В последний год самым быстрорастущим сегментом рынка ИКТ стал рынок мобильных устройств — смартфонов, планшетов, ультра­буков. О перспективах этого сегмента и об изменениях в инфраструктуре ИТ-клиентов, вызванных использованием мобильных устройств, говорят аналити­ки и руководители компаний-производителей.

Оценки и прогнозы

По данным IDC, количество пользователей, получающих доступ в Интернет с помощью мобильных устройств, растет, а число тех, кто использует для этого ПК, постоянно сокращается. Тенденцию перехода от стационарного доступа к мобильному аналитики объясняют как бурным ростом рынка смартфонов и планшетов, так и тем, что мобильные устройства позволяют пользоваться всем богатством интернет-сервисов в любом месте и в любое время.

В свою очередь, аналитики Gartner особо подчеркивают значимость проникновения смартфонов и планшетов в корпоративный сегмент: по оценкам Gartner, к 2016 г. 40% служащих будут использовать мобильные устройства для работы, в связи с чем все более популярным в бизнес-среде становится применение личных мобильных устройств для работы (Bring Your Own Device, BYOD). Причем главным ускорителем процесса «мобилизации» бизнеса Gartner считает планшетные ПК.

О росте продаж мобильных устройств свидетельствуют такие данные. По оценке исследовательской фирмы Strategy Analytics, к октябрю текущего года в мире продано 1 млрд. смартфонов, в 2015 г. будет пре­одолен рубеж в 2 млрд. Аналитическая ­компания ABI Research утверждает, что во II квартале 2012 г. продажи планшетных ПК вышли на уровень почти 25 млн. штук, а квартальный рост достигал 36% (годовой рост — 77%). При сохранении такого темпа аналитики прогнозируют, что за весь 2012 г. в мире будет продано от 102 до 110 млн. планшетов. В свою очередь, эксперты IDC ожидают, что в текущем году мировые поставки этих устройств достигнут 117,1 млн. единиц, хотя ранее предполагалось, что они не превысят 107,4 млн. Новый прогноз предполагает почти 70%-ный рост отгрузок планшетов по сравнению с 2011 г., когда их было поставлено 69 млн. штук, а к 2016 г. мировые поставки достигнут 261,4 млн. штук, пола­гают в IDC.

Что касается ИТ-рынка России, то согласно данным ITResearch, в I полугодии 2012 г. сегмент планшетных ПК стал безус­ловным лидером по динамике роста и быстро превратился в массовый — в годовом исчислении рост составил целых 330% в штуках и 350% в деньгах, а всего за полгода производители продали 1,18 млн. аппаратов (без учета неофициального завоза ­Apple iPad). Этот вывод подтверждает и исследование аналитиков Nielsen Smartphone Insights, которое показало, что популярность планшетных компьютеров в России растет — этими устройствами уже владеет 16% пользователей.

В то же время аналитики ITResearch отмечают заметное оживление одного сегмен­та рынка мобильных устройств — ультрабуков, впрочем, он пока не стал влиятельным фактором роста. По оценке аналитиков GfK Rus, ультрабуки все еще достаточно дороги для российского массового покупателя и, хотя продажи растут, их доля по-прежнему невелика.

Исследовательская фирма IHS iSuppli, располагающая данными производителей компонентов и готовых систем, даже понизила больше чем наполовину свой прогноз продаж ультрабуков в 2012 г. — до 10,3 млн. штук против прежних 22 млн. штук. Фирма пересмотрела также свой прогноз на 2013 г., который теперь составляет 44 млн. штук вместо прежних 61 млн. Более слабые, чем ожидалось, продажи ультрабуков отчасти объясняются их высокими ценами.

Устройства на базе разных ОС

В связи с распространением в корпоративной среде концепции BYOD необходимо обратить внимание на выбор операционных систем (ОС) для мобильных устройств, поскольку ОС определяет совокупность приложений и их совместимость с другими «операционками», применяемыми в корпоративных ИС. «ОС смартфона или планшета — не изолированный продукт, это критическая часть большой экосистемы технологии», — подчеркивает главный аналитик IDC Кевин Рестиво.

Apple была первым в мире производителем планшетов iPad, в которых использовалась собственная ОС Apple iOS, что позволило ей сразу захватить лидерство на рынке планшетов. Другие производители с большим запозданием вышли на этот рынок, и большинство из них в качестве базовой ОС использовало Google Android. По мнению IDC, хотя Apple сохранит лидерство, ее доля может сократиться — в текущем году доля планшетов на базе iOS составит 60% против 57,2% в 2011 г., а к 2016 г. снизится до 58%. IDC также предполагает, что позиции Android-планшетов будут постепенно ослабевать: их рыночная доля в 2012 г. сократится до 35,3% (–3,6%), а к 2016 г. — до 30,5%. В первую очередь это связано с появлением на рынке аппаратов под управлением ОС Windows 7, Windows RT и Windows 8, доля которых вырастет с 1% в 2011 г. до 4% в 2012 г., а еще через четыре года достигнет 16%. Аналитики Gartner также полагают, что к 2016 г. новая ОС Windows 8 может ­занять третье место в рейтинге ОС для мобильных устройств — в этом в основном заинтересован бизнес. По данным Gartner, в сегменте планшетов и ультратонких ноутбуков для корпоративных пользователей доля Windows 8 имеет шанс достичь 39%.

Иная картина в сегменте смартфонов. Как говорит Рамон Лламас, аналитик рынка мобильных телефонов IDC, ОС Android была одним из механизмов роста рынка смартфонов с момента появления в 2008 г. и с тех пор смартфоны на базе Android только увеличивали долю. По данным IDC, производители Android-смартфонов (крупнейшие — Samsung, HTC и Motorola) в III квартале 2012 г. вместе поставили на мировой рынок 136 млн. устройств, что составило 75% общего числа смартфонов, то есть доля мобильной платформы Google Android в этом сегменте практически удво­илась относительно аналогичного периода 2011 г. На долю второй по распространенности ОС — iOS — пришлось 15%, хотя за год Apple удалось нарастить поставки более чем на 57%, до 26,9 млн. iPhone.

По оценке IDC, суммарная доля платформ Windows Phone и Windows Mobile в III кварта­ле составляла лишь 2%. Однако, как отмечают в IDC, в IV квартале после выхода на рынок смартфонов на базе ОС Windows Phone 8 ситуация может измениться.

По данным IDC, количество пользователей, получающих доступ в Интернет с помощью мобильных устройств, растет, а число тех, кто использует для этого ПК, постоянно сокращается.

Кто и зачем покупает мобильные устройства

Как говорит Сергей Грибанов, менеджер по маркетингу продукции компании Fujitsu, про­дажи различных видов мобильных устройств определяются инте­ресом и запросами покупателей: «У российских конечных и бизнес-пользователей разные требования, соответственно и уст­рой­ства им нужны разные. Fujitsu выпускает достаточно широкий спектр мобильных устройств в разных форм-факто­рах и на разных программно-аппаратных платформах, и в нашем модельном ряду есть аппараты, ориентированные на обе категории пользователей». В качестве примера он приводит планшетные ПК Fujitsu STYLISTIC M532 и STYLISTIC Q702, к которым покупатели проявляют большой интерес, а также ультрабуки ­LIFEBOOK U772 и LIFEBOOK UH572.

Константин Исаакян, директор направления потребительского, малого и среднего бизнеса и дистрибуции «Dell Россия», подчеркивает, что вендор ориентирован главным образом на корпоративный сегмент: «Все наши новые мобильные устройства постро­ены на базе ОС Windows и предназначены прежде всего для бизнес-пользователей. Например, планшеты Latitude, работающие под управлением ОС Windows 8. Хотя мы предлагаем также и продукты для потребительского сегмента, например планшеты XPS и ультрабуки с 12-, 13- и 14-дюймовыми экранами, но мы не планируем добиваться массовых продаж, учитывая приоритеты компании».

Говоря о причинах растущего интереса к мобильным устройствам, Константин Исаакян отмечает, что главные преимущества таких устройств заключаются в свободе и мобильности, которую получают пользователи: «Сегодня возможность быть всегда и везде на связи определяет успех и результативность работы. Поэтому, полагаю, что будущее за планшетами — именно такие компактные и функциональные устройства люди будут брать с собой в деловые поездки, на встречи, на рабочее место и даже домой».

Как заявляет Дмитрий Шалеев, технический специалист ASUS в России, странах СНГ и Балтии, «любое из устройств компании подойдет как для бизнес-применения, так и для конечных пользователей в силу их универсальности. В первую очередь это модельный ряд планшетов, включая Nexus 7 и аппараты на базе ОС Windows 8. Они обладают широкой функциональностью благодаря мобильной док-станции, трансформирующей планшет в ноутбук, — факти­чески пользователь может приобрести одно устройство и использовать его как в раз­влекательных целях (в виде планшета), так и для рабочих задач (в виде ноутбука)».

По мнению Сергея Суворова, генерального менеджера iRU, у российских потребителей се­годня в «любимчиках» смартфоны и, безусловно, планшеты: «Причем современный пользователь часто приобретает планшет не в качестве второго или треть­его компьютера, а как единственную и полноценную замену ноутбуку или нетбуку. Их преимущества — мобильность и малый вес в сочетании с офисными приложениями, коммуникативными возможностями. Кроме того, постепенно ультратонкие ноутбуки будут вытеснять с рынка обычные». Сергей Суворов утверждает, что увеличение продаж планшетов обусловлено повышением мобильности пользователей и их активности в Сети, развитием мобильного Интернета и повсеместным распространением технологии Wi-Fi, а также ростом популярности интернет-торговли — теперь пользователь абсолютно все может найти в Сети «прямо здесь и сейчас» с помощью компактных, легких планшетных ПК и ультратонких ноутбуков.

Это мнение дополняет Михаил Сидоренко, директор по развитию продуктов «Персональные системы Hewlett-Packard Россия», который отмечает еще ­одну тенденцию: «Раньше пользователи стремились получить более производительную систему для работы с новым ПО, которое предъявляло все более высокие требования к аппаратному обеспечению. В настоящий момент такой гонки за ПО уже нет и потребители хотят иметь продукты меньшей массы, с меньшими размерами, более продолжительным временем работы от батареи. Эти требования универсальны — их предъяв­ля­ют и конечные, и бизнес-поль­зователи. Но в силу того, что к коммерческим продуктам предъявляются дополнительные требования (защита, расширяемость, управление и т. д.), по­требительские ноутбуки и планшеты появились на рынке раньше. Поэтому то, что представ­лено сейчас на российском рынке, предназначено в основном для конечных пользователей».

В то же время он подчеркивает, что НР одной из первых выпустила коммерческие продукты — ультрабук HP Elite­Book Folio 9470m и планшет HP ElitePad 900. Вендор возлагает большие надежды на их востребованность на российском рынке, где они появятся в ближайшее время.

Алексей Громаков, директор по маркетингу подразделения Huawei Device компании Huawei в России и СНГ, напоминает, что в 2011 г. его компания предложила российским пользователям мобильные устройства под соб­ст­венным брендом: «Особенно по­пулярными стали наши смартфоны Honor и планшеты MediaPad. Мы ориентируемся на широкий круг пользователей, стараясь предложить каждой категории продукты, которые максимально отвечали бы ее потребностям». Алексей Громаков полагает, что в перспективе смартфоны благодаря широкой функциональности почти полностью вытеснят обычные телефоны. Планшеты — удобные устройства, которые подходят как для решения рабочих задач, так и для развлечений. В виде примера он приводит Huawei MediaPad 10 FHD, который позволяет воспроизводить видео, а с помощью аксессуаров и клавиатуры может превратиться в готовое решение для бизнеса.

Планшет и сети мобильной связи

На российском рынке в последний год появились планшеты со встроенными адаптерами 3G/4G, которые позволяют подключаться к сетям мобильной связи, выходить в Интернет и обмениваться информацией. Насколько актуальны для России такие возможности?

Отвечая на этот вопрос, Михаил Сидоренко подчеркивает, что для многих бизнес-пользо­вателей 3G-модем в планшете становится бизнес-стандартом. До 80% всех приобретенных в этом году планшетов имеют адаптер 3G. Ведь тарифы на передачу данных в 3G-сетях постоянно снижаются, потребители становятся более мобильными — скоро 3G станет такой же обыденностью, как и Wi-Fi.

С ним согласен Константин Исаакян: «Сегодня, в мегаполисах очень просто найти точку доступа Wi-Fi. Использование при работе с мобильными уст­ройствами сетей 3G становится все более популярным — с приходом эры мобильности, когда люди, по идее, могут общаться где угодно, сотовые сети должны быть востребованы. Главный недостаток сервиса 3G — небольшая скорость подключения. Я думаю, что именно по этой причине технология следующего поколения 4G получит более широкое распространение».

В свою очередь, Сергей ­Грибанов считает, что наличие 3G-адаптера в любом мобиль­ном устройстве требуется вне зависимости от форм-фактора устройства. В планшетах за­частую нет возможности подключить внешний адаптер, и пото­му интеграция 3G в планшетных ПК для России весьма актуальна.

С ними согласен Алексей Громаков, который утверждает, что возможность работать от сети 3G — очень важная функция для планшета. Она обеспечивает мобильность и возможность работать онлайн независимо от наличия точек доступа Wi-Fi. По его мнению, интеграция адаптеров 3G в ультрабуки менее критична, поскольку сегодня имеется множество вариантов USB-модемов или 3G-роутеров, которые предоставляют доступ к Интернету через 3G.

Аналогичного мнения при­держивается и Дмитрий Шалеев: «Несомненно, интеграция в планшеты и ультрабуки адаптеров для работы в сетях 3G явля­ется для российских пользователей очень важным фактором — ведь в отличие от США и стран Европы в России нет широко доступных бесплатных точек Wi-Fi. Зато очень активно и динамично развиваются ши­рокополосные каналы доступа к сетям стандарта 3G». Хотя он отмечает, что интеграция 3G-модулей в ультрабуки достаточно сложна в силу компактного форм-фактора этих устройств. Поэтому для пользователя, у которого есть современный смартфон или планшет, умеющий работать в качестве Wi-Fi точки доступа и позволяющий синхронизировать данные, нет необходимости использовать для подключения к Интернету 3G-модуль, встроенный в его ноутбук.

Характеризуя российские условия, Сергей Суворов говорит, что в большинстве городов уже давно построены сети 3G и стоимость трафика снизилась достаточно, чтобы пользоваться Интернетом и не искать точку Wi-Fi: «Мы отмечаем, что российские пользователи при выборе модели все чаще проявляют интерес к наличию 3G-адаптера в планшетах и ноутбуках. Поэтому, думаю, 3G-модуль уже можно считать технологией, опре­деляющей выбор той или иной модели».

Не только информация, но и подготовка документов

Для бизнес-пользователей весьма важно наличие в мобильном устройстве стандартных офисных приложений, которые позволяли бы создавать различные документы и обмениваться письмами по электронной почте. Что предлагают российским пользователям вендоры?

Как объясняет Сергей Грибанов, зачастую трудности в подготовке и обмене документами возникают при использовании планшетов с ОС, отличной от Microsoft Windows. Например, в модельном ряду Fujitsu есть планшетные ПК как на базе ОС Windows (STYLISTIC Q702 и STYLISTIC Q572), так и на базе ОС Android (STYLISTIC M532): «Но для того чтобы пользователи не сталкивались с затруднениями, мы предустанавливаем на планшетах STYLISTIC М532 программный пакет офисных приложений, позволяющих со­здавать офисные документы и обмениваться электронными письмами».

По словам Сергея Суворова, почти все планшеты iRU, как на базе Android, так и на базе Windows, имеют такие возможности: «На аппараты с ОС Android мы ставим специальное ПО, а что касается моделей на Windows, то задача максимально упрощается, в особенности с выходом ОС Windows 8, где комплекс Microsoft Office интегрирован в операционную систему».

Именно поэтому Константин Исаакян уверен, что у покупа­телей планшетов Dell проблем не возникнет: «Наши устройства оснащены широким функционалом и адаптированы для работы под управлением ОС Windows 8, поэтому на планшете можно делать все то же, что и на стационарном компьютере. Мы предоставляем максимум возможной свободы пользователям: наша компания предлагает планшеты как с предустановленными приложениями Microsoft, так и с возможностью загрузки готовых приложений».

Михаил Сидоренко заверил в том, что у пользователей не будет проблем с подготовкой документов и электронной почтой при использовании техники НР: «На всех наших коммерческих мобильных устройствах с предустановленной системой Microsoft Windows установлен пакет с 60-дневной версией ­Microsoft Office, то есть поль­зователь может поработать и в случае необходимости продлить срок его действия с помощью ключа».

«Мобильность — одна из наиболее заметных тенденций, и все ведущие производители должны предоставлять пользователям решения, обеспечивающие возможность работать из любой точки мира, имея в распоряжении только мобильное устройство, — считает Алексей Громаков. — Поэтому на все смартфоны и планшеты Huawei Device, которые ориентированы в том числе на бизнес-пользователей, мы предустанавливаем специальное ПО, которое позволяет полноценно работать и обмениваться информацией».

Дмитрий Шалеев также подчеркивает, что ASUS, начиная с первого поколения мобильных устройств, предлагает пользователям встроенную версию офисного пакета, причем это касается как устройств на базе операционной системы Android, так и на базе ОС Windows RT: «Можно читать и готовить до­кументы практически во всех популярных форматах, включая документы Microsoft Office, что важно для бизнес-пользователей».

Что кроется за концепцией BYOD

Поскольку вендоры в последнее время расширили спектр мобильных устройств, позволяющих корпоративным пользователям работать на них как на обычных ПК, компании стали допускать применение таких аппаратов на рабочих местах своих сотрудников. По данным опроса, проведенного фирмой Forrester, 70% респондентов в качестве причин внедрения BYOD назвали повышение эффективности работы сотрудников. При этом 60% респондентов сообщили, что предпочитают смартфоны, а 47% компаний — ноутбуки и планшетные ПК.

В свою очередь, подразделение Internet Business Solutions Group (IBSG) компании Cisco провело исследование практики BYOD, опросив почти 4,9 тыс. ИТ-руководителей крупных предприятий (1 тыс. и более сотрудников) и компаний среднего бизнеса (500–999 сотрудников) в восьми странах, включая Россию. Согласно результатам этого исследования 89% руководителей ИТ-отделов поддерживают концепцию BYOD, считая, что работа вне традиционной офисной среды или фиксированного места стала стандартным требованием для современного интеллектуального труда. При этом в среднем в компаниях 47% сотрудников официально счита­ются мобильными, но соответствующие устройства используют для работы 60% персонала. В российских компаниях «официально мобильными» считаются 37% сотрудников, а используют устройства 55%. Причем 42% смартфонов и 38% ноутбуков ­теперь находятся в собственности служащих.

Как считает Константин Исаакян, крупные корпорации в России, в ближайшем будущем придут к использованию личных мобильных устройств на работе: «Dell учитывает эту прогрессивную тенденцию и готова обеспечить пользователям безопасность и удобство применения таких устройств в корпоративных целях. Что же касается компаний СМБ, то они придут к этому намного позже, так как у них нет острой потребности в такого рода начинании».

Однако это мнение не вполне разделяет Михаил Сидоренко: «Все будет зависеть от поли­тики работодателей. Крупные компании трудно отнести к сторонникам BYOD — вопросы безопас­ности и ИТ-поддержки „разношерстного“ парка решать будет сложно. А вот для СМБ такой путь вполне вероятен: часто хозяин и работник — одно лицо, зачем ему дублирование устройств?»

Оптимистично относится к концепции BYOD Сергей ­Суворов: «Сегодня почти любые мобильные устройства могут быть интегрированы в корпоративную систему ИТ, как мини­мум — в систему электронной почты. Практика применения мобильных устройств корпоративными пользователями давно внедряется в российских коммерческих организациях и госучреждениях. Все имеющиеся на сегодня оболочки операционной системы достаточно легко интегрируются в корпоративную ИT-систему. Если такого нет, то силами своих программистов или аутсорсеров эту проблему удается решать достаточно быстро».

«Действительно, BYOD — важная тенденция, которая особен­но сильна в крупных корпора­циях Европы и в США, но, на мой взгляд, в России ее распространение пока ограничено, в основном из-за того, что не все компании готовы к такому шагу из-за вопросов безопасности, конфиденциальности информации и управляемости штатом оборудования, — говорит Алексей Громаков. — Однако и некоторые крупные российские компании уже смотрят в сторону BYOD, в ближайшие годы, скорее всего, эта тенденция будет набирать обороты. Соглас­но некоторым исследованиям, к 2014 г. более 87% российских компаний может перейти на такую систему работы».

По мнению Дмитрия Шалеева, практика BYOD уже сейчас распространяется в России, но медленно. «Фактически препятствием для распространения BYOD в большинстве российских компаний является то, что они просто не хотят тратить значительные средства на оптимизацию и обновление своего парка уст­ройств и развитие инфраструктуры ИТ. Потому такие компании могут со временем столкнуться с тем, что современные мобильные устройства просто не захотят работать в их инфраструктуре», — считает он.

В то же время Сергей Грибанов, отмечая постепенно растущую популярность практики BYOD, подчеркивает, что в силу консервативности российского корпоративного рынка широкого применения она здесь пока не получила: «Ведь при реализации такой концепции приходится ­решать множество задач — это и совместимость ОС и приложений, и вопросы, связанные с увеличением трафика и ростом ­расходов на мобильную связь. А наиболее важным станет обеспечение безопасности данных, а также разделение личных и корпоративных данных».

С ним согласен Олег Панкин, руководитель отдела продуктового маркетинга компании Ricoh Rus: «В ноябре мы получили результаты совместного исследования аналитического агентства Coleman Parkes и европейского подразделения Ricoh — BYOD развивается: уже 72% сотрудников в европейских компаниях используют планшеты, а 69% — смартфоны. Действительно, применение мобильных устройств позволяет сделать рабочий процесс более гибким, „отвязать“ сотрудника от его рабочего места, а компании — сэкономить на приобретении техники».

В то же время он подчеркивает, что препятствий для работы персональных мобильных устройств в офисе пока слишком много: «Это и невозможность полноценного обеспечения безо­пасности при передаче данных, и ограниченность в использовании офисных приложений, и необходимость выстраивания отдельной инфраструктуры для интеграции мобильного оборудования. Поэтому мы наблюдаем другую тенденцию — вместо того чтобы разрешить использовать персональные мобильные устройства на рабочем месте, многие ком­пании просто централизованно закупают планшеты и смартфоны, интеграцию которых в корпоративную ИТ-среду контролировать проще. Российский рынок и в первую очередь представительства зарубежных компаний и крупные холдинги движутся именно в таком направлении».

Действительно, исследование Cisco IBSG показало, что компании стимулируют у себя внедрение мобильных устройств. Так, в 2012 г. доля расходов на подобные мобильные инициативы в целом по миру составляет 18%, в России — 10%. Но в 2014 г. эта доля может увеличиться в среднем в мире до 23%, а в России — до 12%.

«Подводные камни» практики BYOD

По оценке аналитиков Gartner, рост числа мобильных устройств в корпоративном сегменте создает проблемы для отделов ИТ, стремящихся обеспечить корпоративные стандарты, защищенность данных и управляемость. Так, по результатам исследования фирмы Decisive Analytics, в 47% компаний, разрешающих сотрудникам подключать свои персональные устройства к корпоративной сети, имели место утечки данных. Причем 12% организаций после подобного инцидента приняли решение о сворачивании программы BYOD до тех пор, пока не убедятся в надежности мер защиты.

В России, по данным аналитической компании MarketVisio, 52,5% компаний считают, что основным сдерживающим фактором использования мобильных устройств и приложений является возможность утраты контроля над системой ИТ. Причем, по результатам опроса Cisco IBSG, в России наиболее высока (38%) по сравнению с другими странами мира доля участников рынка, которые считают защиту корпоративных ИТ и данных главной проблемой BYOD.

Как говорит Дмитрий Шалеев, ASUS озабочена в первую очередь защитой данных: «В наших планшетах предустанавливается ряд приложений для шифрования, которые позволяют работать в среде VPN. Поэтому интеграция подобных устройств в современной инфраструктуре компании не вызовет никаких проблем с точки зрения безопасности».

Однако вряд ли этого достаточно, например, для предотв­ращения утечек корпоративных данных. По мнению Олега Панкина, чтобы обеспечить админи­стрирование мобильных устройств на рабочих местах для решения проблем совместимости ОС и приложений и защиты информации, в первую очередь в инфраструктуре ИТ компании необходимо идентифицировать пользователей. Это позволит отслеживать информационные потоки, ограничивать доступ к различным функциям, а также держать под контролем расходы. «Если мы говорим об использовании мобильных устройств наравне с корпоративными ноутбуками, имеет смысл задуматься о системе решений MDM (Mobile Device Management), которые по­зволяют контролировать доступ к сервисам и корпоративным приложениям документооборота, ERP- и CRM-системам. Если же планшеты и смартфоны используются лишь как более удобная замена ноутбука на время встреч и презентаций, то вкладывать значительные средства и перекраивать ИТ-инфраструктуру, наверное, не имеет смысла. Главное — организовать безопас­ный доступ к почте», — говорит Олег Панкин.

По его словам, Ricoh предлагает использовать со своими офисными принтерами и МФУ программное решение Smart Device Print, специально разработанное для печати с мобильных уст­ройств на iOS и Android, которое позволяет работать с классическими форматами офисных документов. Это приложение формирует и использует режим защищенной печати — печать начинается только после аутентификации пользователя. А при работе с проекторами Ricoh не нужно даже подключение к внешней Wi-Fi-инфраструктуре — приложение Ricoh Smart Presenter соединяет устройства «на лету», передавая изображение с планшета на проектор: «Подобные приложения-надстройки очень удобны — угрозы безопасности равны нулю, потому что „проникновения“ мобильного устройства в корпоративную ИТ-инфраструктуру не происходит».

Как отмечает Сергей Грибанов, Fujitsu традиционно уделяет большое внимание безопасности данных и комплектует свои уст­ройства средствами обеспечения безопасного хранения и доступа к данным: «Мобильные системы Fujitsu могут быть оснащены биометрическими датчиками, Smartcard-ридерами, сканерами рисунка вен ладони, и если для обычных ноутбуков эти системы достаточно привычны, то планшетных ПК с подобными функциональными возможностями на рынке не так много».

Говоря о проблемах совместимости ОС и приложений, он считает, что устранить их можно с помощью облачных инфраструктур: «Потребуются лишь доступ в облако, в котором ОС и приложения стандартизованы, а личная и корпоративная информация разделяются, что повышает уровень безопасности корпоративных данных. И, безусловно, основным средством защиты данных являются политики безопасности».

«Чтобы применять практику BYOD, необходимы инструменты, которые позволят управлять широким спектром устройств с разными ОС, выходящими за рамки классического корпоративного сегмента», — подчеркивает Константин Исаакян. Он напоминает, что недавно Dell приобрела ряд компаний — разработчиков ПО, которые позволили вендору предложить подобные инструменты корпоративным клиентам. Одним из таких решений является Dell KACE, которое дает возможность развертывать и управлять широким парком пользовательских устройств, вне зависимости от используемых ОС, будь то Android, Apple iOS, Windows. Для обеспечения безопасности предлагается решение Dell Sonic­Wall, включающее сетевые экраны, которые отсекают ненужную информацию, поступающую с мобильных устройств конечных пользователей, и которые позволяют работать во внутренней сети компании именно с той информацией, которая нужна.

В свою очередь Михаил Сидоренко заявляет, что HP предлагает своим корпоративным ­заказчикам целый комплекс ­решений, которые включают в себя как различные средства защиты, аутентификации и шифрования, так и специальное ПО, обеспечивающее не только безо­пасность данных, но и их восстановление. При этом он весьма категоричен в отношении практики BYOD: «Если компания большая и ей необходим высокий уровень защиты инфраструктуры ИТ и данных, то при несоблюдении полного списка требований со стороны департамента ИТ к аппаратному и программному обеспечению личных устройств сотрудников, их использование в бизнес-целях ­недопустимо».


Версия для печати (без изображений)