку. СМБ вообще в загоне», — говорит Игорь Дубровкин, региональный директор «OCS-Урал».

Второй — потеря доверия и уверенности в будущем. «Финансовый кризис сопровождался неплатежами по обязательствам и породил „кризис доверия“, так вот восстанавливается это доверие очень медленно. Сейчас довольно много компаний, которые не представляют своего будущего на 2–3 года вперед и соответственно не готовы вкладывать много денег в ИТ-инфраструктуру», — говорит Алексей Бурдин, исполнительный директор компании АСП.

«Потеря взаимного доверия участников рынка. Долги заказчиков и партнеров по совместным проектам. Резко возросший процент проектов, „умирающих“ до старта, — когда большое количество ресурсов тратится на проработку, и на стадии выхода на договор у заказчика „неожиданно“ меняется ситуация с финансированием», — констатирует симптомы Юрий Розенбойм, генеральный директор компании «Корус АКС».

Илья Петухов, представитель по работе с заказчиками в УрФО, ХМАО, ЯНАО компании «IBM Россия и СНГ», видит корень проблем в боязни ИТ-руководителей инвестировать большие деньги в серьезные ИТ-проекты. Сегодня чаще всего речь идет о временных решениях, позволяющих на короткое время устранить проблемы с нехваткой аппаратных мощностей, поясняет он. Многие ИТ-руководители не уверены в том, что кризис миновал, поэтому перестраховываются, и крупные проекты зачастую перетекают из квартала в квартал.

За исключением, может быть, организаций, эксплуатирующих бизнес-критичные приложения.

Третий — изменение структуры спроса. Поведение и розничных, и корпоративных покупателей стало более рациональным. И те, и другие требуют за свои деньги максимально практичные решения. По мнению Александра Головина, одно из главных следствий кризиса — не падение продаж товаров или услуг, а именно изменение структуры рынка.

В первой половине 2010 г. положение на ИТ-рынке заметно улучшилось. Согласно «очень среднетемпературной» оценке крупного дистрибьютора (Игорь Дубровкин), региональный ИТ-рынок в первом полугодии почти отыграл потери 2009 г., рост к соответствующему периоду составил 20–50%. Но на фоне мнений других респондентов эта оценка представляется слишком оптимистической.

«В первой половине 2010 г. наблюдается небольшой рост, по моим прогнозам, рынок восстановится до докризисного уровня в I квартале следующего года», — считает Александр Головин.

Общая динамика слабо положительная, восстановительный рост идет, полагает и Виктор Шебалин, не давая, впрочем, количественной оценки.

Наблюдается рост объема ИТ-рынка по отношению к тому же периоду 2009 и 2008 гг., считает Елена Киселева, региональный директор компании АСБИС по УрФО.

Тем не менее далеко не все ведущие компании города могут похвастаться успешными результатами первого полугодия. Вот данные (в сравнении с первым полугодием 2009 г.) по некоторым из них: снижение продаж на 25%; на 15%; менее 10%... Впрочем, есть и рост — на 30%.

В разных секторах рынка ситуация существенно различается. Например, как отмечает Александр Шуров, директор филиала «Xerox Россия» в Екатеринбурге, значительно вырос по сравнению с первым полугодием 2009 г. рынок оборудования для работы с документами. «Еще рано говорить о возвращении на уровень 2008 г., но при сохранении текущей динамики это возможно уже в 2011 г. Думаю, что объемы документооборота у многих заказчиков во время кризиса не снизились или снизились незначительно, а у остальных некоторое время назад начали возвращаться на докризисный уровень», — говорит он.

О росте спроса в своем сегменте на 30–40% по сравнению с первым полугодием 2009 г. сообщает и Павел Плотников, руководитель департамента продвижения решений и продуктов корпорации ЭЛАР.

«К счастью, есть и такие предприятия, которые продолжают развиваться планово. Там соответственно есть спрос на развитие ИТ-инфраструктуры, которая должна поддержать рост бизнеса», — радуется Юрий Розенбойм.

За время кризиса местные органы власти не предпринимали каких-либо действенных мер, которые могли бы существенно повлиять на улучшение ситуации на ИТ-рынке, считают руководители ряда местных ИТ-компаний. «Объективно — никаких, только красивые слова и „проекты на бумаге и в СМИ“», — говорит один из них.

Тем не менее они все же обращают внимание на некоторые положительные шаги, например погашение собственных долгов перед ИТ-компаниями; активность в области разработки сервисов электронного правительства и электронных госуслуг, большие закупки в конце 2009 г. техники для судебной системы Свердловской области.

В то же время, по мнению Виктора Шебалина, «высокая активность в области госзакупок создает дополнительный спрос только в очень „плоской“ и узкой нише самых дешевых продуктов, где спрос и так достаточен».

Большинство наших екатеринбургских респондентов считает, что в кризисный период многие вендоры снизили активность в регионе. Диапазон разный — от сокращения и/или перераспределения маркетинговых бюджетов до сокращения численности или даже закрытия офиса.

«Вендоры значительно сократили поддержку канала, все стараются сконцентрировать урезанные бюджеты поддержки на наиболее „живом“ сегменте рынка, сейчас это розница», — говорит Виктор Шебалин.

По мнению Сергея Кашаева, генерального директора компании «Парад», «все вендоры без исключения» подняли ценз собственного участия в совместных маркетинговых программах, предъявляя более высокие требования к конвертации усилий в результат. В то же время многие производители понизили планку объема закупок для получения партнерских статусов.

Общее снижение активности по сравнению с благополучным докризисным временем «видно невооруженным глазом», уверен Денис Гапон, руководитель представительства компании «Аксофт» в Екатеринбурге. За редкими исключениями (например, Microsoft) в регионе стало проводиться заметно меньше мероприятий, организованных непосредственно вендорами, отмечает он, хотя в какой-то степени это компенсируют мероприятия, проводимые партнерами, а также предлагаемые вендорами дистанционные форматы (вебинары, веб-конференции).

На фоне этой общей «понижательной» тенденции отдельные вендоры, наоборот, усиливают активность в регионе. В частности, IBM. «Мы увеличили количество партнерских мероприятий, прилагаем дополнительные усилия для обучения партнеров и увеличения лояльности заказчиков. Причем темами большинства семинаров стали не только аппаратные средства (серверы и СХД), но и серьезные, промышленные программные продукты», — говорит Илья Петухов.

Безусловно, пострадал розничный рынок цифровых товаров. По оценке Виктора Шебалина, объем упал в целом на 20–25% (в долларах), причем спад в Екатеринбурге был не таким значительным, как в других городах области (там падение составило 40–50%), и в штуках меньше, чем в деньгах.

По мнению Сергея Кашаева, за первое полугодие 2010 г. спрос на ИТ-продукты в розничном сегменте снизился на 20% (в денежном выражении). Есть и более пессимистичная оценка: на 30%.

Падение продаж было наиболее заметно в первые полгода кризиса, вспоминает Денис Гапон, постепенно ситуация выравнивается, хотя пока розничные продажи не вышли на уровень начала 2008 г.

Игорь Дубровкин считает, что объем розничного рынка не упал, а скорее перераспределился: из специализированной компьютерной розницы покупатель сознательно мигрирует в магазины федеральных или региональных сетей бытовой техники, которые последовательно расширяют ассортимент, проводят регулярные распродажи, практикуют комплексные бонусные программы. Он ссылается на данные «OCS-Урал»: «с начала 2010 г. в первой тройке наших лидеров продаж местные электротехнические сети „Норд“, „Рембыттехника“, „Техника“».

Несмотря на наличие в Екатеринбурге ряда достаточно крупных местных розничных игроков, индивидуальные покупатели все чаще приобретают цифровую технику в федеральных сетях.

В настоящее время только около 40% покупок цифровой техники в Екатеринбурге делается в магазинах местных компьютерных компаний, считает Сергей Кашаев, остальное — в магазинах федеральных сетей (бытовых и компьютерных). По мнению Алексея Коваленко, руководителя екатеринбургского филиала компании «Тайле», по объемам продаж «счет» примерно 65/35 в пользу федеральных сетей.

Вплоть до кризиса последние, безусловно, были в лучшем положении, чем их екатеринбургские конкуренты, благодаря своим традиционным преимуществам «экономии на масштабе»: быстрое развитие, лучшие площадки, широкий ассортимент, поддержка вендоров, большая маркетинговая активность и др. Но сегодня за некоторые из этих достижений федеральным сетям приходится расплачиваться, отмечает Виктор Шебалин: быстрое развитие — значит, высокая долговая нагрузка, лучшие торговые площадки — они самые дорогие, широкий ассортимент — низкая оборачиваемость, в результате высокие операционные расходы и высокие издержки финансирования. Из преимуществ масштаба остались поддержка вендоров и сильный маркетинг. «Конечно, никуда торговые сети не денутся, — говорит он, — но я думаю, что пришло время занять свою долю цивилизованной торговле с низкими издержками, а эту нишу традиционно держат местные ИТ-компании. Хотя консолидация в этом формате тоже еще только предстоит».

Сходное мнение и у Дениса Гапона: ведущие региональные компании, порой работая на грани рентабельности, все же сумели сохранить часть своей традиционной клиентуры, и можно ожидать оживления с их стороны во второй половине года.

За время кризиса пейзаж розничного ИТ-рынка Екатеринбурга заметно изменился. Наиболее значительные события, считают участники рынка, связаны с крупными торговыми сетями: прежде всего это приход в город сети ДНС (март 2009 г., в настоящее время открыто уже 10 магазинов) и сети Media Markt (декабрь 2009 г.). Летом 2009 г. закрылись1 три крупных магазина федеральной сети электроники и бытовой техники «Мир», в компании на тот момент объясняли свой уход с местного рынка финансовыми проблемами, вызванными кризисом. На рубеже 2010 г. закрылись2 два магазина сети Polaris.

В то же время на екатеринбургском рынке наращивает свою долю компания «М.Видео». В конце августа здесь открылся очередной, уже шестой, ее гипермаркет. Более того, представители компании не отрицают3 возможности покупки (переговоры об этом уже велись) одного или всех магазинов сети «Техносила», которая представлена в Екатеринбурге тремя магазинами. Новых сильных розничных компаний с местными корнями пока не появилось.

По оценке Сергея Кашаева, в городе сейчас работают порядка 15 значимых розничных игроков, специализирующихся на торговле цифровой техникой (в это число не входят федеральные бытовые сети). Общее число компаний, торгующих компьютерной техникой, конечно, значительно больше.

К наиболее крупным относятся все федеральные торговые сети («Белый Ветер Цифровой», «М.Видео», «Техносила», «Эльдорадо», Media Markt), сеть ДНС (возможно, ее уже тоже следует считать федеральной), региональные сети «Кардинал», «Норд», НЭТА, «Эксперт-РБТ» (компании перечислены в алфавитном порядке).

Среди местных компьютерных компаний на розничном рынке лидируют, по данным 6-го ежегодного рейтинга ИТ-компаний Урала, компании «Трилайн» и «Парад».

Кризис не мог не повлиять на ассортимент цифровой техники в магазинах. Суть изменений, произошедших на полках магазинов, некоторые наши респонденты характеризуют как «поляризацию».

«Если грубо поделить на две категории: массовый товар (стандартный функционал за минимальные деньги) и лидирующие технологии, то соотношение сместилось в сторону массового товара. Лояльность маркам известных „технологических“ лидеров осталась высокой, хотя доля „новых“ и „одноразовых“ торговых марок выросла. По товарным группам сильнее всего сократился спрос на софт и услуги», — говорит Виктор Шебалин.

Такое же мнение у Игоря Дубровкина: «Непосредственно в кризис весь ассортимент разделился на два класса — жесткий „лоу-энд“ и „премиум“. Принципиально доступное и дешевое и очень дорогое, эксклюзивное. Первое давало обороты. Второе — маржу. Сейчас „медиум“ сегмент заметно подрос».

Существенно меньше в магазинах стало товаров высшей ценовой категории. В частности, розничные продажи ПО, по словам Дениса Гапона, упали за счет дорогих и редких продуктов (графические редакторы, обработка видео/аудио), меньше снизились продажи операционных систем и средств ИБ.

«Покупатель крайне рационально выбирает товар. Он совсем не хочет платить за премиальность, далеко не все покупатели готовы доплачивать за бренд», — отмечает Сергей Кашаев.

В то же время, по его наблюдениям, общее количество товаров на полках существенно не уменьшилось, напротив — розничные операторы стремятся увеличивать выкладку, качественно ассортимент меняется в рамках рыночных тенденций — расширяется экспозиция ноутбуков, сетевого, в частности беспроводного, оборудования, различных аксессуаров.

Поскольку в условиях кризиса спрос на цифровую технику заметно сместился в сторону более дешевых товаров, то, по мнению Сергея Кашаева, наиболее выигрышным в Екатеринбурге сейчас является формат магазина-дискаунтера с торговой площадью 250–300 м2.

Существенно выросли продажи в интернет-магазинах и магазинах low-cost-discounter, отмечает Шебалин: «Мы сами, когда открывали в Екатеринбурге розничный интернет-магазин и центр розничных продаж, не ожидали такого быстрого роста продаж».

Корпоративный сегмент ИТ-рынка упал сильнее, чем розничный. Точных данных о его динамике за рассматриваемый период (осень 2008 — весна 2010) нет. Оценки наших собеседников расходятся, но большинство из них укладывается в диапазон 30–50% — таким было в целом падение продаж оборудования, ПО и услуг.

«Если говорить обо всей ИТ-продукции, включая „железо“, ПО и услуги, то, пожалуй, не меньше 30–40%. С ПО ситуация более сложная — поставки программных продуктов в корпоративный сектор снизились на 40–50%», — считает Денис Гапон.

Падение составило 30%, полагает Александр Головин.

В прошлом году многие участники рынка еще жили за счет проектов, начатых или наработанных в 2008 г. Тем не менее наибольший урон местным ИТ-компаниям нанес именно 2009 г.: корпоративный сегмент упал на 50%, считает Юрий Розенбойм.

Разумеется, приведенная выше оценка (30–50%) — средняя. По разным категориям продуктов и услуг, а также в отраслевом разрезе ситуация заметно различается. В базовых для региона отраслях — металлургия и тяжелое машиностроение — картина очень пестрая: одни чувствуют себя совсем неплохо, другие до сих пор выбираются из кризиса.

В лучшем положении находились (и находятся) предприятия, связанные с добычей, переработкой и транспортировкой газа и нефти, компании энергетического, финансового и телекоммуникационного секторов.

Так, по словам Романа Любара, коммерческого директора «Энвижн-Урал», у его филиала, работающего преимущественно с телеком-отраслью, объем продаж «скорее остался на прежнем уровне», поскольку главное конкурентное преимущество этих компаний — постоянное использование новейших ИТ.

В текущем году идет постепенное восстановление рынка — если и не рост (по сравнению с 2009 г.), то хотя бы значительное замедление падения. Так, по мнению Сергея Кашаева, в первой половине 2010 г. корпоративный сегмент «сжался» на 10–15% по сравнению с 2009 г.

А некоторые участники рынка сообщают даже о быстром росте. Например, по словам Александра Шурова, который ссылается на оценки экспертов, продажи устройств печати в корпоративном сегменте рынка в первом полугодии уже превысили уровень 2009 г. более чем на 40%.

«Первое полугодие 2010 г. отличается тем, что предприятия начинают возвращаться к „замороженным“ проектам, но уже с другим, „послекризисным“ отношением к ИТ-бюджетам. Решения принимаются более взвешенно, просчитывается возврат от вложенных инвестиций, и заказчик за те же деньги требует гораздо большего объема выполненных работ, нежели до кризиса», — отмечает Роман Любар.

Расстановка сил в корпоративном сегменте за период кризиса в целом не изменилась, считают наши респонденты. «На рынке системной интеграции серьезных изменений не произошло, все сильные игроки остались. Значительно усилилась конкуренция, так как на фоне сокращенных бюджетов и меньшего количества проектов количество интеграторов не уменьшилось. Может быть, прекратили работу несколько филиалов московских интеграторов, но так как они занимали довольно узкую нишу, то в целом на расстановку сил это не повлияло», — говорит Алексей Бурдин.

«На мой взгляд, ничего радикально не поменялось. Ушли слабые игроки, которые не были готовы к серьезным испытаниям. Лидеры рынка и крепкие „середняки“ устояли. Новые компании, несмотря на кризисный период, продолжали и продолжают появляться, но сейчас еще рано делать вывод, насколько сильными окажутся их позиции в ближайшем будущем», — говорит Александр Шуров.

«Значительных изменений не было, — считает и Алексей Коваленко. — Очевидно, что каждая компания пережила трудности, но крупные интеграторы остались на прежних местах. Никто с рынка не ушел, серьезных сокращений также старались не проводить. Новые игроки не появились, лишь некоторые московские или питерские интеграторы, как и прежде, пытаются дистанционно, но активно участвовать в проектах».

Александр Головин обращает внимание на то, что многие промышленные интеграторы сейчас активизировали свою деятельность, но рынок промышленной интеграции имеет «длинный лаг», реализация крупных проектов может растянуться на годы. По этой причине реструктуризация рынка идет тоже медленно, и пока изменений в расстановке сил не видно.

Основные игроки ИТ-рынка Екатеринбурга и Урала в целом обычно фигурируют в ежегодных рейтингах ассоциации АКСИТ (за исключением 2–3 компаний, традиционно старающихся оставаться в тени).

Согласно последнему, шестому, рейтингу4, по итогам 2009 г. среди екатеринбургских участников рынка первое место в различных номинациях занимали компании АСК (внедрение ИС на основе серийного ПО), АСП (обслуживание техники и ПО на предприятиях), «Корус АКС» (проектирование и строительство инженерных сетей и систем), «Корус Сервис» (ремонт техники в сервисных центрах), «Крона КС» (реализация оборудования и ПО корпоративным клиентам), «СКБ Контур» (реализация ПО собственной разработки), «НПО Сапфир» (услуги по обучению ИТ).

Пул крупных ИТ-компаний, работающих в корпоративном сегменте, в Екатеринбурге больше, чем в других городах Уральского региона, что неудивительно — это столица всего Урала и УрФО, самый крупный город региона. Тем не менее, судя по рейтингам АКСИТ, екатеринбургские компании лидируют в этом сегменте далеко не по всем направлениям — часто их опережают коллеги из Перми и Тюмени.

К числу ведущих игроков этого рынка наши респонденты относят также компании «Новаком», «Парад», «Хост» (в алфавитном порядке) и некоторые другие.

В регионе активно работают ведущие столичные системные интеграторы. В Екатеринбурге они представлены и в той или иной форме: открывают филиал или офис или покупают успешную местную компанию.

В январе 2010 г. «Энвижн Груп» открыла свой офис «Энвижн-Урал», образованный на базе местной компании «Универсальные системы» (более 120 сотрудников, учредитель — крупнейший оператор связи «Уралсвязьинформ»).

В кризисный период некоторые из московских интеграторов сократили свое присутствие в регионе, что чаще всего выражалось в увольнении персонала и неучастии в проектах. Хотя, конечно, уход с рынка Екатеринбурга никто не афишировал.

Так, летом 2010 г. закрылось работавшее по франчайзинговой схеме представительство «CSoft-Урал». Как сообщил Андрей Баранов, директор CSoft по региональному развитию, его работа с точки зрения качества обслуживания клиентов и продвижения торговой марки не устраивала компанию, и, вероятно, в скором времени будет открыт собственный филиал под названием «CSoft-Екатеринбург».

Некоторые участники рынка сообщают о сворачивании части проектов и направлений бизнеса в представительстве IBS и даже о закрытии самого представительства. Однако Евгений Кутилов, заместитель PR-директора компании IBS, сообщил, что представительство в Екатеринбурге по-прежнему действует: «Здесь у IBS никогда не было производственного офиса, это было именно представительство, которое позволяло нам наиболее эффективно взаимодействовать с заказчиками региона. Наши производственные ресурсы для Урала сосредоточены в Перми. Сотрудники, ответственные за взаимодействие с нашими заказчиками в Уральском регионе, продолжают работать в Екатеринбурге в прежнем режиме».

В правительстве Свердловской области недавно создано Министерство ИТ и связи, пришедшая туда команда придерживается нового подхода к внедрению ИТ в госсекторе: «пошаговая генерация проектов — за оптимальный бюджет добиваться конкретного социально значимого эффекта».

Кризис изменил запросы корпоративных клиентов. На первый план вышли решения, просто необходимые для поддержания функционирования производственных или организационных процессов (прежде всего связанные с эксплуатацией систем и сервисом, а также те, применение которых диктуется законодательными актами и требованиями к непрерывности бизнеса) либо способные принести быстрый и видимый экономический эффект для бизнеса. Подавляющее большинство заказчиков отказываются (по крайней мере, на время) от дорогостоящих, долгосрочных проектов, какими бы «красивыми» и потенциально эффективными они ни казались.

«Наблюдается спад спроса на дорогое аппаратное обеспечение, растет спрос на более бюджетные технологии и решения. Наряду с этим очевиден повышенный интерес заказчиков к различным видам сервисов, которые могут помочь сократить операционные расходы», — отмечает Павел Плотников.

Александр Шуров сообщает о росте популярности решений контроля над расходованием средств на документооборот.

Очевидно, что топ-менеджмент предприятий заинтересован в интенсивном развитии производства, в повышении рентабельности и объема выпуска продукции на существующем оборудовании, полагает Александр Головин. Уже мало кто рассчитывает на простое увеличение выпуска продукции за счет закупки оборудования, открытия нового производства. Руководители ищут решения, которые бы позволили решить эти задачи.

В условиях кризиса многие ИТ-компании вынуждены были переориентироваться на сервис. Кроме того, в ходе сокращений на предприятиях среди уволенных оказалось много ИТ-специалистов. В результате в городе появилось много новых мелких ИТ-компаний, занимающихся прежде всего сервисом и небольшими проектами. «Соответственно возросла конкуренция, начался демпинг, а сам сервис деградировал до заправки картриджей и обслуживания ПК», — отмечает Алексей Андриянов, генеральный директор компании «Крона КС».

Игорь Дубровкин оценивает происходящие изменения с позиций дистрибьютора: «Правило „Альтиста Данилова“ — „Ничто не слишком!“ — уже не работает. Всё строго под задачу. Меньше стало „коробочных“ поставок оборудования. ИТ-парк обновляется точечно и только в самых крайних случаях. То, что можно апгрейдить, остается в работе. Более всего востребованы системы хранения и виртуализации данных, системы информационной безопасности, инфраструктурный софт, оборудование для телеконференций... Местные интеграторы все активнее ориентируются на поставку пакетных решений, которые требуют послепродажного сопровождения».

В правительстве Свердловской области недавно создано Министерство ИТ и связи, и участники рынка обращают внимание на то, что пришедшая туда новая команда придерживается и нового подхода к внедрению ИТ в госсекторе, лучше отвечающего духу времени: «пошаговая генерация проектов — за оптимальный бюджет добиваться конкретного социально значимого эффекта».

Объем рынка собственной сборки ПК в Екатеринбурге в 2009 г. снизился, однако достоверных количественных данных об этом нет. Тем не менее, как сообщают участники рынка, все более или менее крупные местные сборщики, работавшие до кризиса, остаются в строю. Отметим, что «чистых» сборщиков в городе нет, за исключением проекта УЗВТ; все остальные совмещают собственную сборку с другими направлениями бизнеса.

По данным последнего рейтинга АКСИТ, в 2009 г. первая тройка екатеринбургских сборщиков компьютеров (речь идет только о настольных ПК и серверах) выглядела следующим образом: «Трилайн» (кстати, это единственная из 8 участвовавших в данной номинации компаний, сообщившая о росте объемов сборки по сравнению с 2008 г.), «Парад», НЭТА (филиал в Екатеринбурге). Сборкой занимаются и другие ведущие екатеринбургские компании, в частности АСП, «Клосс», «Крона КС», «Юнит» (перечислены в алфавитном порядке).

Учитывая общее ухудшение экономической ситуации, снижение прибыли предприятий и потребительских доходов, продажи ПК сместились в сторону более дешевых марок и моделей. А низкие цены, как правило, могут предложить именно локальные сборщики.

Однако какими-либо обобщенными данными об изменении структуры продаж ПК (соотношение зарубежных, федеральных и локальных марок) в Екатеринбурге мы не располагаем.

Закон ФЗ-94 дал фору местной сборке за счет цены при поставках государственным структурам, отмечает Алексей Андриянов. По его наблюдениям, компьютеры зарубежных брендов закупаются в основном по корпоративным программам, а федеральные бренды стали уступать местной сборке и не смогли отобрать долю у зарубежных производителей. По мнению Виктора Шебалина, малый и средний бизнес в регионе сейчас целиком «сидит» на локальной сборке, а федеральные марки остались только в торговых сетях.

Компания АСП, сообщает Алексей Бурдин, работает исключительно с корпоративными заказчиками, и за последние полтора года в продажах соотношение практически не изменилось: 80% — собственная сборка, 20% — компьютеры зарубежных и федеральных марок.

1 См. http://dkvartal.ru/ekb/news/5997464.
2 См. http://dkvartal.ru/ekb/news/3034320.
3 См. http://www.kapital-ural.ru/firstline/?nid=2877.
4 См. http://www.crn.ru/news/detail.php?ID=38853.


Версия для печати (без изображений)