Пермь

Административный центр Пермского края расположен на востоке европейской части России, в предгорьях Среднего Урала, на берегах реки Камы. Это третий по площади город после Москвы и Санкт-Петербурга (около 800 км²). Двадцать лет назад население Перми достигало 1 092 тыс. человек, однако в последующие годы его численность постоянно сокращалась, и в 2004 г. Пермь утратила статус города-миллионера. На начало 2010 г. в ней проживало 986,5 тыс. человек, из них более 643 тыс. (64,8%) – в трудоспособном возрасте.

Пермь – крупный транспортный узел. Город занимает выгодное географическое положение, находясь в центре страны на пересечении железнодорожного пути из Европы в Азию (Транссибирская магистраль) и водного пути по реке Каме, обеспечивающему выход к пяти морям: Каспийскому, Азовскому, Черному, Балтийскому и Белому.

По объему промышленного производства город занимает первое место на Урале, опережая превосходящие его по численности населения Екатеринбург, Челябинск и Уфу. В Перми производится более 35% промышленной продукции края. Ведущие отрасли промышленности: электроэнергетика, нефтегазопереработка, машиностроение, химия и нефтехимия, деревообработка, пищевая промышленность. В машиностроении значительная доля приходится на предприятия военно-промышленного комплекса. Основная продукция: артиллерийские системы, авиационные двигатели, газоперекачивающие установки, нефтепромысловое и горно-шахтное оборудование, электрические и бензомоторные пилы, аппаратура связи, дорожно-строительная техника, речные суда, электроинструменты и т.д. В Перми находятся около 170 крупных и средних промышленных предприятий, наиболее крупные из них: нефтеперерабатывающий завод «ЛУКойл-Пермнефтеоргсинтез», газоперерабатывающий завод «Пермнефтегазпереработка», дочерние предприятия «ЛУКойл-Пермь» и «ЛУКойл-Пермнефтепродукт», ОАО специального машиностроения и металлургии «Мотовилихинские заводы», ФГУП «Пермский машиностроительный завод им. Ф. Э. Дзержинского», ЗАО «Пермский моторостроительный комплекс завод «Машиностроитель», ООО «Искра-Турбогаз», металлургический завод «Камасталь» и др.

В 2009 г. индекс промышленного производства в Перми снизился на 11,7%. Объем произведенной продукции, выполненных работ и услуг составил 401 млрд. руб., из них на обрабатывающие производства пришлось 260,2 млрд. руб. Доля убыточных предприятий достигла 23,2%. При этом совокупная прибыль пермских предприятий составила 68,5 млрд. руб., а совокупный убыток – 6,5 млрд. руб. Сумма прибыли по итогам прошлого года превысила убытки в 10,6 раза, в 2008 г. этот показатель равнялся 15,4. К декабрю 2009 г. кредиторская задолженность крупных и средних предприятий города достигла 138,6 млрд. руб., из нее просроченная – 5,1 млрд. руб. Дебиторская задолженность составила 153,1 млрд. руб., из нее просроченная – 7,3 млрд. руб. Объем инвестиций в основной капитал предприятий Перми (без субъектов малого предпринимательства) по сравнению с 2008 г. снизился на 21%, до 35 млрд. руб.

В I полугодии 2010 г., по данным Пермьстата, индекс промышленного производства в Перми вырос на 15,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года, в обрабатывающих производствах – на 16,9%. При этом продолжилось сокращение инвестиций в основной капитал – в I квартале 2010 г. их объем составил 7,8 млрд. руб. (на 10% меньше, чем за тот же период прошлого года). К 1 июня 2010 г. совокупная прибыль крупных и средних предприятий Перми превысила сумму убытков в 9,3 раза, год назад этот показатель равнялся 8,3.

К началу 2010 г. в Перми действовало 12,6 тыс. малых предприятий, за год их число увеличилось на 20%. Из них 9,9 тыс. (78,6%) относится к микропредприятиям (численность работников не превышает 15 человек, а годовая выручка – 60 млн. руб.). Около 40% малых предприятий работают в сфере торговли, 20% занимаются предоставлением услуг, 15% – строительством, 8% работают в сфере промышленного производства. Среднесписочная численность сотрудников малых предприятий Перми (без внешних совместителей) – 96,9 тыс. человек, совокупный оборот – 223,3 млрд. руб.

Среднесписочная численность работников средних и крупных предприятий города в 2009 г. составила 327,7 тыс. человек (на 4.9% меньше, чем в 2008 г.), из них на предприятиях обрабатывающих производств трудились 90,1 тыс. человек. Число безработных за год увеличилось в 3,4 раза, превысив 12 тыс. человек.

Среднемесячная номинальная зарплата работников крупных и средних предприятий Перми в 2009 г. увеличилась на 4,8%, до 20144 руб. (в обрабатывающих производствах – на 1,8%, до 19939 руб.). В мае 2010 г., по данным Пермьстата, средняя номинальная зарплата выросла до 22097 руб. (на 15,8% выше, чем в мае прошлого года).

Оборот розничной торговли в Перми в 2009 г. снизился на 6,3%, до 210,9 млрд. руб. В I полугодии 2010 г. по сравнению с тем же периодом прошлого года оборот розничной торговли сократился на 3,4%, до 104,4 млрд. руб.

Доходы городского бюджета в 2009 г. составили 21,9 млрд. руб., расходы – около 20 млрд. руб., профицит бюджета превысил 1,9 млрд. руб. В рейтинге бюджетной обеспеченности и расходов на душу населения 15 крупнейших городов России (за исключением Москвы и Санкт-Петербурга), составленном «Российской газетой», Пермь заняла второе место – 20,3 тыс. руб. на душу населения.

В рейтинге журнала Forbes Russia «30 лучших городов для бизнеса» в 2010 г. Пермь опустилась на 21-ое место (в 2009 г. она занимала 17-ое место, в 2008 г. – 29-ое). По социальным характеристикам (численность и динамика населения, уровень преступности, образованность) в рейтинге Forbes Пермь оказалась на 20-ом месте, по покупательной способности населения – на 28-ом, по деловому климату – на девятом, по устойчивости к кризису – на пятом, по уровню развития инфраструктуры – на 21-ом, по комфортности ведения бизнеса – на 19-ом.

Предпосылки для развития ИТ-индустрии в Перми были заложены еще в советские времена, почти полвека назад. В 1962 г. по постановлению Совмина СССР в городе был основан НИИУМС (Государственный научно-исследовательский институт управляющих машин и систем), который занимался разработкой систем автоматизации, включавших управляющие вычислительные машины. Позднее институт стал специализироваться на создании АСУ и АСУ ТП для предприятий машиностроения, и в лучшие годы в нем работало более двух тысяч программистов. В свое время именно НИИУМС стал «прародителем» нескольких крупных пермских ИТ-фирм, среди которых есть «старожилы», чей возраст приближается к 20 годам.

Неудивительно, что ряд пермских ИТ-компаний стабильно занимает высокие места в различных рейтингах. По итогам 2009 г. компания «Прогноз», специализирующаяся на разработке информационно-аналитических систем, поднялась на три строчки и заняла 34-е место в рейтинге крупнейших российских ИТ-компаний по версии агентства «Эксперт РА» и третье место в рейтинге крупнейших разработчиков ПО, продемонстрировав рост выручки на 7,6% — с 1,19 млрд. руб. (в 2008 г.) до 1,28 млрд. руб. Штат компании в 2009 г. увеличился более чем на 90 сотрудников и превысил 900 человек.

Помимо «Прогноза» в рейтинг крупнейших российских ИТ-компаний по версии агентства «Эксперт РА» по итогам 2009 г. попали еще две пермские фирмы, которые улучшили свои позиции по сравнению с 2008 г.: «Парма-Телеком» поднялась с 42-го на 39-е место, а «Информ-Консалтинг» — с 61-го на 56-е место.

Впрочем, не обошлось и без потерь — в апреле прошлого года по решению Арбитражного суда Пермского края была признана банкротом компания «Экойл-Информ». По итогам 2006 г. она занимала 74-е место в рейтинге крупнейших российских ИТ-компаний и 83-е место в рейтинге крупнейших консалтинговых компаний по версии агентства «Эксперт РА».

Парадоксы «электронного правительства»

На заседании Совета по развитию информационного общества, проводившегося в июле в Твери, президент Дмитрий Медведев назвал Пермский край в числе передовых по внедрению новых технологий в социальных сферах. Действительно, в Перми реализовано немало ИТ-проектов для горожан. Так, жители многих крупных городов могут только позавидовать «электронной регистратуре», позволяющей через Интернет записываться на прием к врачам городских поликлиник. К «электронной регистратуре», разработанной и внедренной пермской компанией «СВАН», подключены все поликлиники Перми и второго по величине города Пермского края — Березников. Эта услуга становится все популярнее среди пермяков — в январе 2010 г. ею воспользовались более 22 570 раз (в январе прошлого года — 3400 раз). В конце прошлого года межведомственная комиссия по информатизации при президенте признала этот проект «лучшим решением в сфере информационно-аналитического сопровождения услуг в области здравоохранения». Пермские электронные школьные журналы и электронные дневники школьников (разработка ЗАО «Институт информационных систем», входящего в группу компаний ИВС) были признаны лучшим проектом в сфере образования по итогам конкурса «Лучшие 10 ИТ-проектов для госсектора».

Информатизация существенно облегчает бюрократические процедуры взаимодействия жителей Перми с различными госструктурами. Так, по запросу через Интернет можно получить архивные справки от агентства по делам архивов Пермского края, записаться на техосмотр автомобиля в ГИБДД и даже встать на учет в службе занятости. Впрочем, последняя услуга не пользуется особой популярностью у пермяков — за два месяца после ее запуска этой возможностью воспользовались менее 50 человек.

«Местные власти озабочены созданием „электронного правительства“, и шаги в этом направлении делаются», — считает Николай Григоров, генеральный директор компании «Бионт». С этим соглашается Андрей Пономарев, региональный представитель IBM в Пермском крае: «Мы взаимодействуем с органами исполнительной власти. Они стали с большим вниманием относиться к собственному развитию в сфере ИТ, реализации концепции „электронного правительства“. Администрация города и области реализовала несколько проектов по развитию ИТ-инфраструктуры. Уделяя внимание высоким технологиям, власть тем самым повышает их приоритет».

По словам Сергея Шехтмана, руководителя отдела по работе с заказчиками группы компаний ИВС, Пермский край отличается от соседних регионов «отсутствием провалов в бюджете»: «Все здешние госучреждения исправно оплачивают заключенные контракты». Вместе с тем представители некоторых пермских компаний отмечают, что в 2010 г. в госструктурах наблюдается некоторое урезание затрат на ИТ.

Несмотря на усилия местных властей, направленные на реализацию концепции «электронного правительства», не все участники рынка считают, что органы власти уделяют достаточное внимание развитию ИТ. «Усилия органов власти в период кризиса в основном были направлены на социальные нужды, — говорит Артем Бобров, менеджер по работе с корпоративными заказчиками пермского представительства компании „Открытые Технологии“. — Каких-либо специальных мер, влияющих на ситуацию на ИТ-рынке, на наш взгляд, не предпринималось».

«Региональные и местные органы власти Пермского края ИТ-отрасль не замечают, поэтому ни о каких антикризисным мерах в этой сфере, к сожалению, мы не слышали», — говорит Андрей Клюев, генеральный директор компании «Геликон Про». Схожее мнение высказывает и Петр Пелявин, региональный директор компании «OCS-Прикамье». Но вместе с тем он подчеркивает, что именно госструктуры остаются наиболее крупными заказчиками для ИТ-компаний: «Я глубоко убежден, что местные органы власти ничего не знают о существовании ИТ-рынка, о том, что на нем работают тысячи людей. Они никогда целенаправленно не поддерживали ИТ-отрасль и не делают это сейчас. Но при этом бюджет во всех его проявлениях является самым крупным потребителем ИТ. Вот такой парадокс». По его мнению, заниматься внедрением ИТ-проектов местную власть заставляет «сама жизнь в лице федеральных органов и федеральных программ»: «Региональные чиновники очень чутко реагируют на веяния из Кремля и вынуждены им соответствовать. Вот такая добровольно-принудительная поддержка».

О степени «наполнения стакана»

Естественно, «не бюджетом единым» жив ИТ-рынок. Экономика Перми достаточно диверсифицирована, и предприятия различных отраслей пострадали от кризиса в разной степени.

Практически все игроки пермского ИТ-рынка сходятся во мнении, что меньше всего кризис повлиял на работу нефтегазовой отрасли. «Меньше других пострадал ТЭК, хотя его предприятия в самый разгар кризиса громче остальных требовали помощи от государства. Самые серьезные потери понесли строительство, кабельная отрасль и инвестиционные компании», — утверждает Андрей Клюев.

«Лавина кризиса накрыла всех. Больше других пострадали строительная отрасль, оборонка, банковский сектор. В меньшей степени — нефтяная отрасль, добывающие предприятия, энергетика, связь. Резко сократилось бюджетное финансирование и потребительское кредитование, — говорит Петр Пелявин. — Предприятия заморозили реализацию проектов (кроме тех, которые были в высокой степени готовности) и тратили деньги только на поддержание текущей деятельности. Краевая администрация все силы бросила на обеспечение занятости и снижение социальной напряженности».

По словам Максима Полякова, регионального менеджера представительства D-Link по Пермскому краю и Республики Удмуртия, сильнее всего пострадали «советские» предприятия. В первую очередь речь идет о машиностроительных и металлургических заводах.

В пермском представительстве IBM считают, что на фоне других регионов Пермский край выигрывает за счет развитого сегмента СМБ, и именно это позволило экономике края «удержаться на плаву». «В то время как крупнейшие предприятия во время кризиса взяли паузу в развитии новых проектов, сегмент СМБ продолжал расти, вкладываясь в том числе и в ИТ-инфраструктуру, — утверждает Андрей Пономарев. — Более того, кризис стал катализатором развития среднего и малого бизнеса, предприниматели начали мыслить системно, стратегически».

Как обстоят дела у существующих и потенциальных заказчиков на сегодня? По этому вопросу представители пермских ИТ-компаний не пришли к единому мнению. По словам Андрея Клюева, сложившуюся экономическую ситуацию можно сравнить со «стабильным балансированием на краю пропасти»: «Восстановление спроса происходит очень медленно. Предприятия крайне осторожно совершают покупки». По оценке Владислава Андреева, руководителя пермского представительства компании Softline, «ситуация в крае стабилизировалась на уровне 2007 г.».

«Ситуация постепенно улучшается, но вряд ли можно говорить о возвращении на докризисный уровень, — считает Артем Бобров. — Заказчики продолжают выбирать бюджетные решения и стараются проводить закупки в несколько этапов».

По мнению Андрея Пономарева, большинство пермских предприятий уже вышли на докризисный уровень: «Если судить по нашим проектам, в начале 2010 г. началось активное восстановление рынка, во II квартале его темпы ускорились. Мы полагаем, что III квартал будет еще более насыщенным». С этим соглашается Максим Поляков: «Идет возврат на докризисный уровень, но посткризисные проблемы еще ощущаются».

«В 2009 г. нашей компании удалось не только удержать свои позиции, но и обеспечить рост основных показателей деятельности. Прирост выручки составил порядка 8%», — сообщает Сергей Шестаков, заместитель генерального директора компании «Прогноз»*. В I полугодии 2010 г., по его словам, объем продаж компании вырос в 1,8 раза по сравнению с тем же периодом прошлого года.

В группе компаний ИВС считают, что о возврате на докризисный уровень говорить пока не приходится. «Напротив, в первом полугодии 2010 г. наблюдался дальнейший спад продаж как в бюджетный сектор, так и в сектор B2B. Спад в первом обусловлен сокращениями бюджетов госорганов», — утверждает Сергей Шехтман. С этим соглашаются и в компании «Бионт». «Кризис продолжается. Наша работа с бюджетниками показывает урезание затрат на ИТ», — говорит Николай Григоров. «На докризисный уровень выйдем в 2012 г. Не раньше. И далеко не все», — считает Вячеслав Иванцов, генеральный директор компании «Корона-Офис».

По всей видимости, истина в извечном споре пессимистов и оптимистов, как всегда, лежит где-то посередине. Петр Пелявин говорит о перспективе с осторожным оптимизмом: «Ситуация стабилизировалась, она не ухудшается, но еще далека от докризисного уровеня. В первой половине 2010 г. появились первые поводы для оптимизма: остановилось падение цен на недвижимость, со стороны населения возрос спрос на товары длительного пользования. Корпоративный сектор возобновил обсуждение некоторых ранее отложенных проектов, начинает бюджетировать новые. В I квартале хорошие результаты показала розница. Стабилизировалась ситуация с просроченными кредитами, банки активизируются на рынке корпоративного и потребительского кредитования. СМИ теперь не каждый день рассказывают о задержках зарплаты и сокращениях кадров. Жизнь налаживается! Стакан уже наполовину полон!»

Теория Дарвина для «одной лодки»

В нынешней ситуации игрокам сложно оценить не только объем пермского ИТ-рынка, но и его динамику. «Объем ИТ-рынка сокращался постепенно, общее падение составило около 30%. К концу прошлого года появились положительные тенденции. Сейчас идет медленный подъем», — считает Артем Бобров. Петр Пелявин приводит свою оценку «на уровне интуитивных ощущений»: «Объем ИТ-рынка края в I полугодии 2010 г. увеличился относительно того же периода 2009 г. примерно на 30% и снизился относительно 2008 г. примерно на 20%». А по данным пермского представительства Softline, объем рынка лицензионного ПО уменьшился примерно на 40–45%.

Несмотря на усилия местных властей, направленные на реализацию концепции «электронного правительства», не все участники рынка считают, что органы власти уделяют достаточное внимание развитию информационных технологий.

Как утверждают многие игроки, кризис не оказал существенного влияния на расстановку сил на пермском ИТ-рынке (по крайней мере, в корпоративном сегменте). «Все крупные компании, работавшие в регионе, остались на рынке. Кризис отразился лишь на объемах продаж, их сокращение почувствовали все», — утверждает Артем Бобров. Его дополняет Андрей Клюев: «Немного усилились те компании, у которых были контракты с государством. Несколько ослабели компании, которые до кризиса не занимались поиском путей диверсификации бизнеса». С этим соглашается и Владислав Андреев: «Расстановка сил почти не изменилась — сильные компании и в кризис успешно работали, слабые — пытаются выжить либо ушли с рынка. Также растет количество небольших фирм и ИП: их создают люди, ушедшие из ИТ-компаний и нашедшие возможность организовать самостоятельный бизнес».

Тем не менее, по словам Николая Григорова, некоторые изменения произошли и в корпоративном сегменте: «Из крупных игроков не слышно „Индукцию“ и „Технологию“». «Окончательно ушла с рынка „Индукция“, остальные „держатся“, кто-то лучше („Инси“, „Инстар“), кто-то хуже („Пермрегионпроект“)», — дополняет Сергей Шехтман.

«Пермский ИТ-рынок всегда отличался от соседних большим количеством небольших и средних компаний, — говорит Петр Пелявин. — Соответственно крупных банкротств во время кризиса не случилось, но было достаточно много мелких неприятностей». По его словам, наиболее заметные изменения произошли в розничном сегменте: «Практически единственная местная розничная сеть „Сатурн-Р“ была продана екатеринбургскому „Норду“. Кроме того, на пермский рынок пришли другие сильные игроки: ижевская „Корпорация Центр“ и компания ДНС. С рынка ушли (в основном в результате банкротства) несколько средних фирм и какое-то количество мелких. Все по Дарвину — сильные захватывали рынок, слабые с него уходили». О некоторых других потерях в этом сегменте сообщает Юрий Козин, руководитель отдела розничных продаж группы компаний ИВС: «Закрылись несколько небольших розничных магазинов, в частности „Мир Компьютеров“ и всякие „подвальные“ магазинчики». Кроме того, по его словам, «с розничного рынка ушла компания „Формоза“ и фактически пропала НЭТА»: «Магазин есть, но новостей о них давно не слышно, промо-акции не проводятся».

Нет худа без добра — по мнению Андрея Клюева, кризис в какой-то степени способствовал улучшению делового климата на пермском ИТ-рынке: «Что заметно изменилось? Агрессивности стало существенно меньше. Компании ведут себя значительно корректнее как со своими партнерами, так и с конкурентами. Складывается ощущение, что все вдруг прозрели и поняли, что находятся в „одной лодке“».

Как утверждают многие игроки, кризис не оказал существенного влияния на расстановку сил на пермском ИТ-рынке (по крайней мере, в корпоративном сегменте).

Если взглянуть на ситуацию в более широком плане, то становится очевидно, что в той же самой «лодке» находятся также и дистрибьюторы, и вендоры. Как изменилась их политика во время кризиса?

«Сложно выделить общую тенденцию перемен в политике вендоров, — говорит Артем Бобров. — Некоторые усилили маркетинговую активность, другие адаптировали партнерские программы, третьи запустили проекты с привлечением телемаркетинга. Вендоры, у которых была внятная стратегия преодоления последствий кризиса, активно работают в канале продаж». В качестве примера он приводит IBM — недавно в Перми было открыто региональное представительство корпорации и склад запчастей: «Это заметно упрочило позиции IBM на рынке региона, работа с этим вендором существенно упростилась».

«В крае оживилась работа региональных представительств вендоров. Они общаются с заказчиком напрямую и привлекают своих партнеров только для поставки товара. Так действуют IBM, D-Link, Microsoft», — сообщает Николай Новиков, руководитель отдела закупок группы компаний ИВС. А по словам его коллеги Сергея Шехтмана, вендоры стали больше «капать на мозги»: «Реальную помощь оказывают только некоторые, среди них — IBM, Xerox, „Аквариус“».

«Политика вендоров и дистрибьюторов по сравнению с прошлым годом улучшилась. Особенно хотелось бы поблагодарить компанию OCS», — говорит Николай Григоров.

Как сообщают в пермском представительстве Softline, многие поставщики ПО отказались от планового повышения цен. «Акцент был сделан на маркетинговые акции и новые варианты лицензирования, позволяющие снизить нагрузку на бюджет заказчиков», — утверждает Владислав Андреев.

В пермском представительстве IBM считают, что одна из главных проблем, проявившихся во время кризиса, — «обмеление» партнеров. «У многих из них не было возможности вкладывать средства в обучение специалистов, сертификацию, кадровое развитие. Они думали не о перспективах, а о выживании, — поясняет Андрей Пономарев. — Поэтому сильно снизились компетенции. Сейчас мы совместно с партнерами активно работаем над решением этих проблем».

Урезанный«корпоратив»

Безоговорочным лидером на корпоративном рынке Пермского края многие признают группу компаний ИВС. Среди других заметных игроков в этом сегменте часто называются компании «Гармония», «Бионт», «Геликон Про», «Инстар Технолоджи», «Инси».

«Сокращение объемов продаж в корпоративном секторе оставалось в пределах показателей общего падения рынка и составило около 30%», — утверждает Артем Бобров. Такую же цифру называют и в группе компаний ИВС: «По сравнению с 2009 г. объем не снизился, потихоньку растет (за исключением СМБ). По сравнению с 2008 г. корпоративный рынок сократился примерно на 30%».

«В целом все корпоративные проекты „измельчали“, — утверждает Андрей Клюев. — Если до кризиса средняя стоимость проекта была порядка 4 млн. руб., то сейчас она упала примерно в два раза. По-настоящему крупные проекты разыгрываются практически только государством».

Известно, что в Перми и в Пермском крае сосредоточено немало крупных предприятий, но, как подчеркивает Владислав Андреев, «локальных крупных заказчиков сейчас крайне мало»: «Практически все предприятия входят в московские холдинги и бюджетами самостоятельно не распоряжаются — время централизованных закупок».

В Перми действуют региональные офисы многих крупных системных интеграторов: IBS, «Ай-Теко», «АйТи», «Открытые Технологии», «Verysell Проекты». Как и в других регионах, московские фирмы активно привлекают местных игроков для реализации проектов. «„Москвичи“ неконкурентоспособны в сфере оказания услуг, — считает Андрей Клюев. — Часовая ставка среднего специалиста в 2 тыс. руб. в час и выше абсолютно не устраивает местных заказчиков. Поэтому компании из Москвы могут вести проекты, полученные от государства и „отторгованные“ в Москве. Другие проекты федеральные системные интеграторы могут реализовать только с помощью местных партнеров».

Кризис заставил заказчиков считать деньги и экономить. По словам Николая Григорова, «клиенты в основном готовы тратиться на эксплуатационные расходы». «Несмотря на то что положительные тенденции на рынке заметны, заказчики не торопятся увеличивать ИТ-бюджеты и выделяют их в основном на поддержку существующей инфраструктуры и незначительное увеличение ИТ-ресурсов. В ближайшее время не стоит рассчитывать на серьезные дорогие проекты по модернизации существующей инфраструктуры», — уверен Артем Бобров. «Тенденции, порожденные кризисом (экономить, использовать рационально то, что есть, снижать совокупную стоимость владения), сохранятся, — добавляет он. — И речь не только об экономии на закупках ПО и „железа“, но и о передаче на аутсорсинг части функций, модернизации инфраструктуры с целью повышения эффективности ее использования, применении специализированных продуктов и решений, помогающих этого добиться, — виртуализации, „облачных“ вычислений и т. д.».

«Прошедший год показал, что наряду с традиционными задачами формирования отчетности и мониторинга текущей ситуации становятся все более актуальными возможности продвинутой аналитики — моделирование, прогнозирование, оптимизация, ситуационный анализ, — утверждает Сергей Шестаков. — Выросла значимость инструментов для оценки последствий и эффективности тех или иных корпоративных решений и мер, а также инструментов сценарного („что будет, если...“) и целевого („что необходимо для...“) прогнозирования». Вместе с тем, по его словам, «реагируя на изменившиеся потребности рынка, компания активно развивает линейку „коробочных“ программных продуктов с коротким периодом внедрения и быстрой отдачей».

Смотрите, кто пришел...

Ситуация на розничном рынке Перми в последнее время существенно изменилась. Местные компании утверждают, что произошел заметный передел рынка, связанный с приходом в город сильных иногородних игроков.

«Роль пермских компаний на розничном рынке всегда была заметной. За последний год она несколько снизилась (с приходом „Норда“, „Корпорации Центр“ и ДНС), но по-прежнему через магазины, принадлежащие нашим ИТ-компаниям, продается большая доля цифровой техники», — говорит Петр Пелявин.

В группе компаний ИВС, которой принадлежит компьютерный магазин Froggy-shop, утверждают, что «не ощутили падения розничных продаж непосредственно из-за кризиса». «Продажи снизились из-за появления новых конкурентных игроков», — поясняет Юрий Козин.

Говоря о переменах на розничном рынке, практически все представители пермских компаний в первую очередь упоминают об открытии в городе магазинов сети ДНС. Компания из Владивостока превратилась в крупную федеральную сеть, насчитывающую свыше 150 магазинов более чем в 35 городах. Несмотря на кризис, ДНС проводит агрессивную региональную экспансию. Два первых магазина ДНС в Перми были открыты в апреле этого года, а в последний день лета начал работу уже пятый — «ДНС на Гознаке».

Как и в других регионах, некоторые местные компании обвиняют нового игрока в демпинге. «ДНС поубивала все цены. У нас продажи упали в 12 раз, живем, точнее, выживаем, за счет обслуживания техники (сервиса)», — сообщает руководитель одной из пермских фирм. Однако есть и другие мнения. «На примере нашей компании однозначно можно говорить о стабилизации рыночной ситуации, — утверждает Ольга Лапшина, руководитель отдела маркетинга гипермаркета „Санрайз Про“. — При сравнении объема продаж в 2010 г. с аналогичным периодом 2009 г. наблюдается рост, в среднем на 58,9%. Приход ДНС с дальнейшим переделом рынка картину не испортил».

Помимо ДНС в Перми, как и во многих других городах, представлены торговые предприятия федеральных розничных сетей бытовой техники («М.Видео», «Техносила», «Эльдорадо»). Кроме них в числе лидеров розничного рынка цифровой техники чаще других упоминаются магазины «Санрайз Про», «Дега Ру», «Джей-компьютерс», Froggy-shop (ИВС), НЭТА, «Корпорация Центр», «Гармония», «НоутовЪ» («Евроноут»), «НоутБукофф» («Инстар»).

«Положение лучше у тех, у кого хорошо поставлен бизнес. На мой взгляд, это крупные сетевые компании, причем вне зависимости от того, где расположен их головной офис — в Москве или в провинции, — считает Петр Пелявин. — Однако и среди местных компаний есть серьезные игроки, которые крепко стоят на ногах и не намерены сдавать позиции».

По мнению Юрия Козина, готовые решения (компьютеры в сборе) и такую технику, как ЖК-панели, аудиосистемы и т. п., жители города обычно предпочитают приобретать в магазинах федеральных сетей. «Но за комплектующими и специфической техникой по-прежнему идут в розничные магазины пермских ИТ-компаний», — добавляет он. При этом, по его мнению, «в маленькие отделы и подвальные магазинчики ходить перестали». «Единственный формат компьютерного магазина, который сейчас может жить и конкурировать, — компьютерный супермаркет, 400–500 м2, с большим ассортиментом товаров и сервисным центром, — уверен Юрий Козин. — „Война цен“ закончилась, сейчас началась „война ассортиментов“». С этим соглашается и Петр Пелявин: «Крупный формат магазина с широким ассортиментом оказался наиболее выигрышным». Вместе с тем, по его словам, «спрос, а за ним и ассортимент сместились в более низкий ценовой диапазон».

Рассказывая об изменении спроса и ассортимента, Юрий Козин выделяет несколько тенденций: «Ноутбуки уверенно вытеснили ПК. Почти не продаются мультимедиа-контроллеры (рули, джойстики и т. п.) — из-за „наступления“ игровых консолей на компьютерах практически перестали играть. Зеркальной фототехникой интересуется все больше покупателей, а цифровые „мыльницы“ перешли из разряда фотоаппаратов в „детские игрушки“ и приобретаются в основном для подарка». По его мнению, продажа профессиональной и полупрофессиональной фототехники становится одним из самых перспективных направлений розничной торговли.

Сборкой ПК занимаются многие пермские компании, наиболее сильные позиции в этом сегменте — у группы компаний ИВС, а также у фирм «Инстар» и «Инси». По словам Юрия Козина, 95% собранных системных блоков продаются в корпоративный сегмент. Розничные покупатели предпочитают мобильные решения.

* Среди клиентов компании — не только Администрация Президента, аппарат правительства, Минэкономразвития, Минфин, ОАО «Газпром», Центробанк, но и крупнейшие международные структуры — МВФ, Всемирный банк и т. п. Офисы компании находятся не только в Перми и Москве, но и в Вашингтоне, Брюсселе, Пекине, Киеве, Дубае, Астане и Минске.


Версия для печати (без изображений)