Рад бы в рай, да грехи не пускают. Примерно так до сих пор выглядит ситуация с распространением облачных моделей продаж ПО. И основной «грех» — отсутствие адекватного варианта продаж. Судя по реакции вендоров, хвастаться достижениями года никто не спешит, ни Microsoft, ни RedHat.

Большинство региональных партнеров довольно консервативны, они привыкли работать с тем, что уже знают, что умеют делать, отмечает Роман Медынский, руководитель проекта eoffice.su, и поясняет: «Порой им тяжело даются кардинальные перемены в работе. Им обязательно нужно познакомиться с опытом более успешного партнера, понять, почему он стал продавать больше, и уже потом принимать те или иные решения. Все это справедливо и в отношении новых моделей продаж ПО. У региональных компаний устоявшаяся инфраструктура, которая складывалась в тех рыночных условиях, когда многие и не предполагали развития облачных сервисов. Поэтому, конечно, не все партнеры смогут быстро перестроиться. Но рано или поздно, если они захотят работать на этом рынке (а он будет расширяться от года к году), им придется меняться. Этот процесс связан с существенными „ломками“, потому что многие руководители региональных фирм — из поколения 90-х, когда Интернет еще не был развит. Сейчас им на смену приходит новое поколение менеджеров, которые уже не представляют жизни без Сети и хотят „вплести“ Всемирную паутину в свой бизнес. А поскольку управленческий состав компаний молодеет, будут и активнее развиваться новые модели продаж ПО».

Основным драйвером, или критерием развития продаж инфраструктуры как сервиса, по мнению Александра Шадрина, исполнительного директора «Южной Софтверной Компании» (Ростов-на-Дону), является переход партнеров из широкого канала на другую модель построения продаж и работы с заказчиком. «Пока это сложно представить, — прямо говорит он. — В реальных условиях у собственников и руководителей бизнеса нет понимания того, какой оборот и прибыль принесет новая бизнес-модель. Параллельно с текущими продажами инвестировать в „новую“ модель и ждать результатов готовы не все, а если и получают прибыль, то ее инвестируют в существующий бизнес, где отдача более гарантирована».

Еще один существенный фактор, полагает Шадрин, — потребность заказчика и его готовность к новым подходам. «Сейчас в большинстве случаев мы имеем дело с одноранговыми сетями, разрозненными локальными пользователями на предприятии. По разным причинам менеджмент не рассматривает ИТ как дополнительное конкурентное преимущество, нет планов по развитию инфраструктуры», — напоминает он. Но в последние три года происходят значительные подвижки, утверждает Шадрин, большинство компаний более тщательно считают деньги и намерены экономить, но, как показывает практика, облако не самый дешевый вариант для заказчика среднего уровня, у которого до 100 пользователей. Основными потребителями сервисной модели, по мнению Шадрина, сейчас могут быть небольшие компании или стартапы (5–25 сотрудников), находящиеся в основном в Москве.

Станислав Винников, генеральный директор ГК «Абак-2000» (Волгоград), обращает внимание на другие факторы. Технологии, которые раньше делали акцент только на развлекательных программах, теперь решают бизнес-задачи и создают условия для того, чтобы сотрудник оставался в рабочем процессе вне зависимости от места нахождения, напоминает он. Единственным ограничителем может служить низкая скорость интернет-соединения, что характерно в первую очередь для регионов. Кроме того, подчеркивает он, возможность удаленной работы должна быть прописана в бизнес-процессах компании, полностью формализована и гармонично вписана в информационную структуру предприятия, но подавляющее большинство руководителей настроены консервативно и порой просто не видят необходимости в покупке и внедрении комплексных систем автоматизации процессов, создании единого информационного пространства и единого пула телефонных номеров. Коммуникационные задачи руководители пытаются решать с помощью простейших бесплатных сервисов — ICQ, Skype, сетует Винников. Перевести документы — счета, кадры, бухгалтерию — в электронный вид и работать с ними онлайн и дистанционно решится тоже не каждый. Низкий уровень лояльности, отсутствие компетентных специалистов, информации о преимуществах и другие барьеры значительно замедляют развитие бизнеса в целом, заключает он. К переменам готов не каждый управленец, поэтому необходим грамотный консалтинг — рассказать, показать и научить, подчеркивает Винников.

Но просвещать нужно не только клиентов. Анна Обухова, руководитель Центра Дистрибьюции ГК «Форус» (Иркутск), подчеркивает, что партнеру требуется от разработчика в первую очередь конкретизация ожиданий, четкие финансовые схемы и процессы взаимодействия, а также обучение, в том числе готовые модели предложений и техническая поддержка.

Если схема работы прозрачна и есть доверие к разработчику, то просчитать финансовые модели и необходимые объемы несложно, полагает она. В этом случае даже при относительно невысокой марже на растущем рынке региональный партнер может «рискнуть» и начать отстраивать новые модели. А дополнительно «мотивировать к новому» многих региональных партнеров сегодня не нужно, уверена Обухова: рынок меняется, маржа в традиционном канале серьезно снижается, а следовательно, игрокам стоит искать новые возможности для роста бизнеса.

Кейс: корпоративное облако для связи с филиалами

Клиент: группа компаний «Лудинг», один из крупнейших дистрибьюторов алкогольной продукции в России, имеющая разветвленную филиальная сеть (21 офис от Калининграда до Якутска) и более 2,6 тыс. пользователей, включая аффилированные организации.

Для решения проблем коммуникации между филиалами и сокращения больших затрат на связь с ними руководство решило внедрить решения Lync в облаке от Softline.

Проект был выполнен в несколько этапов:

  • анализ локальной инфраструктуры клиента и приведение в нужный вид AD и Exchange;
  • разработка архитектуры будущего решения;
  • развертывание инфраструктуры в облаке;
  • интеграция облачного Lync-сервера с AD клиента и локально размещенным сервером Exchange 2007;
  • интеграция с АТС клиента Avaya для перевода всей телефонии в компанию на Lync;
  • тестирование и сдача проекта в эксплуатацию.

Отдельным этапом были реализованы следующие задачи:

  • развертывание Edge роли Lync и настройка федерации c Softline;
  • специальная доработка AD и Lync для упрощения добавления определенных функций Lync пользователям с помощью их добавления/удаления с группы AD (Lync Standard, Lync Enterprise, Lync Plus и Lync Enterprise PLus);
  • разработка отчета по количеству пользователей, имеющих доступ к определенным функциям Lync за отчетный период;
  • создание статистического отчета по рабочему времени пользователей «Лудинг».

Роман Медынский видит для региональных реселлеров только один способ заработать. Схема эта такова: реселлер подключил клиента к облачному сервису производителя, фактически он ему ничего не продал, а лишь оказал агентскую услугу и привлек клиента к своему вендору. «Раньше партнер покупал программный продукт, имел какую-то добавленную стоимость и перепродавал его, — поясняет Медынский. — Сейчас роль реселлера смещается с простой перепродажи в сторону оказания услуг». Прежде всего, подчеркивает он, необходимо продемонстрировать программный продукт новому клиенту, и если он ему подходит, то оказать услугу по его внедрению. Реселлер должен понимать бизнес-процессы своего клиента и знать, как они реализуются в облачном программном продукте. После внедрения необходимо провести обучение, а затем — заниматься технической поддержкой сервиса. «Мы видим как минимум уже три услуги, которые может предложить реслелер», — отмечает Медынский. — Соответственно если раньше он зарабатывал один раз, но большую сумму, то сейчас — может заработать еще больше, но получение этой суммы будет распределено на более длительный период«. Что выгоднее? Каждый реселлер выбирает для себя сам. Однако вектор развития облачных сервисов предполагает небольшие платежи, поэтому если реселлеры хотят развиваться в данном направлении, они должны перестраивать свою финансовую модель, утверждает Медынский.

«Наши продукты также можно взять в аренду, — говорит Алексей Борщов, директор по операционному развитию ГК „СофтБаланс“. — Однако такое решение сейчас не слишком популярно». Во многом это связано с моделью распространения продуктов через партнерскую сеть, полагает Борщов. Партнеры, считает он, все еще ориентированы на получение «быстрых» денег от продажи лицензии, они мало заинтересованы в том, чтобы предлагать аренду продукта. «Однако мы уверены, что через год-два ситуация кардинально изменится — облака все больше входят в нашу повседневную жизнь, — говорит Борщов. — Мы к ним привыкаем, пользуясь нашими мобильными устройствами, интернет-сервисами, социальными сетями. А значит, вскоре и бизнес повсеместно перейдет на использование облачных технологий. Да и конкурентная борьба вынудит продавцов предлагать аренду вместо продажи, т. к. это существенно снижает единовременные затраты клиента. Понятие „длинных денег“ все чаще встречается в бизнес-моделях современного рынка, поэтому нет сомнения, что за такой моделью поставок ПО — будущее. Мы готовимся к этому будущему уже сейчас — продукты давно адаптированы к такому использованию, в партнерские программы внесены изменения, поощряющие аренду, среди партнеров ведется работа по переориентации на качественную поддержку своих клиентов и на умение на этом зарабатывать».

Кейс: облачная инициатива интегратора

Александр Шадрин, исполнительный директор, www.instanta-d.ru, Ростов-на-Дону:   

«В 2012 г. в рамках проекта Instanta Distribution стартовало новое направление системной интеграции и облачных решений. Были развернуты и протестированы несколько типовых решений, разработан калькулятор стоимости аренды для дилеров и их заказчиков. Проект позволяет полностью организовать офисное ИТ-пространство, оплачивая только ежемесячное использование. В дополнение мы предложили экспертизу подготовки решений по виртуализации рабочих мест и запуску телефонии, используя оконечное оборудование наших партнеров Microsoft, Dell, HP, Snom. Сейчас основная часть запросов связана с необходимостью использовать лицензии на ПО в аренду и хранении данных. Интересуют заказчиков и гибридные решения, когда только часть инфраструктуры располагается в облаке. Объем бизнеса в общем обороте не превышает 1%».

Тенденция нарастания доли SaaS-сервисов по сравнению с привычным традиционным ПО уже не ставится под сомнение, полагает Артем Романов, менеджер по работе с ключевыми клиентами департамента облачных технологий Softline. Однако на данный момент о повсеместном применении решений говорить не приходится, это связано не только с технологическими, правовыми и юридическими аспектами, подчеркивает он: «У бизнеса должно сформироваться понимание того, какие именно облака стоит использовать без дополнительных рисков в том или ином случае. Нужно понимать, что SaaS — это лишь часть облачных сервисов, одно из множества инфраструктурных и платформенных решений».

Существует две классических бизнес-модели построения работы SaaS, напоминает Романов. Согласно первой вендоры самостоятельно продают свои сервисы из облака или собственных серверов, вторая же подразумевает включение крупных сервис-провайдеров со сформировавшейся партнерской сетью и пополняющейся клиентской базой. Предоставление ПО как услуги подразумевает взаимодействие поставщиков и пользователей, основанное на долгосрочном сотрудничестве, а не одноразовые продажи сервиса. Здесь немаловажными становятся уровень технической поддержки и качество клиентского сервиса, возможности масштабирования и варианты биллинга, подчеркивает Романов: «Это существенное отличие облачной модели от классической».

Помимо технологических ограничений существуют и иные препятствия на пути широкого распространения облачных технологий в России, полагает он. Уязвимости облачной ИБ отпугивают 80% потенциальных заказчиков решений в России (по данным RISSPA), второе место (70%) занимает несовершенство законодательной базы и третье (43%) — недостаточная зрелость бизнес-процессов ИТ-провайдеров.

Согласно федеральному закону № 152 «О персональных данных» и постановлениям правительства обработку ПДн и их защиту можно поручить третьим лицам, среди которых могут быть и облачные провайдеры, напоминает Романов. Большинство клиентов это понимают и принимают решения в пользу сторонних облачных провайдеров для безопасного хранения данных на стороне, а не внутри компании. В сложных индивидуальных случаях, когда из-за требований закона нельзя воспользоваться публичной облачной платформой, клиент предпочтет построить «частное» облако, полагает он.

По мнению Александра Копылова, директора «Энвижн-Юг», филиала «Энвижн груп», клиенты в регионах все больше осознают выгоды использования как внутренних (частных, корпоративных) облаков, так и внешних (публичных) облачных сервисов. Развивая сети, телеком-операторы все чаще вкладывают средства в сервисные модели, отмечает он: «Для крупных местных провайдеров предоставление подписки на антивирус уже стало почти правилом. Активно продаются и такие сервисы, как Office 365 и Google Apps». За корпоративными клиентами тянется малый бизнес, которому остро не хватает ИТ-инструментов автоматизации, считает Копылов. Есть успешные онлайн-сервисы («Мое дело», комплекс от «Эльбы»), но заказчикам требуется больше качественных инструментов, полагает он.

Копылов указывает и на препятствия: прежде всего слабое проникновение всех видов связи, зачастую отсутствие грамотных политик лицензирования, «да и пиратство никто не отменял». «Но, на наш взгляд, проблемы как раз становятся своеобразными подсказками, которые открывают возможности и пути развития онлайн-сервисов», — полагает Копылов. «Энвижн-Юг» будет продвигать и собственные услуги, например масштабируемое модульное решение NCloud. Оно позволяет оперативно создавать и эффективно обслуживать частную облачную ИТ-инфраструктуру: от почты и порталов до платформы для разработки программных решений и предоставления их различным клиентам в виде сервисов. Конечная цель такого процесса — построение всеобъемлющего частного облака для оптимизации расходов и гибкого управления ИТ-инфраструктурой.

Годится ли для облака канал?

Артем Романов, менеджер по работе с ключевыми клиентами департамента облачных технологий Softline, ссылается на результаты исследования «Яндекс» «Развитие Интернета в регионах России. Весна 2013». По этим данным за прошедший год скорость фиксированного широкополосного доступа к Интернету значительно возросла, а его цена снизилась в 4 раза, до 26 рублей за 1 Мбит/с. В регионах среди тарифов за 500–600 рублей скорость доступа в сеть выросла в 4,4 раза, до 22 Мбит/с.

Безусловно, переход к облачным вычислениям влечет за собой резкое повышение требований к качеству предоставления услуг доступа в Интернет, уверен Романов, а по его мнению, качественная связь имеется в центральных и западных регионах страны. Из-за слабого проникновения ШПД в регионах облачные услуги продолжают оставаться нишей, требующей достаточно больших капиталовложений (например, для организации канала передачи данных между Дальним Востоком и Центральной Россией), но тенденция к улучшению налицо, уверен он.

Артем Романов считает, что 3G-трафик требует затрат на электроэнергию, поэтому сотовые операторы заинтересованы в сокращении расходов на оборудование путем виртуализации: для предоставления качественных услуг оптимальным выходом может стать децентрализация инфраструктур и вывод дата-центров в регионы, а также активное продвижение LTE. С внедрением этой технологии существенно повышается скорость доступа в мобильном сегменте, что благоприятно повлияет на операторов фиксированного доступа и послужит стимулом для снижения стоимости услуг одновременно с увеличением скорости доступа в регионах, замечает он.

Коммерческие ожидания подкреплены и государственными программами, направленными на распространение ШПД по всей России, напоминает Романов: Минкомсвязи предлагает потратить 22 млрд. руб. на развитие широкополосного доступа в отдаленных регионах РФ.

Для некоторых сервисов (например, SaaS-почта) требования к каналу невелики, подчеркивает Романов. Решение полноценно функционирует при минимальных требованиях (3 Мбит/с). Кроме того, если канал настолько плох, что связь постоянно обрывается, это парализует работу и с локальными сервисами — почта не отправляется, не доставляется, и ни один внешний пользователь не может воспользоваться сервисом. Что касается облачного размещения, то в этом случае почта будет доступна внешним контрагентам и значительной части удаленных сотрудников организации, которые могут подключаться с мобильных устройств.

Облачную версию Alfresco совместно с одним из партнеров с этого года предлагает НЦПР, но о результатах этой работы говорить еще рано, считает Алексей Асафьев, коммерческий директор ООО «НЦПР», ведь она начата совсем недавно. Инициатив по предложению в аренду бизнес-приложений в этом году было очень много, от Office 365 до «1С», почти все они исходили от московских или петербургских фирм. Характерные примеры: Cloud4Y и набор предлагаемых этим провайдером сервисов, инициативы Unicloud.

Реселлеры тоже намерены развивать облачное направление, но «без фанатизма». «Мы планируем начать с популяризации облачных технологий, с демонстрации успешных примеров их применения, с обоснования выгод от применения облачных решений при минимальных или вовсе отсутствующих рисках потери важных данных в сравнении с традиционными моделями ИТ-инфраструктуры», — говорит Станислав Винников. Одновременно с этим в «Абак-2000» отмечают как интересные проекты по защите корпоративных и персональных данных, по внедрению DLP-систем и стандартизации политик безопасности.

В облачном сегменте активнее всего, по мнению Артема Романова, развиваются бухгалтерские сервисы, CRM-системы, сервисы для совместной работы и организации телефонии, видеоконференции для малых и средних компаний. Базовым аргументом в пользу облаков выступает экономия за счет масштаба и перевод капитальных затрат в операционные. Облачные решения в первую очередь, полагает он, интересны ретейлу с разветвленными сетями региональных филиалов, в этом случае SaaS-сервисы помогают создать рабочую единообразную инфраструктуру для всех подразделений с удобным централизованным управлением и легким доступом для территориально-распределенных пользователей.

Что у нас с открытым кодом?

Нелишне еще раз напомнить, что продукты с открытым кодом и свободно распространяемое ПО — это в общем случае разные вещи. Исходный код программы может быть открыт, но при этом она сама бесплатной не является. Как и, возможно, поддержка или написание на ее основе других приложений. На чем и основан бизнес, связанный с open source. Не стоит забывать, что популярность разных типов софта, распространяемых по этой модели, в России совершенно различна: системное ПО, некоторые типы узкоспециализированных приложений, почтовые клиенты, например, известны относительно хорошо и так или иначе применяются корпоративным сегментом, а вот бизнес-приложения почти не известны и применяются редко.

Оценивая ситуацию с продвижением продуктов с открытым кодом, Алексей Асафьев так характеризует положение дел: «О таких продуктах большинство слышало, некоторые пробовали их ставить, есть даже такие, кто их сейчас использует. Но беда в том, что только единицы понимают, что представляют собой эти продукты, чем они принципиально отличаются от проприетарных, в каких случаях и как можно (или даже нужно) их использовать. Поэтому мы и сталкиваемся с ситуацией, когда люди начинают исследовательский проект по построению информационной системы (то есть такой, в котором отрицательный результат ожидаем и является нормальным) и интересуются покупкой лицензий на необходимое ПО, хотя есть вполне подходящие свободно распространяемые программные продукты».

Но еще более трагична, считает Асафьев, ситуация противоположного характера, когда в качестве основы критичной к ошибкам информационной системы выбирается неподдерживаемая исследовательская версия открытого ПО, то есть, по сути, макет для разработчиков. Асафьев полагает, что в большинстве случаев ущерб от простоя бизнеса в случае падения такой информационной системы во много раз превышает небольшую экономию на ее официальной поддержке, но на эти грабли наступают снова и снова.

Об уровне осведомленности в вопросах применения продуктов с открытым кодом свидетельствует и такой комментарий. Станислав Винников: «Иногда в целях сокращения затрат собственники бизнеса предпринимают попытки перевести ИТ-платформу на бесплатные программные продукты с открытым исходным кодом, что сводит на нет усилия интеграторов привести инфраструктуру заказчиков хотя бы к минимальным стандартам безопасности. Приходится тратить много времени и сил и буквально на пальцах показывать стоимость рисков, многократно превышающую экономию на ИТ. У тех заказчиков, с которыми достигается взаимопонимание, удается построить эффективную и безопасную инфраструктуру, начиная от аудита информационной безопасности и заканчивая внедрением облачных сервисов и DLP систем».

Другая особенность использования открытого ПО, особенно заметная именно в регионах, считает Асафьев, это выбор местной «официально сертифицированной» компании для поддержки. «Я намеренно взял слова в кавычки, — говорит он, — потому что мы как дистрибьютор нескольких известных поставщиков открытого ПО ведем работу по привлечению партнеров в регионах, но о многих вот таких „официально сертифицированных“ ничего не знаем, и на контакт с нами они не идут. А потом начинают гулять слухи, что у продуктов с открытым кодом „плохая поддержка“ и вообще они „ненадежны“». Ситуация с открытым ПО в регионах сейчас напоминает начальный период лицензионного распространения программного обеспечения, который в России пришелся на 90-е годы, считает Асафьев. Тогда тоже была масса «официальных» продавцов, и кто из них реально имел поддержку производителя, а кто действовал как самозванец, определить было непросто. Например, отмечает Асафьев, компания Alfresco заявляет, что в мире примерно 70% всех пользователей, использующих ее открытое ПО, находится на платной технической поддержке. В России ситуация не просто обратная, она удручающая, считает он.

Таким образом, полагает Алексей Асафьев, слухи о ненадежности или плохой поддержке продуктов с открытым кодом связаны с попытками использовать бесплатные макеты ПО, предназначенные для разработчиков, в качестве программной основы бизнес-критичных систем, с привлечением для технической поддержки, в лучшем случае, компаний, не обладающих соответствующей компетенцией и без использования технической поддержки вендора.

Тем не менее открытое и свободное ПО все чаще становится основой новых моделей бизнеса, утверждает генеральный директор компании «РОСА» Владимир Рубанов. Это стало возможным, полагает он, благодаря созданию целых экосистем свободных решений и компонентов с открытыми исходными кодами, достигших достаточной зрелости для промышленного применения. «Гораздо выгоднее брать за основу существующие open-source „кубики“ и, имея полный доступ к исходным кодам и средствам разработки, самостоятельно проводить доработки/исправления/интеграцию, необходимые конкретным „узким“ сегментам или даже отдельным заказчикам. Здесь возникает „эффект рычага“: взяв 99% бесплатно и добавив 1% усилий, компания в итоге получает контроль над 100% продукта», — говорит он. Соответственно, создав компетенцию по выбранным компонентам в лице небольшой группы инженеров и программистов, можно успешно строить бизнес на доработке и внедрении основанных на свободном ПО решений. В результате, по его мнению, это становится по силам даже небольшим компаниям, а не только крупным системным интеграторам и разработчикам. Компания «РОСА» использует именно эту модель, поясняет Рубанов: «Мы разрабатываем операционные системы на базе компонентов свободных платформ (Linux, Android, L4 и др.) для различных применений — облачные решения, серверы, рабочие станции, тонкие клиенты, планшеты, встраиваемые устройства. В результате получаем полностью контролируемые нашими разработчиками системы с возможностью сертификации на высокие уровни безопасности, что важно как для обеспечения требований законодательства (например, ФЗ-152 о защите персональных данных), так и для тех отраслей, где необходима технологическая независимость от зарубежных поставщиков. Выпускаем как типовые продукты, так и адаптированные и оптимизированные под нужды конкретного заказчика версии».

Инициатива вендора

Вячеслав Тараскин, руководитель группы по работе с партнерами, Россия и СНГ, Adobe Systems:

«В марте 2013 г. компания Adobe объявила о запуске Adobe Creative Cloud™ в России — флагманском решении для представителей творческих профессий. Это новая форма приобретения ПО и сервисов Adobe посредством подписки. После установки приложений доступ в Интернет потребуется приблизительно раз в месяц — для проверки срока действия лицензии и скачивания последних обновлений. Ни один из входящих в Creative Cloud инструментов не является веб-приложением или приложением, размещенным на внешнем сервере. Это полноценные настольные версии (не онлайн-вариант и не „программное обеспечение как услуга“), которые загружаются и устанавливаются на компьютер, так же, как это было с приложениями Creative Suite. Приложения доступны на Windows и Macintosh; они работают в привычном режиме с обычной скоростью. О безопасности: каждому подписчику CC доступно облачное хранилище, однако его использование не является обязательным условием для работы приложений, входящих в набор.

В марте текущего года мы начали продажи СС в России с полного набора приложений и сервисов, а 15 августа пользователям стали доступны отдельные приложения (такие как Photoshop CC, Illustrator CC, InDesign CC). В ближайших планах развитие как самих продуктов, входящих в СС, так и запуск новых приложений и сервисов. Мы не планируем увеличивать количество опций подписки СС, а остановимся на отдельных приложениях или полном наборе».

Мнение одного из ключевых партнеров. Феликс Мучник, генеральный директор фирмы «Софткей», считает, что Cloud — решение крупных вендоров, появившееся только в этом году. «Интерес, безусловно, есть, — говорит он, — тем более Adobe начала с августа выдавать облачные решения отдельно по приложениям. Но всем известны причины медленного проникновения: это и непривычная форма, и безопасность хранения данных. Они, естественно, притормаживают активное и быстрое внедрение». В целом еще рано давать какие-либо прогнозы, подчеркивает Мучник: «Будет ясно через 2–3 года, и это только при условии активной работы вендора».

Крупные интеграторы тоже не упускают возможностей, связанных с открытым кодом. ECM-решение на Alfresco есть у «АйТи». В сентябре 2013 г. о своем продукте на этой же платформе объявил «Корус Консалтинг». «ELLF» — решение для автоматизации процессов организационно-распорядительного и договорного документооборота. Особенность — свободный доступ к дистрибутиву надстройки на неограниченное количество пользователей. Решение, по заявлениям разработчиков, адаптировано для работы с персональными данными на российском рынке и может быть развернуто в облаке. Декларируются возможность внедрения за два дня и полноценный электронный документооборот на предприятии за 15 тыс. руб. в месяц. Целевая аудитория — СМБ и госзаказчики. Фирма «Корус Консалтинг» уже несколько лет работает с СПО, разработала решения для медицинских учреждений и провела их успешные внедрения.

Перспективы ОПО для бизнеса региональных компаний очень хорошие, уверен Алексей Асафьев, так как такие продукты сочетают в себе низкую стоимость владения (это важно при ограниченных бюджетах), функциональны и дают хорошую возможность местным компаниям зарабатывать на консалтинге и услугах первой линии технической поддержки, опираясь при этом на вендора. «Мы уже частично построили региональную сеть таких партнеров по ОС Ubuntu, строим сеть по ЕСМ-системе Alfresco и приступаем к созданию „общности“ партнеров по BI системе Pentaho», — сообщил Алексей Асафьев.

ПО с открытым исходным кодом станет одним из драйверов рынка ИТ-услуг в ближайшие годы, считает Александр Копылов, оно дает платформу для разработки веб-сервисов. «Осознавая серьезные изменения в бизнес-модели, — говорит он, — в этом году мы продолжим развивать внутренние и внешние сервисы для клиентов, а также увеличим продажи открытого ПО RedHat, Novell, Alfresco, Google и других вендоров».


Версия для печати (без изображений)