Красноярск

Административный центр Красноярского края находится в самом центре России, город распложен на обоих берегах Енисея на стыке Западно-Сибирской равнины, Среднесибирского плоскогорья и Алтае-Саянских гор. На начало 2010 г. в Красноярске проживало более 963 тыс. человек (примерно треть всего населения края). В постсоветское время численность населения города снизилась (до 876 тысяч в 2001 г.), однако в начале XXI века число горожан вновь стало расти — не только из-за притока мигрантов, но и за счет того, что в состав городского муниципального образования были включены ближайшие населенные пункты.

Несколько лет назад краевая и городская администрации разработали проект по объединению в муниципальное образование Большой Красноярск всей его агломерации — городов-спутников Дивногорска, Сосновоборска, Березовки и близлежащих поселков. Предполагается, что благодаря объединению и ускоренному развитию численность населения Большого Красноярска к 2020 г. может достичь около 1,5 млн. человек. Федеральный центр поддержал эту инициативу и включил Большой Красноярск в разрабатываемую Минрегионразвития и Минэкономразвития программу создания четырнадцати так называемых опорных российских городов-миллионеров.

Экономика Красноярска тесно связана с экономикой края. Так, энергетические ресурсы региона позволили создать крупный металлургический комплекс, включающий Красноярскую ГЭС, Красноярский алюминиевый завод, Ачинский глиноземный комбинат и Красноярский металлургический завод (КраМЗ). В городе расположены более 130 крупных и средних предприятий. Ведущие отрасли промышленности: цветная металлургия, машиностроение, деревообработка, химическая, пищевая. Наиболее крупные предприятия: Красноярский машиностроительный завод, завод лесного машиностроения, завод холодильников «Бирюса», Красноярский завод комбайнов, «Сибтяжмаш», судоремонтный центр, электровагоноремонтный завод, завод синтетического каучука, химический комбинат «Енисей», Красноярский шинный завод.

В 2009 г. общий индекс промышленного производства в Красноярске снизился на 12,8%. Предприятиями, относящимися к обрабатывающим производствам, выпущено продукции на 95,6 млрд. руб. (на 24,7% меньше, чем в 2008 г.). В I квартале 2010 г. предприятиями обрабатывающих производств выпущено продукции на 22,9 млрд. руб. (на 5,4% больше, чем за тот же период прошлого года). Объем инвестиций в основной капитал крупных и средних предприятий города в 2009 г. сократился на 18,2% и составил 33,6 млрд. руб.

Среднемесячная номинальная начисленная зарплата в 2009 г. выросла на 8,2% — до 23 025 руб. Оборот розничной торговли в I квартале 2010 г. достиг 39,6 млрд. рублей (в сопоставимых ценах на 2,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года).

В 2009 г. в городе действовало около 21,5 тыс. малых предприятий и около 30 тыс. индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. В сфере малого и среднего бизнеса работают более трети занятых в экономике жителей города.

Доходы городского бюджета в 2009 г. составили около 20,7 млрд. руб., расходы — 22,4 млрд. руб., дефицит бюджета приблизился к 1,7 млрд. руб. В рейтинге бюджетной обеспеченности и расходов на душу населения 15 крупнейших городов России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), составленном «Российской газетой», Красноярск занял первое место — 23,2 тыс. руб. на душу населения.

В рейтинге журнала Forbes Russia «30 лучших городов для бизнеса» в 2010 г. Красноярск опустился на одну позицию и оказался на 10-м месте (в 2009 г. он занимал 9-е место). Тем не менее, по оценке аналитиков Forbes, Красноярск пострадал от кризиса меньше, чем многие другие крупные города: «Уже в начале этого года стали заметны позитивные сдвиги по всем направлениям: жилая недвижимость начала дорожать (цены подбираются к 40 тыс. руб. за 1 м²), на 70% возросло количество вакансий, растет пассажиропоток городского аэропорта Емельяново — в апреле этого года он на 50% больше, чем в апреле прошлого. У красноярцев явно стало больше работы и денег». При этом по социальным характеристикам (численность и динамика населения, уровень преступности, уровень образования) город оказался на 13-м месте, по покупательной способности населения — на 10-м, по деловому климату — на 8-м, по устойчивости к кризису — на 10-м, по уровню развития инфраструктуры — на 26-м, по комфортности ведения бизнеса — на 16-м.

Кризис затронул большинство промышленных предприятий Красноярска и Красноярского края, в той или иной степени пострадали все. В числе наиболее пострадавших строительная отрасль. Секвестированы бюджеты разных уровней, от государственного и краевого до компаний СМБ. Приостановлено большинство проектов, связанных с модернизацией и развитием бизнеса, прежде всего ИТ-проектов. Несколько смягчили удар по экономике края инициированные ранее крупные инвестиционные проекты по освоению месторождений Ванкора и Приангарья.

Но сейчас, считают участники ИТ-рынка, экономическая ситуация в крае стабилизировалась, хотя ни экономика в целом, ни ИТ-рынок не вернулись к докризисным уровням.

«Экономическую ситуацию на данный момент можно определить как „тяжелая, но стабильная“, — говорит директор группы компаний „Крис“ Дмитрий Сизых. — Статистические показатели свидетельствуют, что рост экономики на данный момент отсутствует, но определенно положение не ухудшается. О некотором подъеме свидетельствует развитие ИТ-рынка, который можно рассматривать как своеобразный индикатор. Общее развитие рынка и положительная динамика ИТ-сферы говорят о том, что кризис мы миновали».

«Ситуация стабилизировалась, наблюдается постепенный подъем рынка, но до докризисного уровня еще очень далеко. Основная проблема — дефицит денежных средств у большинства как крупных, так и мелких компаний», — считает Илья Калькаев, руководитель красноярского филиала компании «Тайле».

«Экономическая ситуация продолжает оставаться сложной. Ощутимого ухудшения нет, но нет и заметного роста. Некоторые отрасли (например, строительство), ранее проявлявшие заметный интерес к ИТ, все еще не готовы вкладывать средства в автоматизацию», — говорит Людмила Калинина, генеральный директор компании «ИнтерБИТ».

Более пессимистично настроен Анатолий Сергеев, генеральный директор ООО «СибИТ-Проекты» группы компаний «СибитSystems»: «Падение временно приостановилось, но дна мы еще не достигли».

Некоторых участников ИТ-рынка беспокоят не только последствия кризиса, но и ряд тенденций развития Красноярского края. Так, по мнению Александра Толстоногова, руководителя представительства компании «Аксофт» в Красноярске, регион превращается из технически развитого в сырьевой. «В программе развития края до 2020 г. нет ни одного проекта строительства промышленного предприятия, что не может не сказаться и на продажах в сфере ИТ. Старая промышленность постепенно ликвидируется, что ведет к безработице и снижению уровня жизни и также отражается на сфере ИТ», — говорит он.

Отвечая на вопрос редакции CRN/RE о том, привел ли кризис к существенным изменениям в расстановке сил на ИТ-рынке города, наши респонденты высказывали разные мнения. Возможно, потому, что по-разному трактовали слово «существенные».

По мнению Людмилы Калининой, заметных изменений не произошло, ключевые поставщики ИТ-продукции остались прежними, но наметилась тенденция к освоению смежных видов бизнеса: компании, ранее занимавшиеся каким-либо одним направлением (например, продажей компьютеров), теперь предлагают ПО, услуги по автоматизации и т. п.

Значимые игроки с рынка не ушли, соглашается Илья Калькаев, но в ряде компаний проведены серьезные кадровые перестановки и реструктуризация, значительное сократился персонал и перетекание кадров между компаниями. «Впоследствии это повлекло за собой появление новых небольших фирм, которые, чтобы выжить, вынуждены демпинговать и работать с минимальной прибылью, что пагубно влияет на и без того „сломанный“ рынок», — добавляет он.

Ушли с рынка в основном мелкие фирмы. Но на их место пришли такие же небольшие игроки, которые состоят из сотрудников фирм-середнячков, попавших под сокращение в 2009 г., отмечает Александр Толстоногов. По его мнению, такие участники рынка представляют серьезную угрозу, так как бывшие сотрудники средних фирм захватили с собой клиентские базы, хорошо подготовлены в техническом плане, знают схемы дистрибуции и как их отладить, к тому же и клиенты нередко склонны сотрудничать с такими фирмами в расчете на индивидуальный подход и «нормальное человеческое общение».

«Да, произошло перераспределение рынка», — считает Сергей Клименко, генеральный директор компании «Синтез Н».

Например, как отмечает Александр Толстоногов, существенно сократился бизнес компании НЭТА, из одного из ключевых игроков региона она превратилась во второстепенного поставщика, особенно в рознице.

«Особенно сильно изменилась розница, хотя и в системной интеграции есть перемены. Перераспределение рынка между оставшимися компаниями идет до сих пор», — считает Виктор Егурнов, региональный менеджер компании АСБИС по софтверным продуктам в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах.

Общий объем ИТ-рынка города в 2009 г. красноярский журнал «Деловой квартал» оценивал1 приблизительно в 15–16 млрд. руб. Падение продаж в сегменте компьютерной розницы, по этим же оценкам, на конец года составляло 35%, а в сегменте системной интеграции 20% по сравнению с 2008 г.

Анатолий Сергеев оценивает общее падение ИТ-рынка в 2009 г. в 25%.

Труднее всего пришлось ИТ-компаниям в I–II кварталах 2009 г. — резко сократился спрос, стала расти дебиторская задолженность. Многим пришлось свернуть неприбыльные направления бизнеса, закрыть часть проектов или магазинов, сократить персонал и собственные расходы, прежде всего на рекламу, аренду дорогих офисных помещений и др.

Первое полугодие 2010 г. для многих участников рынка стало периодом восстановления бизнеса.

Елена Литвинова, региональный директор «OCS-Восточная Сибирь», считает, что объем ИТ-рынка Красноярска в первые 5 месяцев 2010 г. вырос примерно на 50% по сравнению с тем же периодом 2009 г. и вплотную приблизился к уровню первой половины 2008 г.

Динамика первого полугодия свидетельствует, что объем ИТ-рынка растет, соглашается Дмитрий Сизых, однако говорить об итогах 2010 г. в целом пока рано. По мнению Александра Толстоногова, в первом полугодии рынок остался на уровне 2009 г., что означает спад по отношению к 2008 г. на 30–40%. По сравнению с первым полугодием 2009 г. объем ИТ-рынка остался прежним, считает и Альберт Бозин, региональный представитель компании «Эврика».

Проблемы, доставшиеся красноярским ИТ-компаниям в наследство от кризиса, в основном те же, что и в других городах-миллионерах, — общее недофинансирование сферы ИТ, повсеместное сокращение ИТ-бюджетов, отказ от крупных проектов или их перенос «до лучших времен».

«Основная проблема — это неопределенность ситуации. Инвестиции в ИТ, часто составляя значительную часть расходов предприятий, не приносят сиюминутных дивидендов, а перспектива развития экономики региона не ясна», — говорит Людмила Калинина.

По мнению Ильи Калькаева, самой главной проблемой сейчас является демпинг на рынке, что у ряда компаний может привести к серьезным проблемам, и если это будет продолжаться, то в ближайшее время количество ИТ-компаний в регионе значительно сократится.

Елена Литвинова добавляет к числу проблем задержку платежей. Прежде всего рознично-ориентированных компаний, которые тем или иным способом «отсрочили» свое крушение после осени 2008 г. «Но в этом году все же настанет час Х, ведь нельзя быть наполовину живым, — считает она. — У интеграторских компаний послекризисные проблемы, связанные с неплатежами заказчиков, — это проблемы того рынка, с которым они работают и где до сих пор встречается „натуральная“ форма оплаты по контрактам — лес, жилье и пр.».

Алексей Бозин указывает на «искусственное сокращение покупательской способности» руководством компаний-заказчиков — задержку оплаты счетов, просьбы об отсрочке и т. д.

Усилилась сезонность ИТ-бизнеса: наиболее интересные заказы оформляются во второй половине года, сетует Дмитрий Сизых.

Из целого ряда антикризисных мер, предпринятых местными органами власти, реально на ситуацию на ИТ-рынке пока повлияла только одна — выданные предприятиям города государственные гарантии, считают участники рынка. Меры по «поддержке» малого бизнеса, призванные стимулировать его развитие, пока осязаемых результатов не дали.

Тем не менее два недавних события внушают некоторые надежды. Во-первых, в марте 2010 г. утверждена «Концепция информатизации Красноярска». Согласно этому документу, в течение трех лет в городе должна быть создана единая база информационных услуг (включая электронный паспорт гражданина и единую платежную систему). На реализацию этого проекта городская администрация выделила несколько миллионов рублей. До конца 2010 г. будет объявлен тендер среди системных интеграторов на разработку базы информационных услуг. Во-вторых, создание краевого министерства информатизации.

Практически все вендоры предпринимали те или иные меры2 с целью адаптироваться к резко изменившейся в условиях кризиса экономической ситуации. Тем не менее некоторые наши респонденты не увидели каких-либо существенных перемен в политике вендоров по сравнению с докризисным периодом.

Анатолий Сергеев: «Не заметили ничего особенного. Разве что несколько подросший интерес к нам, как к стабильной компании».

Виктор Егурнов: «Активность вендоров особенно не менялась».

Но таких меньшинство, у представителей большей части красноярских компаний другое мнение.

«Изменения произошли значительные, — утверждает Сергей Клименко. — Часть вендоров сократили присутствие своих представителей в Сибирском округе. Кроме того, уменьшилось количество программ лояльности для продавцов. Сейчас, в основном, делают акцент на ценовой политике. К улучшениям можно отнести увеличение числа обучающих семинаров, что проводятся на месте московскими представительствами».

Пожалуй, наиболее общий взгляд на ситуацию у Елены Литвиновой (учитывая ее позицию регионального директора «OCS-Восточная Сибирь»). По ее словам, практически все вендоры сократили региональных представителей и/или мерчандайзеров, присутствовавших ранее в городе, при этом укрупнили представительства в Москве или Новосибирске (столица Сибирского федерального округа). У некоторых вендоров представительство в Новосибирске отвечает теперь не только за СФО, но и за ДФО. «Есть и особо отличившиеся — нас всех (СФО, ДФО) „присоединили“, так сказать, к региональному представителю на Урале. А это более 2 тыс. км! Все это отрицательно влияет на возможность оперативно, продуктивно и гибко работать совместно с вендором по развитию региона, а также требует еще больших продуктовых компетенций от наших сотрудников», — говорит она. Но, к счастью, есть региональные представительства в СФО и, в частности, в Красноярске, которые, приспособившись к текущей ситуации, продолжают эффективно работать.

Сейчас, по мере восстановления рынка, активность вендоров возвращается на докризисный уровень, считают Дмитрий Сизых и Юлия Залетаева, заместитель директора по развитию компании «Позитроника-Сибирь».

Падение продаж в компьютерной рознице города в 2009 г. по сравнению с 2008 г., по оценке журнала «Деловой квартал», составило 35%.

Оценки наших респондентов разнятся: розничные продажи, в том числе продажи ПО, упали примерно на 50%, считает Александр Толстоногов; Анатолий Сергеев: примерно на 30%; Сергей Клименко: от 15 до 30%.

В первой половине 2010 г. розничный рынок был стабилен, без какого-либо роста, считает Алексей Бозин.

«Розничный сегмент, привыкший жить на грани окупаемости в условиях уменьшения количества покупателей, до сих пор не вышел на прежний уровень маржи», — говорит Павел Павленко, региональный менеджер компании D-Link в Красноярске. Кстати, розничные продажи в телеком-сегменте, по оценкам D-Link, уменьшились на 15–20%.

Данные, которыми мы располагаем, не позволяют сделать однозначные выводы о том, где местные жители чаще покупают компьютерную технику — в магазинах федеральных сетей или принадлежащих местным ИТ-компаниям, и как изменились их предпочтения за последние полтора года.

Наши респонденты высказывают две точки зрения. Первая — покупателю не важно, где покупать, если его устраивают условия покупки и прежде всего цена. Вторая — красноярцы предпочитают магазины федеральных сетей.

«Для потребителя, как вы понимаете, нет разницы — федеральная это сеть или местная компания. Покупатель пойдет туда, где, говоря научным языком, обеспечили весь комплекс его личных предпочтений. Если местная компания может в своих магазинах предоставить эти важные для покупателя преимущества, то он пойдет и к местной компании», — считает Елена Литвинова.

Сходное мнение у Юлии Залетаевой: «Рядовому покупателю нет разницы, где именно приобретать технику. Работает принцип выбора по наименьшей цене. Ситуация соответственно лучше у тех, кто может удовлетворить запрос потребителей».

Цены на компьютерную технику в магазинах федеральных сетей в целом ниже, чем у местных ИТ-компаний, полагает Людмила Калинина.

Появление в Красноярске федеральных сетей сразу привлекло большое количество покупателей благодаря очень широкому ассортименту, большим площадям, новым подходам в обслуживании. Но сейчас, когда большие супермаркеты цифровой техники стали привычными, люди все чаще начинают присматриваться к местным компаниям.

«Лучше сейчас ситуация у того, кто сумел сохранить или „приобрести“ за этот год квалифицированных продавцов, умеет грамотно наполнять полки и привлекать покупателей. Не могу сказать, что в федеральных сетях все хорошо в части кадров, работающих с цифровой техникой», — говорит Литвинова.

Оценки численности участников розничного ИТ-рынка Красноярска существенно расходятся. Их более 50, считают в местном офисе D-Link; примерно 66, по подсчетам Сергея Клименко; больше 100, полагает Юлия Залетаева; от 150 до 200, по оценке Людмилы Калининой.

«За последние полтора года количественный и качественный состав розничных компаний значительно изменился», — констатирует Елена Литвинова. Другими стали состав и направленность группы ведущих игроков. Тяжелее всего пришлось, конечно, небольшим розничным компаниям, часть которых (в том числе и те, которые работали по 10 и более лет) была вынуждена уйти с рынка.

Кризис сильно затронул и группу ведущих игроков. Так, в начале 2010 г. закрылась3 компания «Аверс-Красноярск», одна из старейших на местном ИТ-рынке, ранее входившая в тройку лидеров ИТ-розницы города. Компания сильно пострадала в кризис: помещения, где находились ее центральный офис и склад, отошли кредиторам. По словам одного из соучредителей, к закрытию компании привел конфликт между собственниками. После достижения договоренности между ними образованы три новые самостоятельные компании — «Аверс-Свободный», «Аверс+» и «ТехноМакс». Кризис заставил их переоценить потенциал направлений, которые ранее считались вспомогательными, в частности сервис и интернет-торговлю. Помимо уже имевшегося интернет-магазина цифровой и аудиовидеотехники планируется запустить еще 3–4 специализированные торговые web-площадки в расчете на то, что интернет-торговля даст компании серьезную финансовую подпитку.

В июне 2009 г. закрылся4 цифровой торговый центр «Ноутбум», открытый в 2007 г. томской компанией «Интант» (она планировала открыть в Красноярске как минимум еще один подобный торговый центр). В настоящее время компания продолжает работу в городе в формате интернет-магазина.

В августе 2009 г. стартовал проект «Позитроника-Красноярск». Сейчас в Красноярске работают 6 магазинов сети «Позитроника».

К числу самых крупных розничных игроков города помимо федеральных сетей ДНС, «М.Видео», «Позитроника», «Эльдорадо» наши респонденты относят местные компании «Альдо» (2 магазина), «Аверс+», «Компак» (4 магазина), «Сибирские компьютеры» (5 магазинов) (компании перечислены в алфавитном порядке).

По мнению большинства наших собеседников, в условиях кризиса выигрышным форматом оказались крупные сетевые магазины с широким ассортиментом. Людмила Калинина конкретизирует: «Магазины с большими торговыми площадями, в которых потребитель может увидеть товар в действии, „потрогать“ его, купить и сразу забрать домой. Стимулирует покупку и наличие в магазине кредитной организации, которая на месте и сразу выдаст необходимый кредит».

Юлия Залетаева с этим не согласна: «По большому счету нет прямой зависимости от формата магазина, важнее его ценовая политика и расположение».

«Выигрышным оказался формат небольших салонов с квалифицированным персоналом. Также неплохо отыграли интернет-магазины. Очень популярным стал интернет-аукцион, куда частенько выкладывают свой товар и розничные магазины. Неуспешными показали себя большие салоны с частичным самообслуживанием», — считает Павел Павленко.

На сегодня основные розничные операторы в городе, по мнению Ильи Калькаева и Александра Толстоногова, это ДНС и «Позитроника».

Спрос диктует предложение. Если попытаться в двух словах охарактеризовать изменения в товарном ассортименте красноярской ИТ-розницы, то это: а) сокращение ассортимента и б) увеличение доли доступных по цене товаров. Наши собеседники практически единодушны: потребители стали очень чувствительны к цене, переориентируются на «народные марки» (такие как Acer, ASUS, LG, Samsung, уточняет Юлия Залетаева), стараются покупать только необходимые вещи, гонка за новинками приостановилась, количество «имиджевых» дорогих товаров сократилось.

Основу ассортимента большинства магазинов составляют ноутбуки, мониторы и цифровые камеры. Потребители готовы покупать предустановленные ОС и антивирусные программы, но что касается других программных продуктов, то в основном используются пиратские.

«Большинство ретейлеров сейчас предпочитают торговать „с полки“, сокращая складские запасы», — отмечает Виктор Егурнов.

В то же время некоторые крупные компьютерные ретейлеры пробуют выйти в те ниши, в которых видят потенциал роста, — мелкая (и даже крупная!) бытовая техника и мобильные телефоны.

В прошлом году корпоративный сегмент красноярского ИТ-рынка значительно «просел». На сколько именно, достоверных данных нет.

В декабре 2009 г. красноярский журнал «Деловой квартал», опираясь на оценки ведущих участников рынка, сообщал: по итогам года рынок системной интеграции в крае сократится на 35%. Но, видимо, последующие месяцы оказались значительно более успешными, чем это виделось в конце года, потому что в марте 2010 г. журнал, опираясь на их же мнения, приводит другую оценку падения в 2009 г. — всего 20%. В наибольшей степени — около 40% — снизился спрос на создание ЦОДов и call-центров, в наименьшей — менее 20% — на сопровождение ИТ-проектов (аудит и консалтинг). При этом емкость рынка системной интеграции в Красноярском крае оценена в 1,6 млрд. руб.

В этом диапазоне находятся и оценки снижения продаж в корпоративном сегменте в целом, которые дают наши респонденты сейчас.

Александр Толстоногов: продажи в корпоративном сегменте в 2009 г. сократились на 20–25%, в основном за счет коммерческих компаний, а продажи ПО корпоративным клиентам на 25–35%. Анатолий Сергеев: на 25–30%. Сергей Клименко: около 30%.

Основные игроки в корпоративном сегменте остались прежние. По итогам прошлого года здесь лидирует группа компаний «Крис»5 — оборот (без НДС) от системной интеграции с учетом поставок оборудования 212 млн. руб. (–2,1 млн. руб. по сравнению с 2008 г., доля системной интеграции в совокупной выручке 97,5%).

На 2-м месте компания «Синтез Н» — 190 млн. руб. (–25 млн. руб, доля — 26,6%), на 3-м — «СибИТ» — 112,7 млн. руб. (+57,8 млн. руб., доля — 96,2%). На 4-м месте красноярский филиал «АйТи».

Последние два года журнал ставит на 5-е место в области системной интеграции красноярский филиал новосибирской компании НЭТА, хотя, в отличие от других ведущих участников рынка, она не предоставляет никаких данных о своем бизнесе. По мнению Анатолия Сергеева, в корпоративном сегменте НЭТА стала гораздо менее заметной.

Некоторые наши респонденты называют в числе лидеров и других игроков. Так, по мнению Виктора Егурнова, это компании «ИнтерБит» и «Позитроника», по мнению Людмилы Калининой, — НТЦ «ИнтерБИТ», БИТ, «Позитроника», «Компак».

После объединения в августе 2009 г. с «Позитроникой» компания «Старком» ушла с рынка системной интеграции, где ее доля, по оценкам экспертов, составляла около 10%. «Этот рынок во время кризиса сильно „просел“, поэтому мы приняли решение сосредоточиться на компьютерном ретейле, — говорит Юлия Залетаева (ранее заместитель директора по развитию компании „Старком“). — Но на корпоративном рынке (продажа коробок и решений, как правило, по заготовленным спецификациям или по спецификациям, которые готовятся с помощью технических специалистов вендоров, плюс государственные контракты, плюс тендерное направление) мы остались, присутствие свое усиливаем. Особенно с учетом того, что в связи с объединением сейчас это у нас направление Merlion Project».

Ушла с рынка компания «Внедренческий центр Сарычева», партнер «1С», о причинах ее закрытия не сообщалось, клиентам было предложено перейти на обслуживание в компанию «1С:Бухучет и торговля».

«„Крис“, СибИТ, „Позитроника“, „Синтез Н“, — перечисляет лидеров Елена Литвинова. — Названия практически те же, что и в начале кризиса, а состав в большинстве компаний сильно, иногда кардинально, изменился. В регионе появились новые фирмы из числа бывших выходцев из интеграторских компаний, они встали на ноги, заняли свои ниши и эффективно работают с заказчиками, хотя пока и не стали большими, известными игроками».

Столичные системные интеграторы, естественно, не оставляют без внимания Красноярский край. Более того, по наблюдениям ряда наших респондентов, сейчас они готовы выполнять те работы, за которые в докризисные времена не взялись бы из-за «низкой» прибыльности, «незначительного» объема и т. п.

В числе наиболее активных в последнее время называются компании «АйТи» (имеет филиал), ЛАНИТ, «Сибинтек» (филиал), «Энвижн» (представительство), Softline (филиал) (в алфавитном порядке). Недавно открылся офис молодой московской компании Inopsys (Инновационные системы оптимизации).

Может быть, есть и другие «москвичи», но их, по словам Анатолия Сергеева, не слышно и не видно. «Логически местным компаниям проще работать с „местными“ корпоративными заказчиками, но по факту — проще московским, так как „на местах“ принимается очень малая толика решений. Централизованность структур, вопреки здравому смыслу, преобладает», — считает он.

Финансовые возможности корпоративных заказчиков в крае в период кризиса резко сократились, соответственно (а может быть, в еще большей степени) снизились и их запросы. Как правило, более или менее интенсивно продолжаются лишь ранее начатые проекты. «Топовыми», т. е. пользующимися наибольшим спросом, являются услуги по поддержанию существующей ИТ-инфраструктуры и минимально необходимых программных решений. Компании отказываются от консалтинговых услуг, считая их в нынешних условиях «роскошью».

«Практически нет новых больших проектов. Всё, что мы видим, это реализация тех проектов, которые перешли из докризисного времени, и сейчас находятся ресурсы, чтобы реализовывать их поэтапно или целиком в зависимости от проекта и возможностей заказчика», — считает Елена Литвинова.

«Сервис, ремонты, обслуживание. Заказчики отказываются от новшеств и модернизации», — резюмирует Анатолий Сергеев.

Наиболее востребованны сейчас системы безопасности, услуги, связанные с защитой персональных данных, а также решения для сферы телекоммуникаций, считает Сергей Клименко.

«В сфере ПО компании отказываются от того, что не проверяется контролирующими органами или проверяется в последнюю очередь, — отмечает Александр Толстоногов. — Традиционно лицензируется основное ПО: операционные системы, антивирусы и другие продукты, обеспечивающие защиту информации, корпоративное сетевое и коммуникационное ПО».

Иные приоритеты расставляет Дмитрий Сизых. «„Топовыми“ мы считаем услуги, которые оказывают влияние на эффективность бизнеса. Это ЦОДы, ИТ-инфраструктура и ПО. Все это обеспечивает управление бизнес-процессами предприятия», — говорит он. Правда, это не совсем согласуется с тенденциями рынка в кризисный период: в 2009 г. наибольшее падение продаж — около 40% — было связано именно с созданием ЦОДов и call-центров.

В условиях снижения платежеспособного спроса на свои традиционные услуги некоторые красноярские системные интеграторы стали осваивать новые направления. Так, «СибитSystems» занялась внедрением систем «электронной очереди» и «электронной приемной», а «Крис» — проектами в области АСУ технологическими процессами.

В кризис взаимодействие между ИТ-компаниями упростилось, считает Сергеев. По его словам, даже бывшие конкуренты начинают объединять свои возможности для выживания и развития. С начала 2010 г. формируется Альянс независимых компаний «ИТЭРА» с единым координирующим коллективным органом (Некоммерческий фонд поддержки инноваций «ИТЭРА»), к лету в него вошли уже более 10 компаний с солидным портфелем компетенций для выполнения сложных проектов различного масштаба.

На фоне стабилизации экономики края спрос на ИТ-продукты и решения постепенно увеличивается. По словам участников рынка, «замороженных» ИТ-бюджетов практически не осталось, по крайней мере у крупных заказчиков. «Отрицательный» пример приводится только один — «Востокнефтегазстрой». Традиционно неплохо чувствуют себя энергетическая отрасль, компании-монополисты в области добычи природных ресурсов и транспорта, операторы связи. Как и в других регионах, лучше положение с ИТ-расходами у федеральных бюджетных организаций, которых к внедрению ИТ «подстегивает» руководство страны.

«Крупные корпоративные заказчики чувствуют себя всё более уверенно. Общий настрой — позитивный», — считает Елена Литвинова.

В сегменте крупных системных интеграторов ИТ-рынок практически вернулся на докризисный уровень, так как значительная часть поступающих инвестиций — это госзаказ, в СМБ ситуация стабилизировалась, но на докризисный уровень еще не вернулась, полагает Александр Толстоногов.

1 http://dkvartal.ru/krsk/magazines/dk-krsk/2009/n24/it-rynok_nacelen_na_goszakazy.
2 http://www.crn.ru/numbers/spec-numbers/detail.php?ID=36489).
3http://dkvartal.ru/krsk/magazines/dk-krsk/2010/n03/v_yprogress_garantey_novyjj_direktor.
4 http://www.kris.ru/upload/files/it-rynok_nacelen_na_goszakazy.pdf (журнал «Деловой квартал», № 24 (174), 07.12.2009).
5 В 2009 г. вошла в число 25 лучших региональных ИТ-компаний, см. CRN/RE № 14/2009 (http://www.crn.ru/numbers/reg-numbers/detail.php?ID=30823). По итогам 2009 г. «Крис», единственная из красноярских компаний, фигурирует в рейтинге Top 100 крупнейших ИТ-компаний России агентства CNews Analytics (96-е место, совокупная выручка 248,9 млн. руб.).


Версия для печати (без изображений)