Тема облачных вычислений уже не первый год находится в центре внимания ИТ-специалистов и компьютерных СМИ. Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что «облака» — это один из главных трендов развития ИТ-индустрии, который окажет существенное влияние на все отрасли экономики и повседневную жизнь людей. В недалеком будущем получить практически любую ИТ-услугу мы сможем так же легко и просто, как включить электрочайник в розетку или настроить телевизор на любимые каналы.

Но сегодняшние реалии пока еще далеки от красивых обещаний маркетологов. ­Несмотря на усилия крупнейших мировых вендоров, направленные на продвижение ­облачной модели, заказчики не спешат воспользоваться ее преимуществами, да и, как показывает практика, не всегда эти пре­имущества находят. И по сей день облач­ные вычисления вызывают немало споров, до сих пор игроки ИТ-рынка и пользователи взвешивают все «за» и «против», и, похоже, период становления и «взросления» этих технологий продлится еще довольно долго.

Интересы вендоров и перспективы их облачного бизнеса понятны. Поставщики предлагают оборудование и ПО для создания облачной инфраструктуры, требования к которой постоянно растут. Телекоммуникационные провайдеры обеспечивают доставку облачных услуг до конечного потребителя. Чаяния заказчиков тоже очевидны: получить услуги нужного объема и качества максимально быстро и за минимальные деньги. Больше всего вопросов вызывает будущее канала сбыта. Найдется ли место дистрибьюторам, системным интеграторам и реселлерам в новом, облачном мире? Как им изменить модель бизнеса, чтобы их услуги оставались востребованными? Открывают ли облачные вычисления новые возможности для развития бизнеса? На эти и другие вопросы попытались ответить участники «круглого ­стола» «Облачные вычисления: когда маркетинговая идея станет явью?», который прошел в рамках IT-форума, организованного CRN/RE в ноябре прошлого года. Ведущим «круглого стола» был управляющий партнер компании «Развитие бизнеса/Ру» Михаил Козлов. В работе «стола» приняли участие Денис Сосновцев (IBM), Василий Маланин (Microsoft), Игорь Корнетов (EMC), Эдуард Москвин («Аспект СПб»), Владимир Графеев («Галэкс»), Владимир Нитенко («Форт-Диалог»), Александр Соколов (Лаборатория СКАТ; АП КИТ), Александр Сибиряков («ДиджиТек»).

На пике популярности

Облачные вычисления — самая обсуждаемая тема в области ИТ. Об этом свидетельствуют данные, обнародованные компанией Google. В 2011 г. больше всего запросов, относящихся к ИТ, содержали ключевые слова cloud computing. Для сравнения, в 2009 г. пользователи чаще всего вводили в строку поиска слово «виртуализация». И дело тут не в моде и даже не в усилиях маркетологов. Все гораздо проще и прагматичнее. В основе интереса ИТ-компаний и заказчиков лежит экономика «облаков». Эксперты утверждают, что переход к облачной модели позволяет существенно снизить стоимость владения собственной ИТ-инфраструктурой (TCO), а также намного уменьшить время внедрения (time-to-market) новых ИТ-услуг. Как указывалось в одном из технологических отчетов, возможность арендовать вычисления значительно повлияет на структуру затрат во всех отраслях, использующих программное и аппаратное обеспечение, и, таким образом, окажет косвенное, но ключевое воздействие на развитие бизнеса и экономические показатели стран. Специалисты компании EMC считают, что оптимизированная облачная среда снижает общие затраты на ИТ на 25–30%. А частное «облако» на платформе х86 сокращает расходы на 45%. По данным IBM, клонирование БД занимает обычно 2–3 дня, а с применением решения IBM SmartCloud for SAP Applications — 20 минут. Чтобы добавить один сервер приложений, требуется в среднем один день, но если вы перешли на облачную инфраструктуру, то эта операция займет всего 10 минут. На обновление системы в крупных компаниях уходит от одного до четырех дней. В «облаке» это можно сделать за 3 минуты. А по сведениям Microsoft, благодаря «облаку» годовая стоимость владе­ния одним сервером может быть снижена на 47%. Специалисты Microsoft также отмечают, что «облака» позволяют достичь так называемой «эластичной» мощности, или, другими словами, добиться того, чтобы вычислительные ресурсы всегда соответствовали текущей нагрузке. Если заказчик эксплуатирует обычный ЦОД, всегда наблюдается либо избыток вычислительной мощности, либо ее дефицит.

А как обстоят дела с коммерческой составляющей? По мнению экспертов IDC, весь рынок облачных вычислений можно разделить на два сегмента: внедрение «облаков» и оказание облачных услуг. Внедрение подразумевает получение платы за анализ потребностей заказчика, выбор типа «облака» и используемых решений, их внедрение, интеграцию, за поддержку «облака» и обучение персонала. Облачные услуги также оказываются не бесплатно.

Компания IDC оценила объем рынка публичных и частных «облаков» в России в 2010 г. в 35 млн. долл. А в 2015 г. эта цифра, по мнению аналитиков, достигнет 1,2 млрд. долл. Данная оценка хорошо коррелирует с результатами исследований, полученными компанией Gartner. Эксперты Gartner считают, что объем услуг в глобальном масштабе в секторе публичных и частных «облаков» в 2015 г. составит 148,8 млрд. долл. Если предположить, что на долю России приходится порядка 1% мирового рынка облачных вычислений, то получается, что в нашей стране объем этого сегмента приблизится к отметке в 1,5 млрд. долл.

«Облако дает уникальный шанс оживить наш ИТ-рынок. Эта модель меняет архитектуру информационных систем и требует больших инвестиций, как интеллектуальных, так и материальных, — заявил Михаил Козлов. — Для заказчиков переход к облачным вычислениям означает существенную экономию по ряду статей расходов. А для ИТ-компаний — это отличный шанс заработать больше денег. Здесь море возможностей, и надо научиться в нем плавать».

Опрос, проведенный среди потенциальных клиентов, показал, что к 2015 г. практически все рассчитывают перенести, как минимум, часть своей ИТ-инфраструктуры в «облако». В первую очередь компании готовы доверить «облаку» свою почту, системы для совместной работы, хранение и резервное копирование данных. Чуть меньше фирм согласны отдать CRM-системы, объединенные коммуникации и системы ERP. Разумеется, есть и скептики, которые пока не решили, стоит ли им вообще связываться с «облаком», и те, кто опасаются за сохранность и конфиденциальность своей информации.

От развитых стран пока отстаем

Российскому рынку облачных вычислений еще далеко до уровня развитых стран, но специалисты считают, что у наших компаний, как игроков ИТ-рынка, так и заказчиков, есть все шансы это отставание быстро ликвидировать. «В России облачные технологии начали развиваться позже, чем в Европе и США, поэтому пока рынки несопоставимы по объемам, — говорит Ольга Карпман, менеджер по продукту Windows Azure компании «Майкрософт Рус». — Однако нельзя не отметить высокие темпы роста, которые показывает российский рынок, и здесь мы идем в ногу с Западом». По мнению Алексея Мирошкина, руководителя ­направления разработки средств виртуализации Научно-технического центра IBM, в России есть определенный интерес к облачным технологиям как со стороны поставщиков, так и со стороны потенциальных клиентов. Сам рынок облачных платформ и облачных сервисов пока только формируется. Рост начался в лишь некоторых сегментах. Наиболее очевидные из них — хостинг и бухгалтерия. «Обычно новые технологии начинают использоваться небольшой группой клиентов, затем, в зависимости от их активности, технологии становятся новым отраслевым стандартом и принимаются на вооружение большинством. Я думаю, мы наблюдаем такой момент перехода», — отметил Алексей Мирошкин.

По словам Дениса Сосновцева, руководителя направления партнерских решений IBM в России и СНГ, сейчас рынок облачных вычислений находится в стадии формирования, компании ищут и отрабатывают новые бизнес-модели. «Когда говорят об облачных вычислениях, то, как правило, обращают внимание на технологические аспек­ты, — отметил Сосновцев. — Однако финансовая составляющая отнюдь не менее значима. Ведь речь идет о появлении на рынке новых финансовых ­моделей и новых игроков».

Михаил Прибочий, генеральный директор компании «Аксофт», также считает, что рынок облачных вычислений в России заметно отстает от развитых стран. Компаний, для которых облачные сервисы в повседневной работе стали бы обыденными, в нашей стране не так уж и много. «И для этого есть объективные причины, — подчеркнул Михаил Прибочий. — Начиная с недостаточной развитости инфраструктуры и правовых вопросов (один только закон о персональных данных отпугивает большое количество заказчиков) и заканчивая банальной инертностью мышления и боязнью ­новизны».

Говоря о причинах отставания, Евгений Закрепин, первый заместитель управляющего директора компании «Техносерв», отметил, что облачные решения были разработаны не в нашей стране, и мы не являемся ни первопроходцами, ни лидерами в этой области. Но те усилия, которые предпринимаются интеграторами для продвижения этой технологии, позволяют, по мнению Закрепина, утверждать, что в мире мы твердо занимаем позицию выше средней. Олег Фатеев, директор по развитию бизнеса облачных вычислений компании IBS, считает, что для этого сегмента рынка нынешний год станет переломным. Но если для ведущих экономик мира это выразится в переводе уже значительной части своей ИТ-инфраструктуры в «облака», что станет результатом после­довательных шагов в данном ­направлении в течение ряда последних лет, то в России только произойдут реальные подвижки в сознании государственных и коммерческих структур, что, впрочем, тоже немаловажно. Но главное, что в сторону облачных услуг развернутся потре­бители, что и станет основным драйвером этого рынка.

Как подчеркивает Олег Фа­теев, наша страна пока сильно отстает по объемам используемых облачных сервисов и по уровню внедрения облачных технологий. Компания IBS проводила специальное исследование, по результатам которого были названы основные причины такого отставания:

  • отсутствие во многих регионах широкополосных каналов связи;
  • трудности с законодательным регулированием;
  • зачастую нет возможности использовать публичные облака крупных зарубежных провайдеров из-за соображений национальной безопасности;
  • опасение, что произойдет утечка информации при передаче данных в «облако»;
  • опасение, что при работе с «облаком» могут обнаружиться различные нарушения внутри компании: двойная бухгалтерия, нелицензионное ПО и пр.;
  • ИТ-службы не заинтересованы в развитии облачных вычислений из-за возможного снижения зарплаты и сокращений;
  • психологические барьеры у руководителей компаний.

По мнению Игоря Литвинова, директора бизнес-направления «Аппаратно-программные комплексы» компании «Микротест», Россия не отстает в технологическом развитии облачной индустрии, но не доросла до западных объемов и разнообразия представленных на рынке услуг. Причина этого очевидна: большие публичные «облака» — катализатор развития индустрии — предназначены в основном для малого и среднего бизнеса, доля которого в российской экономике невелика. Крупные же российские компании по разным причинам не склонны пользоваться публичными «облаками» и огра­ничиваются созданием внутренних облачных платформ.

Более оптимистичную оценку дает Андрей Гарканов, руководитель отдела маркетинга департамента облачных технологий компании Softline. «Сегодня облачные вычисления — это уже не новый тренд, а реалии повседневной жизни, то, что используется каждый день. Сейчас на Западе облачные технологии находятся на пике развития. Нельзя сказать, что российский рынок отстает от западного, напротив, у нас есть возможность расти, используя опыт развития западных рынков, — заявил он — Конечно, если сравнивать объемы рынка, то цифры будут различаться значительно. Но сейчас сравнивать зарубежный и российский рынки не совсем корректно, так как развитие ­самих ИТ находится на разном уровне. Также необходимо учитывать уровень их проникновения в различные сегменты бизнеса. Мощный фактор, влияющий на развитие и востребованность облачных технологий, — распространение широкополосного Интернета в регионах и снижение стоимости услуг по передаче данных».

У скептиков свои резоны

Несмотря на разрекламированные преимущества облачных услуг, российские компании не торопятся их использовать. Как уже было отмечено выше, основные причины столь прохладного отношения — неразвитость инфраструктуры, несовершенство законодательства и недоверие к надежности и безопасности облачных вычислений. Да и сам облачный рынок, по мнению участников «круглого стола» и руководителей ведущих ИТ-компаний, прокомментировавших эту тематику, далеко не всегда может предложить услуги, которые устроили бы потребителя качеством и ценой.

«Очень мало компаний на практике используют облачные технологии. Частично это связано с уровнем доверия к потенциальным поставщикам услуг, частично — с уровнем инфор­мированности и понимания сути и преимуществ использования такой модели управления ИТ-ин­фраструктурой, — отмечает Владимир Высоцкий, руководитель отдела поддержки продаж компании «Аксофт». — Если говорить о российском опыте использования облачных технологий, то компании чаще всего выбирают вариант с построением и использованием частного «облака», которое позволяет ­сократить издержки и сделать управление собственной ИТ-инфраструктурой более прозрачной и безопасной».

Олег Фатеев также считает, что в России компаний, использующих «облако», пока немного. По его оценке, порядка 10–15% фирм пользуются облачными сервисами в той или иной степени и только менее 5% действительно перенесли часть своей инфраструктуры в «облака». Однако, по результатам исследования IBS, за 2011 г. количество таких проектов увеличилось на 70% по сравнению с 2010 г. И есть хорошие примеры, когда компании оказались реально в выигрыше. Они не просто оптимизировали свою ИТ-инфраструктуру, но и расширили количество и уровень ИТ-сервисов, при этом сократив избыточный персонал.

Однако случаев, когда потребители облачных услуг не удовлетворены сервисом, тоже хватает. Как рассказал Владимир Гайкович, эксперт по ИБ, в его компании решили попробовать на себе, что же такое облачные услуги, и начали с использования офисных приложений. «Тезис о том, что „облако“ экономит деньги, требует аргументированных доказательств, — утверждает Гайкович. — Еще не известно, что выгоднее — купить ПО сейчас или платить за его использование в течение длительного времени. Что касается затрат на администрирование и управление ИТ-инфраструктурой — здесь тоже не все однозначно. Агитация за „облако“ строится на тезисе о том, что свои ИТ-специалисты сиры и убоги. А вот люди в ЦОДах — это суперпрофессионалы. Но могу сказать — мы столько намучились с нашим провайдером... Данная услуга только выходит на рынок, поэтому квалификация своих и сторонних специалистов сопоставима. Модель и жизнь — разные вещи».

Не удовлетворены качеством услуг и в компании МОНТ. Как рассказал Иван Ермаков, вице-президент МОНТ, специалисты его фирмы тщательно просчитывали стоимость переноса всей инфраструктуры в «облако», а также ее частичного переноса. И получилось, что экономия пока под большим вопросом. А при некоторых условиях миграция приводит к росту затрат. Весьма неоднозначен и вопрос управляемости ИТ-инфраструктуры. «Услуга пока незрелая. Минусов больше, чем плюсов, — говорит Иван Ермаков. — Мы не можем перенести в „облако“ все, что хотели бы. Получается, что свою ИТ-инфраструктуру нам тоже надо сохранить. А значит, платить зарплату своим ИТ-специалистам и платить провайдеру облачных услуг».

По мнению Игоря Литвинова, степень экономии зависит от масштабов бизнеса. Сократить издержки заказчики смогут лишь там, где речь идет не только о покупке оборудования и ПО, но об экономии времени руководителей компании. Например, директору АЗС вряд ли интересно заниматься покупками компьютеров или вникать в вопросы приобретения бухгалтерских программ. Если на АЗС имеется свой системный администратор, то с появлением «облаков» компания не сильно сэкономит, будет лишь экономия трудозатрат у администратора. Но если в штате системного администратора нет, то директор АЗС существенно разгрузит себя. Другими словами, «облака» приносят экономическую отдачу тогда, когда компания полностью отказывается от поддержки собственной ИТ-инфраструктуры.

Игорь Белик, директор компании Treolan по работе со стратегическими партнерами, отмечает, что не последнюю роль в непопулярности облачных сервисов играет и тот факт, что в нашей стране значительно в меньшей степени, чем в западных странах, развит институт ИТ-консультантов. «Большинство наших заказчиков привыкло получать консультации условно-бесплатно, в комплекте с поставкой оборудования, — подчеркнул Игорь Белик. — Поэтому для системного интегратора, который выступает консультантом, естественнее предлагать заказчику пути развития его инфраструктуры, связанные с последующими поставками оборудования, а не отсекать себе возможность будущего заработка, популяризируя облачные сервисы. Очевидно, что по аналогичным причинам переход невыгоден и ИТ-отделам заказчиков».

Много внимания в ходе ­дискуссии уделялось вопросам безопасности и конфиденциальности данных. Эти проблемы, а также отдельные моменты законодательства, не всегда «дружественные» бизнесу, отпугивают многих потенциальных пользователей. Руководители компаний боятся, что, выпустив из рук ИТ-инфраструктуру, конфиденциальность информации будет практически невозможно гарантировать. В частности, речь шла о том, что, используя СОРМ, силовые структуры могут получить доступ к любым корпоративным данным, если фирма вдруг отдаст свою ИТ-инфраструктуру в «об­лако». Но Александр Соколов пояснил, что СОРМ касается только провайдеров связи, а на част­ные корпоративные сети его действие не распространяется. «В данной ситуации „облака“ не добавляют ничего нового. Это просто способ доставки ИТ-услуги потребителю, — сказал он. — Конфиденциальность данных в „облаке“ — это вопрос ИБ. Принципиально нового тут почти ничего нет».

Владимир Удалов, ведущий менеджер по развитию продуктов «Лаборатории Касперского», отмечает, что облачные технологии достигли того уровня развития и зрелости, когда не только малый бизнес, но и многие средние и крупные компании все чаще переводят часть своей корпоративной ИТ-инфраструктуры в «облако». Вместе с увеличением размера среднестатистического клиента облачных сервисов изменяется характер информации, которую компании хранят и обрабатывают в «облаке», — все чаще сюда выносится критичная для бизнеса, конфиденциальная информация. Для киберзлоумышленников облачные сервисы становятся той самой корзиной, в которой хранятся все яйца. Таким образом, получив доступ к облачному сервису, преступник сможет воспользоваться конфиденциальными данными сразу десятков, а то и сотен компаний.

В то время как большинство клиентов облачных сервисов, выбирая провайдера, обращают внимание в первую очередь на функциональные возможности сервиса, стоимость перехода и стоимость владения, им можно посоветовать обращать более пристальное внимание на то, как эти сервисы защищены. Как правило, облачный провайдер не готов допустить клиента для проведения инспекции уровня защищенности серверов, а даже если бы и допустил, редко у какой организации есть специалисты с необходимым для этого уровнем знаний. Некоторые аналитики, по словам Владимира Удалова, прогнозируют появление независимых организаций, которые будут проводить аудит безопасности облачных сервисов.

И все-таки это выгодно

Облачные услуги, предлагаемые российскими провайдерами, еще далеки от идеала, но ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что скоро новая модель станет доминирующей. Как заметила Ольга Карпман, облачные технологии существуют уже много лет, но развитие Интернета и вычислительных мощностей, а также стандартизация ИТ позволили поставщикам услуг предоставлять качественные сервисы в больших масштабах. Консолидация большого количества клиентов и распределение между ними стоимости ресурсов позволяют поставщикам облачных услуг использовать более совершенные технические решения, привлекать высококвалифицированных специалистов для обслуживания своих площадок. Именно за счет этого каждому отдельному заказчику будет выгоднее приобретать ИТ-ресурсы как услуги, а не брать на себя всю стоимость владения аппаратного и программного обеспечения. «Мы в компании Microsoft считаем, что процесс перехода в „об­лако“ для заказчиков должен быть эволюционным, а не революционным, — подчеркнула Ольга Карпман. — У компаний всегда есть выбор: устанавливать серверы и ПО у себя, в том числе и в виде архитектуры частного „облака“, пользоваться ИТ как услугой из „облака“ (публичное „облако“) или выбрать гибридную модель: часть ИТ в офисе, часть из „облака“. И чтобы сделать оптимальный выбор, компания должна тщательно проанализировать свои потребности в ИТ и свои требования к ИТ».

По мнению Михаила Козлова, клиенты будут инвестировать в «облака». «С вами или без вас, но они будут это делать, — заявил он. — Вопрос для ИТ-канала состоит в том, чтобы успеть вскочить на этот поезд».

«С точки зрения экономической выгоды гораздо эффективней получать вычислительные ресурсы от крупных поставщиков, — говорит Алексей Мирош­кин. — Мало кому придет в голову самостоятельно производить электрическую энергию, если только речь не идет об альтернативных источниках. Так будет и с ИТ-инфраструктурой. Даже если не рассматривать технологические преимущества поставщиков облачных платформ, по за­конам экономики рост оборота позволяет снижать стоимость».

«Экономическая выгода достигается за счет того, что строить собственную инфраструктуру для компании — это очень дорого, — говорит Николай Фокин, генеральный директор компании Cloud4Y. — Гораздо проще получить ее как сервис, а значит, уменьшить затраты на ИТ-ресурсы. Заказчику не нужно покупать „железо“, ждать его поставки, устанавливать и настраивать, он может купить этот сервис у облачного провайдера и приступить к работе практически сразу».

По словам Ольги Карпман, модель использования ИТ как сервиса уже доказала свою эффективность для компаний разного профиля и размера. Европей­ские исследования показали, что по сравнению с традиционными серверными ИТ-инфраструктурами облачная платформа обходится владельцам в 40 раз дешевле. Компании, активно использующие мобильные технологии, за 12 месяцев смогли увеличить свою прибыль на 40%. «Если говорить о крупных компаниях, то в настоящее время мы видим большой интерес к построению „частного облака“, которое используется в самой организации, — сооб­щила Карпман. — Например, компания „Связной“ создала „частное облако» и повысила эффективность использования ИТ-ресурсов, что выразилось в следующих показателях:

  • сокращение времени простоя для серверов приложений системы управления бизнесом на 30%;
  • обеспечение масштабирования ряда сервисов, уменьшение времени введения в эксплуатацию новых серверов с 3–4 часов до 20–30 минут;
  • высвобождение трудовых ресурсов ИТ-отдела и упрощение работы его сотрудников;
  • экономия на закупке и эксплуатации новых серверов;
  • уменьшение на 15% потребления электроэнергии для серверов приложений системы управления бизнесом».

«Экономия от внедрения таких проектов заметна и понятна, — говорит Игорь Белик. — Именно поэтому многие заказчики как в корпоративном, так и в государственном секторах строят свои частные облачные сервисы. Этот подход не разрушает привычной картины мира, в которой заказчик сам управляет своей инфраструктурой. Экономия на масштабе и повышении управ­ляемости — вот основные плюсы этого подхода».

По словам Михаила Прибочего, сейчас все игроки рынка присматриваются к облачным технологиям, и их мнение часто формируется на основании отзывов заказчиков, которые уже решились на то, чтобы попробовать на практике какие-то облачные сервисы. А так как не всегда эти отзывы положительны, у ряда компаний может сложиться предвзятое отношение к облачным решениям. Но это скорее показатель того, что рынок еще находится на этапе становления. «В целом же предпосылки для роста и развития рынка облачных вычислений есть, — сказал Михаил Прибочий. — Доказательством служит тот факт, что ведущие гиганты в сфере ИТ активно развивают это направление. И параллельно с развитием новых сервисов они будут прилагать усилия для повышения информированности конечных пользователей и заказчиков, что положительным образом скажется на развитии рынка».

Какие же услуги востребованы сегодня на нашем рынке? Как сообщил Алексей Мирошкин, традиционно потребителей интересует оборудование, затем — ПО и в последнюю очередь сервисы. Поэтому наиболее востребованы IaaS/PaaS (инфраструктура как услуга и платформа как услуга). Вместе с тем доступ к сервисам в облачной модели максимально прост и удобен, поэтому интерес к SaaS (софт как услуга) очень высок. Похожей точки зрения придерживается и Николай Фокин. «Наиболее востребованы в нашей стране классические облачные услуги — IaaS и SaaS, затем идут менее популярные DaaS (рабочий стол как сервис), ­BaaS (резервное копирование как сервис) и PaaS», — сказал он.

«Интерес к IaaS- и SaaS-услугам связан с активностью компаний, построивших свои коммерческие ЦОДы, проектные мощности которых пока простаивают, — отмечает Олег Фатеев. — Они начинают предлагать интересные „коробочные“ решения по развертыванию „частных облаков“ для предприятий СМБ. Такие маркетинговые названия, как cloud starter kit, cloud in a box, cloud off the shelf, всегда привлекут потенциальных заказчиков. Но более крупные компании и организации, ознакомившись с этими решениями, быстро осознают, чего им в них недостает. И они уже готовы более осознанно формулировать требования по IaaS для своей более крупной ИТ-инфраструктуры.

Бывают и более интересные запросы облачных услуг. Например, сегодня этот рынок начинают изучать потребители, которым интересны услуги класса SecaaS (Security as a Service). Если люди готовы довериться „облакам“ даже в том, что касается корпоративной безопасности, то это подтверждает, что заказчики начинают понимать выгоду, надежность и прозрачность облачных услуг».

По словам Андрея Гарканова, темпы роста рынка облачных вычислений впечатляют. «В этом году мы планируем трехкратный рост по сравнению с 2011 г., — заявил он. — Популярностью пользуются сервисы для совместной работы. Основная причина миграции в „облака“ — экономия ресурсов, которая для компании может составлять до 60%. Речь идет не только о сокращении ТСО, но и о значительной экономии внутренних ресурсов предприятия, что позволяет сфокусироваться исключительно на критичных для бизнеса процессах».

Прольется ли из «облака» золотой дождь на канал?

Любая новая модель бизнеса вызывает у игроков канала тревогу: будут ли востребованы их услуги или пора искать другую работу? Парадигма облачных вычислений заставила дистрибьюторов и реселлеров поволноваться всерьез. Но первые страхи прошли, и после спокойного анализа стало ясно, что слухи о скорой кончине дистрибуции в очередной раз оказались сильно преувеличенными. «На рынке всегда будет огромное количество малых и средних сделок, — говорит Михаил Козлов. — Вендору невыгодно, да и неудобно, продавать напрямую. Для этого ему потребуется иметь в своем штате слишком много продавцов. Кроме того, партнеры берут на себя большое количество рисков, в том числе финансовых, обусловленных взаимодействием с заказчиком».

Как отметила Мария Гаврилова, менеджер по продаже облачных решений в сегменте СМБ Microsoft в России, Microsoft не продает лицензии напрямую, поэтому партнеры, работающие в сегменте «частных облаков», смогут не только, как и прежде, продавать ПО Microsoft, но и зарабатывать за счет предложения дополнительных услуг. «Продавать можно любые услуги, которые конечный пользователь захочет получить», — сказала она. По словам Игоря Корнетова, технического директора ЕМС Россия и СНГ, «облака» позволяют не только более эффективно использовать ресурсы, но и заработать партнерам больше денег.

Эдуард Москвин, директор компании «Аспект СПб», отметил, что бизнес почти любого системного интегратора связан с техническим обслуживанием ИС. Вот тут и возникают возможности для оказания облачных услуг.

«Возможностей зарабатывать у канала достаточно: от построения своей облачной платформы до создания сервисов. Монетизация облачного сегмента очевидна, — сказал Алексей Мирош­кин. — В наиболее простом случае поставщик продает услугу непосредственно потребителю. Более того, есть возможность строить бизнес с небольшими начальными вложениями, создав востребованный сервис и используя облачные платформы уже существующих на рынке поставщиков».

Владимир Высоцкий также считает, что заработать на предоставлении облачных сервисов, безусловно, можно. «Важно понимать, что развитие подобных услуг требует значительных первоначальных инвестиций в развитие собственной инфраструктуры и обучение персонала, — подчеркнул он. — К тому же очень важно предоставить своим потенциальным клиентам гарантии абсолютной конфиденциальности данных, которые они собираются хранить в „облаке“. Если правильно подойти к решению этих вопросов, то развитие облачных сервисов может приносить стабильный и прогнозируемый доход». Николай Фокин подчеркивает, что создание собственного «облака» — это трудоемкий и сложный процесс, требующий высокой квалификации инженеров и качественного, отказоустойчивого оборудования. «На „облаке“ зарабатывать можно, но говорить о прибыльности данного бизнеса в России пока рано», — заявил он.

«Для дистрибьюторов и партнеров наступают непростые времена, — комментирует ситуацию Денис Сосновцев. — Меняется модель потребления услуг, а значит, изменения произойдут и в отлаженном канале сбыта. В новых условиях вендоры и провайдеры облачных услуг оказываются намного ближе к конечному потребителю. Как будет трансформироваться канал в будущем — сказать трудно. Сейчас объем рынка облачных вычислений невелик, поэтому происходящие на нем процессы пока не оказывают заметного влияния на весь ИТ-рынок».

По мнению Ольги Карпман, облачные технологии открыли большое количество возможностей для начинающих предпринимателей, которые благодаря «публичному облаку» получили доступ к решениям, ранее требовавшим серьезных капиталовложений. В России уже есть примеры стартапов, которые сделали удачный старт благо­даря облачной платформе. «„Облака“ открывают новые возможности и для зрелых компаний, в том числе разработчиков программных решений», — добавила Карпман.

«Вариантов получения прибыли от использования „облаков“ очень много, — говорит Олег Фатеев. — Сегодня любой разработчик ПО должен быть готов выпускать версии своих продуктов для продажи по подписке и на условиях арендной платы. Это первый шаг к SaaS. И это хороший способ почувствовать коммерческую привлекательность самого движения в этом направлении. Следующий шаг — архитектурные изменения ПО, которые делали бы его действительно облачным, полностью ориентированным на модель SaaS, включая поддержку управляемости в „облаках“ и биллинга. Практически нет такой разновидности ПО, которое бы нельзя было модифицировать, чтобы продавать по модели SaaS. При этом никто не заставляет снимать с продаж традиционные версии. Происходит не подмена одной формы бизнеса другой, а экспансия в другую потребительскую нишу и расширение бизнеса».

Безоблачное будущее облачных вычислений

Руководители российских ИТ-компаний практически единодушны в оценке перспектив рынка облачных вычислений. Как считает Николай Фокин, этот сегмент в ближайшее время ожидает стремительное развитие, появятся новые услуги на базе облачных сервисов. Все больше компаний будут отказываться от собственных серверов и переносить инфраструктуру в «облако». «Развитие данного направления в России продолжится в любом случае, однако следует понимать, что наибольшую трудность вызывают „публичные облака“, что связано в первую очередь с проблемой доверия к облачным провайдерам, поскольку многие компании пока не готовы отдавать кому-то важную информацию, а предпочитают хранить ее у себя, несмотря на то, что это тормозит развитие их бизнеса, — подчеркнул Фокин. — Но я считаю, что это временная проблема и ее удастся решить».

По мнению Евгения Закрепина, основной фактор, способствующий росту популярности «облаков», — это TCO, совокупная стоимость владения ИТ-инфраструктурой. Ее сегодня считают практически все компании, а снижению этого показатели как раз и способствуют облачные технологии. Закрепин отметил, что в России наибольшее распространение пока получили «частные облака». А востребованность публичных остается пока под вопросом, отношение к ним у российских руководителей осторожное.

Многое в облачной индустрии будет зависеть и от экономической ситуации в стране. Внед­рение таких решений в государственном секторе может дать мощный импульс для развития облачных технологий.

«Я надеюсь на оптимистичный сценарий в России, — говорит Олег Фатеев. — С инвестиционной и технологической точек зрения здесь вообще нет никаких преград. В качестве потенциальных замедляющих факторов я вижу только возможное запаздывание законодательной базы и системы бухгалтерского учета (не всегда понятно, каким образом проводить по бухгалтерии те или иные облачные ус­луги), но все это преодолимо, был бы интерес у широких потребительских масс, а он неизбежно будет».

Фатеев добавил, что, по его мнению, в этом году ожидается кардинальный перелом в отношении к рынку облачных вычислений всех слоев бизнеса и общества. Бизнес начнет массово уходить в «облака» и предлагать широкий спектр облачных услуг. У потребителей возрастет доверие к облачным сервисам и расширится диапазон самих потребностей, которые могут быть удовлетворены за счет облачных технологий.

«Пессимистичного сценария я не вижу, вряд ли что-то сможет прервать уверенный ход столь перспективного направления, — отметил Михаил Прибочий. — Однако также не думаю, что в будущем в мире будут „одни только облака“. Да, это интереснейшая технология, позволяющая минимизировать затраты и оптимизировать ресурсы, и она обязательно займет свою законную и значительную рыночную нишу, заметно потеснив традиционные программно-аппаратные средства».


Версия для печати (без изображений)