Омск

Административный центр Омской области расположен в южной части Западно-Сибирской равнины, в месте впадения реки Омь в Иртыш. На начало 2010 г. в городе проживало более 1 127 тыс. человек (второе место по численности населения в Сибири, восьмое в России), из них около 736 тыс. находятся в трудоспособном возрасте. Средний возраст жителей Омска – 38,5 лет.

Омск – крупный транспортный узел. Город расположен на пересечении Транссибирской железнодорожной магистрали с крупной водной артерией – рекой Иртыш. Из-за большого количества предприятий ВПК, многие из которых были эвакуированы в Омск в начале Великой отечественной войны, город до 1990 г. оставался закрытым для посещения иностранцами.

Омск – крупный центр обрабатывающей промышленности, основу которой составляют предприятия химической и нефтехимической промышленности, машиностроения, аэрокосмической индустрии. Наиболее крупные предприятия: Омский нефтеперерабатывающий завод, ОАО «Омский каучук», ОАО «Омскшина», завод технического углерода, ООО «Омск-Полимер», ФГУП «Производственное объединение „Полет“» (выпуск ракет-носителей «Рокот» и «Протон»), ФГУП «Омское моторостроительное объединение им. П. И. Баранова» (авиационное моторостроение), ОАО «Омский агрегатный завод», ОАО «Радиозавод им. А. С. Попова», ПО «Иртыш» и др.

В 2009 г. крупными и средними предприятиями Омска, относящимся к обрабатывающим производствам, выпущено продукции, выполнено работ и услуг на 289,2 млрд. руб. (на 15% меньше, чем в 2008 г.). В структуре промышленного производства города в прошлом году доля производства нефтепродуктов составила 67,3%, доля пищевой промышленности – 9,4%, продукции машиностроения – 5%, химической промышленности – 4,9%. Доля убыточных предприятий достигла 32,7%. По сравнению с 2008 г. объем инвестиций в основной капитал омских предприятий (без учета субъектов малого предпринимательства) снизился на 27,2%, до 35,4 млрд. руб.

В январе-июле 2010 г., по данным администрации города, индекс промышленного производства вырос на 6% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Суммарная прибыль предприятий Омска увеличилась на 15% и составила более 7,5 млрд. руб., суммарный убыток сократился на 36,5%.

В 2009 г. в Омске работали около 17,9 тыс. малых предприятий, включая микропредприятия (численность работников не превышает 15 человек, а годовая выручка – 60 млн. руб.) и около 50,9 тыс. индивидуальных предпринимателей. Среднесписочная численность работников, занятых в малом бизнесе – 203,6 тыс. человек. Оборот малых предприятий (включая микропредприятия) в прошлом году достиг 173,1 млрд. руб.

Среднесписочная численность работников крупных и средних предприятий Омска в 2009 г. составила 324,1 тыс. человек. Число официально зарегистрированных безработных на начало 2010 г. достигло 4,9 тыс. человек (в 2,2 раза больше, чем годом ранее).

Среднемесячная номинальная зарплата на крупных и средних предприятиях города выросла в 20009 г. на 7,6% и достигла 17195 руб. Оборот розничной торговли сократился на 6,6%, до 157,1 млрд. руб.

Доходы городского бюджета в 2009 г. превысили 13,8 млрд. руб., расходы составили около 14,4 млрд. руб., дефицит бюджета – 556,9 млн. руб. В рейтинге бюджетной обеспеченности и расходов на душу населения 15 крупнейших городов России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), составленном «Российской газетой», Омск поделил предпоследнее место с Волгоградом – 12,7 тыс. руб. на душу населения.

В рейтинге журнала Forbes Russia «30 лучших городов для бизнеса» в 2010 г. Омск поднялся на шестое место (в 2009 г. он занимал 21-ое место, в 2008 г. – 20-ое). «Более 60% промышленного производства в Омске приходится на нефтехимию. Их обеспечивает Омский нефтеперерабатывающий завод «Газпром нефти», второй по объемам производства в России, – отмечают аналитики Forbes. – Кризис мало повлиял на работу крупнейшего в городе предприятия. На заводе запущена дорогостоящая программа модернизации. Вокруг него должен вырасти кластер новых промышленных предприятий. Планируется, что крупнейшим среди них будет завод по производству полипропилена, 40% продукции которого предназначено для экспорта. До 2013 г. в проект планируется инвестировать более 1,5 млрд. долл.»

По социальным характеристикам (численность и динамика населения, уровень преступности, образованность) в рейтинге Forbes Омск оказался на пятом месте, по покупательной способности населения – на 29-ом, по деловому климату – на третьем, по устойчивости к кризису – на четвертом, по уровню развития инфраструктуры – на первом месте, по комфортности ведения бизнеса – на 20-ом. По словам аналитиков Forbes, в Омске самые низкие тарифы на подключение к электросетям в среди городов, вошедших в рейтинг (в среднем 205 руб. за 1 кВт). Причина в том, что многие местные предприятия, работавшие на ВПК, так и не восстановили советские объемы производства, и их мощности создают резерв местной энергосистемы. Кроме того, офис в центре города можно снять всего за 350–400 рублей за 1м² в месяц.

Абсолютное большинство промышленных предприятий и практически весь ИТ-бизнес сосредоточены непосредственно в Омске. По оценке представителей омских ИТ-компаний, «на периферию» приходится не более 10% поставок оборудования и ИТ-услуг и в основном это проекты, реализуемые в районных и муниципальных администрациях, а также в бюджетных организациях областного подчинения.

Нефть и «депрессивность»

В Омске среди отраслей, наиболее пострадавших от кризиса, в первую очередь называется строительная.

«Меньше всего пострадали предприятия энергетики („Омскэнерго“, ТГК-11), связанные с переработкой и транспортировкой нефти („Газпром нефть“, „Транссибнефть“), телекоммуникационные компании („Сибирьтелеком“, МТС, „Билайн“, „Теле2“), розничный бизнес, ориентированный на продукты питания, перерабатывающая промышленность», — утверждает Игорь Рыбалов, генеральный директор компании «Коммед».

«Весь нефтехимический комплекс и все, кто вокруг него кормится, живы, предприятия пищевой промышленности тоже, а все машиностроение у нас прекратило существование задолго до кризиса», — считает Сергей Коржук, региональный менеджер омского представительства D-Link.

Действительно, нефтепереработку и нефтехимию можно назвать «градообразующими» отраслями Омска. Казалось бы, кризис не сильно отразился на их работе, но тем не менее представители многих омских ИТ-компаний уверены, что экономика региона пострадала значительно сильнее, чем «у соседей».

«Ситуация в Омской области ощущается как более тяжелая», — утверждает Игорь Рыбалов. Это мнение разделяют и другие игроки ИТ-рынка. «Наш регион можно назвать дотационным, требующим регулярных федеральных инвестиций, — считает Алексей Саяпин, генеральный директор компании „Ритм“. — Промышленность практически стоит на месте либо поддерживается вливаниями из центра, основная доля капитала уходит обратно в столицы или за пределы государства. Сравнивая наш регион с соседними Тюменской и Новосибирской областями, можно предположить, что мы значительно уступаем им по уровню развития и самодостаточности». Сергей Буш, генеральный директор компании «Лаборатория Систем 321», уверен, что «ранее замаскированная общая „депрессивность“ региона ярко проявилась во время кризиса», а состояние корпоративного ИТ-рынка отражает слабость экономики области.

«Депрессивность» на фоне «богатой» нефтепереработки обусловлена тем, что практически все более-менее успешные омские предприятия (из различных отраслей) входят в состав гигантских холдингов. И кризис лишь «усугубил» эту неприятную для местных ИТ-компаний тенденцию. «Неустойчивые предприятия либо обанкротились, либо находятся на грани этого. Часть сменила собственников через продажу активов более крупным компаниям из той же отрасли или банкам из-за невозможности вернуть ранее взятые кредиты», — говорит Игорь Рыбаков.

«Крупных локальных заказчиков» в Омске осталось очень мало, и их ИТ-бюджеты существенно урезаны. «Одной из основных проблем на региональном ИТ-рынке можно назвать переход „центра принятия решений“ в головные структуры и, как следствие, финансирование „дочек“ по остаточному принципу», — считает Алексей Фролов, руководитель омского представительства компании Softline.

В настоящее время, по мнению Алексея Саяпина, «кризисный период миновал, экономика региона быстро входит в привычную колею»: «Стагнация сменилась ростом. Индексы промышленного производства выросли во всех отраслях. В то же время у многих людей и компаний по-прежнему нет чувства стабильности и уверенности в завтрашнем дне». «Чувства стабильности и уверенности» нет и у многих омских ИТ-компаний, и в их оценке нынешнего состояния преобладают пессимистические настроения. «Ситуация скорее стабилизировалась, и мы находимся в „нижней точке“», — считает Игорь Рыбалов. По мнению Сергея Буша, «по сравнению с пиком кризиса ситуация никак не изменилась»: «До сих пор ждут своей очереди на финансирование проекты, которые должны были состояться еще в 2009 г. Много проектов отложено до лучших времен либо реализовано частично (лоскутно)». «О возврате на докризисный уровень в ближайшее время можно и не мечтать», — уверен Игорь Игнатов, заместитель директора компании «Бизнес техника».

«Ситуация улучшается, но на докризисный уровень не вернулась, хотя статистика говорит обратное, — утверждает Максим Ожерельев, руководитель омского филиала компании „Тайле“. — Проведенные нами исследования (мы опрашивали всех наших партнеров) показывают, что почти во всех сферах, где в связи с кризисом уменьшились объемы производства или продаж, они не вернулись на докризисный уровень».

Вместе с тем в некоторых сегментах дела обстоят неплохо. «В секторе, в котором работаем мы, ситуация стабилизировалась еще в середине 2009 г., и это связано с тем, что телекоммуникационные компании кризис затронул слабо, — утверждает Сергей Коржук. — В первом полугодии 2009 г. провайдеры еще осторожничали, но в большей степени из-за желания оптимизировать свои издержки, а начиная со второго полугодия продажи практически вернулись на прежний уровень». По его словам, кризис в какой-то степени даже сыграл «на руку» D-Link: «Заказчики переориентировались на наше оборудование с более дорогих брендов».

Изменения ИТ-ландшафта

По оценке Максима Ожерельева, объем омского ИТ-рынка уменьшился примерно в два раза. В омском представительстве Softline сообщают, что рынок лицензионного ПО упал ориентировочно на 50%. При этом в компании «Ритм» утверждают, что «в этом году рынок начал заметно восстанавливаться и значительно прибавил по сравнению с пиком кризиса».

«Однозначно можно сказать, что одной из наиболее пострадавших отраслей является ИТ-бизнес, — считает Максим Ожерельев. — Многие крупные игроки, когда-то лидировавшие, не смогли перестроиться. Не стану называть эти компании, но почти все они стояли у истоков ИТ-рынка в Омске». В то же время, по его словам, «появилось несколько молодых компаний, которые с минимальными издержками быстро вышли на прибыльный уровень».

По мнению Натальи Дорониной, регионального представителя Microsoft в Омске, ИТ-рынок региона изменился, но при этом лидеры сохранили свои позиции: «Есть компании, которые сосредоточились на одном из сегментов рынка. Кризисный и послекризисный период характерен появлением ряда новых игроков. Как правило, это топ-менеджеры или специалисты по продажам, решившие заняться собственным бизнесом». Как отмечает Сергей Коржук, изменения в основном коснулись корпоративного сегмента: «Несколько крупных игроков ушли с рынка, точнее, разделились на более мелкие».

«Расстановка сил изменилась. Практически исчез рынок системной интеграции, — утверждает Игорь Рыбалов. — Проекты, выполняемые в федеральных структурах, для местных игроков вряд ли можно считать рыночными — деньги федеральные и работают за них компании федерального уровня, впрочем, очень редко нас привлекают в качестве субподрядчиков. С рынка ушли или существенно сократили объем деятельности „Альфаком“, „Алсителеком“, закрылся омский офис краснодарской компании „Орбита“. Часть специалистов этих фирм (проектировщики, инженеры, монтажники) стали в частном порядке оказывать услуги заказчикам».

«Есть компании-банкроты (и в рознице, и в „корпоративе“). Новые сильные системные интеграторы сами по себе не появятся, они могут вырасти. Но сейчас условия для этого неблагоприятные», — говорит Сергей Буш.

В числе лидеров, успешно работающих как на корпоративном, так и на розничном рынке, многие называют «Ритм». Эта достаточно молодая компания (она была образована в 2003 г.) смогла за короткий срок стать сильным игроком. Похоже, во время кризиса она еще более укрепила свои позиции. По данным исследования CRN/RE «25 лучших региональных компаний 2009 г.», «Ритм» вошла в число победителей. Ранее в топ-25 региональных компаний смогла попасть лишь одна ИТ-фирма из Омска — в 2004 г. ею стала компания «Коммед».

«Бюджет выживания»

Игроки существенно расходятся в оценке «степени падения» корпоративного сегмента. По мнению Алексея Фролова, объем этого рынка сократился на 30%. В представительстве D-Link сообщают, что, «по словам партнеров, продажи в корпоративный сегмент упали на 50–60%». Игорь Рыбалов считает, что объем продаж снизился в 2 раза, а Максим Ожерельев предполагает, что он упал в 3 раза.

Среди ИТ-компаний, занимающих заметные позиции в этом сегменте, называются «Коммед», «Бизнес техника», «Ритм», «Деловые системы», «Сибирский Клондайк», «Инфорсер», «Лаборатория Систем 321», «Навигационные системы», «Юником», «АСА-компани», «Асит», «Интеграл».

Если говорить о рынке системной интеграции, то, по словам Игоря Рыбалова, «компания «Коммед», по сути, осталась единственным игроком». «Мы конкурируем с федеральными компаниями, хотя чаще сотрудничаем. В ряде интеграционных проектов сталкиваемся с „Инфорсером“ и „Навигационными системами“», — добавляет он.

Конкурировать с крупнейшими системными интеграторами действительно непросто. И не только потому, что «центр принятия решений», как правило, находится в Москве. «Легче работать тому, кто может предложить заказчику лучшие кредитные условия. Сделать это могут только крупные компании», — считает Сергей Коржук. По его словам, «„Сибирьтелеком“ и вся „нефтехимия“ работают исключительно с московскими фирмами».

В городе крупные системные интеграторы напрямую не присутствуют, однако при реализации федеральных проектов на омских предприятиях, по словам Игоря Рыбалова, работают «Техносерв», «Крок», «Энвижн Груп», BCC, AMT Group, «Открытые Технологии», «Систематика».

Как сообщает Игорь Игнатов, «некоторые вендоры сократили своих представителей в регионе». А по мнению Сергея Буша, «„агрессивность“ части вендоров существенно возросла»: «Стали правилом прямые контакты с заказчиками в обход местных системных интеграторов при, мягко говоря, „черном маркетинге“ — „поливании“ решений конкурентов и навязывании своего решения, без проработки или тестирования».

Как подчеркивают представители омских ИТ-компаний, бюджеты многих заказчиков до сих пор «заморожены». «„Живы» энергетические и телекоммуникационные компании, продуктовые розничные сети, нефтеперерабатывающие предприятия, региональные и муниципальные органы власти, силовые структуры, банки. Но в большинстве случаев у них есть деньги только на поддержание работоспособности ИТ-систем. Бюджеты ориентированы на сопровождение и эксплуатацию, а не на развитие», — утверждает Игорь Рыбалов. «К сожалению, клиенты вообще не хотят платить за услуги, — добавляет Игорь Игнатов. — Работы по установке, настройке, монтажу и т. п. часто просят „включать“ в стоимость оборудования».

С приветом из Владивостока!

По мнению многих игроков, розничный сегмент омского ИТ-рынка пострадал от кризиса гораздо меньше, чем корпоративный. Но немало мелких магазинов было закрыто. Произошел серьезный передел рынка, связанный в первую очередь с открытием магазинов ДНС и Media Markt.

«Объем розничного рынка цифровых товаров снизился на 15%», — считает Алексей Фролов. «И по данным нашей компании, и по словам крупного дистрибьютора, розничный рынок в Омске не упал», — говорит Сергей Коржук.

«Оценить размер падения рынка именно из-за кризиса сложно, так как в течение 2009 г. в Омске появилось пять магазинов ДНС, открытие которых сопровождалось ценовым демпингом. Возможно, в результате этого просто произошло перераспределение розничного рынка», — считает Игорь Рыбалов. С этим соглашается и Алексей Саяпин: «Причиной того, что позиции многих омских компаний ослабели, послужил не только кризис, но и приход крупных федеральных сетей — ДНС и Media Markt». Кстати, на сегодняшний день в Омске насчитывается уже семь магазинов ДНС, последний из них был открыт в конце июля.

Если не брать в расчет торговые предприятия федеральных сетей (помимо ДНС и Media Markt в Омске присутствуют «М.Видео» и «Эльдорадо»), в числе лидеров розничного рынка цифровой техники чаще других упоминаются магазины «Ритм», «Он Лайн», «Никс», «Бизнес техника». Многие признают, что среди местных компаний лидирует «Ритм». «У этой компании грамотный подход к ведению розничных продаж, хорошо обученные продавцы и хороший сервис», — считает Максим Ожерельев.

Как и во многих других регионах, «массовый» покупатель обычно предпочитает приобретать технику в магазинах федеральных сетей, а «продвинутые пользователи», как правило, обращаются в магазины, принадлежащие местным ИТ-компаниям. При этом, по мнению Алексея Фролова, на федеральные сети приходится 60% продаж. Кстати, по словам Алексея Саяпина, «в последнее время они ведут себя на рынке вполне корректно».

Перемены на розничном рынке вынуждают местных игроков пересматривать схемы работы. «В нашей компании ассортимент сузился в сторону товаров с высокой оборачиваемостью, — говорит Игорь Рыбалов. — Продукты, которые продаются долго и при этом могут сильно дешеветь, стараемся со склада не продавать, только под заказ. С точки зрения количества мы давно работаем „с колес“ минимальными партиями, за счет того, что большинство поставок осуществляется на следующий день. Аналогичные изменения, думаю, произошли у большинства местных игроков».

Еще до кризиса омский рынок отличался повышенной чувствительностью к цене — доходы населения и раньше были весьма невысоки. Кризис, естественно, лишь усугубил эту тенденцию. «Ассортимент качественно изменился — стало больше дешевых товаров, а дорогой и высококачественной техники продается значительно меньше», — утверждает Сергей Коржук. В качестве примера он приводит ноутбуки: «С таких брендов, как Sony, HP, Toshiba, спрос мигрировал на MSI, Acer, eMachines».


Версия для печати (без изображений)