Рынок entertainment-оборудования весьма разнообразен и изучен довольно слабо. Было бы неправильно говорить о представленной на нем продукции как о товарах исключительно развлекательного назначения. В большинстве случаев это универсальные устройства, которые позволяют формировать персональное цифровое окружение, в котором есть место и играм, и творчеству, и общению, причем сложно сказать, где заканчивается одно и начинается другое.

Компьютеры: для дома, для игры

Ядром entertainment-окружения являются игровые компьютеры, которые трудно назвать канальным продуктом в традиционном понимании. Высокопроизводительные системы с могучими игровыми видеокартами — это зачастую штучные hand-made-решения, которые создаются true-геймерами в зависимости от собственных предпочтений и находятся в состоянии перманентного апгрейда. Однако массовые геймерские решения, возможности которых вполне достаточны для большинства пользователей, в канале присутствуют и распространены довольно широко. Это ноутбуки, позиционируемые и как геймерские решения, и как компьютеры для домашнего применения.

Например, в поставляемой на российский рынок линейке Dell есть ноутбуки Alienware, которые компания адресует геймерам. Технические параметры этих систем оптимально сбалансированы для игровых задач, подчеркивает Марат Ракаев, руководитель пресс-службы российского отделения Dell, но отмечает, что данные системы были и остаются нишевыми.

Несколько иным путем пошла компания Hewlett-Packard, в ее линейке ноутбуков для российского рынка нет систем, позиционируемых как геймерские. Но представители компании подчеркивают, что и устройство для домашнего использования (серия «Pavilion»), и даже массовые ноутбуки начального уровня (серия «g») имеют дискретные графические решения, производительности которых достаточно для запуска любых современных игр. Конечно, игры с максимальными графическими настройками такие ноутбуки не потянут, но тем не менее играть будет можно. Причем представители компании говорят, что запускать любые игры (включая самые современные) на указанных моделях ноутбуков можно в течение двух-трех лет после выпуска, то есть у графических систем имеется запас производительности «на вырост».

Сказанное конечно же не распространяется на большинство ноутбуков с дискретными графическими картами вне зависимости от производителя. Только маркетологи НР смогли подать этот факт в наиболее красивой и доступной форме.

Если игры требуют дополнительного элемента в конфигурации компьютеров — дискретной графической карты — то другие entertainment-задачи — просмотр фильмов, редактирование фото, монтаж видео и т. д. — могут быть решены без каких-либо опций. Хотя правильно подобранные, они способны сделать entertainment более удобным и эффективным.

Заметим, что ноутбуки с дискретной графикой весьма показательны в качестве entertainment-оборудования. Во-первых, это изделия «двойного назначения», подходящие как для развлечений, так и для других задач, например работы, общения или творчества. Во-вторых, при продвижении таких устройств следует особо подчеркивать их entertainment-возможности, что привлечет дополнительное внимание потенциальных покупателей. В-третьих, определенный класс (или подкласс) entertainment-устройств аналитиками практически не «освоен» и в отчетах аналитических агентств вы вряд ли найдете отдельную категорию entertainment-моделей.

Замена домашними пользователями настольных компьютеров на ноутбуки как тренд оформилась давно, сейчас уже наблюдаются обратные тенденции — набирают популярность настольные системы в корпусах-моноблоках. Смена концепций компьютера-для-дома влечет за собой изменения в подходах к созданию периферийных устройств.

Например, и ноутбуки, и моноблоки имеют встроенные колонки, что изменило ситуацию с «компьютерным аудио». «Сейчас к “компьютерному аудио” стоит отнести любые модели акустики для трансляции музыки с персональных устройств — компьютеров, плееров, смартфонов и планшетов. Даже несмотря на хорошую акустику, встроенную в MacBook Pro или iMac, внешние устройства продаются хорошо и используется для трансляции музыки с любых аппаратов, а не только с компьютера», — говорит Владислав Завьялов, менеджер по маркетингу продуктов Apple сети re:Store. Такие изменения привели к доминированию акустических систем в монолитных корпусах, которые вытесняют наборы раздельных колонок, и популяризации беспроводных интерфейсов для аудио к источникам сигнала. «Раздельная акустика перемещается в поле специализированных инсталляций», — отмечает Завьялов.

Такого же мнения придерживается Владислав Бородин, директор департамента бытовой электроники компании OCS, считая, что системы 2.1 и 4.1 превращаются в нишевые решения. Однако Татьяна Орлова, начальник отдела маркетинга и рекламы сети компьютерных магазинов «Владос» (Краснодар), отмечает, что традиционные аудиосистемы все еще популярны, особенно у тех, кто использует свой домашний компьютер для просмотра фильмов или для игр.

По аналогичной причине изменения происходят на рынках источников бесперебойного питания, клавиатур, веб-камер и т. д.

Игровые приставки

Сегодня игровые приставки (консоли) не следует рассматривать как узкоспециализированные устройства, предназначенные только для игр. С консолей можно выполнять браузинг, они предоставляют доступ к погодным информерам, могут использоваться в качестве мультимедиа-центра и т. д., то есть являются полноценными универсальными элементами домашних «цифровых вселенных».

Продажи игровых приставок в мире снижаются. Показательно, например, что, по данным Microsoft, продажи Xbox в последнем квартале 2012 г. по сравнению с аналогичным периодом 2011-го упали на 28%. И это в сезон рождественских распродаж! Снижаются поставки консолей и в наступившем году, причем даже в тех регионах, где этот рынок хорошо развит. Например, в январе 2013 г. североамериканский рынок приставок, по данным NDP Group, сократился на 17% по сравнению с январем 2012 г.

Причины спада просты. Во-первых, присутствующие на рынке устройства появились давно: Playstation 3 и Nintendo Wii — в 2006 г., а Microsoft Xbox 360 — в 2005-м. К 2012 г. они успели устареть, и не только морально. Во-вторых, все, кто хотели их приобрести, уже сделали это. Конечно, подрастают новые пользователи, но они, как видно, не могут «поддержать» даже былой объем продаж, не говоря уже о росте. Но в России ситуация иная.

А в России — рост!

Прошлогодний объем российского рынка «М.Видео» оценивает в 727 тыс. консолей. Рост по сравнению с 2011 г. составил 11,3% в штучном выражении и 12,5% — в денежном.

По данным российского представительства Sony, годовой прирост продаж консолей держится на уровне 20-25%. Однако, отличаясь количественными показателями, качественно оценки совпадают — российский рынок заметно растет.

Почему российские реалии противоречат мировому тренду?

Потому что из двух факторов, ограничивающих продажи приставок, в России актуален только один — до насыщения рынка еще далеко. Отношение количества используемых приставок и компьютеров у нас ниже, чем на других рынках.

«ПК в качестве игровой платформы у нас более распространены, особенно среди взрослой аудитории (30 лет и старше)», — отмечает Александр Курило, менеджер по маркетингу и развитию бизнеса компании iconBIT. «Россия — “страна ПК”, где приставка пока еще считается “баловством”, — утверждает Алексей Бадаев, вице-президент OCS (напомним, что в 2012 г. дистрибьютор начал развивать новое направление бизнеса интерактивных игр и развлечений). — В других странах игровая консоль такой же привычный предмет интерьера, как телевизор». Но по этому параметру российский рынок догоняет европейский и американский регионы.

Доходы российского населения увеличились, и сейчас массовый пользователь уже может позволить себе и компьютер, и консоль.

Развитие приставок продолжается

Стагнации в консольной индустрии нет, в 2012 г. ее развитие шло достаточно быстрыми темпами. Да, сами приставки давно не обновлялись, но к ним выпускают все более интересную периферию.

«Вышел целый ряд продуктов, фактически меняющих весь привычный игровой опыт, делая знакомые игры интерактивными и открывая дополненную реальность для новых историй». — говорит Сергей Клишо, генеральный менеджер Sony Computer Entertainment в России и странах СНГ.

На инновационную периферию указывают и представители реселлеров. Например, Максим Романов, руководитель департамента «Цифровая техника» компании Ulmart, отмечает: «В прошлом году особенно был заметен рост продаж игровых манипуляторов». При этом опрошенные отмечают, что у консольной периферии еще есть незадействованные технологии, развитие которых даст толчок всей игровой индустрии.

«Виртуальная реальность забыта. Даже 3D gaming пока очень не распространен», — говорит Курило.

Место приставок в цифровом окружении

Разумеется, традиционные ПК и консоли конкурируют, но косвенно, прямого соперничества нет, так как в создании персональной entertainment-среды они органично дополняют друг друга. Да, в качестве игровой платформы наиболее популярны компьютеры, причем и в мире, и в России. Но возможности геймерских ПК не полностью удовлетворяют потребности геймеров.

«Появилось множество интересных игр, в которые просто невозможно играть за компьютером», — отмечает Максим Романов (Ulmart). Компьютер и консоль являются косвенными конкурентами, ведущими борьбу за кошелек пользователя, но они не способны заменить друг друга. Такая же ситуация в «противостоянии» консолей и мобильных гаджетов.

Игры на планшетах и смартфонах в основном казуальные, а поэтому, разумеется, также не могут составить прямую конкуренцию игровым мирам на компьютерах и на консолях. Мобильные гаджеты расширяют «цифровую вселенную» — в том числе и в ее entertainment-составляющей — но не являются прямыми конкурентами компьютерам и консолям.

«Планшеты представляют собой еще одну сторону развития видеоигр — казуальные игры, которые, с одной стороны, действительно увлекают миллионы пользователей, но, с другой стороны, ориентируют их на последующую покупку игровой приставки, чтобы иметь возможность играть с семьей и друзьями в игры любой сложности и глубины», — отмечает Сергей Клишо (Sony). Михаил Бивол, директор департамента по продвижению игровых устройств компании diHouse, отмечает синергию консолей и мобильных устройств в расширении игровых возможностей, а в качестве примера приводит технологию Smartglass от Microsoft, позволяющую вынести часть информации об игровом процессе на экран смартфона или планшета.

Александр Курило не исключает появления в наступившем году телевизионных приставок на Android и считает, что они могут составить конкуренцию Playstation и Xbox. Появление таких приставок было бы вполне логичным продолжением развития платформы Android. Выход Apple на рынок приставок, о котором говорят не первый год, невозможен без наличия в этом продукте игровой составляющей. Но если такие устройства и станут соперниками мощных консолей Sony и Microsoft, то не скоро. Во-первых, сейчас таких решений нет, а после выхода на рынок им придется пройти достаточно долгий путь, чтобы стать сколько-нибудь популярными. Во-вторых, для них должны не только адаптировать имеющиеся аркадные игры, созданные для мобильных устройств, но и создать новые. В-третьих, вычислительная мощность и графика консолей Sony и Microsoft в обозримом будущем все равно будет на порядок выше, чем у android-приставок. То есть конкуренция вполне возможна, но на рынок в 2013 г. она не повлияет.

Взаимодействие приставок с браузерными играми еще интересней. «Популярные на ПК браузерные и онлайн-игры появляются на игровых приставках, впервые пользователи могут играть на разных платформах в рамках единых вселенных. Крупнейшие разработчики онлайн-игр проявляют большой интерес к проектам для игровых приставок, что гарантирует развитие этой тенденции». — говорит Сергей Клишо.

Рост продолжится?

На будущее российского рынка консолей вендоры смотрят с оптимизмом и считают, что тенденция роста продаж игровых приставок продолжится. «В этом году мы ожидаем продолжения роста рынка консолей», — прямо говорит Сергей Клишо. Однако 2013 г. может стать не таким успешным, как предыдущий, прежде всего из-за формирования отложенного спроса.

В феврале Sony продемонстрировала Playstation 4 и объявила, что приставка появится на прилавках перед рождественскими распродажами 2013 г.

Официальных заявлений Microsoft относительно сроков выпуска новой версии Xbox пока не было, но аналитики предсказывают появление этой приставки также к концу текущего года.

«Большинство покупателей откложат решение о покупке на IV квартал, ожидая либо появления новых консолей, либо снижения розничной цены на предыдущее поколение», — говорит Михаил Бивол (diHouse).

Nintendo выпустила новую версию своей приставки — Wii U — в ноябре 2012 г., но рынок эта модель не взорвала. Покупатели встретили ее крайне холодно: в ноябре, по данным агентства Wedbush Morgan, в мире было продано 473 тыс. устройств, в декабре — 1,78 млн., а дальше пошел спад: за январь продажи этой модели составили всего 246 тыс., а февральские, судя по всему, будут еще меньше — за первую половину месяца реализовано всего 66 тыс. Как видно, на мировой рынок приставок в 2013 г. выход Wii U вряд ли заметно повлияет. Нет оснований полагать, что ее судьба на локальном российском рынке будет принципиально иной, особенно если учесть позиции на нем Nintendo — по данным «М.Видео», продажи продукции Nintendo во второй половине 2012 г. составляли всего 1% рынка консолей в штучном выражении. Однако Алексей Бадаев говорит, что у OCS продажи Nintendo пошли хорошо. Возможно, благодаря активности партнеров эта платформа упрочит свои позиции в России.

Опрошенные нами представители российских компаний прогнозируют не только рост рынка, но и расширение канала, которое произойдет за счет ИТ-игроков. Михаил Бивол обосновывает это так: «Высокая конкуренция, обилие одинаковых товарных предложений от разных производителей и снижение маржинальности на рынке ПК заставляет диверсифицировать продуктовый портфель, и многие обращают внимание на достаточно централизованный и растущий рынок игровых консолей».

Заметим, что реселлеру выгодно торговать консолями — купивший игровую приставку будет возвращаться в компанию снова и снова, приобретая периферийные устройства и игры. Маржинальность здесь достаточно высокая.

«Продажа игр на консоли приносит больше прибыли как разработчикам, так и издателям, — более закрытая платформа позволяет лучше бороться с пиратством и удерживать уровень цен», — говорит Бивол.

Объемы розничных продаж консольных игр растут, в отличие от игровых дистрибутивов для ПК. По данным «М.Видео», в прошлом году на российском рынке было продано 2,9 млн. ключей для консольных игр и 4,1 млн. дистрибутивов игр для компьютеров (данные для устройств обоих типов даны без учета электронных ключей, приобретаемых через Интернет и не представляющих интерес для традиционного ретейла). Обращает на себя внимание разнонаправленная динамика: по сравнению с 2011 г. розничные продажи игр для консолей возросли на 13%, а для компьютеров — сократились на 14%.

Следует также отметить, что продажи игр стимулируют поставки некоторых дополнительных товарных категорий. В качестве примера приведем торговлю фан-атрибутикой, о которой говорит Алексей Бадаев: «Это высокомаржинальный бизнес. Типичный пример upsell для специализирующихся на игровой тематике розничных продавцов».

Фотокамеры

В качестве entertainment-устройств можно рассматривать только часть рынка фототехники — компактные камеры, от простейших до премиальных, SLR-like-модели (также называемые «псевдозеркальными), новомодные «системные камеры» и, наконец, «зеркалки», от начального уровня до полупрофессиональных. Сейчас в ходу другое разделение фототехники: камеры сводятся в две группы — со сменной оптикой и без.

Тяжелое оборудование (Hasselblad, Mamiya и др.) мы рассматривать не будем — его сложно отнести к изделиям развлекательного назначения. Впрочем, продажи таких камер в натуральном выражении невелики и на статистику не влияют.

Продажи падают. Пик продаж цифровых фотокамер пройден в позапрошлом году, сейчас их покупают все меньше. По данным CIPA (Camera & Imaging Products Association), за 2012 г. было продано 98,1 млн. фотокамер, что на 15% меньше чем в 2011 г.

Как и следовало ожидать, наибольшее падение произошло в сегменте камер без сменной оптики: 78 млн., на 21,9% меньше показателя 2011 г. Именно эти модели испытывают давление смартфонов и планшетов со встроенными камерами, которых, по данным ABI Research, в прошлом году было продано свыше миллиарда штук. Однако производители продолжают уделять этому сегменту самое пристальное внимание — неудивительно, он же занимает почти 80% рынка в натуральном выражении — выпуская все новые и новые модели камер. Однако если продажи фотоаппаратов с несменной оптикой снижались, то поставки камер со сменной оптикой росли как в натуральном выражении, так и, разумеется, в денежном.

По прогнозам CIPA, такая же тенденция сохранится и в наступившем году: общий объем продаж камер сократится на 11,3%, с несменной оптикой — на 17,6%, а со сменной — вырастет на 12,4%.

Смартфоны давят. Растущие требования к качеству снимка не позволят смартфонам окончательно вытеснить компактные аппараты — встроенные камеры по этому параметру проигрывали и будут проигрывать (хотя бы из-за лучшего качества оптики и большего физического размера сенсора). Юрий Багаев, менеджер по продукту Casio Europe, отмечает, что возможности компактных цифровых камер тоже не стоят на месте, увеличивается кратность объективов, повышается качество матриц и т. д. Эльмира Алиева, PR-менеджер российского представительства Canon, подчеркивает, что одним пользователям нужно «просто изображение» и бытовое видео, а другие стремятся создавать фотографии, претендующие на художественность.

У производителей смартфонов несколько иное мнение: они уверены, что их устройства практически полностью вытеснят младшие модели фотоаппаратов, которые, заметим, самые массовые. «Рост числа пользователей смартфонов влияет на продажи всех тех устройств, которые эти изделия способны заменить», — говорит Юрий Антошкин, исполнительный директор Prestigio в странах СНГ и Восточной Европы. Еще более жесткую позицию занимает Тарас Архипов, директор по продажам телекоммуникационной продукции LG Electronics, который считает, что под давлением быстро совершенствующихся смартфонов в обозримом будущем дешевые фотокамеры, равно как диктофоны и портативные видеоплееры, полностью исчезнут как товарные категории.

Реселлеры занимают более взвешенную позицию, считая, что в краткосрочной перспективе место на рынке найдется и для камер, и для смартфонов. Хотя признают, что давление на рынок фотокамер существует, но вендоры успешно ему противостоят, выпуская аппараты с параметрами, недоступными смартфонам, например, как отмечает Сергей Пак, коммерческий директор компании «Интант» (Томск), с защищенным корпусом, гиперзумом и т. д.

Вытесняемые вытесняют

Фотокамеры в свою очередь активно вытесняют видеокамеры (камкордеры). Происходит это по двум причинам.

Во-первых, многофункциональные устройства идут на смену специализированным, особенно если позволяют получать лучший результат. Камкордеры могут снимать фото, но его качество весьма посредственное. Цифровые фотоаппараты обеспечивают качество изображения зачастую выше, чем у камкордеров. «Большая светосильная оптика с мощным зумом и стабилизацией порой позволяет фотокамерам производить видеосъемку лучшего качества», — отмечает Эльмира Алиева (Canon). Получается, что фотокамеры — универсальные девайсы.

Во-вторых, заниматься видеосъемкой много сложнее, чем фотографией. Видео требует постобработки, а смонтировать материал вообще способен далеко не каждый. Фото в большинстве случаев можно демонстрировать «as is», обработка на компьютере позволяет усилить эффект от того или иного кадра, но можно этого и не делать. А вот отдельный видеокадр — в данном случае под «кадром» понимается непрерывный видеофрагмент, снятый за время, прошедшее от нажатия кнопки «запись» до нажатия кнопки «стоп», — без постобработки показывать, как правило, вообще не стоит, слишком много «мусора» он содержит (например, «шевеленку» в начале и в конце). Чтобы придать видео зрелищность, нужно из отдельных кадров монтировать мини-фильм. Технически это сделать совсем не сложно, вычислительная мощность компьютеров позволяет, видеоредакторы доступны даже бесплатно, правила монтажа известны и просты... Но создание своего фильма — задача творческая, эвристическая, к тому же потребуется провести за компьютером много часов. Очевидно, что пользователи все чаще отдают предпочтение фотосъемке как процессу более простому и требующему меньше времени.

В результате продажи камкордеров уже несколько лет падают со скоростью около 10% в год, и эта тенденция продолжится.

Тренды прошлого года в «камеростроении» сохранятся и в году наступившем. Справедливости ради заметим, что за одним исключением все они обозначились несколько лет назад. Рассмотрим сначала исключение — фотоаппарат-коммуникатор.

Фотоаппараты-коммуникаторы появились у двух фирм — Samsung (Galaxy Camera) и Nikon (Coolpix S800c). Внешне они практически не отличаются от распространенных сегодня «компактов», у которых почти всю площадь задней стороны корпуса занимает сенсорный дисплей. «Скрещивание» фотокамер с коммуникатором теоретически интересно, но практически эти устройства рынок не взбудоражили. Пока это больше экзотика, чем массовый продукт.

Камеры с поддержкой Wi-Fi активно продвигают производители. «Самыми интересными инновациями, на мой взгляд, были и останутся коммуникационные возможности камер. Они способны передавать отснятый материал куда угодно, будь то смартфон, ноутбук или facebook», — считает Юрий Бакаев. Эльмира Алиева напоминает о поддержке Wi-Fi как об основном тренде 2012 и 2013 гг., отмечая, что это позволяет не только передавать отснятые кадры без проводов, но и дистанционно управлять процессом съемки. Продажи наступившего года покажут, станут ли Wi-Fi-камеры популярны в «десятых» годах — ведь такие модели на рынке присутствуют с середины «нулевых», но ажиотажа так и не вызывали.

Защищенные камеры остаются трендом сезона. Противоударные и непотопляемые камеры-для-экстремалов давно выпускали Fujifilm (новинка прошлого года — FinePix XP170), Olympus (TG-820), Panasonic (Lumix FT4) и Pentax (Optio WG-2). Важно, что большинство моделей имеет яркую окраску корпуса. Это сделано из понятных практических соображений — устройство в ярком корпусе проще отыскать на песке, в камнях траве и т. д. Но броская окраска может также служить фактором, определяющим выбор модели, а зачастую и сам факт покупки.

В прошлом году защитой обзавелись и аппараты вполне привычного дизайна. Например, ультратонкая камера Sony Cybershot TX200V, дизайн которой вовсе не экстремальный, а также всепогодная зеркальная Pentax K-5 II, корпус которой не допускает погружения под воду, но от брызг и пыли защищает.

«Дизайнерские» камеры отличаются прежде всего эргономикой, выполненной в стилистике середины прошлого века. Эти камеры интересны не только внешним видом, но и обилием вынесенных на корпус аппаратных элементов управления. Эти элементы позволяют переключать режимы легко и просто, что, безусловно, оценят продвинутые фотографы. Такие модели в прошлом году были показаны как в сегменте камер со сменной оптикой (например, Olympus E-M5, Sony Cybershot DSC-RX1, Fujifilm X-Pro1 и X-E1,), так и со встроенными объективами (например, Fujifilm XF, Panasonic Lumix LX7, Canon PowerShot G1X, Sony Cybershot DSC-RX100). Аппараты эти достаточно дорогие, их наличие в модельной линейке почти всех мировых брендов обусловлено попытками производителей получить дополнительную прибыль на сжимающемся рынке. Конечно, это не массовые устройства: RX100, например, имеет вполне «имиджевую» цену в 4 тыс. долл., поэтому торговать ими с прибылью могут только реселлеры, умеющие продавать в розницу оборудование верхнего ценового сегмента.

Системные камеры — беззеркальные, но со сменной оптикой — становятся все популярнее. «Беззеркальные камеры со сменными объективами, безусловно, имеют перспективу, так как с точки зрения массового покупателя дают хорошее качество снимков при приемлемых габаритах и весе», — говорит Сергей Пак. Но следует помнить, что за дешевизну и малый вес все же придется расплачиваться ухудшением других параметров — возможности «зеркалки» все же шире, а качество съемки выше. «По сравнению с зеркальной камерой, даже недорогой, системная имеет меньший набор сменной оптики, меньшее количество настраиваемых параметров, ну и их технические характеристики — например, размер матрицы и производительность процессора — зачастую слабее», — отмечает Бакаев.

Спрос на зеркальные камеры растет. «Эта категория — самая динамично растущая среди всей фототехники, так, видимо, будет и в 2013 г.», — отмечает Вера Аксенова, руководитель департамента «Фото-автотехника» компании «М.Видео». Это утверждение можно оставить без комментариев, так как именно зеркальные камеры способны обеспечить наивысшее качество снимка, а именно к этому параметру фотографы сегодня предъявляют все более высокие требования.

Популярные модели теряют в цене

Средняя розничная цена фотокамеры продолжает снижаться, что особенно заметно в наиболее популярных классах. Например, по данным «М.Видео», если в 2011 г. за «зеркалку» российский фотолюбитель платил в среднем 24 769 руб., то в 2012 г. — уже 20 984 руб., то есть всего лишь за год цены снизились на 15%.

Улучшение качества снимка — постоянный тренд, который сохранится и в будущем. Производители улучшают цветопередачу матриц, снижают уровень шумов, оптимизируют программы обработки снимка и т. д. Для большинства покупателей все это остается «за кадром», им даже неизвестны оптимизируемые параметры, от которых зависит улучшение качества.

Объективы, принтеры, штативы и прочее

Заслуживают отдельного разговора различные опции к камерам. По данным CIPA, продажи объективов росли как в прошлом году (20,2 млн., прирост — 28,4% в годовом сопоставлении), так и в наступившем (прогноз: 34,2 млн., на 12,5% больше). Если сопоставить прогнозируемое количество камер со сменной оптикой (22,7 млн.) и самих объективов (34,2 млн.), то становится очевидной тенденция: массовый фотограф хочет технику, создающую простор для творчества, и предъявляет растущие требования к качеству снимков.

Драйверы рынка — зеркальные, системные, а зачастую и «дизайнерские» камеры — позволяют использовать опции и аксессуары, к которым ранее проявляли интерес лишь профессионалы и продвинутые любители. Поэтому следует ожидать увеличения спроса на штативы, светофильтры, внешние вспышки, защитные боксы и прочее оборудование. Эта тенденция наверняка обрадует реселлеров, так как позволит увеличить средний «размер чека» при покупке фотокамеры, а также заставит фотографа снова и снова возвращаться в магазин за опциями. Не говоря уже о том, что маржа аксессуаров заметно выше, чем самих фотокамер.

«Сопутствующим товаром» здесь могут быть не только опции, но и, например, программное обеспечение. Правда, коробочный софт, ориентированный на массового фотолюбителя и локализованный для российского рынка, сегодня представлен практически единственной позицией — Corel PhotoPaint. Сергей Фенев, представитель Corel в России и СНГ, отмечает, что нелицензионные версии Adobe Photoshop, которые чаще всего используют российские фотолюбители для постобработки снимков, для этой цели подходят не лучшим образом, а бесплатные аналоги пока сыроваты. Фотолюбителей могут заинтересовать и другие «сопутствующие товары»: например обычные и цифровые фоторамки и конечно же принтеры и МФУ с фотографическим качеством печати. Моделей фотопринтеров доступно множество, а купивший такой аппарат будет возвращаться снова и снова за картриджами и бумагой.

Ридеры

Электронная книга (или «ридер», или «читалка», или eReader) — специализированный девайс, оптимально сбалансированный для чтения с экрана текста большого объема. Речь идет не только о книгах, но и о других электронных документах во всех мыслимых форматах: от TXT/HTML до RTF/DOCX и от PDF до DjVU, включая, разумеется, ePUB и FB2. Основная особенность таких устройств — экран, построенный на технологии e-ink, которую также именуют «электронными чернилами» или «электронной бумагой».

Большинство современных ридеров имеет дисплей с диагональю 6 дюймов. Но на рынке также представлены компактные модели, с диагоналями до 4 дюймов, а также с увеличенными экранами — до 9,7 дюйма. Последние удобны для чтения научной и технической литературы, в которой часто встречаются чертежи, схемы и графики, а также сканов периодических изданий или старинных книг.

Экраны на электронных чернилах обеспечивают экологичные условия для чтения. Поверхность такого экрана матовая, блики отсутствуют. Экран работает в отраженном свете, а это означает, что, во-первых, изображение немерцающее, во-вторых, хорошо различимое при сколь угодно ярком внешнем освещении — читать электронную книгу можно даже в полдень на пляже. По своим характеристикам изображение на таком экране аналогично напечатанному на обычной бумаге, поэтому технологию e-ink иногда называют «электронной бумагой».

Ольга Панькова, менеджер по закупкам USN Computers, отмечает, что изображение на экранах электронных книг почти не отличается от напечатанного в обычных книгах. Говоря об экологических аспектах, Максим Романов подчеркивает, что для любителей многочасового чтения ничего лучше электронной бумаги не придумали, а чтение с экрана планшета или смартфона — прямая дорога к офтальмологу.

В продвижении электронных книг компании зачастую делают акцент не на экологичности, а на продолжительности автономной работы. Дело в том, что e-ink-экран расходует энергию только на обновление изображения, при статической картинке энергопотребление отсутствует. Это означает, что время автономной работы устройства с таким экраном измеряют в количествах «перелистываний». Одного заряда батареи хватает на «перелистывание» двух-трех романов объема «Преступление и наказание». Для кого-то это месячный объем чтения, а кому-то книгу придется заряжать раз в полгода, а то и реже. Сергей Пак отмечает, что пока ридеры обладают столь выраженными преимуществами перед планшетом — рынок электронных книг будет развиваться.

Но у этих устройств есть и недостатки, которые также обусловлены особенностями экранов на «электронных чернилах». Большинство электронных книг отображают только монохромное изображение. Скорость его регенерации заметно ниже, чем у ЖК-аналогов. Поэтому электронные книги не позволяют просматривать видео, в них нет динамичных игр, хотя шахматы, «эрудит» и др. тут могут быть доступны. Низкая скорость регенерации изображения делает электронные книги неподходящими для браузинга и других задач, связанных с Интернетом.

По сути, ридеры — единственные популярные сегодня неуниверсальные мобильные гаджеты. Некоторые модели электронных книг имеют встроенный МР3-плеер, но это не делает их универсальными устройствами. В отличие от других гаджетов, узкая специализация не снижает популярности электронных книг. Экологические характеристики в сочетании с продолжительным временем автономной работы обеспечивают ридерам успех на рынке. По данным «М-Видео», в верхние строчки запросов на сайте компании «электронная книга» входила как в 2011-м, так и в 2012 г.

Показателем популярности электронных книг стало и «мимикрирование» под них других устройств, поддерживающих цвет, видео и аудио, но по сути относящихся совершенно к другой категории мобильных девайсов.

«...и примкнувшие к ним»

Сегодня существует три класса устройств, именуемых «электронными книгами». Кроме гаджетов с экранами на e-ink в качестве «электронных книг» позиционируют мобильные медиапроигрыватели, способные воспроизводить фильмы и музыку, а также отображать фото и тексты, но не позволяющие устанавливать дополнительные приложения, а иногда обычные android-планшеты. При этом ни медиапроигрыватели, ни планшеты ридерами не являются, так как используют не e-ink-, а TFT-дисплеи.

Маленькую хитрость, позиционируя планшеты как ридеры, применяют как некоторые производители электронных книг (например, PocketBook), так и производители планшетов, которые только выходят на рынок (например, Ritmix). Зачастую это добротные планшеты с производительностью на уровне конкурентов, работающие под управлением современных версий Android. Разумеется, такое устройство может обеспечить и просмотр видео, и работу игр, и браузинг с месседжингом, не говоря уже об отображении текстов... только вот в последнем по экологическому уровню они безнадежно проигрывают настоящим ридерам с e-ink-дисплеями.

Под личиной «электронных книг» продвигают не только современные планшеты, но и настоящих динозавров, возраст которых выдает не только дизайн, но и безнадежно устаревшая версия операционной системы. Возможно, появлению этих устройств на российском рынке мы обязаны распродаже неликвидов, оставшихся где-нибудь в Азии. Модели, которые можно было «научить» корректно работать с кириллицей, но нельзя перевести на работу под современными версиями Android, назвали «ридерами», чтобы по возможности избежать конкуренции с современными планшетами. Цены на такие устройства в прошлом году еще могли казаться привлекательными, но новые модели планшетов лишают такие «эрзац-ридеры» рыночных перспектив.

«Электронными книгами» называют и мобильные медиаплееры, в перечне свойств которых хитрые производители на первое место ставят возможность отображать документы в различных форматах. Эти устройства предлагают по конкурентоспособным ценам, они зачастую имеют приличные характеристики экранов (например, поддержку FullHD), а наличие крайне простого интерфейса делает медиаплееры хорошим выбором для пользователей, для которых планшеты слишком сложны. В наступившем году распространение планшетов такие плееры не убьет и не изменит принципиально их рыночные позиции — они и так являются нишевыми решениями. Но со временем эта ниша будет сужаться, так как людей, не способных справиться с интерфейсом планшета, становится все меньше. Уменьшится и разница в цене между универсальными планшетами и специализированными медиаплеерами, причем пользователи отдадут предпочтение многофункциональным гаджетам.

По оценкам SmartMarketing (начало 2012 г.), почти треть — 31,6% — рынка устройств, позиционируемых как электронные книги, в России занимали подобные «псевдоридеры». Евгений Милица, генеральный директор PocketBook Rus, считает, что со временем останутся две основные категорий: планшеты и электронные книги.

Как совершенствуют ридеры

Евгений Милица указывает на появление в наступившем году ридеров с e-ink-экранами, обладающими более высокой контрастностью и меньшим временем отклика.

Придание ридеру дополнительных функций — например доступа в Интернет — относительно недавно казалось трендом, но сегодня все большее количество наших респондентов рассматривает это как тупиковый путь. Ридер должен оставаться специализированным устройством для «тихого досуга», считает Татьяна Орлова, а модели электронных книг, которым производители пытаются придать функции планшета, канут в лету.

Многие связывают перспективы рынка электронных книг с появлением и распространением e-ink-дисплеев с поддержкой цвета. Уже сегодня есть технология E-Ink Triton 2, но она еще сыровата для массовых устройств — цветовая насыщенность оставляет желать лучшего, да и требуется уменьшить размер пиксела и соответственно нарастить разрешение дисплея. Но будут ли пользоваться спросом ридеры с цветными дисплеями? Ведь интенсивное чтение книг — а именно для этой задачи приобретают ридеры — цвета не требует. Вряд ли читающий толстые романы или литературу non-fiction сильно заинтересован в экране, на котором можно разглядывать еще и комиксы. Однако Ольга Панькова отмечает, что как только будут созданы цветные e-ink-дисплеи, рынок наводнят инновационные модели, продвижение которых послужит общему росту продаж ридеров.

Интересным усовершенствованием представляется появление у ридеров встроенной подсветки, позволяющей читать электронные книги в условиях низкой внешней освещенности. «Трендом этого года станут электронные книги с фронтальной подсветкой экрана», — полагает Максим Романов.

«Это удобно, читатель может обходиться без навесных фонариков-клипсов, выпускаемых для электронных книг», — отмечает Алена Белозерова (Booken). Заметим, что использование подсветки будет быстрее разряжать батарейки, но в ряде случаев такая возможность, конечно, удобна.

Существенное влияние на рынок ридеров может оказать ожидаемое снижение цен. Евгений Милица считает, что стоимость электронных книг про итогам 2013 г. может упасть примерно на 30%, а это вполне способно заметно увеличить продажи этих гаджетов.

Рынок ридеров: «там» и «тут»

Пик мировых продаж электронных книг пройден в 2011 г., когда в мире было продано 23 млн. шт., по данным аналитической компании IHS iSuppli. В 2012 г. мировые продажи сократились до 15 млн. устройств, то есть падение составило 36%. По мнению аналитиков, продажи будут снижаться и дальше. Мировой рынок ридеров три года рос взрывообразно — с 1 млн. устройств в 2008 г. до 10 млн. в 2010-м. Потом последовал скачок до 23 млн. в 2011 г. Спад ожидается не столь драматическим. По прогнозам аналитиков IHS iSuppli, двукратное сокращение рынка займет четыре года — в 2016 г. будет продано 7 млн. ридеров.

Почему так происходит? Ведь преимущество ридеров перед планшетами, связанное с особенностями e-ink-экрана и обусловившее взрывной рост популярности электронных книг, сохранится! Ситуацию определяют не техника, а культурные аспекты. Дело в том, что электронные книги, строго говоря, не могут быть отнесены к entertainment; чтение — особенно крупных литературных произведений — достаточно непростая задача, требующая от читателя немалых усилий. Прекрасно подходящие для развлечения планшеты — товар массовый, а ридеры оказываются «элитарными» изделиями.

Кроме того, планшеты устаревают не только морально — разработчики совершенствуют приложения, которые предъявляют все растущие требования к «железу», наступает момент, когда полностью исправный девайс перестает удовлетворять пользователя. Что касается ридеров, то такой сценарий вряд ли возможен — модели 2008 г. будут прекрасно справляться со своими задачами и в 2016 г. Поэтому у пользователя ридера нет мотивации менять его на более современную модель, в то время как владелец планшета покупает новый раз в два-три года.

Тренды российского рынка ридеров могут сильно отличаться от мирового. Согласно оценкам SmartMarketing, в 2012 г. россияне приобрели около 1 млн. электронных книг, а по оценкам Системы межрегиональных маркетинговых центров — 1,2 млн. Евгений Милица считает, что прошлогодний объем российского рынка «читалок» не превышал 900 тыс. устройств, а в наступившем может дойти до 1,3 млн., то есть на фоне мирового спада нас ожидает значительный рост: у россиян еще сохраняется привычка читать книги.

Объем продаж ридеров может заметно увеличиться, если этими устройствами заинтересуется система образования и начнутся централизованные закупки электронных книг для школьников, лицеистов или студентов.

Можно найти немало возможностей для продвижения ридеров, которые не требуют больших вложений. При этом вовсе не обязательно искать нечто принципиально новое, можно использовать успешный опыт европейских стран.

Говоря о программах, которые можно перенести на российскую почву, Алена Белозерова отмечает проникновение ридеров в торговые точки, где ранее они не продавались, например в традиционные книжные магазины, которые охотно продают «убийц традиционной книги». Кроме того, она упоминает проект, реализованный во Франции, в рамках которого записанные в обычные библиотеки получили ридер «на абонемент», как обычную книгу.

* * *

Рынок entertainment-оборудования включает и другие секторы — например, к нему относится рынок аудиосистем, игровых манипуляторов, «умных телевизоров» и т. д. Там тоже происходят интересные события, но о пойдет речь в следующих обзорах.


Версия для печати (без изображений)