Если вы, уважаемые читатели, держите в руках этот выпуск CRN/RE, значит, декабрьского «конца света» (по версии индейцев майя) не слу­чилось. Да, катастроф планетарного масштаба, к счастью, не было, но человек устроен так, что ему всегда хочется чего-то большего — стабильности, уверенности в завтрашнем дне.

После событий 2008 г. многие живут в напряженном ожидании второй волны кризиса, накапливая усталость, вялость, апатию. Сложно строить какие-то планы в условиях неопределенности. Еще в прошлом году, выступая на партнерской конференции компании Eaton, Ирина Хакамада оценила ситуацию в экономике как «пребывание в зоне турбулентности». По ее мнению, «большой хаос» может продлиться лет 15–30. В условиях нестабильности Хакамада рекомендует внутренне быть готовым к тому, что любые правила игры могут кардинально меняться. И в этой ситуации следует критически относиться не только к предсказаниям оче­редного конца света, но и к любым другим прогнозам...

Все ниже и ниже?

В уходящем 2012 г., по прогнозам Минэкономразвития, ВВП России вырастет на 3,5%, а инфляция достигнет 7%. В разработанном министерством «Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2013 г. и плановый период 2014–2015 гг.» приводятся три основных (умеренно-оптимистичный, консервативный и сценарий фиксированного роста) и два дополнительных (негативный и оптимистичный) варианта. В качестве базового варианта для разработки параметров федерального бюджета предлагался умеренно-оптимистичный сценарий, в соответствии с которым прогнозируется рост ВВП в 2013 г. на 3,7%, в 2014 г. — на 4,3%, в 2015 г. — на 4,5%. Прогноз базируется на благоприятных оценках внешних условий: восстановление мировой экономики темпами 3,3–4% в год и стабилизация цены на нефть Urals в диапазоне 97–104 долл. Инфляция, как ожидается, в 2013 г. снизится до 5–6%.

Между тем эксперты НИУ ВШЭ считают макроэкономический прогноз Минэкономразвития чересчур оптимистичным — по их оценке, рост ВВП в наступающем ­году не превысит 2,6%. Причин несколько: завершен восстановительный рост экономики, происходивший в 2010–2011 гг., Россия потеряла докризисную инвестиционную привле­кательность, внешний спрос практически не растет, наблюдаются стагнация инвести­ций и спад в строительстве. Кроме того, должен замедлиться и внутренний рост потребления товаров и услуг — благодаря усилиям Банка России по ограничению кредитной активности банковской системы темпы роста кредитования населения сократятся примерно вдвое — с более чем 40% в 2012 г. до примерно 20% в 2013 г.

Сдержанно оценивают ближайшие перспективы российской экономики и международные финансовые структуры. Заметно, что уровень оптимизма в их прогнозах посте­пенно снижается. Тем не менее эти оценки достаточно близки к прогнозам ­Минэкономразвития.

Осенью Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) понизила оценку роста российской экономики в 2012 г. до 3,4% (ранее ожидалось, что рост составит 4,5%). Прогноз по росту ВВП на 2013 г. понижен с 4,1 до 3,8%, а по инфляции по­вышен с 5,8 до 6,4%. Оценки стали ниже по ряду причин: замедление темпов роста мировой экономики, усугубляющийся финансовый кризис в ряде стран Европейского союза, «политическая неопределенность» в нашей стране. Как отмечают эксперты ОЭСР, эти прогнозы могут оправдаться, ­если еврозоне удастся преодолеть долговой кризис, а цены на нефть останутся на высоком уровне.

Всемирный банк также снизил прогноз роста экономики России в 2012 г. с 3,8 до 3,5%, а в 2013 г. — с 4,2 до 3,6%. «В 2012 г. темпы роста российской эконо­мики, скорее всего, будут самыми низки­ми за последние 15 лет, за исключением кризисных 1998 и 2009 гг. Маловероятно, что ситуация значительно улучшится в 2013 г., — отмечается в докладе Всемирного банка, — это отрезвляющий прогноз, особенно с учетом того, что цены на нефть близки к рекордным показателям и превышают уровень 2011 г.».

Представители ИТ-компаний, опрошенные CRN/RE, не ожидают второй волны кризиса в 2013 г., но считают, что темпы экономического развития замедлятся.

По мнению Константина Ермакова, главы российского представительства Powercom, «стоит готовиться к медленным темпам ­роста экономики»: «Сильного кризисного ­падения вряд ли стоит ожидать, но и рассчитывать на темпы роста, которые были до 2007 г., тоже нельзя. В течение года возможны значительные колебания курса доллара. В любом случае замедление — это, скорее, положительный момент — чем меньше волатильности, тем лучше».

«Есть такая шутка: „Чем больше говорят о кризисе, тем выше вероятность, что его не будет“. Но если серьезно, то ситуация, безусловно, выглядит нестабильно, особенно в сегменте СМБ. Panasonic занимает более 40% рынка АТС, а наши продажи можно считать индикатором развития бизнеса. ­Пока рано подводить итоги, так как финансовый год у нас заканчивается в марте, но уже сейчас понятно, что значительного роста не наблюдается, а в некоторых сегментах даже намечается небольшой спад», — говорит Николай Школьников, руководитель маркетинга и продаж АТС «Панасоник Рус». Он отмечает, что компании не спешат вкладывать деньги в модернизацию существующей инфраструктуры — они «ждут, что покажет первая половина 2013 г., чтобы понять, куда двигаться дальше».

«Судя по всему, в 2013 г. мировая экономика не сможет до конца выбраться из экономического кризиса. Северная Америка и Европа вряд ли преодолеют свои проблемы. А вслед за ними ситуация останется ­неблагоприятной и для Японии и Китая, для которых Америка и Евросоюз — основные рынки сбыта, — считает Олег Становов, генеральный директор компа­нии „Клорайд Рус“. — На этом фоне ситуация для России может сложиться сравнительно благоприятно, хотя все будет зависеть от мировых цен на энергоносители, на которые мировой кризис не может не влиять. Тем не менее специалисты рассчитывают на рост ВВП, пусть и не очень существенный, максимум 3–4%. Что обнадеживает, так как в „мо­дернизационных“ отраслях (ИТ, телеком и т. д.) это может привести к росту, выражаемому двузначными показателями».

Как подчеркивает Георгий Козелецкий, вице-президент OCS Distribution, российская экономика будет развиваться в зависимости от мировой: «Негатив­ные события в Европе, Азии, обеих Америках, Африке, Австралии и даже на островах Океании, если таковые вдруг где-либо произойдут, обязательно окажут влияние на экономику нашей страны. Остается надеяться, что в мире ничего серьезного не случится».

С этим соглашается Масаши Макино, глава российского представительства компании Buffalo: «Россия интегрирована в мировую экономику и, естественно, подвергается влиянию извне. Самая большая проблема и очевидная слабость на данный момент заключается в ее сырьевой ориентированности. По прогнозам экспертов, в 2013 г. произойдет снижение темпов роста российской экономики, тем не менее рост продолжится. Уменьшение показателей в первую очередь связано с тем, что основными экспортными това­рами России являются энерго­носители, спрос на которые в странах Европейского Союза снижается из-за экономического спада». Тем не менее, по его мнению, в России рецессии в 2013 г. не будет, как и не предвидится обвального падения цен на энергоносители: «Сохраняются очаги напряженности в арабских странах и на Ближнем Востоке, ситуация вокруг Ирана далека от своего разрешения — в результате риски, связанные с международной напряженно­стью, поддерживают высокую стоимость фьючерсов на поставки нефти. Ощутимое влияние оказывают и высокие показатели роста развивающихся рынков, в первую очередь Китая, Бразилии и Индии».

«Хотя по самым оптимисти­ческим прогнозам рост должен составить 3–4%, он будет меньше, — считает Дарюш Заенц, глава российского представительства RiT Technologies (входит в группу компаний „Стинс Коман“). — Судя по отзывам крупных производителей телекоммуникационного оборудования, уже сейчас темпы роста рынка замедляются, появились признаки, схожие с теми, которые мы видели в 2008 г. Но новой волны кризиса ждать не стоит».

Александр Акимов, руководитель направления по развитию бизнеса сетевых технологий компании «Импульс Телеком», тоже уверен, что «второй волны» не будет: «Ее уже устали ждать. Большая часть участников рынка не обращает внимания на дискуссии о „второй ­волне“. В нее не верят, и ваш покорный слуга. Мы рассчитываем на планомерный, хотя и не слишком бурный рост россий­ской экономики в 2013 г. ИТ-сектор будет развиваться быстрее остальных отраслей. Мы уже сейчас видим повышение спроса у операторов связи на более сложные решения — появился живой, подкрепленный закупками интерес к технологиям спектрального уплотнения, операторы активно реорганизуют свои кабельные подсистемы, устанавливают более производительное „железо“».

ИТ на «нефтяной игле»

Развитие ИТ-рынка полностью зависит от состояния российской экономики, которая, в свою очередь, к сожалению, остается заложницей мировых цен на энергоносители.

С прошлого века с самых высоких трибун постоянно звучат слова о необходимости структурных преобразований в эко­номике, отказа от сырьевой ориен­тации, модернизации, развития конкурентоспособных высокотехнологичных производств. Кажется, что эти декларации уже никто не воспринимает всерьез, относясь к ним как к необходимой ритуальной мантре. За это время, по оценкам экспертов, экспорт углеводородов в долларовом исчислении вырос в 11,5 раз — с 28 млрд. долл. в 1998 г. до 322 млрд. долл. в 2011 г.

По мнению главного экономиста BNP Paribas Юлии Цепляевой, сырьевая модель роста российской экономики исчерпала свой потенциал: «Она работает не только тогда, когда нефть высокая, но и когда она еще и растет каждый год процентов на 20. Даже если она останется в среднесрочной перспективе на уровне 110 долл. за баррель, то ВВП сначала может упасть до 3,5%, потом до 3%, а потом и вовсе до 2%, если не предпринимать мер».

В целом с начала года (ян­варь — сентябрь 2012 г.) средняя цена барреля российской нефти составила 111,02 долл., увеличившись по сравнению с показате­ля­ми января — сентября 2011 г. на 1,4% (со 109,48 долл.). В ноябре средняя цена нефти Urals уменьшилась до 108,29 долл., в декабре продолжилась тенденция ее снижения.

Представители ИТ-компаний, опрошенные CRN/RE, не ожидают второй волны кризиса в 2013 г., но считают, что темпы экономического развития замедлятся.

«Мировые цены на энергоносители по-прежнему остаются главным фактором, который влияет на состояние российского ИТ-бизнеса. Ко всему остальному он научился приспосабливаться», — считает Георгий Козелец­кий.

С тем, что развитие ИТ-рынка в конечном итоге будет зависеть от объема поступающих в страну «нефтедолларов», соглашаются практически все игроки. Они также выделяют еще некоторые факторы и «условия среды», влияющие на этот бизнес.

По словам Олега Становова, «довольно существенно влияние политической составляющей»: «Решения правительства по развитию отдельных отраслей, госпро­граммы модернизации, зна­чимые мероприятия обще­государственного масштаба (Олимпиада-2014, Чемпионат мира-2018) могут придать хо­роший толчок развитию ИТ-отрасли. А кризисные явления в мировой экономике могут подстегнуть глобальные корпорации попытаться за счет России компенсировать потери на других рынках».

«Продолжение инвестирования таких отраслей, как образование и медицина, также может способствовать развитию ИТ-сектора, так как эти сферы экономики нуждаются в новых и прогрессивных решениях», — добавляет Николай Школьников.

По мнению Николая Рыжова, генерального директора компании «Открытые Технологии», еще более усилится конкурентная борьба за крупных заказчиков, играющих заметную роль на мировых рынках. Он также считает, что заказчики будут дольше принимать ре­шения о бюджетных затратах «выше среднего»: «Следовательно, возрас­тет время цикла продаж, и интеграторам потребуется финансовая поддержка для проведения предпродажных исследовательских работ, построения пилотных зон, под­готовки технико-экономических обоснований». Кроме того, в рамках тенденции сокращения ИТ-персонала возможен рост спроса на услуги аутсорсинга.

Дарюш Заенц отмечает, что важным фактором является развитость кредитно-финансовой системы: «Правильно разработанная система финансовой поддержки компаний, приемлемые условия кредитования, упро­щение множества финансовых процедур создадут среду, способствующую развитию нашей отрасли». Не менее важной ему кажется стабильность полити­ческой ситуации в стране: «От нее зависит реализация множества проектов, которые непосредственно или косвенно связаны с ИТ».

«Если говорить о специфи­ке российского ИТ-рынка, то факторы, определяющие его форму и содержание, неизменны и, к сожалению, носят негативный характер: проблемы с открытой конкуренцией, зависимость от государства, тяжелое налоговое бремя, незрелость законо­дательно-правовой базы, слаборазвитая региональная ­инфраструктура», — считает Дмитрий Канаев, директор по производству и сервисам компании «Тривиа».

По словам Константина ­Ермакова, важным фактором, способным оказать влияние на ИТ-рынок, можно считать «усиление государственного контроля за расходованием бюджетных средств (совершенствование федеральных законов)».

Тема несовершенства законодательства обсуждалась на «Общественных слушаниях», проводившихся в начале декабря ассоциацией «АП КИТ» совместно с комиссией по науке и инно­вациям Общественной Палаты РФ. Одной из ключевых проблем развития ИТ-отрасли ее участники назвали несовершенство закона (94-ФЗ), регламентирующего госзаказы на товары и услуги, в том числе в сфере ИТ.

«Порядка 30% ИТ-рынка потреб­ляет государство. Пра­воприменительная практика 94-го закона приводит к тому, что деградируется само понятие ИТ-услуги, так как „качество“ подменяется „экономией средств“. Нельзя с одной меркой подходить к покупке валенок и к ИТ-продукту», — отметил в своем выступлении генеральный директор компании «КРОК» Борис Бобровников.

К чему готовиться в 2013-м?

В октябре компания IDC опубликовала отчет Russia Vertical Markets 2012–2016 IT Spending Forecast. По данным аналитиков, затраты на ИТ в России в 2011 г. превысили 32,1 млрд. долл. В корпоративном секторе основной объем расходов на ИТ пришелся на предприятия транспортной, коммуникационной и энергетической отраслей.

«Российская экономика — ­одна из наиболее быстро растущих в регионе ЕМЕА. В прошедшем году темпы роста расходов на ИТ в ряде отраслей превышали 20%, — отмечает Виктор Пратусевич, ведущий консультант IDC. — Высокие цены на сырье вместе с намерением правительства проводить модернизацию экономики страны служат главными гарантами инвестиций в ИТ в обозримом будущем».

В ближайшие пять лет IDC прогнозирует устойчивый рост затрат на ИТ в России — с 2012 по 2016 гг. они будут расти ежегодно в среднем на 8% и в 2016 г. составят 47,3 млрд. долл. Тем не менее, как добавляют аналитики, мировая эко­номическая нестабильность и ухудшающаяся демографическая ситуация в стране могут негативно повлиять на ситуацию на ИТ-рынке.

Между тем некоторые эксперты, наблюдающие за динамикой развития рынка ИТ, говорят о тревожных тенденциях, проявившихся в уходящем году.

Подводя итоги I полугодия 2012 г., эксперты аналитическо­го центра REAL-IT отмечают, что в целом оно оказалось удачным для ИТ-бизнеса — объем рынка вырос на 14% по сравнению с тем же периодом 2011 г. и достиг 250,368 млрд. руб. ­Прирост оказался равномерным по всем основным сегментам (компьютерное оборудование, сете­вое оборудование, ПО, услуги) — разница не превышает 1,5%. В I квартале был зафиксирован традиционный сезонный и весьма значительный спад — объем рынка сократился до 45% от уровня IV квартала 2011 г. Однако погодовая динамика (отно­сительно аналогичного периода предшествующего года) в обоих кварталах была поло­жительная — соответственно 24 и 6% по отношению к I и II кварталам 2011 г. REAL-IT традиционно рассчитывает основные показатели ИТ-рынка в рублях. Если же учесть снижение курса рубля, то дина­мика ИТ-рынка в долларовом выражении будет выглядеть ­несколько хуже (средний курс доллара во II квартале 2011 г. — 28,01 руб., во II квартале 2012 г. — 30,06 руб.).

Несмотря на неплохие результаты первой половины года, эксперты REAL-IT делают неутешительный вывод — позитивный тренд в темпах роста ИТ-рынка, наблюдавшийся с III квартала 2009 г., во II квартале 2012 г. сменился на негативный: «Есть вероятность, что для российского ИТ-рынка новый кризис уже начинается. Мы предполагали это и прогнозировали снижение темпов роста. Но реальность оказалась сущест­венно хуже нашего прогноза. Причем провал в цифрах виден по обеим динамикам: как по годовой (к тому же кварталу прошлому года), так и по квартальной (к пре­дыдущему кварталу с учетом сезонности)».

О существенном замедле­нии темпов роста розничного ИТ-рынка говорят и аналитики GfK Rus. По их словам, ­мониторинг розничных про­даж ведется в 721 российском городе с населением более 20 тыс. человек, обрабатыва­ются данные от 3,2 тыс. компаний, которым принадлежат 23 тыс. магазинов и торговых точек, что соответствует 85% покры­тию розничного товаро­оборота.

Исследовательская компания GfK, анализируя рынок бытовой техники и электроники (БТиЭ), разделяет его на следующие сегменты: потребительская электроника, фототехника, крупная бытовая техника, малая бытовая техника, ИТ-продукты, средства телекоммуникации, офисное оборудование. Как отмечают ана­литики, ИТ-рынок долго оставался лидером по темпам роста, но в последнее время его рост существенно замедлился. По данным GfK TEMAX, если в течение трех первых кварталов прошлого года розничные продажи ИТ-продуктов увеличились на 46% по сравнению с тем же периодом 2010 г., то с января по сентябрь 2012 г. прибавили 10,5% (по сравнению с тем же периодом 2011 г.).

«В III квартале этого года всех ИТ-товаров, кроме мобильных компьютеров, было продано меньше, чем в III квартале 2011 г. В то же время в рублевом исчислении рынок продолжал расти из-за продолжающейся корректировки цен вслед за изменением обменного курса рубля», — утверждают аналитики. По их оценке, рынок стал больше и в III квартале, но источники роста были совершенно иными: «Рынок настольных компьютеров продолжал сокращаться, демонстрируя двузначные показатели снижения продаж, как и в I и во II кварталах. ­Поставки мобильных компьютеров, в отличие от прошлого года, едва превысили в III квартале продажи соответствующего периода 2011 г. Зато рынок планшетов продолжал очень быстро расти, планшеты превышали ­пятую часть всех проданных в III квартале компьютеров. Оставаясь единственным заметным источником роста компьютерного рынка, планшеты все больше влияют на структуру рынка мобильных систем».

Кстати, об этой тенденции ­говорят и в представительстве ASUS. «В 2013 г. на российском рынке будут доминировать планшетные компьютеры, а также решения, представляющие собой их симбиоз с ноутбука­ми», — считает Алексей Осипов, представитель по продажам ASUS.

Развитие ИТ-рынка полностью зависит от состояния российской экономики, которая, в свою очередь, к сожалению, остается заложницей мировых цен на энергоносители.

Каких еще изменений можно ожидать в 2013 г.?

По мнению Игоря Иванова, руководителя отдела продаж ­решений управления сервисов компании Softline, тенденции, проявившиеся в последние годы, сохранятся — это дальнейший рост спроса на облачные и мобильные технологии, консьюмеризация корпоративных систем. «Основным двигателем спроса на ИТ-рынке останутся госорганы и госпрограммы в области ИТ», — уверен он.

Дмитрий Канаев считает, что не стоит ожидать каких-то существенных перемен: «Скорее, 2013 станет годом укрепления позиций тех компаний, которые заняли лидирующие позиции в своих нишах, и постепенной деградации не сумевших адаптироваться к новым технологическим и экономическим реалиям».

С этим соглашается и Дарюш Заенц: «Серьезных изменений не должно произойти. 20–30 доминирующих на ИТ-рынке компаний, несомненно, усилят свои позиции (их общая доля вырастет на несколько процентов). Можно ожидать усиленных капи­таловложений в регионы. Хотя Москва и Санкт-Петербург по-прежнему будут привлекать основную часть капиталов, тем не менее увеличатся инвестиции в регионы — эти рынки таят в себе большие возможности, которые при правильном подходе позволят извлечь немалые доходы». А Константин Ермаков прогнозирует, что продолжатся слияния и поглощения среди ­дистрибьюторов и системных интеграторов.

По мнению Ильи Соколова, руководителя отдела маркетинга российского представительства Eaton, в ситуации, когда на клю­чевых европейских рынках продажи сокращаются, вендоры ­могут обратить более пристальное внимание на Россию: «Многие западные компании корректируют свои планы развития и возлагают большие надежды на российский рынок, который является одним из самых прибыльных в регионе. В связи с этим можно предположить как минимум сохранение и как максимум увеличение инвестиций со стороны тех компаний, которые уже присутствуют здесь». Он считает, что в нынешних условиях еще большую значимость приобретает уменьшение расхода электроэнергии: «Компании, которые смогут решить проблемы клиентов и сократить потребление энергии не в ущерб безопасности и производительности, смогут занять основные места на рынке».

Олег Становов рассчитывает на то, что ИТ-рынок восстановит позиции, потерянные во время кризисных 2009–2010 гг. Он указывает еще на две тенденции: «Обострение конкуренции на одном из последних островков мировой экономики, где пока сохраняется платежеспособный спрос. Неизбежность расширения инвестиций в модернизацию производства во многих отраслях, которые без этого не смогут функционировать в условиях все большей открытости российской экономики, что, в свою очередь, простимулирует и инвестиции в ИТ-оборудование».

По мнению Николая Рыжова, будет расти спрос на проекты и решения, направленные на оптимизацию использования имеющихся ресурсов и повышение их производительности: «Возможен новый виток развития систем видеонаблюдения в интересах общественной безопасности уровня города/области/региона. Его „подогревают“ не только известные перестановки руководителей профильных ведомств, но и значительная накопленная материально-техническая база. Например, ряд крупных проек­тов „Безопасный город“ требуют своего логического продолжения, которое возможно лишь при комплексном подходе к обеспечению безопасности, включая построение автоматизированных информационных систем комплексного управления безопасностью (АИС КУБ). Надо отметить, что об этом уже давно говорилось на самом высоком уровне, и организаци­онно-методическая инфраструктура госуправления на региональном уровне уже подготовлена для перехода к новой концепции обеспечения безопасности».

Нам не страшна ВТО...

В конце лета Россия наконец официально стала членом ВТО. Заявление о вступлении в эту организацию наша страна подала еще в 1994 г. Многосторонние и двусторонние переговоры об условиях присоединения продолжались долгие годы, не раз переносились предполагаемые сроки вхождения. По мнению экспертов, в ходе этих перего­воров наша страна смогла от­стоять почти все свои интересы. Переход на торговлю по новым правилам будет долгим и постепенным, до 2020 г. Россия факти­чески сохранит «тепличные» условия.

В стране было и остается нема­ло противников вступления в ВТО, считающих, что в некоторых отраслях наши производители не смогут выдержать конкуренции с иностранными. Действительно, членство в ВТО выгодно в основном компаниям, ориентированным на экспорт, а работающие на внутренний рынок, попадут в более жесткие конкурентные условия.

По мнению экспертов Всемирного банка, положительное влияние вступления России в ВТО скажется на металлургии, химической, нефтехимической и нефтегазовой отрасли, сфере связи, грузовых пере­воз­ках и т. д. Негативного воздействия эксперты не ожидают в энергетике, в переработке нефти, морских и ж/д перевозках. В то же время отрицательные последствия, скорее всего, наступят для сельского хозяйства, легкой и тяжелой промышленности.

По идее, с ростом конкуренции российские предприятия должны повышать эффективность работы, в том числе и за счет инвестиций в развитие ИТ-инфраструктуры. К ВТО, наверное, стоит относиться как к инструменту, с помощью которого можно найти новые возможности для развития. Как показывает практика, протекционистские запрет­ные меры нередко приводят к деградации производств.

Так, по мнению некоторых экспертов, именно вхождению в ВТО Китай во многом обязан своим «экономическим чудом». Заявка на вступление была пода­на Китаем еще в 1988 г., но членом этой организации страна смогла стать лишь в конце 2001 г. При этом, как отмечают эксперты, власти Китая были вынуждены согласиться на навязываемые им поистине драконовские условия. Но взяв на себя эти непростые обязательства, страна смогла отлично подготовиться к их выполнению. В первую очередь — за счет создания благоприятных условий привлечения иностранных инвестиций. А для того чтобы китайская продукция стала конкурен­тоспособной на Западе, власти страны обучили и аттестовали в Европе и США тысячи госслужащих и специалистов по освоению международных стандартов качества ISO. Результаты действительно впечатляют — если в 2001 г. объем экспорта из США втрое превышал объем экспорта из Поднебесной, то уже в 2006 г. Китай становится крупнейшим экспортером на планете.

Как отмечают эксперты, вступление России в ВТО отразится на ИТ-рынке не напрямую. «Барьеров для зарубежных товаров и услуг в ИТ-индустрии и раньше не было, и наоборот, не было особенных препятствий для распространения наших ИТ-продуктов и услуг за рубежом», — говорит Нелли Матвеева, аналитик фонда FINAM Global.

В ближайшие пять лет IDC прогнозирует устойчивый рост затрат на ИТ в России — с 2012 по 2016 гг. они будут расти ежегодно в среднем на 8% и в 2016 г. составят 47,3 млрд. долл.

Олег Становов сомневается, что в краткосрочной перспективе что-то может измениться: «Можно сказать, что по многим направлениям российский ИT-рынок уже сейчас работает по глобальным экономическим законам, без каких-либо протекционистских мер как для импорта, так и для экспорта. Аналогична и ситуация с ведением прямого бизнеса глобальными игроками — все, кто имел желание работать здесь напрямую, уже давно это делают. А те, кото­рые до сей поры раздумывали, — вступление в ВТО вряд ли заставит их предпринять ­какие-то решительные шаги».

Дмитрий Канаев называет вступление России в ВТО «крупнейшим шагом в истории нашей страны в направлении глобализации». По его мнению, это отразится на всех сферах бизнеса, в том числе и на ИТ: «Ожидать сиюминутных значительных изменений, наверное, не стоит — ИТ-рынок имеет определенную инерционность. Тем не менее в среднесрочной перспективе членство в ВТО, с моей точки зрения, обернется весомыми диви­дендами как для развития самого рынка, так и для его игро­ков. Это в первую очередь привлечение иностранных ноу-хау и технологий, развитие ИТ-сервисов, повышение квалификации и культуры в сфере ИТ-услуг. Для крупных участников ИТ-рынка это возможность проявить себя за рубежом, обзавестись иностранными партнерами, капитализировать свои компетенции в других странах. Вступление в ВТО позволит ускорить процессы интеграции в ИТ-сфере. Не исключено, что уже в скором времени мы узнаем о крупных сделках по слиянию или поглощению между лидирующими западными и российскими компаниями».

Масаши Макино ожидает ­позитивных изменений как минимум по двум направлениям: «Во-первых, став участником ВТО, Россия обязуется привести свое законодательство в соответствие с международными нормами. В результате существенно снизятся искусственные барьеры и ограничения, препятствующие нормальному развитию сотрудничества в ИТ-сфере. Во-вторых, общее усиление конкуренции на российском рынке повысит спрос на эффективные ИТ-решения, так как именно они являются одними из самых важных ресурсов конкурентоспособности бизнеса».

По мнению многих игроков, каких-то перемен на ИТ-рынке от вступления в ВТО стоит ждать не ранее, чем через несколько лет. К примеру, Илья Соколов считает, что изменения (причем позитивные) наступят в 2015–2017 гг.: «Безусловно, со вступлением в ВТО рынок должен стать более прозрачным и конкурентным. Главными стимулами для этого мы видим не столько изменение импортных пошлин, сколько вступление в силу „Соглашения по защите прав интеллектуальной собственности“. Именно это снимает многие барьеры и способствует проникновению товаров на рынки, повышает конкуренцию, сокращает интенсивность поступления контрафактной продукции. В конечном итоге это влияет на инвестиционный климат в бизнесе и стимулирует дальнейшее развитие».

По мнению Игоря Иванова, вступление России в ВТО «обеспечит российский рынок здоровой конкуренцией и новыми сильными игроками»: «Можно ожидать корректировки ценообразования. В первую очередь изменения коснутся рынка программного и аппаратного обеспечения».

Николай Школьников тоже считает, что конкуренция во всех сферах экономики должна увеличиться, поскольку на российский рынок придут иностранные компании и финансовые структуры: «Многие российские компании, в большей степени из СМБ, не смогут конкурировать с иностранными по уровню сервиса и финансовых возможностей. Однако не исключено, что это также подстегнет российский бизнес повышать уровень сервиса и технической оснащенности, что будет способствовать развитию ИТ-отрасли».

О возможном усилении присутствия на российском рын­ке ведущих мировых игроков ­говорит и Дарюш Заенц: «Эти компании, располагающие значительными финансовыми ресурсами и технологиями, смогут привлекать ведущих российских специалистов. А российские работодатели будут испытывать нехватку человеческих ресурсов, для удержания специалистов потребуются дополнительные меры, но и их может быть недостаточно».

По словам Николая Рыжова, для российских системных интеграторов нет ничего страшного в приходе крупных западных игроков: «Заказчик поймет, что в мире нет бесплатного консалтинга, что старт исполнения проекта без договора не укла­дывается в голову западного ИТ-топ-менеджера, что придется отказаться от гибкой кастомизации ИТ-систем с параллельным бесплатным „дописы­ванием“ модулей стандартного функционала и выполнением поддержки за рамками SLA. Нам надо будет принять западную модель. Опытные, проверенные игроки, которые обладают компетенциями, а не просто занима­ются перепродажей оборудования, могут только приветствовать такой поворот событий. А западные компании обязательно придут, Россия — это очень перспективный и инте­ресный рынок. Кроме того, с их приходом прозрачность ИТ-рынка существенно возрастет».

Очевидные преимущества российских ИТ-компаний перед иностранными коллегами, ко­торые могут стать их потенциальными конкурентами, — знание специфики местного рынка, наработанная клиентская база, более эффективная оценка рисков при подготовке и реализации проектов.

«Планов громадье...»

Осенью на сайте CRN/RE проводился опрос ИТ-компаний об их планах по обороту в 2013 г. Абсолютное большинство принявших участие в опросе настроено оптимистично — рост бизнеса в следующем году прогнозируют 73,4% респондентов (всего было получено 128 ответов). Из них 37,5% рассчитывают на рост 20% и выше, 15,6% — на рост 10–20%, 20,3% — на увеличение оборота до 10%. Примерно 11% ответивших не планируют прибавки, остальные 15,6% прогнозируют снижение оборота. Из них 7,8% ожидают падения до 10%, 4,7% — на 10–20%, 3,1% — более чем на 20%.

С оптимизмом смотрят опрошенные игроки и на перспективы развития своего бизнеса в 2013 г. У многих из них тем не менее, есть планы по опти­мизации работы на случай неблаго­приятного развития ситуа­ции.

По словам Игоря Иванова, компания Softline «растет в разы быстрее, чем ИТ-рынок» — за последние шесть лет ее ­оборот увеличился более чем в шесть раз. В этом году он ­должен прибавить 40% по срав­нению с 2011 г., в планах на сле­дующий год — рост на 35%. «Безусловно, после прошедшего кризиса 2008 г. мы подготовлены и имеем план действий. В зависимости от развития экономической ситуации он будет корректироваться и адаптироваться», — добавляет Игорь Иванов.

Компания Chloride в лице российской «дочки» — «Клорайд Рус» наращивала обороты и увеличивала долю рынка да­же в самые сложные кризисные 2009–2010 гг. и продолжила рост в 2011–2012 гг. Как сообщил Олег Становов, в 2013 г. планируется увеличение оборота на уровне 20–25%, окончательная цифра будет утверждена после подведения итогов 2012 г.: «Как и в предыдущие годы, предполагается, что рост сер­висного бизнеса опередит рост поставок оборудования, в основном за счет приема на обслуживание оборудования, установленного в предыдущие годы, у которого истекли сроки гарантии». По его словам, «кризисные годы позволили выработать схемы ­достаточно оперативного реагирования на рыночную ситуацию путем оптимизации расходной части бюджета за счет довольно высокой доли переменных затрат. И здесь также очень велико значение сервисного бизнеса (не так сильно подверженного влиянию спадов экономики), кото­рый позволяет переждать тяжелые времена, сохранив компа­нию, клиентов, партнеров и команду».

«В предыдущие годы у ASUS была цель — около 20% роста. В 2013 г. мы будем стараться выполнить этот план, — говорит Алексей Осипов. — Конечно, следует принимать во внимание как оптимистические, так и пессимистические сценарии. И на случай неблагоприятного развития ситуации у нас есть планы по оптимизации».

Дарюш Заенц прогнозирует, что оборот компании RiT Technologies в 2013 г. увеличится примерно на 40%, и связывает это главным образом с изменением политики развития компании и расширением ассортимента предлагаемых услуг. Он подчеркивает, что группа компаний «Стинс Коман», в которую входит RiT Technologies, построена таким образом, что риски ­минимизированы: «Мы понимаем, что невозможно держать на уровне высокого дохода и роста все компании группы, поэтому и осуществляем вложения в иногда, казалось бы, несовместимые бизнесы. В итоге мы всегда оказываемся в выигрышном положении. А каков будет этот выигрыш, зависит не только от нас».

Как отметил Илья Соколов, компания Eaton ставит перед ­собой довольно амбициозные планы до 2015 г.: «В них заложен рост в среднем на уровне 30% в год. При этом 2013-й мы видим как год, который может быть слабее, чем остальные». По его словам, оценивается несколь­ко сценариев развития собы­тий: «Очень важен гибкий подход к бюджетированию и возможность адаптировать свою расходную часть в зависимости от ситуации. Это не должно перекладываться на клиентов в виде незапланированного увеличения цены на продукцию и стоимости услуг. Мы все находимся в такой ситуации, и партнеры должны чувствовать, что они не одни». Илья Соколов также напоминает, что у Eaton есть целый ряд преимуществ, связанный с чрезвычайно широким портфелем решений для отраслей и сегментов рынка, начиная от ИТ-индустрии и заканчивая аэрокосмической отраслью: «Это рынки разных экономических циклов, они имеют свойство поддер­живать друг друга, создавая дополнительную „подушку безопасности“».

По словам Масаши Макино, в 2013 г. компания Buffalo планирует увеличить свой оборот в России на 55%: «Мы присутствуем на этом рынке всего год, и перед нами стоит задача расширить партнерскую сеть».

Представительство Powercom, как сообщает Константин Ермаков, оперативно отслеживает выполнение планов партнерами и допускает их корректировку в случае неблагоприятной ситуации: «Таким образом, нашим партнерам не придется, в слу­чае чего, исполнять заведомо неподъ­емные обязательства при резко изменившейся конъюнктуре».

Как отмечает Николай Рыжов, оборот компании «Открытые Технологии» год от года стабильно растет. Он рассчитывает, что и 2013 г. не станет исклю­чением: «К этому есть все предпосылки: расширение доли регионов в общем бизнесе компании, традиционное присутствие в ряде стран СНГ, где наши позиции достаточно сильны, старт продаж консалтинговых услуг на „тяжёлых“ решениях, таких как платформы SAP и Oracle, и т. д.». По его словам, в этом году компания «начала перестройку пакета услуг»: «Это должно позволить нам выдер­жать все возрастающую конкуренцию. Мы сделали ставку на расширение предложений по технической поддержке, сервису и аутсорсингу. Параллельно упрочнили отраслевые ком­петенции в области телекома, продолжаем работать с администрациями регионов в плане „безопасных городов“ и в топливно-энергетическом секторе (здесь мы создали Центр компетенций, разработали ряд специализированных решений для отрасли). С точки зрения технических компетенций мы делаем ставку на решения, по­зволяющие оптимизировать работу ИТ и сохранить предыдущие инвестиции в развитие. Мы также оптимизировали штат, но не стандартным для рынка методом сокращений, а, наоборот, увеличением числа высококвалифицированных сотрудников, которые могут решить любые проблемы ­наших клиентов».

Дмитрий Канаев ожидает, что оборот компании «Тривиа» вырастет в 2013 г. на 20–30%. По его словам, произойти это должно «за счет увеличения маржинальности и развития ­нишевых решений». Есть у компании и план на случай небла­гоприятного развития ситуации. «Во-первых, это снижение затрат на продажи, общие и административные расходы, а также на поддержание непрофильных активов. Во-вторых, сме­щение фокуса в область рен­табельных проектов за счет ­диверсифицированного порт­феля», — поясняет Дмитрий ­Канаев.

По мнению Александра Акимова, оборот компании «Импульс Телеком» в следующем году может вырасти на 50–100%. «Мы делаем акцент на высокотехнологичных продуктах, цена которых мало зависит от стоимости сырья. Второй волны кризиса стоит бояться компаниям, цены на продукты которых сильно зависят от цен на сырье, это медные и алюминиевые кабели, изделия из металлов, — поясняет он. — В нашем портфеле эти продукты не доминируют, и мы всегда сможем быстро продать наши товары в случае, если ­финансовая ситуация станет тяже­лой. „Уйти в кэш“ для нас не станет проблемой». Он уверен, что в случае «второй волны» ситуация для его компании сложится «крайне удачно»: «Произойдет перетасовка ко­лоды поставщиков, в которой мы планируем увеличить свою клиентскую базу. Глубокое понимание рынка, обширные связи и техническая компетентность позволят нам выйти из этой ситуа­ции победителями».

По словам Георгия Козелецкого, компания OCS Distribution планирует «как обычно, расти»: «У нас нет ни специального ­плана, ни запечатанного пакета в сейфе, но есть понимание того, что надо делать в разных ситуациях, основанное на многолетнем опыте компании».


Версия для печати (без изображений)