Нижний Новгород

Крупнейший город Приволжского федерального округа, находится в центре Восточно-Европейской равнины в месте слияния Оки и Волги. Это самый близкий к Москве город-миллионер (расстояние до столицы — около 400 км).

Нижний Новгород — пятый по численности населения город России (около 1 279 тыс. человек на начало 2010 г., 38% населения области). Двадцать лет назад в городе проживало 1 438 тыс. человек (третье место в России по числу жителей), но в последующие годы его население сокращалось. В 2009 г. уровень смертности превысил рождаемость в полтора раза. Средний возраст жителей Нижнего Новгорода — 40 лет, 63,2% населения — в трудоспособном возрасте.

В 2009 г. в общей численности занятого в экономике города населения более 420 тыс. человек работали на крупных и средних предприятиях (на 5,5% меньше по сравнению с 2008 г.). Из них пятая часть занята в обрабатывающем производстве, 10% — на предприятиях транспорта и связи, 13,2% — в образовании, 9,4% — в здравоохранении, 9% — в оптовой и розничной торговле.

Нижний Новгород — один из крупнейших промышленных центров России, ведущая роль принадлежит предприятиям машиностроения и металлообработки. Основной объем приходится на автомобилестроение, судостроение и производство вооружений. Крупнейшие промышленные предприятия города: Горьковский автомобильный завод (до кризиса ГАЗ производил более 50% грузовых и около 5% легковых автомобилей в России), завод «Красное Сормово» (строительство судов типа река-море), авиастроительный завод «НАЗ “Сокол”», Нижегородский машиностроительный завод, ОАО «Гидромаш», Горьковский металлургический завод, ОАО «Теплообменник», завод «НИТЕЛ» (производство радиоэлектронного оборудования), завод аппаратуры связи им. А.С. Попова, НПО «Салют». В Нижнем Новгороде находится одно из крупнейших российских предприятий лесохимической промышленности — «Оргсинтез» и один из крупнейших производителей лекарств — завод «Нижфарм». В 14 км от города, в Кстово, расположен самый крупный из нефтеперерабатывающих заводов компании «Лукойл».

В 2009 г. объем произведенной продукции по предприятиям Нижнего Новгорода (без учета субъектов малого предпринимательства) составил 325 млрд. руб. (на 11,8% меньше, чем в 2008 г.). При этом наиболее сильно пострадали предприятия обрабатывающих производств — объем произведенной ими продукции снизился на 30,8% и составил 107,7 млрд. руб. По сравнению с 2008 г. выпуск автомобилей упал в 3,3 раза (в том числе легковых — более чем в 10 раз, грузовых — в 3,4 раза, автобусов — в 1,9 раза). В металлургическом производстве спад составил 45%, на 76,7% сократился выпуск станков, на 92,4% снизилось производство полупроводниковых приборов, на 32,4% — стройматериалов. В то же время выпуск судов и летательных аппаратов вырос на 28,6%.

Прибыль нижегородских предприятий, относящихся к обрабатывающим производствам, в 2009 г. уменьшилась в 1,5 раза и составила около 4,94 млрд. руб. При этом из 145 предприятий 48 работали с убытком — в сумме его величина превысила 14 млрд. руб. (примерно в 3,5 раза больше, чем в 2008 г.). Если в 2008 г. сумма прибыли предприятий этой отрасли превышала сумму убытка в 1,9 раза, то в 2009 г. сумма убытка превысила сумму прибыли в 2,8 раза.

Объем инвестиций в основной капитал средних и крупных предприятий города в 2009 г. составил 53,3 млрд. руб. (на 21,5% меньше, чем в 2008 г.). Объем привлеченных иностранных инвестиций — 44 млн. долл. (на 88,8% меньше, чем в 2008 г.).

Средняя номинальная начисленная зарплата в 2009 году составила 19 071 руб., по сравнению с 2008 г. она увеличилась на 7,8%. По уровню зарплаты Нижний Новгород находится на 7-м месте среди 12 городов-миллионеров. Реальная зарплата (скорректированная на индекс потребительских цен) снизилась на 3,4%. Удельный вес официально зарегистрированных безработных в общем количестве экономически активного населения в конце 2009 г. достиг 2,59%. Среди городов-миллионеров Нижний Новгород занимает четвертое место по уровню безработицы (после Санкт-Петербурга, Москвы и Челябинска).

Городской оборот розничной торговли в 2009 г. составил 215,5 млрд. руб., снизившись по сравнению с 2008 г. на 9,7% в сопоставимых ценах. Оборот розничной торговли на душу населения — 168,3 тыс. руб. (шестое место среди городов-миллионеров). В Нижнем Новгороде действуют около 3 тыс. стационарных магазинов, в том числе около 2 тыс. непродовольственных. На тысячу жителей города приходится 680,7 м² торговых площадей.

Расходы городского бюджета в 2009 г. составили 20,2 млрд. руб., доходы — 19,3 млрд. руб., дефицит бюджета — 0,9 млрд. руб. В рейтинге бюджетной обеспеченности и расходов на душу населения 15 крупнейших городов России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), составленном «Российской газетой», Нижний Новгород находится на девятом месте — 15,8 тыс. руб. на душу населения.

В рейтинге журнала Forbes Russia «30 лучших городов для бизнеса» в 2010 г. Нижний Новгород опустился на 27-е место (в 2009 г. он был на 12-м месте, в 2008 г. — на 7-м). «Общее число безработных в городе выросло почти в два раза, а объем иностранных инвестиций упал в восемь раз, отмечают аналитики Forbes. — После запуска программы утилизации старых машин весной этого года ситуация начала меняться: региональные власти за свой счет удвоили субсидию автовладельцам, и в апреле нижегородцы получили 3300 сертификатов». По социальным характеристикам (численность и динамика населения, уровень преступности, уровень образования) город оказался на третьем месте, по покупательной способности населения — на 11-м, по деловому климату — на 12-м, по устойчивости к кризису — на 30-м, по уровню развития инфраструктуры — на 16-м, по комфортности ведения бизнеса — на 11-м.

Нижний Новгород от других городов отличается большим количеством промышленных предприятий и географической близостью к Москве. Эти факторы в значительной степени оказывают влияние на бизнес местных ИТ-компаний.

Как отмечает Алексей Малышев, генеральный директор компании «Сонет НН», в Нижегородском регионе имеется сильный автомобильный кластер (ОАО «ГАЗ», производство автокомпонентов и пр.), который являлся крупным потребителем ИТ. Этот сектор, а также предприятия металлообрабатывающей промышленности до сих пор испытывают финансовые трудности и существенно сократили закупки компьютерной техники, ПО, а также инвестиции в ИТ-инфраструктуру.

Из отраслей, пострадавших сильнее других, Малышев называет также строительную, которая только сейчас начинает восстанавливаться. При этом проектов, связанных с коммерческой недвижимостью, в регионе буквально единицы. В то же время в области существует достаточное много предприятий и компаний разного масштаба, которые продолжают развиваться и вкладывать средства в развитие собственной ИТ-инфраструктуры.

«Наш регион всегда считался промышленным, — говорит Наталья Гордеева, коммерческий директор группа компаний „Апрель Софт“ — В Нижнем Новгороде все так или иначе „крутится“ вокруг „ГАЗа“, а „ГАЗ“ в кризис пострадал, как и любое производственное предприятие. Там были спад производства, массовые сокращения сотрудников и т. д. Это не могло не отразиться на экономике региона в целом — ряд производственных предприятий, работающих в интересах „ГАЗа“, и автосалоны снизили обороты или даже закрылись. При этом автосервисы и фирмы, продающие автозапчасти, наоборот, расширяются — открывают новые станции технического обслуживания и магазины. Другие отрасли (фармацевтика, пищевая промышленность, ЖКХ и др.) прошли кризис вполне ровно, более того, расширили свой бизнес».

Если сравнивать Нижегородскую область с другими регионами ПФО, то, как утверждает Алексей Малышев, по объему ВВП область по-прежнему уступает некоторым соседям, например Самарской области и Республике Татарстан. Кроме того, правительство Нижегородской области, в отличие от Казани, где продолжается процесс внедрения «электронного правительства», свернуло все масштабные проекты, связанные с развитием ИТ-инфраструктуры на правительственном уровне.

По словам Михаила Кузнецова, директора нижегородского филиала «Энвижн Груп», наиболее подверженными негативному влиянию кризиса оказались промышленные предприятия и строительные организации. Но ИТ-бюджеты пересмотрели и в других отраслях.

Вместе с тем Кузнецов отмечает, что нельзя однозначно говорить об ухудшении ситуации на ИКТ-рынке. Например, в связи с кризисными явлениями возросло количество запросов на ИТ-услуги, связанные с повышением эффективности уже существующей инфраструктуры заказчика. Относительная стабильность наблюдалась в телекоммуникационных компаниях. Некоторые из них в кризисный период даже увеличили инвестиции в ИТ. К слову, по данным издания «Деловой квартал», общий оборот ИТ-компаний Нижегородской области без учета розницы составил в 2009 г. 2,5 млрд. руб.

Разумеется, есть отрасли, которые меньше пострадали от кризиса. «По нашим оценкам, это крупные банки, компании нефтегазовой отрасли, международные и российские торговые сети, — говорит Сергей Дубенков, генеральный директор „ЛАНИТ-Поволжье“. — Значительные потери понесла машиностроительная отрасль, в частности ГАЗ и ПАЗ — градообразующие предприятия Нижнего Новгорода и Павлова (Нижегородская область). Существенно сокращены бюджеты на ИТ-проекты региональных и муниципальных органов власти».

Как сообщил Сергей Дубенков, в 2009 г. объем выручки компании «ЛАНИТ-Поволжье» снизился на 20% по сравнению с 2008 г. при сохранении маржинальности. «Это соответствовало нашему прогнозу, — добавил он. — В 2010 г. ожидаем выйти, как минимум, на уровень 2008 г., а при удачном развитии ситуации возможно даже превысим его на 15–20%».

Судя по словам большинства наших нижегородских респондентов, дно кризиса уже пройдено. Разумеется, о восстановлении бизнеса до уровня 2007 г. говорить рано. Эксперты отмечают лишь стабилизацию ситуации, «размораживание» проектов и инвестиций, небольшой рост спроса на ИТ-продукцию и услуги в корпоративном и розничном сегментах.

Как утверждает Евгений Базякин, руководитель филиала компании «Тайле», отголоски кризиса еще ощутимы, но экономическая ситуация стабилизировалась. Последствия спада проявляются в том, что крупные компании, научившись за последние пару лет экономить на ИТ, продолжают это и сейчас. С другой стороны, по словам Базякина, на рынке уже наметилась положительная динамика, хотя и остаются определенные проблемы. Одна из них — оперативность поставок. Склады компаний заполнены товарами, но о быстрой их доставке говорить не приходится, поскольку на складах нет широкого ассортимента, а представлена только ходовая номенклатура.

Базякин отмечает, что за первые восемь месяцев 2010 г. рынок подрос по сравнению с тем же периодом 2009 г. на 10–15%. Он добавил, что расстановка сил в городе в целом не изменилась. Сильные компании остались, ушли в основном мелкие участники, высок процент новых фирм, но заметными их назвать нельзя, скорее это начинающие игроки.

«Можно сказать, что ситуация стабилизировалась, но на докризисный уровень она не вернулась, — говорит Алексей Малышев. — Послекризисные проблемы до сих пор ощущаются. Значительная часть компаний не отказалась от сокращения издержек и экономии. ИТ-бюджеты большинства фирм, за крайне редким исключением, меньше, чем в 2008 г. Есть ряд предприятий, которые используют кризис как возможность для завоевания большей доли рынка в своих сегментах, и именно они являются сейчас ключевыми заказчиками ИТ».

Сергей Кривдин, региональный менеджер «Шарп Электроникс Раша», также говорит о том, что общий спад производства и рост безработицы были отмечены в области автомобиле- и машиностроения. А быстрее всего преодолела последствия кризиса нефтеперерабатывающая отрасль. «Экономика стала более стабильной, — говорит он. — Прекратились увольнения, работают производственные предприятия, хотя докризисный уровень не достигнут. Деньги, полученные по федеральным и областным программам, дошли до адресатов, что позволило некоторым предприятиям начать сбыт продукции».

По мнению Кривдина, рынок сократился на 30–35%. Проблем еще много. Одна из главных — нехватка оборотных средств из-за сохраняющейся дебиторской задолженности, а также из-за того, что корпоративные заказчики растягивают платежи.

Основной проблемой было и остается недостаточное финансирование ИТ-проектов. Руководители компаний предпочитают инвестировать в обслуживание и поддержание систем, которые отвечают за критически важные производственные процессы, а также в проекты, которые дадут экономию уже в ближайшее время. Модернизация ИТ-инфраструктуры, которая принесет отдачу в долгосрочной перспективе, пока не востребована.

Алексей Малышев подтверждает, что значительная часть крупных нижегородских компаний по-прежнему управляется а «ручном» режиме, что увеличивает время принятия решения по проектам. Все решается в оперативном порядке, а среднесрочное и долгосрочное планирование не ведется. В дополнение к этому во многих компаниях до сих пор заморожены или существенно сокращены бюджеты на ИТ.

Если говорить о предприятиях ВПК, то они по-прежнему финансируются нерегулярно, поступление средств сдвигается на конец года, на IV квартал. Часть из них не имеют подтвержденных со стороны государства контрактов (заказов), что не позволяет им инвестировать достаточные средства в собственную ИТ-инфраструктуру.

«Не все отрасли одинаково работают в послекризисной ситуации, — комментирует Роман Сатаев, руководитель центра решений компании Softline в Нижнем Новгороде. — Компании, которые ранее оптимизировали производственный процесс, в том числе и благодаря развитию своей ИТ-инфраструктуры, чувствуют себя намного лучше. При этом незначительно сокращая нынешние и будущие бюджеты на ИТ».

Михаил Кузнецов также указывает на некоторые тенденции, которые свидетельствуют о стабилизации положения. Прежде всего это растущий интерес к ИТ со стороны государственных структур. Вместе с тем он отмечает, что кризис заставил заказчиков более рационально подходить к развитию своей ИТ-инфраструктуры. Поэтому в ближайшее время вряд ли стоит ожидать роста инвестиций в корпоративном секторе.

По мнению Екатерины Гурской, руководителя представительства «Аксофт» в Нижнем Новгороде, ландшафт ИТ-рынка города кардинально не поменялся: все крупные фирмы выстояли, новых сильных игроков не появилось, но активизировались федеральные компании. Она отмечает, что в корпоративном сегменте и в работе с государственными структурами заметны московские интеграторы. Реселлеры ПО и интеграторы смещают акценты на СМБ.

Изменилась в последнее время и структура закупок заказчиков. Так, сейчас всё ПО, независимо от суммы заказа, приобретается централизованно.

Екатерина Гурская сообщила, что в I квартале 2010 г. объем рынка ПО сократился на 15–20% по сравнению с тем же периодом 2009 г. и на 35–40% по отношению к I кварталу 2008 г. Рынок стабилизировался, но о всплеске легализации ПО и существенном повышении объема закупок пока говорить не приходится.

Близость к Москве обуславливает перераспределение рынка между местными игроками и крупными столичными компаниями: сегодня московские интеграторы, как утверждает Гурская, уверенно теснят нижегородских.

Несколько иные цифры приводит Андрей Онацкий, представитель нижегородского филиала компании MONT. Он говорит, что в этом году объем рынка недотягивает до уровня 2008 г. порядка 40–50%, а по отношению к 2009 г. снижения нет. Кроме того, практически прекратился рост безработицы. Понятно, что обострилась конкуренция. Количество компаний мало изменилось, а объем рынка сократился значительно.

«На наш взгляд, в этом году экономическая ситуация гораздо лучше, чем в прошлом, — заявила Наталья Гордеева. — Речь, конечно, пока не идет о том, что экономика вернулась на докризисный уровень, однако мы ощущаем рост рынка — количество заказов клиентов неуклонно растет. Например, объемы продаж и внедрения ПО в первом полугодии 2010 г. выросли на 26% по сравнению с тем же периодом 2009 г. Эти темпы роста меньше докризисных, но весьма показательны».

Она добавила, что обороты компании в период кризиса не упали, лишь снизились привычные темпы роста.

Корпоративный сегмент: инвестиции по минимуму

Игроки нижегородского ИТ-рынка практически единодушны в оценке состояния корпоративного сегмента: он начинает оживать. Конечно, пока компании не восстановили докризисную форму, но почти все по мере возможностей стараются принимать участие в тендерах. Одним везет больше, другим меньше, но практически все активные игроки рано или поздно получают свою долю этого пирога.

Точных цифр, показывающих, на сколько в минувшем году уменьшился объем корпоративного сегмента, судя по всему, не существует. Поэтому нам придется довольствоваться экспертными оценками участников рынка. По мнению Константина Бебенина, регионального менеджера D-Link в Нижнем Новгороде, обороты сократились примерно в 2 раза. Оценки других экспертов не столь пугающи. Так, по словам Алексея Малышева, корпоративный ИТ-рынок Нижегородского региона стал меньше на 10–30% в долларовом исчислении. В сегменте ПО падение составило от 20 до 30%. Примерно так же оценивают сокращение рынка специалисты компании «ЛАНИТ-Поволжье». Сергей Дубенков говорит о 20–30%-ном падении. «Корпоративный сектор пострадал меньше розницы, по отношению к 2008 г. падение составило примерно 25%», — утверждает Андрей Онацкий. А Сергей Кривдин считает, что корпоративный сегмент сократился на 40–45%. Он добавил, что у государственных предприятий есть бюджеты на закупку техники. Правда, конкурсы теперь проводятся реже и расходы снизились. Нефтеперерабатывающие компании также не сильно сократили бюджеты на закупку.

Поучаствовать в конкурсах на проведение закупок приезжают компании из соседних регионов и даже из Москвы.

Сегодня самые ходовые категории продуктов — те, без которых бизнес заказчика не может функционировать. К примеру, это серверное оборудование, расходные материалы и бумага, запчасти для ремонта техники. Клиенты отказываются от дополнительных трат на расширенный сервис и расширенную гарантию. Стараются избегать закупок техники — проще выделить несколько раз понемногу на ремонт, чем один раз, но много на приобретение нового оборудования.

При работе с корпоративными заказчиками одним из основных факторов становится месторасположение центра принятия решения. Если он находится в регионе, то местной компании проще работать с таким клиентом.

Это связано с тем, что основная ресурсная база — финансовые средства, инженеры, склады — находится здесь же, и благодаря этому локальный игрок может более оперативно и эффективно решать задачи клиента.

«У нас солидные ресурсы в области продаж, что дает нам возможность работать с большим количеством заказчиков, — поясняет Алексей Малышев. — Тогда как федеральные компании, в большинстве своем, сосредоточены на 10 крупных клиентах, где центр принятия решений находится за пределами Нижегородского региона».

В числе ведущих местных игроков корпоративного рынка можно назвать «Сонет НН», «Алтэкс», «Май», «АбеонМедиа», «Апрель-Сервис». Из московских фирм активны «Крок», «Энвижн Груп», «Техносерв», «АйТи», ЛАНИТ, «Открытые Технологии», «Микротест».

«Если говорить о действительно крупных предприятиях, то им, безусловно, удобнее работать с представительствами московских компаний-интеграторов, — говорит Михаил Кузнецов. — Причина такого выбора проста: финансовая стабильность, наличие большего числа компетенций и опыта реализации сложных проектов, поддержка со стороны вендоров. Местным же компаниям зачастую на руку играет узкая специализация. Нередки случаи, когда они выступают в качестве субподрядчиков у федеральных интеграторов».

С ним согласен Сергей Дубенков. Он считает, что проще работать московским компаниям, у которых есть региональные отделения. Местным фирмам не хватает компетенции для выполнения крупных проектов, а столичным компаниям без филиалов — знания специфики региональных предпри ятий и оперативности в поддержке заказчиков (как в продажах, так и в обслуживании внедренных систем).

Сегодня самые востребованные услуги — это сервисная поддержка и внедрение решений, позволяющих оптимизировать бизнес-процессы и повысить эффективность уже существующей ИТ-инфраструктуры без значительных затрат. Также заказчиков интересуют решения в области информационной безопасности. По словам Екатерины Гурской, среди услуг лидирует ИТ-аутсорсинг, а среди ПО — продукты для резервного копирования и обеспечения безопасности.

Алексей Малышев заметил, что приоритеты в этом году не изменились. Почти все компании заинтересованы в проектах, которые позволяют сокращать затраты и уменьшать риски. Востребованы следующие решения: серверные решения, построение центров обработки данных (ЦОД); решения по созданию эффективных коммуникаций, позволяющие сократить время, трафики, финансовые средства, например на командировочные расходы; решения, связанные с консолидацией инфраструктуры, позволяющие в среднесрочной перспективе снизить стоимость владения и обслуживания ИТ-инфраструктуры, например серверная виртуализация.

«Мы не только сохранили всех старых клиентов, но и получили новых, — сообщила Наталья Гордеева. — По сравнению с 2008 г., в этом году количество клиентов выросло на 22%. Некоторые из них сократили ИТ-бюджеты, однако большинство понимают, что при неблагоприятной ситуации в экономике необходимо особенно тщательно считать деньги, и делать это без ИТ невозможно. В кризис у нас заметно выросли продажи специализированных отраслевых решений (для строительства, ЖКХ, розницы и др.). Впрочем, рост продаж проектов внедрения по тому или иному направлению не всегда становится показателем „здоровья“ отрасли. В частности, рост внедрений в строительстве пришелся на период наибольшего падения в этой сфере. Объясняется он реально появившейся у клиента необходимостью эффективнее управлять своим бизнесом, что неизбежно вызывает потребность в автоматизации».

Сейчас наиболее востребованы решения, позволяющие реально сократить затраты и повысить прибыль. Абсолютное большинство заказчиков поняли, что «имидж — ничто» и «если не видно разницы — то зачем платить больше», и при выборе системы автоматизации необходимо ориентироваться на ее распространенность, а вовсе не на «крутизну».

Розничный рынок

под напором «федералов»

Как отмечает Олег Шевченко, управляющий компьютерным дискаунтером «СИТИЛИНК Нижний Новгород», по сравнению с летом 2008 г. объем розничного рынка упал процентов на 20–30. 2007 г. и начало 2008 г. ознаменовались хорошим ростом, подкрепленным высокими доходами большинства нижегородцев, возможностью кредитоваться. После кризиса, когда дела на ГАЗе пошли хуже, платежеспособность заметно снизилась. Но в 2010 г. с зимы, с запуском части производств ГАЗа, розница заметно активизировалась.

Объем розничного рынка, по мнению Константина Бебенина, упал примерно в 1,5 раза. Федеральные сети и местные ИТ-компании контролируют соответственно 60 и 40% нижегородского розничного рынка.

Сейчас в городе и области работает примерно 50 игроков. Самые крупные: «Домашний компьютер», «Компас», «Белый Ветер — Цифровой», «Кей», «Поларис», ДНС, «Новый компьютер». Наиболее выигрышны магазины самообслуживания и интернет-магазины. Ассортимент товаров сократился, поскольку предпочтение отдается бюджетным решениям, частные лица стали более экономны. Как следствие — миграция на более дешевые, а иногда и вообще совершенно неизвестные бренды. И, как правило, в первую очередь деньги выкладываются за оборудование с оптимальным соотношением цена/функционал.

Андрей Онацкий считает, что рынок ПК упал на 40–50%, рынок ПО на 50–60%, а продажи цифровой аудио- и видеотехники скорее имеют положительную тенденцию к росту. Федеральные компании и местные игроки делят рынок в соотношении примерно 70/30. Количество товаров, представленных на полках, не изменилось, но в последние пару лет преобладают изделия начальной ценовой категории, поскольку спросом пользуются недорогие продукты.

По словам Олега Шевченко, частные пользователи стали меньше покупать дорогие решения. К примеру, приобретаются ноутбуки в ценовом диапазоне до 26 тыс. руб. Увеличился спрос на нетбуки — мобильный Интернет в моде. Хорошо покупают МФУ — это стало стандартом для дома.

Сергей Кривдин считает, что розничный рынок сократился на 30–40%. «Для розницы принадлежность к федеральной или местной сети большого значения не имеет, — говорит он. — Цены почти на одном уровне». Тем не менее все эксперты признают, что федеральные сети, безусловно, располагают большими ресурсами. Также они более мобильны и могут менять число торговых точек исходя из соображений рентабельности, в том числе в пользу другого региона.

Малый бизнес, сократив персонал и уменьшив издержки, смог остаться на рынке и сохранить свою долю. Сети также сокращали персонал и торговые площади, однако у них все же более выгодное положение — есть ресурсы для развития и увеличения доли рынка. Минус сетей заключается в том, что они, по сути, борются с помощью цены и ассортимента между собой за одного и того же покупателя, в то время как в мелких магазинах аналогичная техника покупается по более высокой цене, потому что магазин удобно расположен или гарантирован послепродажный сервис.

Сейчас спрос восстанавливается, в том числе из-за возобновления кредитования. Высока популярность мобильных устройств. Менее востребованы дорогие товары hi-end и периферийное оборудование.

«Технику приобретают там, где она дешевле, — говорит Олег Шевченко. — Люди готовы покупать товары по акциям бытовых сетей. Набирает силу ДНС, которая с мая по август 2010 г. открыла 4 розничных магазина в разных районах и, похоже, не собирается останавливаться. Покупают и в местных компаниях. Выбор, в основном, обусловлен параметром „цена-качество“».

Естественно, покупатель всегда хочет купить хороший товар с максимальным набором дополнительных услуг максимально дешево. Но так не бывает. Поэтому клиенты выбирают некий компромисс. К примеру, в ДНС низкие цены и хороший ассортимент, но практически все товары находятся в зале на витрине, нет доставки. В «Компасе», «Домашнем компьютере» — цены относительно высокие, зато есть дополнительные услуги. Формат «умершего» год назад Sunrise был бы выигрышным при наличии товара на складе. По словам Шевченко, похожий формат будет у СИТИЛИНКа — огромный склад, огромный ассортимент, низкие цены, а все дополнительные услуги оплачиваются отдельно и в стоимость товара не включаются.

Ассортимент в розничных магазинах заметно сократился. Это вполне объяснимо. Стало также меньше позиций в номенклатуре, и по количеству на складе. Поэтому приход игроков типа ДНС, «Джаст» и СИТИЛИНК с обширным предложением сильно изменит рынок в регионе. СИТИЛИНК кроме ассортимента располагает большим товарным запасом на складе и возможностью его постоянного пополнения.

Как отмечает Екатерина Гурская, в целом продажи ПО не упали. Частные лица предпочитают делать покупки в магазинах федеральных сетей. В тех регионах, где таковых пока нет или они представлены слабо, закупки идут через местные компьютерные магазины.

Ассортимент практически не изменился, по-прежнему основу продаж составляют операционные системы, офисные пакеты и антивирусные продукты (всего 3–4 позиции). Характерно, что иногда розничные партнеры заказывают по одной коробке неходового товара для расширения ассортимента и украшения витрины.


Версия для печати (без изображений)