Из множества тенденций наибольший интерес игроков ИТ-рынка обычно вызывает одна, определяющая: будет ли расти спрос? Если да, то на что в первую очередь?

По мнению IDC (Russia Vertical Markets 2011 — 2015 Forecast), в 2011 г. расходы на ИТ в долларовом выражении увеличатся на 13,3% по сравнению с предыдущим годом. Наибольший темп роста покажет сегмент ИТ-услуг — свыше 20%. В период с 2011-го по 2015 г. расходы на ИТ в России ежегодно будут увеличиваться в среднем на 11,6% и в 2015 г. составят 41,1 млрд. долл. Наиболее высокими темпами будут расти предприятия розничной торговли (в среднем 17,4% в год). 15,1% прибавит объединенная вертикаль, охватывающая предприятия транспорта, коммуникаций, энергетики и ЖКХ.

Опрос ряда ИТ-директоров, проведенный при подготовке настоящего обзора, показывает, что даже такие скромные, по сравнению с прошлыми периодами, прогнозы могут, увы, остаться лишь мечтами. «Операционный бюджет вырастет в пределах 5–8%, а инвестиционный останется на прежнем уровне». «Будем планировать увеличение бюджета, но незначительно — 10–15%. Все будет зависеть от реализованных планов в этом году. Возможны корректировки». «Операционная часть бюджета сокращается, проектная растет». «По ИТ у нас два бюджета: поддержки и развития и проектный. Бюджет поддержки увеличится незначительно, примерно на 1% в части OPEX и порядка 5—7% в части CAPEX. Проектный бюджет может вырасти значительно — более 20%». «Бюджет остался на прежнем уровне». В опросе приняли участие преимущественно ИТ-руководители розничных торговых сетей, то есть, согласно IDC, как раз тех компаний, которые намерены тратить больше других.

Будущий год связывают с неизбежным напряжением политической жизни: предстоят выборная кампания и потенциально значительные экономические изменения, если очередная волна кризиса все же докатится до наших берегов. Однако на ИТ-бюджетах и то и другое вряд ли скажется, считают опрошенные нами ИТ-директора. Подавляющее большинство не считает политическую ситуацию значимой для планирования в ИТ. Максимум — это реплика «От выборов мы ждем стабильности. А вот послевыборный период пока спрогнозировать сложно. Хочется верить, что очевидных потрясений не будет». «Лишь бы не было войны», но это вечное. А кризис? Что ж, дело не новое. «У нас есть опыт сокращения расходов в кризисной ситуации и именно поэтому разделяем бюджеты поддержки и бюджеты развития. Таким образом, в случае возникновения кризисной ситуации понятно, как и какие расходы необходимо урезать и от чего отказаться», — отмечает Дмитрий Лаврентьев, руководитель департамента ИТ «Росгосстрах».

Но на случай, если все же сворачивать расходы не придется, планы у заказчиков есть, и немалые. Какие основные, принципиальные задачи они перед собой ставят?

Повысить эффективность, поддержать захват новых рынков и процессы повышения качества обслуживания клиентов — так формулирует задачи в компании «АльфаСтрахование» директор департамента ИТ Андрей Педоренко. Они уже решаются в рамках нескольких идущих проектов: модернизация систем SAP FSCM (урегулирование убытков по автострахованию), расширение применения системы IBM iLOG для расчета тарифов, поиск и начало внедрения системы управления клиентскими данными.

«Внедрение новых систем и технологий, которые позволят существенно снизить издержки бизнеса (прежде всего в логистике) и повысить уровень сервиса для клиента. В дополнение к этому, конечно же, обеспечить бесперебойную работу ИТ-сервисов и снизить расходы на их поддержку», — сообщает Дмитрий Сытин, заместитель генерального директора по ИТ, группа компаний «Утконос». Для этого будут применяться простые и понятные средства: внедрение SAP ERP 6.0+SAP for Retail+SAP eWM вместо SAP R/3 4.7. «Это позволит повысить эффективность управления складской логистикой и коммерческой деятельностью компании, — считает Сытин. — Начнется внедрение приложений для управления и контроля за движением автотранспорта, которые помогут увеличить утилизацию машин. Планируем внедрить систему контроля за инцидентами и изменениями для управления бесперебойной работой ИТ-систем».

Повысить отказоустойчивость сервисов и поддержать непрерывность бизнеса с помощью катастрофоустойчивых решений — это задачи одного из крупнейших непродуктовых ретейлеров. Внедрить решения, позволяющие повысить эффективность процесса управления ассортиментом, намеревается Кирилл Митюшкин, директор по ИТ компании «Эконика».

«Основной задачи нет, есть несколько поисковых проектов, связанных с повышением качества производственного планирования, новыми способами бизнес-аналитики и развитием корпоративных коммуникаций», — говорит Сергей Адмиральский, директор по ИТ ювелирной компании «Адамас». Задачи производственного планирования в основном расчетные, поясняет он: «Буду искать что-то готовое либо привлекать разработчиков. Бизнес-аналитика на стыке временных и географических слоев потребует готового движка, обсуждаем эту тему с некоторыми партнерами. Новые способы корпоративных коммуникаций — требование времени, там много мелких задач и нет конечной, четко очерченной цели».

«Уложить» расходы ИТ в финансовую модель работы компании в следующем году, т. е. тратить столько, сколько можно себе позволить, — основная задача ИТ-службы «Росгосстраха». «Это значит, что мы в любом случае должны повышать эффективность», — подчеркивает Дмитрий Лаврентьев и поясняет, за счет чего: улучшение ситуации с аналитической отчетностью и сокращение сроков подготовки отчетов в целом, увеличение производительности операционных подразделений по обработке страховых документов. «Так же как и все страховые компании, мы будем запускать новый функционал по учету страхования особо опасных объектов», — напоминает он.

Заметен общий интерес к аналитике, применению специализированных приложений для бизнес-анализа и подготовки отчетов. Другой тенденцией, только отчасти представленной в этой небольшой выборке мнений, можно считать растущий интерес к качеству и полноте данных. Ситуация закономерная, о ней говорили и раньше: как только основные учетные системы будут запущены, как только разнообразные бизнес-приложения перейдут в категорию рабочего инструмента, станет ясно, что, во-первых, данные в них накапливаются экспоненциально, нужны политики обращения с архивами. Во-вторых, принципиальное значение имеет качество первичных данных. В начале внедрения бизнес-приложений это обстоятельство далеко не всеми компаниями принималось достаточно серьезно. Теперь же, когда стало понятно, что результат не может быть точней, чем обрабатываемые данные, вопрос встает ребром.

В декабре 2011 г. были представлены результаты глобального исследования агентства ColemanParkesResearch по заказу HP. Результаты этого исследования показывают: почти половина руководителей бизнес- и технологических подразделений считают, что их компании не имеют эффективных, способных решить проблему организационной разобщенности стратегий в области управления информацией. Лишь 2% руководителей отметили, что ИТ-инфраструктура их организации позволяет в режиме реального времени получать сведения, необходимые для своевременного принятия верных бизнес-решений.

Даже если усомниться в объективности данных этого исследования, проведенного во всем мире, трудно оспаривать тот факт, что большинству российских компаний не хватает актуальных и достоверных сведений о собственном бизнесе.

Оборудование: зрелый процесс

По-прежнему основным источником дохода для большинства реселлеров остается продажа оборудования. Мнения клиентов подтверждают, насколько это отлаженный, постоянно планируемый процесс. Сроки эксплуатации инфраструктурного оборудования определены в компании как один из ИТ-стандартов, рассказывает Сергей Адмиральский. «За 2–3 месяца до завершения планового срока эксплуатации открывается проект по замене, изучаются представленные на рынке новинки, проводится сайзинг с расчетом на 1–2 модернизации в течение жизненного цикла. Большинство инфраструктурных систем компании уже прошли 2–3 цикла обновления, процесс достиг нужной степени зрелости», — считает он. На 2012 г. в «Адамас» запланирована замена оборудования для резервного копирования и одного из продуктивных серверов. «Остро неотложных проблем нет, это наилучшее свидетельство правильно проведенного сайзинга на предыдущих этапах», — подчеркивает Адмиральский.

«Мы планируем частично обновлять парк оборудования. Это связано с внедрением SAP ERP 6.0 и других систем. В основном требуется увеличить мощность существующего оборудования и вывести из эксплуатации старое», — говорит Дмитрий Сытин.

Крупный непродовольственный ретейлер (попросил об анонимности) не намечает большого обновления парка техники, может произойти замена сетевого оборудования для увеличения пропускной способности сети и, возможно, дополнительных СХД.

Апгрейд некоторых серверов и увеличение объема систем хранения намечают и в «Эконике».

В «Росгосстрахе» запущен проект отчетности по МСФО и автоматизации сканирования страховой документации, планируется построение единого хранилища данных и ряд других проектов, что и определяет потребности в новом «железе». Наращивание объема хранения данных происходит пропорционально увеличению их потока. Лаврентьев приводит пример: развитие HR-системы увеличивает объемы кадровой информации. Кроме дополнительных систем хранения требуется и расширение серверного парка. Дополнительное телекоммуникационное оборудование для страховых отделов в регионах — следствие требований закона о персональных данных. Учитывается и естественный износ оборудования.

Андрей Педоренко выделяет несколько направлений развития инфраструктуры в «АльфаСтраховании»: усиление региональных сегментов сети с соответствующим наращиванием мощностей центрального узла коммуникаций, расширение функций центрального хранилища данных как в сторону его физического роста, так и в плане отслеживания жизненного цикла данных.

Из комментариев видно, что так же как в бизнес-приложениях на первый план выходит серьезная работа с данными, их качеством, актуальностью, объемом, так и в инфраструктурных планах заметная роль отведена системам хранения данных. По данным IDC, в 2010 г. объем выручки поставщиков СХД в России приблизился к докризисному, и рынок СХД продолжает быстро развиваться. Прогнозируется, что сегмент внешних устройств хранения в денежном выражении вырастет за пять лет почти на 75%.

С серверами ситуация иная. Судя по отчету IDC Russia Quarterly Server Tracker, рынок «тяжелых» серверов в III квартале текущего года демонстрировал «разнонаправленную динамику», а оборот по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. вырос всего лишь чуть больше чем на 1%. При этом, считают в IDC, отчетливее проявляется стремление крупных международных поставщиков расширить круг задач, решаемых самостоятельно, без делегирования функций интеграторам, в первую очередь в проектах по строительству крупных ЦОДов.

Услуги и аутсорсинг

Доля услуг на российском ИТ-рынке по прежнему остается относительно низкой. По данным Минэкономразвития, в 2008 г. услуги на рынке ИКТ занимали 28,6%. Прогноз на 2012 г. — 32–36%, а для мирового рынка этот показатель еще в 2010 г. составлял 54%, при том что оборудование — 11%, а ПО — 10%. В кризисный год была сделана масса прогнозов о скором и неминуемом шквальном росте спроса на ИТ-аутсорсинг, однако этого не случилось. Тем не менее прогресс есть, только медленный.

«Мы активно работаем с внешними подрядчиками во всех направлениях — и в разработке ПО, его внедрении, консалтинге (в т. ч. инфраструктурном), в развитии и поддержке инфраструктуры. Например, мы активно используем аутсорсинг для ИТ-поддержки в филиалах нашей компании. Причина — экономическая эффективность и скорость реализации», — подчеркивает Андрей Педоренко.

«Мы традиционно передаем внешним подрядчикам сопровождение розничной сети компании, в первую очередь региональной, затраты на эти работы составляют до 20% общих расходов на поддержку, — говорит Сергей Адмиральский. — Кроме этого взаимодействуем с внешними разработчиками, им достается 10–15% средств на доработки и развитие отдельных информационных систем. Существенных изменений в структуре внешних/внутренних затрат в 2012 г. не ожидаем». «Эконика» отдает внешним исполнителям не более 15% своего ИТ-бюджета. Это работы, связанные с техподдержкой оборудования в региональных салонах, поясняет Кирилл Митюшкин.

«Мы используем концепцию „разумного“ аутсорсинга, т. е. отдаем на сторону только то, что нецелесообразно делать самим, и от чего не зависит основной бизнес», — говорит Дмитрий Сытин. Доля аутсорсинга в ИТ-услугах у «Утконоса» около 20%. «Мы часто привлекаем консультантов для внедрения каких-либо систем, но что касается поддержки и дальнейших изменений, то здесь стараемся обходиться своими силами, — отмечает Сытин. — Кроме того, закупаем стандартные услуги, которые уже стали де-факто стандартом на рынке, например справочно-консультационные системы с поддержкой, монтажные работы, ремонт оргтехники и т. п.».

Восприятие той или иной услуги как «стандарта де-факто» — очень важный момент. Таких «стандартных» услуг, состав и цена которых были бы общеизвестны, до сих пор немного, что заметно влияет на спрос.

Алексей Алехин, исполнительный директор Ассоциации СТРатегического Аутсорсинга (АСТРА), на прошедшем в Москве в октябре форуме АСТРА называл причины слабого спроса на аутсорсинг. Это, по его мнению, сложность сервисной модели, отсутствие статистики, низкая конкуренция, требовательность заказчиков, неготовность передавать активы, кризисная неустойчивость стратегий, низкий уровень структурирования, недостаточно полные техническая законодательная базы, неготовность менеджмента к опционам, общая нестабильность, проблемы с доверием в долгосрочной перспективе, отсутствие страхования.

Видно, что часть этих причин — объективны, и повлиять на них ни один подрядчик не в состоянии. Но часть вполне поддается коррекции, например недостаточно полная статистика.

Облака — дело будущего

Облачные технологии, несмотря на весь маркетинговый напор вендоров, остаются в России пока делом будущего. Во всяком случае платить за них прямо сейчас желающих немного. «Пока не применяем. В перспективе возможно, но сейчас нет необходимости в реализации облачных проектов» — такова самая общая позиция.

Кирилл Митюшкин: «Облачные решения считаем перспективными и в стратегическом плане задумываемся о возможности перехода в „облака“».

Дмитрий Сытин: «Виртуализацию применяем широко, но вот облака пока не используем и в ближайший год, исходя из стратегии развития компании, точно не планируем».

Андрей Педоренко: «Виртуализацию серверов используем активно, облачные подходы — пока нет. При нашей инфраструктуре переход в частное „облако“ — это дополнительные затраты без быстрого результата. Что касается публичных „облаков“, то эта технология имеет ограничение с точки зрения безопасности».

Сергей Адмиральский: «Некоторые из используемых нами сервисов можно отнести к разряду облачных — например, систему фильтрации электронной почты или видеоконференцсвязь, но в целом облачные технологии пока не получили в компании широкого распространения, это дело будущего».

Крупный ретейлер: «Имея собственный ЦОД и зрелую виртуальную инфраструктуру, мы фактически имеем частное облако и тем не менее рассматриваем возможность использования внешних облачных ресурсов, например, для офисных приложений».

Очень показательна позиция «Росгосстраха»: «Облака использовать не планируем. Но при возникновении альтернатив аутсорсинга каких-либо некритичных ИТ-сервисов будем готовы рассмотреть предложения, которые позволят остаться в рамках бюджета и покажут окупаемость в пределах 1–1,5 года». Все просто. Осталось показать окупаемость.

Развитие облачных технологий серьезно изменит рынок ИТ в целом и рынок аутсорсинга в частности, полагают и вендоры, и интеграторы, и заказчики. Последним в дальнейшем уже требуются и, видимо, потребуются еще больше гибридные модели предоставления ИТ-услуг, часть облачные, часть традиционные. Высказываются также мнения, что облачные услуги предполагают более широкое присутствие зарубежных игроков на российском ИТ-рынке, поэтому нашим компаниям самое время развивать собственные услуги, разрабатывать собственные сервисы.

Это уже происходит. Примечательно, что в 2011 г. стал меняться рынок SaaS: теперь на нем представлены «настоящие бизнес-приложения». Раньше в основном предложение ограничивалось вспомогательными, главным образом почтовыми сервисами, антивирусами, порталами, ну в крайнем и редком случае — CRM. Арендой ПО, в частности, занялась «1С», подписано соглашение с Microsoft, в соответствии с которым «1С» будет развивать партнерский канал по продвижению Microsoft Office 365 в России. SAP СНГ уже рассказала о первом успешном проекте SAP Hosting у украинского заказчика. Кроме того, SaaS-модель активно осваивают партнеры этого вендора: BI Partner предлагает решение BI Retail на базе SAP BusinessObjects, ЛАНИТ — решение для расчета заработной платы и учета кадров на базе SAP ERP HCM, Softline — решение на основе SAP Business All-in-One, TSystems — решение для производственных компаний на базе SAP ERP (цена в расчете на пользователя в день — от 7 евро, время внедрения — 8 недель).

Цена вопроса

Сегодня от ИТ ожидают не столько внедрения передовых, дорогостоящих технологий, сколько непосредственной пользы для бизнеса, подчеркивает Сергей Македонский, президент АСТРА (выступление на «круглом столе» «ИТ в финансовом секторе», ноябрь 2011). Поэтому основные задачи департамента ИТ, по его мнению, заключаются в создании реальной ценности для бизнеса, понимании и разрешении актуальных задач, расстановке приоритетов, количественном определении и реализации реальной бизнес-ценности ИТ-проектов. Однако обоснование инвестиций наталкивается на недостаток практического опыта и знаний в финансовых подходах к оценкам, трудности в определении выгод от ИТ. Причем чаще всего «формулируется» базис для количественного определения эффекта от ИТ и не отслеживается изменение финансовых метрик в ходе реализации проекта.

Так что, похоже, основная задача ближайшего будущего — не столько проектирование сетей или ЦОДов, внедрение бизнес-приложений или поддержка пользователей, а прежде всего расчет экономической эффективности любых шагов по пути автоматизации. Даже если не будет нового кризиса.


Версия для печати (без изображений)