Северо-Кавказский федеральный округ, небольшой по площади, входит в число наименее развитых в промышленном отношении регионов Российской Федерации. Основные отрасли экономики СКФО — добыча и переработка термальных и минеральных вод, туризм, сельское хозяйство, производство строительных материалов. На протяжении всей новейшей истории РФ регион оставался дотационным. А это значит, что рынок ИТ на Северном Кавказе не имел действенных стимулов для развития.

Характеризуя текущую ситуацию, представители компаний, работающих в СКФО, практически единодушны в своих оценках. Мнения сотрудников представительств крупных мировых поставщиков об уровне развития ИТ на Северном Кавказе во многом совпадают с мнением специалистов российских игроков федерального масштаба. Похожей точки зрения придерживаются и руководители местных фирм.

Как отмечает Давид Маркарьян, директор филиала ООО «Ксерокс СНГ» в Ростове-на-Дону, в последнее время эксперты говорят об общем падении спроса на ИТ-решения в СКФО, что обусловлено несколькими факторами. Из-за сокращения и перераспределения региональных бюджетов заметно снизилась закупочная активность государственных структур. Как следствие — стало меньше конкурсов. Такая же тенденция характерна и для коммерческих предприятий, развитие которых во многом зависит от положения дел в госсекторе.

«Самая общая характеристика состояния ИТ-рынка СКФО — стагнация, — заявил Алексей Бердников, генеральный директор компании „ЛАНИТ-Юг“. — Отсутствует четкая структура рынка, распределение зон ответственности, нет доминирующих компаний, рынок находится в очень волатильном, подвижном состоянии. Нет четкого понимания, где можно заработать в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Нет динамики в развитии рынка. Крупные федеральные интеграторы в этот регион еще не пришли в том объеме, в каком это уже произошло в других федеральных округах. Пока таких компаний, которые были бы монополистами на рынке, строили его, группировали под себя в масштабах всего федерального округа, нет».

Похожей точки зрения придерживается и Ашур Алиев, генеральный директор ООО «Группа компаний Фирма АС» из Дагестана. Он тоже считает, что ИТ-рынок Северного Кавказа находится в глубокой стагнации. Фактически в два раза упали розничные продажи, а обороты в корпоративном сегменте — и того больше. Нет предпосылок для расширения розничной сети, наоборот, существует тенденция к сокращению части низкорентабельных торговых точек.

Андрей Арутюнян, генеральный директор ГК «Софтсервис-КМВ» (Ессентуки), также отмечает, что за последний год в регионе не произошло серьезных изменений. Масштабные проекты по развитию туристического кластера были реализованы лишь частично (фактически введен в эксплуатацию всего один горнолыжный курорт в Архызе). В результате программа развития туризма почти не повлияла на ИТ-рынок. «Ряд крупных проектов, способных дать толчок развитию регионального ИТ-рынка, пока так и остается на бумаге. Среди них серия горнолыжных курортов, создание крупного бальнеологического курорта на 40 тыс. человек, строительство промышленных предприятий», — добавил он.

В отдельных сегментах ситуация неоднозначная. Есть области, в которых заметен определенный прогресс, но есть и такие сферы, в которых давно нет положительной динамики. Различные ИТ-сегменты в СКФО показывают разную динамику, так же, как мировой и российский ИТ-рынок в целом.

«Рынок сетевого оборудования в нашем регионе характеризуется стабильным ростом, хоть и не таким интенсивным, как в прошлом году», — отмечает Тайрон Чень, руководитель офиса TP-LINK в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах.

По словам Светланы Королевой, директора филиала MONT в Волгограде, в современных условиях выживать очень сложно, особенно если рынок в регионе начал формироваться сравнительно недавно, 6–7 лет назад. «Если еще лет шесть назад можно было привлекать партнеров только одними скидками, то сейчас этого уже недостаточно. Конкуренция высокая и иногда, к сожалению, недобросовестная, — сказала она. — Тем не менее в последние четыре года идет интенсивное формирование местного ИТ-рынка. Прежде рынка ПО как такового в регионе не было, почти 100% используемых программ были пиратскими. К сожалению, процесс легализации идет не столь быстрыми темпами, как хотелось бы. По данным некоторых вендоров, даже сегодня уровень пиратства составляет от 71 до 98%».

Как сообщил Алексей Бердников, в сегменте информационной безопасности была компания-лидер «Орбита», игравшая роль системообразующего элемента рынка. Но в позапрошлом году она прекратила свое существование, после чего в каждом регионе появилось много маленьких фирм, которые, уделяя внимание ИБ, начали не только конкурировать друг с другом, что само по себе неплохо, но и разрушать складывавшиеся общие стандарты работы, требования к качеству, совместимости как аппаратных, так и программных решений.

«Нам трудно давать оценки ИТ-рынку СКФО в целом. Как разработчик инженерного ПО и интегратор в сфере автоматизации проектной и производственной деятельности мы можем попытаться оценить ситуацию в своем сегменте, — заявил Дмитрий Оснач, директор по маркетингу компании АСКОН. — Если говорить о нашем предприятии, то доля СКФО в выручке составляет приблизительно 1% и не меняется в течение последних 4–5 лет».

По мнению Александра Метечко, директора макрорегиона «Юг» компании Microsoft в России, заслуживает внимания тот факт, что руководство на местах понимает важность развития информационных технологий и открыто к сотрудничеству.

«Например, в конце прошлого года мы подписали соглашение о взаимодействии с Северной Осетией. Речь идет о стратегическом партнерстве для развития экономического потенциала этого субъекта РФ за счет применения ИТ. В рамках соглашения планируется трехгодичное сотрудничество по построению ИТ-инфраструктуры, использование специальных программ лицензирования для образовательных учреждений, открытие учебных центров и внедрение технологий дистанционного обучения, а также применение современных информационных технологий в системе здравоохранения и социального развития Северной Осетии, взаимодействие с ИТ-парком „Алания“, — подчеркнул он. — Кроме того, достигнуты договоренности о внедрении современных ИТ и сервисов в рамках реализации проекта „Электронное Правительство“, которые будут направлены на повышение производительности труда сотрудников администрации главы и правительства Республики Дагестан. Стоит также отметить, что мы активно взаимодействуем с сегментом образования в СКФО, например сотрудничаем с Северо-Кавказским государственным университетом».

Александр Метечко добавил, что с коммерческим сектором в СКФО работать пока сложнее, поскольку там почти везде, кроме Ставропольского края, высокий уровень пиратства. «Совместно с партнерами мы ведем просветительскую деятельность, объясняем риски использования нелицензионного ПО — юридические, технологические и репутационные, предлагаем решения по оптимизации и снижению издержек на поддержание ИТ-инфраструктуры. Прогресс есть, но строить какие-либо определенные прогнозы пока рано», — сказал он.

Местная специфика: скачкообразное развитие и синдром переполнения

Своеобразие данного региона и его особенности не могли не отразиться на ИТ-рынке. По мнению Андрея Арутюняна, рынок СКФО развивается скачкообразно: год-полтора он растет быстро, затем 2–3 года практически не растет. «2013 г. не дал серьезного роста в очень многих областях, и лишь в отдельных секторах рост составил за последние пару-тройку лет десятки процентов, — отметил он. — Это области, которые связаны с ГЛОНАСС, защитой персональных данных, мобильными устройствами».

Заметное влияние на развитие ИТ-рынка оказывали такие факторы, как появление доступного мобильного Интернета в тех населенных пунктах, где его прежде не было, увеличение доли широкополосного доступа в городах и модернизация инфраструктуры бюджетных организаций. Другими словами, все ниши рынка, связанные с мобильным доступом, стали быстро развиваться. В первую очередь речь идет о продажах смартфонов и планшетов. А широкополосный доступ способствует росту продаж абонентского коммуникационного оборудования, средств антивирусной защиты, интенет-шлюзов. Растет спрос на услуги, связанные с организацией VPN-каналов, и др. Бюджетные заказчики выводят в лидеры инфрастуктурные решения — СХД, IP-телефонию, ВКС.

Андрей Арутюнян добавил, что в последнее время наименьший рост демонстрировали Ингушетия и Дагестан. Наибольший — Ставропольский край, прежде всего Кавказские Минеральные Воды. Частично это происходило за счет федеральных властных структур, частично — за счет интенсивного развития оптовой торговли и логистического комплекса.

«Некоторый рост отмечен в сегменте мобильных решений при таком же спаде в сегменте ПК и моноблоков, — комментирует положение дел на рынке Ашур Алиев. — Непростая ситуация сложилась с серверами и СХД. Скромные успехи есть в области малых недорогих сетевых решений — ЛВС, коммутации, оборудования для локальных интернет-решений и др. По моему мнению, роста в обычном понимании сейчас не наблюдается ни в одном регионе СКФО. Все идет спонтанно, в противовес тому, что было несколько лет назад. Более динамично развивались Чеченская Республика и Дагестан, Ставропольский край показывал неплохие результаты. Но сегодня налицо синдром переполнения рынка при падении спроса».

С этой оценкой согласен Александр Кириллов, менеджер по дистрибуции TP-LINK в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах. Он считает, что по темпам развития стоит отметить Чеченскую республику и Республику Дагестан. Чечня характеризуется стабильной политической ситуацией и федеральными вливаниями. Дагестан переживает период бурного развития доступа в Интернет. Неплохие результаты показывает Северная Осетия. В то же время разочаровывает Ингушетия. В этой республике не очень высокие показатели, связанные с политической нестабильностью.

«Мы работаем с крупными клиентами СКФО, среди которых операторы связи, банковские структуры и крупные общественные организации. На данном рынке превалируют федеральные компании, локальные игроки занимают небольшую долю рынка. Полагаю, что кардинальным образом ситуация не изменится, — говорит Евгений Галалу, глава регионального представительства Orange Business Services. — Центральными городами для региона с точки зрения ИТ можно считать Ставрополь и Махачкалу — здесь решения для создания ИТ-инфраструктуры пользуются повышенным спросом. До сих пор заказчики приобретали традиционные телеком-сервисы, такие как телефония, услуги сети, доступ в Интернет. Но мы прогнозируем рост спроса на такие ИТ-сервисы, как аутсорсинг, хостинг и управляемые услуги».

Так считает и Алексей Бердников. «Интернет и телекоммуникации — самые динамичные отрасли с точки зрения активности и бюджетов, — подчеркнул он. — Достаточно посмотреть на темпы интернетизации и качества доступа в Дагестане и Чечне, чтобы понять, какими темпами развивается этот сегмент ИТ-рынка».

По мнению Ашура Алиева, специфических особенностей у региона много, но если кто-то хочет вести здесь бизнес, он должен, во-первых, учитывать менталитет народов, населяющих СКФО, и во-вторых, запастись терпением. Продать продукт или услугу сможет тот, кто более терпелив, кто уделит больше внимания клиенту и у кого шире ассортимент услуг. Ну и, естественно, немаловажную роль на Кавказе играет фактор доверия к продавцу.

«В СКФО заказчики дольше размышляют над предложениями. Кроме того, консалтинговые услуги здесь продаются сложнее, — добавил Андрей Арутюнян. — В то же время избыточность в проектах СКФО, как правило, выше, а конкуренция существенно ниже, а потому выше маржинальность».

Как отмечает Давид Маркарьян, положение дел в различных сегментах регионального ИТ-рынка можно оценить по общим показателям развития отраслей. По его словам, доля строительства в экономике СКФО составляет 10%, сельского хозяйства — 14%, госсектора — 20%, а торговли — 24%. Заказчики фокусируются в первую очередь на оптимизации издержек и повышении эффективности работы с информацией и документами.

«Сегодня эта задача актуальна для всех отраслей. Но, пожалуй, наибольшее влияние на динамику продаж печатного оборудования в СКФО оказывает госсектор, — говорит Давид Маркарьян. — C начала года мы отмечаем уменьшение количества аукционов и конкурсов, проводимых государственными заказчиками. Это связано не только с сокращением бюджетов, но и c тем, что многие заказчики не сразу адаптировались к новым требованиям закона, регламентирующего государственные закупки».

Маркарьян сообщил, что по итогам 2012 г. объем рынка печати в СКФО вырос, но в 2013 г. он пошел на спад, в текущем году также наблюдается падение. На фоне ежегодного роста прежних лет такая отрицательная динамика ощутимо повлияла на экономическую конъюнктуру региона. При этом печатное оборудование в большей степени востребовано в строительстве, а в сфере торговли и сельского хозяйства оно пользуется меньшим спросом.

«Клиентов в СКФО у нас немного, большинство из них сосредоточено в Ставропольском крае. Есть заказчики и из других регионов — Чечня, Кабардино-Балкария. Инженерное ПО слабо востребовано на рынке. Это связано с незначительным количеством машиностроительных, приборостроительных и проектных организаций, — комментирует Дмитрий Оснач. — Однако мы отмечаем высокую активность образовательных учреждений Ставропольского края по закупке инженерного ПО. Хороший пример — Северо-Кавказский федеральный университет».

«Если говорить о продуктах АСКОН, то в СКФО востребованы решения как для двухмерного, так и для трехмерного проектирования. А вот консалтинговые услуги требуются в гораздо меньшем объеме, — добавил Анатолий Краснов, директор филиала „АСКОН-Ростов“. — Вернее будет сказать, что предприятия пока не готовы платить за консалтинг, большинство пытается решать проблемы своими силами. Причины кроются как в менталитете, так и в отсутствии средств».

По оценке Светланы Королевой, рынок ПО в СКФО развивается динамично. В регионе идет активное инвестирование государственных средств в развитие: интенсивное строительство жилого фонда, инфраструктуры, восстановление всего разрушенного за время войн 90-х годов. Идет процесс обратной миграции квалифицированных кадров в регион, и государство всячески это поддерживает. Такая ситуация положительно сказывается на продажах ПО. За последние два года рынок коробочных продуктов прибавил примерно 20–25%, лицензий —35—40%.

Ряд примеров, свидетельствующих о неоднородной ситуации на рынке, приводит Алексей Бердников. Так, неплохо обстоят дела в сегменте телекоммуникаций. Например, МТС активно инвестирует в Северную Осетию и в Дагестан, где переходят на технологии 3G и 4G, прокладывается оптоволокно. В банковском секторе — обратная ситуация: многие банки либо обанкротились, либо находятся в преддефолтном состоянии. В энергетике есть неплохой потенциал (нефтехимия, НПЗ), но в реальных проектах наблюдается определенный застой. То же можно сказать и о промышленности. В торговле и строительстве во главу угла ставится минимизация затрат, поэтому и ИТ-системы внедряются самые дешевые, минимально достаточные. Здесь уже заметно активное проникновение китайских вендоров. Перспективная отрасль с точки зрения внедрения ИТ-систем и автоматизации — транспорт. Есть объекты, где системы необходимо модернизировать, например аэропорт в Дагестане, аэропорт, железнодорожный вокзал и автовокзалы в Ставрополе.

Появляются новые инфраструктурные системы, например службы такси, общественных перевозок. Обновляются транспортные парки. Поэтому сегодня необходимы проекты в области геолокации (ГЛОНАСС и GPS), внедрения CRM-систем, систем безопасности, систем контроля за транспортными потоками. Здесь весьма вероятно появление нового динамичного рынка.

Местные компании активнее всего работают в рознице, ИТ-аутсорсинге и корпоративных поставках.

Федералы и местные

Каждый региональный рынок по-своему поделен между местными фирмами и компаниями федерального уровня. Заметную лепту в развитие бизнеса могут вносить и вендоры, проводя локальную политику через филиалы и представительства. В этом смысле Северный Кавказ — не исключение. Какова же расстановка сил на местном ИТ-рынке? Какие компании играют здесь «первую скрипку»?

"На рынке СКФО местные компании составляют устойчивое большинство. Им принадлежит не менее 70% рынка, — говорит Андрей Арутюнян. — Это касается как компьютерной розницы, так и системной интеграции. Причем чем дальше от центра СКФО — тем эта доля больше. Количество ИТ-компаний в регионе меняется незначительно — есть квазистабильное "ядро", сформированное более 10 лет назад, и есть переменная составляющая — это фирмы, которых возникает много, но считанные единицы из них остаются на рынке после двух-трех лет работы. Местные компании активнее всего работают в рознице, ИТ-аутсорсинге и корпоративных поставках. Федеральная компьютерная розница в регионе представлена DNS и НИКС«.

Он добавил, что последние полтора года не стали временем активного роста для большинства региональных компаний. Скорее это был период перегруппировки, смены приоритетов и подготовки к последующему росту. В то же время большинство компаний активно занимались поиском смежных рыночных ниш, повышением квалификации сотрудников, оптимизацией структуры.

По словам Ашура Алиева, на рынке СКФО вполне хватает местных игроков. В масштабах своих республик это средние компании, а в масштабах страны — малые предприятия. «В каждом из регионов СКФО существуют один-два заметных игрока „местного розлива“, — отмечает Алиев. — В основном эти фирмы специализируются на розничных продажах и работают с небольшими корпоративными заказчиками. Их бизнес-показатели скромны. Они зависят от конъюнктуры рынка: спроса, курсовой стабильности валюты, финансирования местных проектов и др.»

Местные игроки, как отмечает Александр Кириллов, это, как правило, общества с ограниченной ответственностью и индивидуальные предприниматели, а также компании малого и среднего бизнеса. Доля таких фирм превышает 80% рынка. Их сфера деятельности — розничная торговля, поставки корпоративным заказчикам, системная интеграция, предоставление услуг (Интернет, связь, обслуживание техники).

Светлана Королева подтверждает, что на рынке много местных компаний. Однако они контролируют не более 20% его объема, остальная часть — вотчина федеральных игроков. Почти все местные фирмы работают с заказчиками сегмента СМБ. В рознице преобладают местные сети. Федеральным сложно получить доступ в большинство республик. «Темпы роста региональных партнеров в целом очень низки, — подчеркивает Королева. — В одном случае это обусловлено только отсутствием знаний, что не позволяет им составлять конкуренцию федеральным компаниям. В другом — покупатели не понимают разницы между лицензионным и нелицензионным ПО. Представителей вендоров нет ни в одной из северокавказских республик. К сожалению, они очень редко посещают СКФО и проводят здесь мероприятия. Возможно, так происходит потому, что СКФО до сих пор не стал для них приоритетным регионом, еще сильны опасения по поводу стабильности обстановки и безопасности нахождения там».

О значении присутствия вендоров в регионе говорит и Андрей Арутюнян. Он считает, что наличие филиала, безусловно, увеличивает долю компании на региональном рынке, однако не имеет определяющего значения. «За последние годы логистика при доставке товаров из Ростова-на-Дону или Москвы отработана настолько, что зачастую региональной компании проще и выгоднее, а иногда и быстрее привезти товар из столицы, чем с регионального склада дистрибьютора, находящегося в получасе езды», — заметил он.

А Давид Маркарьян считает, что крупные федеральные интеграторы, реселлеры и дистрибьюторы, продающие, в частности, печатное оборудование, ещё полноценно не присутствуют на Северном Кавказе. В связи с этим большую часть рынка региона контролируют локальные компании. Они специализируются на работе с корпоративным сегментом, розничной торговле и обслуживании техники, делая акцент скорее на продаже коробочных решений, чем на системной интеграции. При этом с местными организациями конкурируют не федеральные игроки ИТ-рынка, а интернет-магазины, в которые обращаются заказчики, не обладающие достаточной информацией о работающих в регионе реселлерах. «Делая такой выбор, компании не только рискуют потратить на оборудование больше, чем было заявлено на сайте, но и не получают полного комплекса необходимых опций и услуг», — сказал Маркарьян.

Как считает Андрей Арутюнян, ИТ-рынок СКФО интересен как федеральным, так и местным игрокам. Регион компактен, здесь высока плотность населения. Недостаток — слабое развитие промышленности, но сейчас появляются перспективы преодоления этого недостатка. Недавно созданное Министерство Российской Федерации по делам Северного Кавказа одной из приоритетных целей ставит развитие производства импортозамещающей продукции на мощностях предприятий региона. Это может стать существенным фактором развития ИТ. Таким же серьезным фактором, позитивно влияющим на развитие ИТ-рынка СКФО, могут стать объявленные Российской Федерацией ограничения на импорт продовольствия из стран, применяющих санкции в отношении российских юридических и физических лиц. Для региона, основой экономики которого является аграрный сектор, это может стать мощным стимулом к развитию перерабатывающей промышленности, технологического перевооружения — а все это увеличивает востребованность ИТ-решений. Хотя население СКФО на фоне РФ в целом и не имеет высоких доходов, тем не менее формирует достаточно устойчивый платежеспособный спрос.

Несколько иной точки зрения придерживается Ашур Алиев. «Для федеральных ИТ-компаний рынок СКФО уже недостаточно привлекателен, по сравнению с тем, что было три-четыре года назад, — заявил он. — Для многих местных компаний также наступило время борьбы за выживание. И выигрывает не всегда ценник на продукте. ИТ-рынок СКФО весьма специфичен. Есть фактор доверия, проверенного поставщика, индивидуальный подход и доступность руководителей при решении вопросов рекламаций со стороны покупателя. Покупатель требует больше внимания, больше сервиса, а также иных преференций».

Тем не менее сегодня, по словам Алиева, соотношение сил между федеральными и местными компаниями уже изменилось не в пользу вторых в связи с экспансией некоторых игроков с разрушительной ценовой политикой. Фактически крупные игроки, которые должны заниматься дистрибуцией, создают свою сеть розницы и начинают демпинговать. Не прочь на этом сыграть и федеральные сети.

Проблемы — как у всех. Только острее

«Основной фактор, сдерживающий развитие ИТ-бизнеса на Северном Кавказе, — отсутствие достаточного финансирования. Регионы, входящие в состав СКФО, в основном аграрные, промышленные предприятия сосредоточены в крупных городах (Ставрополь, Черкесск, Невинномысск, Нальчик и т. п.), поэтому только там есть более-менее нормальное финансирование проектов, — говорит Анатолий Краснов. — Кроме того, нельзя забывать о большом оттоке специалистов в соседние регионы. Надо сказать и о низком уровне научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. Мало внимания уделяется техническому перевооружению предприятий. Бюджеты Дагестана, Ингушетии, Карачаево-Черкессии, Чечни являются высокодотационными. Сдерживает развитие рынка и распространение так называемого „неформального“ бизнеса: согласно данным, представленным в „Стратегии социально-экономического развития СКФО до 2025 г.“, в Карачаево-Черкесской республике доля компаний, не зарегистрированных официально, составляет порядка 40%».

Алексей Бердников также считает, что сокращение финансирования, уменьшение бюджетов ИТ — главная причина отставания региона в данной области. Это касается как государственных организаций, так и коммерческих компаний. «Во многих регионах СКФО прошли смены управляющих команд, во власть и в ИТ пришли новые молодые амбициозные люди, — отмечает Бердников. — Они начали переформатировать рынок, строить его на более современных основаниях. Но при этом, например, налицо существенное отставание в темпах информатизации государственных органов от других федеральных округов».

По словам Давида Маркарьяна, сейчас нет роста ни в одном из регионов Северного Кавказа. Это связано в том числе с влиянием внешних факторов, включая неустойчивость курсов валют и сокращение и перераспределение региональных бюджетов.

Андрей Арутюнян считает сдерживающим фактором развития ИТ-рынка в регионе острую нехватку местных квалифицированных кадров. Вторая причина — зачастую многие проекты начинают буксовать из-за того, что руководители заказчиков недооценивают возможности ИТ на своих предприятиях — одни из-за недостатка информации, другие в силу недостаточной компетентности. Ну и низкая доступность финансов для развития региональных предприятий также накладывает свой отпечаток.

«Работая на территории СКФО, мы пришли к выводу, что в регионе существует ряд проблем, характерных как для сегмента инженерного ПО, так и для всего ИТ-рынка региона, — говорит Анатолий Краснов. — Автоматизация инженерной деятельности на предприятиях находится на низком уровне. Причин тут несколько. Во-первых, большинство предприятий имеют незначительные по сравнению с центральной частью России ИТ-бюджеты. Во-вторых, можно отметить заметную нехватку в регионе квалифицированных кадров. ИТ-специалисты мигрируют в другие регионы в поисках более высокого заработка. И в довершение ко всему местные власти мало инвестируют в развитие промышленных предприятий и проектно-конструкторских организаций, то есть не дают толчка для их развития».

Рост будет. Возможно, уже в следующем году

Несмотря на непростую экономическую ситуацию, ИТ-рынок СКФО не лишен перспектив развития и привлекателен как для крупных федеральных компаний, так и для региональных фирм.

«Сейчас, когда крайне актуальной стала задача замещения импортного продовольствия, аграрный сектор, несомненно, будет расти опережающими темпами. Получат развитие пищевая промышленность, лизинговые компании. Кроме того, судя по ситуации в туристическом секторе, вырастет внутренний туризм, в ближайшее время все-таки начнется долгожданное развитие туристических кластеров. И на Северном Кавказе вновь начнется развитие промышленности. Все это в перспективе сделает ИТ-рынок СКФО весьма интересным и прибыльным», — считает Андрей Арутюнян.

По мнению Анатолия Краснова, федеральные компании регион может привлечь крупными проектами, а также присутствием некоторых серьезных компаний, способных такие проекты обеспечить. Для местных же игроков более привлекательным является рынок услуг, так как на нем они чувствуют себя более конкурентоспособными.

«Северный Кавказ отличается низким уровнем конкуренции с федеральными компаниями, поэтому местный бизнес развивается хорошо, — говорит Александр Кириллов. — Через несколько лет мы сможем увидеть действительно крепкие, большие фирмы. TP-LINK стремится к взаимодействию с такими партнерами, поэтому, возможно, в регионе откроется представительство».

Тайрон Чень отметил, что бизнес компании в регионе развивался весьма неплохо, хотя это и обусловлено эффектом низкой начальной базы. Не помешали даже негативные ожидания рынка в целом. «Второй квартал мы прошли с ростом: продажи TP-LINK выросли приблизительно в полтора раза, — заявил он. — Присутствие в регионе позволяет нам лучше понимать требования клиентов, а также более тесно взаимодействовать с местными компаниями». Тайрон Чень подчеркнул, что для федеральных компаний СКФО — неосвоенный участк территории РФ, соответственно именно он может стать одной из точек роста, возможно, уже в следующем году.

«Сейчас мы отмечаем замедление развития федеральных компаний на остальной территории России, поэтому поддержать прибыль может работа на новых рынках, несмотря на риски. Не исключено, что это произойдет уже в ближайшие месяцы», — сказал он.

Александр Метечко также уверен, что ИТ-рынок СКФО имеет большой потенциал роста, и это в первую очередь касается сегмента ПО и сервисов, поскольку аппаратное обеспечение уже достаточно хорошо представлено. «Если сравнивать уровень развития ИТ в субъектах РФ, входящих в состав СКФО, то он напрямую коррелирует с социально-экономическим развитием этих краев и республик. На данный момент более всего преуспели Ставропольский край, Дагестан, Чечня и Северная Осетия», — сказал он.

По словам Давида Маркарьяна, его компания рассчитывает на рост в конце III и в IV кварталах. Отчасти это будет обусловлено отложенным спросом. Кроме того, оживлению экономики СКФО должна способствовать реализация на территории региона проектов федерального значения, таких как строительство «Южного потока» и инвестиции в развитие Северо-Кавказского туристического кластера. Это будет стимулировать спрос на ИТ-решения в госсекторе, а также в сегментах коммерческой полиграфии и строительства.

«Рынок СКФО интересен для ИТ-компаний, в первую очередь своим потенциалом, — считает Маркарьян. — Еще не достигнув стадии насыщения, он предлагает широкие возможности для развития бизнеса. В то же время в ближайшей перспективе может вырасти спрос на широкоформатные печатные машины, что связано с ростом объемов строительства в рамках реализации на Северном Кавказе национальной программы „Доступное жилье“».

«Перспективы развития, считаю, в любом случае хорошие. Думаю, должен расти сегмент „тяжелых“ решений. Информации и данных становится всё больше, задачи усложняются, хранить и обрабатывать всё это где-то нужно, а отставать нельзя. Системным интеграторам будет где развернуться», — подытожил Ашур Алиев.

СКФО. Макроэкономическая справка

Северо-Кавказский федеральный округ расположен на юге европейской части России, в центральной и восточной части Северного Кавказа. Он был выделен из состава Южного ФО по указу президента в начале 2010 г. Территория округа (170,4 тыс. км2) составляет около 1% площади территории России, до образования Крымского ФО (в марте 2014 г.) он являлся самым маленьким федеральным округом. Центр округа — город Пятигорск, единственный из центров ФО, который не является ни административным центром субъекта, входящего в округ, ни крупнейшим городом.

Общая численность населения СКФО на начало 2014 г. — 9,59 млн. человек (6,68% населения России). Плотность населения — 56,27 чел./км2, доля городских жителей — около 49%. СКФО — единственный федеральный округ, в котором этнические русские не имеют абсолютного большинства (их доля — менее трети). Это также единственный округ, в состав которого не входит ни одной области. СКФО включает семь субъектов РФ: Республику Дагестан (2,964 млн. жителей), Ставропольский край (2,795 млн.), Чеченскую Республику (1,346 млн.), Кабардино-Балкарскую Республику (858,4 тыс. жителей), Республику Северная Осетия-Алания (704 тыс.), Карачаево-Черкесскую Республику (468,9 тыс.) и Республику Ингушетия (453 тыс.). Наиболее крупные города: Махачкала (578,3 тыс. жителей), Ставрополь (419,8 тыс.), Владикавказ (308,3 тыс.), Грозный (280,3 тыс.), Нальчик (238,8 тыс.). Численность населения еще девяти городов (Пятигорск, Хасавюрт, Кисловодск, Черкесск, Дербент, Невинномысск, Назрань, Каспийск, Ессентуки) — в пределах от 100 тыс. до 150 тыс. человек.

По оценкам экспертов, СКФО занимает немалую долю в структуре разведанных запасов полезных ископаемых России: это 41% вольфрама, 11% молибдена, до 2% меди, свинца, цинка и титана, 4,8% нефти, 2,1% газа. Основные запасы нефти сосредоточены в Чечне и на шельфе Каспийского моря. В Ставропольском крае, Дагестане и Чечне ведется добыча природного газа и газового конденсата. Во всех регионах СКВО разрабатываются гравийные и песчаные карьеры, основной объем добычи приходится на Ставропольский край и Дагестан. По богатству и разнообразию минеральных источников регион Кавказских Минеральных Вод не имеет аналогов на всем Евроазиатском континенте. Это крупнейший и один из старейших курортных регионов страны. Промышленным розливом минеральных вод в особо охраняемом эколого-курортном районе занимаются более пятидесяти предприятий и специализированных цехов.

Весомую долю в экономике СКФО занимает сельское хозяйство, доля аграрного сектора превышает 20%. Общая площадь земель сельхозназначения — 113,5 тыс. км2, из которых почти половина занимает пашня. На округ приходится 50% собираемого в России урожая винограда, более 10% зерна, плодов, ягод и овощей, а также более 7% сахарной свеклы. В хозяйствах СКФО содержится более 10% поголовья крупного рогатого скота и около 40% поголовья овец и коз, содержащихся в хозяйствах РФ. На долю округа приходится 7% молока и более 40% шерсти, производимых в стране.

К 2010 г., когда был создан СКФО, в структуре валового регионального продукта вошедших в него субъектов РФ добывающая и обрабатывающая промышленность занимали от 4 до 17% (в среднем по России — 29%), что отражает низкую степень индустриализации региона.

В сентябре 2010 г. распоряжением правительства была утверждена «Комплексная стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 г.». При формировании соответствующей госпрограммы Минрегион рассчитывал заложить в нее астрономическую сумму — 3,6 трлн. руб., в том числе 2,4 трлн. руб. из федерального бюджета. Эти средства планировалось потратить на развитие инвестиционной привлекательности округа, развитие курортного региона Кавказских Минеральных Вод и создание туристических кластеров на Северном Кавказе. Однако к моменту принятия госпрограммы развития СКФО в декабре 2012 г. объем планируемых вложений значительно снизился — до 2,55 трлн. руб., причем расходы федерального бюджета были определены только до 2020 г. в сумме 234,9 млрд. руб., остальное предполагалось добрать «внебюджетными инвестициями». А в апреле 2014 г., после присоединения Крыма, объем финансового обеспечения мероприятий госпрограммы до 2020 г. был сокращен до 204,677 млрд. руб.

В первые годы действия госпрограммы наблюдался существенный темп роста экономики СКФО, заметно опережающий общероссийский, — с 2010-го по 2012 гг. валовый региональный продукт (ВРП) нового федерального округа увеличивался в среднем на 15,6% в год. По данным аналитического центра «Эксперт ЮГ», если в 2010 г. на территории округа насчитывалось менее сотни предприятий с годовым оборотом более 1 млрд. руб., то по итогам 2012 г. их было уже 216.

В прошлом году в СКФО наблюдалось существенное замедление темпов развития экономики, хотя они и опережали среднероссийские — индекс промышленного производства вырос на 4,5% (в среднем по России — на 0,4%). Лидером стал Дагестан, где этот показатель увеличился на 50,6% (а в обрабатывающих производствах — на 61,7%). Промышленное производство в прошлом году росло либо там, где старые советские оборонные предприятия получили госзаказы (Дагестан и Северная Осетия), либо там, где промышленности еще недавно практически не было (Ингушетия). Напротив, те регионы, которые в 2012 г. были лидерами промышленного роста в масштабах России (Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия), в прошлом году резко просели (почти на 10%), а Ставропольский край, где сосредоточен основной промышленный потенциал СКФО, показал почти нулевой рост.

В 2010–2013 гг. более чем в два раза вырос объем годовых инвестиций в основной капитал в Карачаево-Черкесии, почти вдвое — в Ингушетии и Северной Осетии, в полтора раза — в Дагестане. Однако этому также способствовал эффект «низкой базы», в то время как динамика инвестиций в ключевом субъекте СКФО — Ставропольском крае — за четыре года оказалась не слишком значительной.

Местные бюджеты СКФО пополняются в основном за счет федеральных дотаций. Лишь Ставропольский край пополняет бюджет за счет собственных доходов более чем наполовину (58,9%), национальные республики способны обеспечивать себя в лучшем случае на треть (доля собственных налоговых и неналоговых доходов в общем объеме бюджета Чечни в 2013 г. составила 13,1%, Ингушетии — 11,3%).

На Северном Кавказе продолжают расти объемы долгов за газ и электричество. Выступая в конце прошлого года на заседании правительственной комиссии по развитию СКФО, премьер-министр Дмитрий Медведев назвал это «безобразием» — по его данным, объем долга за газ в округе достиг 50 млрд. руб. (половина всей задолженности потребителей по России), а задолженность перед поставщиками электроэнергии — 24 млрд. руб.

В опубликованном в конце прошлого года агентством «РИА Рейтинг» исследовании качества жизни в регионах страны на среднероссийский уровень из СКФО вышло только Ставрополье, занявшее 31-е место, а из республик наиболее высокую позицию (67-е место) заняла Северная Осетия. Среднемесячная номинальная зарплата в СКФО в 2013 г. составила 19 520 руб. (в среднем по России — 29 960 руб.), в лидерах — Чечня (20 959 руб.), меньше всего зарабатывают в Дагестане (17 135 руб.). Уровень безработицы на Северном Кавказе за последние четыре года снизился незначительно — с 16,5 до 13% экономически активного населения (а в Ингушетии он переваливает за 40%).


Версия для печати (без изображений)